Александр фукс бизнес тренер – Business School for Owners

Business School for Owners

Когда бизнес увеличивается в размерах, управлять им в одиночку совершенно невозможно. Неизбежно появляется среднее звено управления. Очень многое будет зависеть от людей, которые попадут на эти должности, и от того сколь удачная структура компании будет создана. Ошибки и недочеты, которые можно допустить на стадии формирования структуры управления (и подбора людей для этого) обязательно скажутся на судьбе компании через некоторое время. Управленческая команда может стать не только «надеждой и опорой», но и «истерическим тормозом и обузой».

Читать далее

С именем Айзенка я лично познакомился в известной степени случайно. Когда я еще работал в найме, передо мной была поставлена задача — организовать службу по работе с персоналом. Предприятие было достаточно крупным (7–7,5 тыс. чел.), поэтому еженедельно принималось в штат и увольнялось с работы значительное количество людей, а качество работы «классического» отдела кадров руководителей не устраивало. Они были заинтересованы в большей степени объективностью принимаемых решений и качеством работы по отбору…

Читать далее

Ежегодно промышленные компании теряют огромные деньги, играя в брендинг, позиционирование и PR. Это не опечатка, компании не зарабатывают, не получают прибыль, а именно теряют деньги, оплачивая забавы маркетологов.

Читать далее

Специалистов стоит ценить и уважать. Это правило. Но из этого правила есть одно исключение. Это люди с экономическим образованием. Уровень их подготовки откровенно пугает. Сильное удивление, шок, вызывает их искренняя уверенность в том, что они, получив диплом МВА, способны управлять чем-либо.

Читать далее

Кризис шагает по планете. Кто-то из предпринимателей воспользовался им как поводом для давно необходимых сокращений избыточного персонала. Скажем, кадровые «кровопускания» в банковском секторе, похоже, пойдут им…

Читать далее

Наглость и успехи торговых сетей в России поражают. От полочных пособий, которые они требуют с поставщиков за счастье работы с ними, захватывает дух. По прикидкам, только этих входных взносов достаточно, чтобы…

Читать далее

Давайте говорить откровенно: любого, кто пришел в школу бизнеса не за дипломом, а за знаниями, удручает уровень современной управленческой науки. Академическая наука больше занята созданием собственных теорий, чем изучением реальной практики, а практическая ценность этих абстрактных построений для реальных предпринимателей профессоров совершенно не интересует.

Читать далее

Даже если у вас превосходно получается продавать, не вздумайте вести переговоры таким же образом. Для тех, кто хорошо продает, повторю особо: если попробуете таким же образом выиграть переговоры, вы проиграете их раньше, чем успеете опомниться. Почему? Это разные игры. Даже не родственные. Переговоры не…

Читать далее

Многократное повторение банальностей, даже с самым умным видом, на самом деле еще никогда и никому не позволило начать зарабатывать больше. В реальной жизни совершенно недостаточно просто призвать людей к чему-то и ожидать результата. Если вы уже хоть немного поработали в реальном мире с реальными людьми, вам это должно быть совершенно понятно. И как бы ни гордились философы своей способностью ставить (и решать) задачи в максимально общем…

Читать далее

Есть книги о бизнесе, которые совершенно невозможно дочитать до конца. Некоторые поражают банальностью, и становится элементарно жаль собственного времени, а некоторые невозможно читать из-за откровенной глупости авторов. Вот уже несколько лет пытаюсь осилить книги Питерса, но они совершенно не подаются прочтению. Если Друкера, Портера, Котлера невозможно читать по первой причине, то книги Питерса — по второй, причем с большим запасом.

Читать далее

ownerc.com

АЛЕКСАНДР ФУКС: «Российский бизнес так и не познакомили с правилами капитализма». Екатеринбург

Александр Фукс, будучи консультантом, всеми силами старается разрушить фалангу консалтеров, атакующих владельца бизнеса. Он не противопоставляет себя кому-то из коллег, но заставляет задуматься предпринимателя, насколько сегодняшние правила построения и развития компании адекватны реальности.

Почему к консалтингу и бизнес-образованию следует относиться критически?

 Почему наши предприятия «биты» на мировых рынках?

 Каковы законы прагматичного капитализма, кто их устанавливает?

******************************************************************************************************************************************

Александр Фукс — практикующий специалист Private Property Consulting Group, консультант, руководитель ряда проектов ЕБРР по финансовому оздоровлению компаний, профессор Private Business School of Dusseldorf, эксперт-консультант Академии народного хозяйства при правительстве РФ, лектор университета бизнеса в Торонто. В Екатеринбурге преподает по приглашению консалтинговой группы «Жиляев и Партнеры».

Александра Фукса вполне можно было бы назвать ренегатом от консалтингового мейнстрима. Он содрогается от смеха, когда при нем произносят имена признанных гуру менеджмента, авторов деловых бестселлеров. Управленцев, стремящихся поднять личную капитализацию за счет диплома престижной бизнес-школы, он называет халявщиками. Г-н Фукс уверен: львиная доля информации, которую получают бизнесмены на тренингах и семинарах, ничего общего с реальностью не имеет.

Военные маневры против штабных учений

За что же вы так консультантов-то не любите? А сами вон семинары проводите…

— Законное замечание: сам, гад, читаешь, а над другими смеешься! Но только я не занимаюсь консалтингом, по крайней мере в общепринятом смысле этого слова. Есть несколько раздельных систем ценностей разных миров, и консалтинг опирается на мир книг по бизнесу, который не соответствует реальности: это фигня в степени фигни. Наши бизнесмены (я не беру в пример тех, которые внезапно получили контроль над РАО «ЕЭС» или удачно «сели на трубу», потому что это не бизнес) развивали свои предприятия не благодаря, а вопреки — это поколение более здраво, чем то, которое идет им на смену. А консультант — это такой тренер по дзюдо, чьих учеников бьют ребята из подворотни. Побеждает та армия, которая чаще проводит учения. В Германии, например, не было Академии генштаба, но это не помешало ей завоевать пол-Европы, в Японии нет бизнес-школ и т. д.

Почему же перед менеджером, бросающим на стол работодателю диплом MBA, все встают?

— Ну, это только пока и у нас. На Западе — все смеются. Объясню почему. Этот человек стремится проскочить некоторые ступени, он не хочет работать: «Меня, менеджера, в цеха? Да вы что, озверели?!!» И он хочет получить индульгенцию в виде диплома, а преподаватели, вместо того чтобы объяснить, что это неприлично, заигрывают с ним, говорят: главное — это лидерство, главное — уметь проводить совещания, вдохновлять людей и пр. Они создают касту «обмороков», которые без толку тусуются из бизнеса в бизнес.

По-вашему получается, что это заговор какой-то…

— Это не заговор. Бизнес-школы выполняют социальный заказ. Что написано в дипломе? Магистр делового администрирования. Значит, перед вами некий клерк, который никогда не создаст новый бизнес, от него нельзя ожидать блицкрига, прорыва, роста. Максимум, на что он способен — не развалить бизнес, который создал «великий папа». Согласен, у некоторых это получается: ну как можно разорить «Кока-Колу»?

Заказ заключается в том, что бизнес-школы производят абсолютно заменяемых однотипных «болванов», которые говорят на одном языке. Если сейчас взять и полностью заменить менеджмент General Motors на менеджмент Ford — ничего не произойдет. С Toyota так не получится, потому и боятся ее все.

Но есть еще Executive MBA для соб­ственников…

— Там вообще волшебная схема: они собирают людей, состоявшихся на нормальных должностях, за большие деньги учат их чему-то три года, а потом говорят: «Все! Теперь вы более круты!» Тренер по дзюдо собирает по подворотням подростков, которые и так всех бьют, занимается с ними, и вот они опять всех бьют: статистика классная. Я читал отзывы выпускников Executive MBA Гарварда и Вартона. Пишут: «Возможно, я и не узнал чего-то нового, но смог систематизировать и упорядочить свои знания». Перевод с приличного на человеческий: «Мне у тебя понравилось — ничего нового, но было здорово». И я не знаю ни одного человека, который бы сказал: «Знаешь, так было глубоко, что хочется повторить». Признаться себе, что ты выбросил деньги, тяжело, особенно когда пытаешься «обналичить» свой диплом: все они хотели уехать ТУДА, но почему-то до сих пор ЗДЕСЬ.

Ваши слова о консалтинге смахивают на рассуждения «пикейных жилетов» Ильфа и Петрова: «Майкл Портер — это не голова, и Томас Питерс тоже не голова». Почему не голова-то?

— А вы знаете какого-нибудь мегаконсультанта, который создал успешный бизнес? Да что успешный, хоть какой-то? Таких просто нет. Портер «выспался» на AT & T: заработал для нее $64 млн, а потом она потеряла гораздо больше в капитализации. Питерс, блестящий оратор и подтасовщик фактов, никогда не переступал порога ни одной компании. Маслоу работал только в дурдоме и Harvard Business School. Еще нужны примеры? Скажите, если бы вы были историком и у вас появилась возможность слетать на машине времени в прошлое или биологом, которому предложили пожить в шкуре динозавра, — вы бы отказались? Нет! А у этих халявщиков возможность что-то сделать есть каждую секунду. Вместо этого они печатают агитки.

Правила капитализма и прагматичные технологии

Александр Фукс часто в беседе упоминает термины «вероятный противник» и «враги», относя их к западному бизнесу. Он полагает, что пока «младенческое» корпоративное движение не может противостоять этим силам, и не по причине слабости — просто многие собственники бизнеса в России еще не представляют правил игры, по которым давно живет капиталистический мир. В качестве одной из иллюстраций он приводит цитату из учебника политологии Йельского университета: «Капитализм — гражданская война богатых против бедных, ведущаяся законными средствами». Вытекающие из этого технологии, по мнению г-на Фукса, не имеют ничего общего с той информацией о логике бизнеса, которой сегодня оперируют многие российские компании. Он знает, что на Западе есть учебные заведения, куда «чужих» не берут, а «блатных» (представителей и наследников крупных бизнес-династий) учат правилам той самой гражданской войны. Александр утверждает, что обладает частью этого знания и продает скрытую информацию собственникам компаний и их наследникам.

Есть мнение, что тайного знания не существует вовсе. Есть лишь уровни развития: если уровень низкий, информацию невозможно применить, если высокий — она воспринимается как четкий алгоритм…

— Напрасно вы так думаете. В мире полно примеров сознательного разделения информации, те же самые уровни развития — один из них. Картина в общем такова. Представьте, что вы играете с мастером в игру, правил которой не знаете. Есть шанс выиграть? Нет, потому что логика взаимодействия неясна. Поэтому наши компании проигрывают переговоры «врагам», они биты, как младенцы, так как не знают, что именно те имеют в виду, когда говорят что-то, а потому не понимают, как использовать свои сильные стороны, как защитить слабые. В конце книги Аронсона и Аткинса «PR, эпоха пропаганды» есть карикатура: за круглым столом сидит «Большая восьмерка» — семеро волков и один баран (перед ним, разумеется, табличка: Russia). У барана в голове картинка — за столом все вокруг него бараны — и подпись: Summit. А волки смотрят на него с вожделением, и у них в голове — Some meat. Это, к сожалению, правда. Поэтому наших «передовиков» там не признают и воспринимают как дойных коров. Авангардом капиталистического государства не могут быть люди, которым почему-то позволили что-то украсть. Ходорковскому в США тут же дали бы пожизненное… Да и как можно назвать российской бизнес-элитой людей, хранящих свои деньги за рубежом и готовых в любой момент отсюда валить, а государство — капиталистическим, если оно строит налоговую политику по принципу сбора дани, а стабфонд хранит в ценных бумагах вероятного противника.

Капиталистическое государство — это добровольное объединение элит, желающих спокойно жить в своей стране, конечно, не без глобальных интересов. Они понимают, что нужны деньги на оборону, на то, чтобы негры не взбунтовались и т. д. И если ты не платишь налоги, тебе мстит не мифическое государство, а такие же предприниматели, потому что ты их кидаешь и хочешь денег на халяву. Наша бандитская логика построения бизнеса — «долги отдают только трусы» — ничего общего с буржуазной не имеет.

Каков ваш источник?

— Я знаю три учебных заведения: в Америке, Англии и Германии. Американцы и англичане меня сразу послали, а вот немцы оказались лояльнее: может, мои немецкие корни помогли, может, тот факт, что Германию и ее бизнес-элиту после Второй мировой выпнули из мирового сообщества. Вот под эгидой PPBS (Private Business School of Dusseldorf) я и работаю: решаю проблемы в тех местах, которыми владею, беру за это деньги.

Выходит, вы не консультант, а бизнесмен, который открывает предпринимателям сакральное?

— Да, я в той же шкуре, что и они. У меня есть несколько бизнесов и проектов, в которых я состоялся как руководитель или владелец.

Какие?

— Не скажу, деньги любят тишину. Своим слушателям, кстати, тоже не рассказываю.

На их месте я бы вам не поверил…

— Это ваше личное дело. Знание, как зарабатывать деньги, — самое быстро конвертируемое в деньги знание, а во-вторых, ценность этого знания обратно пропорциональна его распространенности. Если бы о тех вещах, которые я знаю, догадался только я — уверяю: надувал бы щеки до посинения. А так я мерзкий пересказчик, который что-то подсмотрел, узнал, выспросил, поприменял у себя и получил хорошие результаты. И я не питаю иллюзий, что меня допустили до всего.

Здесь нет ничего особенного: сбыт, маркетинг, защита бизнеса от посягательств и воровства. Простые, правильные несущие конструкции, которые мы обкатываем по методике бизнес-игр, на примерах конкретных бизнесов участников семинара. Те самые маневры, которые дают навык ведения войны и правила боевого взаимодействия. Если вы начинаете ковыряться в каждом направлении, не веря в агитки и не слушая, что говорят ваши наемные сотрудники с хорошим образованием, через какое-то время становится ясно, чему «радуются люди» (это надо запретить, а то развалят), а что работает на самом деле.

Вам не кажется, что без конкретики все, что вы говорите, звучит именно как агитка?

— Я гарантирую эффективность того, что рассказываю.

В чем же гарантии? Замираю в ожидании чуда!

— Я просто готов вернуть деньги каждому, кто скажет: «Мне не понравилось, фигня какая-то!» — как сразу после семинара, так и после «обкатки» у себя в фирме. А как я могу еще ответить?! За четыре года два человека попросили деньги обратно, и я отдал.

Все-таки без иллюстрации это так и остается общими словами!

— Ладно, вот простой пример — цена. Кратчайший путь к прибыли. Если отбросить фырканье и снобизм и четко выяснить, как же именно управляют ценами сотрудники компании, придется признать, что никак. Они либо копируют ценовой уровень конкурентов, либо пляшут из только им известных соображений. Типа «у компании Х цена такая-то, у нас она должна быть на 5% дешевле» и т. п. Итог — весьма посредственное управление, дикие потери по прибыли. В серьезных случаях мы приглашаем доверенных финансовых лиц собственников. И они видят, что люди, на которых они молятся, потому что те знают какие-то дурацкие термины, в условиях, всего лишь приближенных к реальным, могут совершать дурацкие ошибки.

Вы сейчас говорите о маржинальном анализе, но это расхожая вещь. Ваш-то подход чем отличается?

— Маржинальный подход — способ определения затрат, как не запутаться в выделении внутренних издержек. Но при серьезных капвложениях, отсутствии на рынке конкурентной среды и четко выраженного аналога вашего продукта он, например, не работает. Японцы, скажем, кардинально по-другому считают затраты: их слагаемые — продажа, закуп, операции… Короче, есть много методик, например теория управления доходами, и обучение как раз подразумевает подбор базы для конкретного случая. Во многом это перечень методик прогноза, куда цены пойдут, основанных на психологии восприятия их людьми. Если попытаться еще обобщить, то мы даем метод «маниакального» поиска ниши и возможностей получения прибыли от отпускной цены, без прыжка на издержки. Рынок все время меняется: если вы вчера не смогли продать здесь и за столько, то это не значит, что завтра вы не сможете этого сделать. У многих собственников «отбиты» эти связи печальным опытом продаж, но их можно вернуть и работать на повышении, а не на сокращении прибыли от той же самой конкуренции. Работать на адекватных наценках, как это делается во всем мире.

И тут средний бизнес горько вздыхает, поскольку мы выходим на территорию агрессивного маркетинга и больших бюджетов на бренд и рекламу.

В маркетинге сейчас четко определились два направления. Первое — это искусство, которое представлено брендингом, изучением лояльности, прочей мутью, которая набрала популярность и теперь считается нормой. Типичный пример — пара наших сотовых операторов: сперва один, заплатив кучу денег, сменил значок, потом второй это повторил. Но покажите мне людей, которые подключились, потому что раньше значок был такой, а теперь полосатый?! На выбор оператора не влияют его цвет, одежда персонала и т. д. Тем не менее меня радуют такие поступки: наконец-то у наших фирм появились деньги на ерунду. Только не надо при этом говорить, что капитализация компании возросла. Я тоже могу кричать, что Саша Фукс стоит миллиард!!!

Почему не три?

— Действительно, почему не три?.. Так вот, эти «люди искусства» умело тянут деньги с одних, опираясь на успешные примеры других, но подтасовывая и выворачивая факты в свою пользу. Например, в книге «4D-брендинг» пишут: «Успех IKEA напрямую зависит от силы их бренда и закрепления лояльности потребителей». Можно, конечно, и так назвать, но сути это не раскрывает. Кампрад годами работал над ассортиментом, ценообразованием, но не над брендом. Простой пример — технология «убыточный лидер», которую IKEA использует виртуозно: в магазине очень дешевый общепит, что сразу укрепляет потребителя в мысли, что уровень цен тоже низок. Дальше… мы понимаем, что товар в IKEA не так уж дешев, даже по передовым позициям, но, поскольку каждый продукт уникален и у него нет аналогов, чтобы сравнить цены, мы не можем жестко предъявить IKEA — у вас, мол, дорого. Это что, бренд? Нет. Возьмем для сравнения акцию «Ищите желтые ценники», которую провела «Пятерочка» по технологии «убыточный лидер». Они получили отток клиентов. Сначала люди увидели, что желтых ценников не так уж много, потом начали сравнивать остальные товары с аналогами в других магазинах и сделали вывод, что хороших цен в «Пятерочке» нет.

Так вот, маркетинговые принципы, на которых мы основываемся, отличны, а нередко прямо противоположны «искусству». Это второе направление (существующее, кстати, давно и описанное в книгах, скажем, Хопкинса и О’Гилви, но особо не афишируемое) как раз и имеет отношение к реальности. Мы четко понимаем, что, допустим, продающее рекламное сообщение — это не «имидж», за него не дают «Каннских львов». Оно должно содержать конкретную цену, нейтральную иллюстрацию, понятное описание товара, должно быть размещено в адекватном информационном канале. И вообще, не нужно шутить с потребителем, принимающим решение о покупке, не надо юмора, карикатур и двусмысленного креатива.

А вы сами применяете эти принципы в своих бизнесах?

— Когда я узнал о них, мне пришлось «прихлопнуть» часть своих бизнесов, потому что реальные деньги создаются только на технологиях. Если же он зависит от нескольких импозантных людей, которые каждый вечер закрывают его на ключ и отправляются спать… В общем, в связи с этим могу привести две цитаты: «Бизнес — это когда одних своих детей ты приносишь в жертву ради других» и «Малый бизнес — это не бизнес, это работа».

Пытаюсь уследить за вашей мыслью… Вы ориентируетесь на тех владельцев, которые уже науправлялись и желают организовать бизнес так, чтобы он функционировал без их участия, а следовательно, был продаваем или передаваем по наследству?

— Примерно так, капитализм возможен, когда сыновья перестанут пропивать состояние отцов, а бизнес перестанет быть артистическим.

Что вы имеете в виду?

— Сегодняшние собственники часто одновременно и генеральные директора. Многие понимают, что их чадо не обладает ни такими же способностями, ни желанием. Собственник — импресарио, который завязан на артисте: вместо того чтобы затащить его в студию, заставить напеть несколько альбомов и торговать CD, он зарабатывает гастрольным чесом.

Технология имеет ряд признаков: дублицируемость, гарантия получения результата, минимальное качество исполнителей, известные количественные параметры на входе и на выходе. Всем этим вещам можно учиться и отказываться строить то, что не будет работать, либо продолжать этим заниматься сознательно, строить, например, мотивацию наемного менеджера, понимая, что он в гробу видал все твои ценности, не понимает принципа построения капитала и готов воровать.

Не надо тащить к себе волшебника, когда можно взять у него волшебную палочку?

— Именно. Например, многие сейчас считают себя производственниками, но что это значит? Человек всего лишь сумел купить на Западе станок и правильно его смонтировать. Ошибочно думать, будто он приобрел то, что можно тиражировать. Технология — это McDonalds, а не французский ресторан.

Дальше. Если ты создал, скопировал, купил, украл технологию, ты должен сделать так, чтобы продукт получался, если нажимаешь всего на одну красную кнопку. А потом найти такого олигофрена, который максимум, что может в этой жизни — нажимать на эту кнопку. Ему можно заплатить пять копеек и дать красный шарик, который будет его веселить. Вот тогда ты заработаешь деньги. Если же наймешь на эту работу академика — разоришься. Но об этом не пишут в учебниках по менеджменту — там говорят о лидерстве, команде и тому подобных вещах.

Мрак!

— Умножая знания, умножаешь скорбь. Хосе Ортега-и-Гассет описал в «Восстании масс» современного человека толпы, который считает, что живет в счастливом мире. Он не представляет, как он устроен, и думает, что окружающая действительность была всегда и будет всегда. Однако есть небольшая группа людей, которая знает, как устроен мир, чего стоит поддерживать его в нормальном виде и как нужно действовать, чтобы им управлять. Вот к этой группе я и предлагаю присоединиться. 

Что написано в дипломе MBA? Магистр делового администрирования. Значит, перед вами некий клерк, который никогда не создаст новый бизнес, от него нельзя ожидать блицкрига, прорыва, роста.

ЦИТАТА

Знание, как зарабатывать деньги, — самое быстро конвертируемое в деньги знание, а его ценность обратно пропорциональна его распространенности. Если бы о тех вещах, которые я знаю, догадался только я — уверяю: надувал бы щеки до посинения.

Продающее рекламное сообщение — это не «имидж», за него не дают «Каннских львов». Оно должно содержать конкретную цену, нейтральную иллюстрацию, понятное описание товара, должно быть размещено в адекватном информационном канале.

ekb.dk.ru

Александр Фукс «Защита бизнеса от мошенничества»

Системное описание всевозможных способов злоупотреблений наемного персонала и методы эффективного противодействия им.

Основа данной книги — материал учебного семинара который проводится с 2003 года компанией Owner Consulting (Russia. Moscow). Данный семинар рассчитан на владельцев частных компаний и наемных управленцев. О качестве учебного материала говорит тот факт, что несмотря на чрезвычайно высокую требовательность аудитории за все годы его проведения лишь только 2 человека из 936 его участников выразили определенное недовольство и решили прервать свое обучение. Надо иметь в виду, что компания Owner Consulting предоставляет своим клиентам 100%-ные гарантии: слушатели семинаров могут потребовать возврата денег в любой момент без разъяснения причин.

Материал данной книги — не обычные рекламные тексты начинающих консультантов мечтающих привлечь к себе внимание, это полноценное и качественное изложение семинара, который уже доказал свою популярность.

О злоупотреблениях в бизнесе написано очень мало. Недопустимо, необъяснимо мало. Несмотря на то, что со злоупотреблениями рано или поздно столкнется любой владелец бизнеса. При этом далеко не всегда воровство случается по мелочам на уровне рядовых сотрудников или начальников средней руки. Достаточно владельцу проспать хотя бы одну рейдерскую атаку или выходку наемного управляющего, чтобы остаться вообще без бизнеса. Многих думающих предпринимателей не устраивает не только количество материалов на эту тему, но и их качество.

1. В большинстве случаев описываются исключительно мелкие злоупотребления рядовых сотрудников. Подобного сорта деятелей можно без особого труда разоблачить, просто внимательно анализируя документооборот компании. Однако никакая система учета не защитит вас от злоупотреблений человека, который ее детально знает, а зачастую отвечает за ее организацию и постановку. Очень редко злоумышленники такого уровня оставляют следы в отчетности. Противодействие таким схемам злоупотреблений не сводится к постановке систем учета и осуществляется совсем другими способами.

2. Откровенно надоели и многостраничные построения многочисленных аудиторов и финансовых аналитиков о том, как, наблюдая за изменениями финансовых коэффициентов, можно кого-то там на чем-то поймать. Во всемогущество финансовых коэффициентов и способов анализа, на них опирающихся, не верит ни один человек, сам поуправлявший компанией. Все финансовые коэффициенты легко подделываются, что позволяет людям даже с весьма посредственной фантазией долго маскировать следы своей деятельности. Именно таким способом огромное количество мошенников в состоянии годами водить за нос «экспертов» самых маститых аудиторских компаний.

Недавний финансовый кризис наглядно показал всю глупость методик, основанных на финансовых индикаторах, когда мгновенно рушились огромные компании, которые еще недавно считались не просто очень, а супернадежными.

3. При всем внимании к теме злоупотреблений, конечно, нельзя упускать из виду, что все-таки не защита от возможных злоупотреблений является основной задачей любого бизнеса. Опасно и дорого вкладывать слишком много сил в то, чтобы у вас ничего никогда не украли. Совсем не сложно серьезно осложнить жизнь потенциальных злоумышленников, трудно это сделать так, чтобы у ваших сотрудников оставалось желание работать, а у ваших клиентов — покупать вашу продукцию. Придавая этой теме слишком большое значение, очень легко начать создавать службы безопасности чудовищных размеров. Они дороги в содержании и чрезмерно сказываются на обстановке вокруг компании.

4. Многие опытные предприниматели совершают одну и ту же ошибку: они начинают строить компанию, опираясь на заведомо ошибочные принципы. Принципы эти совсем не глупые, они просто ошибочные. Суть их следующая: искусство управления состоит в том, чтобы собрать команду, которой можно доверять, если вы правильно подберете людей и расставите их на руководящие должности в своем бизнесе — они не допустят злоупотреблений в компании.

Ключевые слова «если» и «правильно». Дьявол всегда кроется в деталях. Серьезный бизнес должен строиться не на доверии к избранным, а таким образом, чтобы максимально исключить возможность злоупотреблений кого угодно из ваших сотрудников. На доверие надо опираться, но нельзя от него полностью зависеть.

Содержание:

Часть 0. Общие принципы профилактики злоупотреблений персонала
Часть 1. Забавы снабженцев
Часть 2. Причуды продавцов
Часть 3. Борьба с пропажами на складе
Часть 4. Проделки технических директоров и начальников производств
Часть 5. Злоупотребления наемного управленческого персонала (причины)
Часть 6. Злоупотребления наемного управленческого персонала (схемы)
Часть 7. Шутки с отчетностью
Часть 8. Расследование и реагирование
Часть 9. Рейдеры
Часть 10. Конфликты совладельцев
Часть 11. Финал глобальной аферы
Часть 12. Прекрасный отечественный фондовый рынок

 

www.moscowbooks.ru

Отзывы слушателей

В бизнес-жизни каждого управляющего или собственника, по моему мнению, есть несколько этапов: создание бизнеса, сбор команды, её взросление и, наконец, внутреннее изменение — когда группа единомышленников уже начинает в чём-то мешать друг другу и требуется её перестроить, но ты продолжаешь держаться за эти связи по привычке или из благодарности. Этот процесс может тянуться долго. Так было и в нашей компании.

Учебные программы Александра Фукса помогли мне понять причину внутренней неудовлетворённости такой ситуацией, дали возможность трезво оценить, что в данном процессе главное, и зарядили на проведение существенных изменений во внутренней политике фирмы.

За прошедший год мы выросли по территориальному покрытию на 30 % и одновременно сократили общее количество персонала на 10 %, причём количество управленцев удалось снизить на 30 %! И всё работает не хуже, чем раньше! Даже более того, ответственность регионального персонала при работе без посредников, «контролирующих» территорию из центрального офиса, только возросла. Рентабельная выручка растёт в 2 раза быстрее среднеотраслевой.

Мы сделали попытку перейти на рекомендованную систему окладов в двух подразделениях: коммерческом и техническом. В техническом это привело к существенному росту производительности, в коммерческом блоке этот эффект сначала привёл к оттоку неэффективных менеджеров и только через 3 месяца стало получаться увеличить производительность по новичкам и опытным менеджерам. На повторном прослушивании курса хотел уточнить, возможно, я что-то организовал не совсем верно и можно повысить темпы адаптации.

В рамках организации работы по подготовке толковых новичков мы провели Конкурсы Интеллектуальных талантов в масштабах университетской среды Екатеринбурга. На первом этапе были проведены конкурсы в 4 университетах города (УрФУ — 5 факультетов, УрГПУ, УрТИСИ, УрГППУ) среди студентов 3–4 курсов. И, наконец, межуниверситетский суперфинал был проведён с привлечением студенческих СМИ 12 мая 2017 года.

К чему это привело? Кроме того, что мы определили реальный рейтинг студентов разных ВУЗов для целенаправленного подбора, мы, несомненно, получили базу для коммуникаций, которая привела к росту количества молодых сотрудников нашей компании, и у наиболее успешных появилось право приводить своих друзей. У нас образовался клуб молодых людей, желающих развиваться в технологических интеллектуальных сферах, — это именно то, что нам было нужно от кандидатов. Кроме этого, заслуженные профессионалы начали просыпаться от спячки: молодёжь-то напирает!

Основным производственным процессом в нашей компании является оперативное предоставление связи для абонентов — в кратчайшие сроки и с максимальным качеством. Но в связи с существенным ростом численности за последние годы и территориальной распределенностью персонала, система становилась всё более бюрократизированной. После курсов мы провели пересмотр точки принятия решений, отдав её на уровень управляющего городом, и формы контроля результатов — по их фактическому наличию в заданных временных рамках, что позволило снизить сроки подключения в 2 раза без повышения удельных затрат!

Причём мы не потеряли контроля за ситуацией, поскольку сделали ставку на нормы и процессы через автоматизированную статистику, а убрали лишь процедуры согласования, чем повысили уровень доверия и эффективность линейного персонала.

Сразу после успехов отдельных сотрудников мы внедрили рекомендованную систему разделения по классам. Воодушевлённые успехами в развитии, сотрудники сами требовали новых вызовов, и мы ввели сгораемые 3 месячные звания (грэйды), которые можно защитить, но можно и потерять, и цена вопроса — существенный бонус. Но и ответственность для такого сотрудника тоже выше в случае нарушений. И это начинает работать. Мы тестировали такую систему летом, и сейчас она запущена на полгода. Ждём результатов главного у нас в отрасли 4-го квартала.

Повышенные доходы лучших наших менеджеров стали приносить успехи, и при подборе персонала всё более опытные менеджеры сильных конкурентов приходят к нам в команду.

Для автоматизации ручного управления процессами после сокращения управляющих мы в 3 раза увеличили количество разработчиков в ИТ-отдел для повышения уровня автоматизации компании. Развернули тотально систему аудио- и видеонаблюдения с регистрацией сделок и посетителей и оперативного получения такой статистики группой аналитического контроля.

Мы набрали одарённых новичков в наш Контрольно-аналитический центр (КАЦ) для анализа и прогнозирования процессов деятельности компании в онлайн-режиме. И прогнозы начинают сбываться, что позволяет более активно использовать ресурсы с наименьшим привлечением лишнего персонала. Теперь мы можем убрать всю административную надстройку: территориалы видят себя и работают в системе сами — всё прозрачно. Правда, стало тяжело тем, кто искал причины, а не развивал территорию: их сразу видно при такой системе анализа.

В рекламу вкладывать стали существенно больше (примерно в 2 раза), поменяв формат защиты бюджета: через ожидаемый результат, финансируя успешных маркетологов, перевели их на премиальный бонус от результатов продаж. Общая картина стала меняться, не в такой же пропорции — но в 30 % прироста мы попали. И что оказалось интересным: наиболее успешным при организации в таком формате стал обычный, ранее незаметный маркетолог, которого стало видно, и сейчас он претендует на должность начальника отдела.

Поскольку поделили продажи на активные («охотники») и офисные — сейчас копим статистику с учётом стоимости привлечения клиента. Цель — 80–90 % продаж через маркетинг.

Отказавшись от работы на обороты, мы стали работать на прибыль. Сначала было очень трудно отказаться от привычных крупных заказчиков. У нас их на всю страну — 5, и других не предвидится. Но после курсов я понял, что не только мы идём по этому пути и решение есть! И мы смогли прямыми переговорами или переводом в формат кросс-продаж отказаться от некачественного исполнения и переделать 2 крупнейших контракта. Посмотрим, что будет по ним по итогам года. Рынок очень сильно падает сам по себе, но сделки, следуя за ним, мы заключать перестали и, хотя упали по оборотам, в прибыли получили рост в 1,5 раза в абсолютном выражении.

По рекомендациям, полученным на семинаре, начали реализовывать многофлаговые стратегии.

Мы запустили проект 2-го флага на том же рынке, но по модели банка «Тинькофф» — виртуальный оператор (пока в 2 городах). Тестируем автоматику и удобство автоматизации — большой объём работ по ИТ тормозит процесс.

Еще до посещения учебной программы мы пытались решать вопрос извлечение из бизнеса реальной прибыли. Но благодаря семинару я получил развёрнутое представление о большом разнообразии вариантов такого процесса, и это было не только заслугой составителей курса, но и общением с профессиональной и заинтересованной аудиторией участников курсов с их разнообразным опытом.

Учебные программы реально понравились, и, как видно по действиям нашей компании, я действительно стараюсь использовать рекомендации и то же советую другим.

ownerc.com

Александр Фукс: «Российский бизнес так и не познакомили с правилами капитализма». Красноярск

Александр Фукс, будучи консультантом, всеми силами старается разрушить фалангу консалтеров, атакующих владельца бизнеса. Он не противопоставляет себя кому-то из коллег, но заставляет задуматься предпринимателя, насколько сегодняшние правила построения и развития компании адекватны реальности.

досье
Александр Фукс — практикующий специалист Private Property Consulting Group, консультант, руководитель ряда проектов ЕБРР по финансовому оздоровлению компаний, профессор Private Business School of Dusseldorf, эксперт-консультант Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, лектор университета бизнеса в Торонто.

Александра Фукса вполне можно было бы назвать ренегатом от консалтингового мейнстрима. Он содрогается от смеха, когда при нем произносят имена признанных гуру менеджмента, авторов деловых бестселлеров. Управленцев, стремящихся поднять личную капитализацию за счет диплома престижной бизнес-школы, он называет халявщиками. Г-н Фукс уверен: львиная доля информации, которую получают бизнесмены на тренингах и семинарах, ничего общего с реальностью не имеет.

Военные маневры против штабных учений
За что же Вы так консультантов-то не любите? А сами вон семинары проводите
— Законное замечание: сам, гад, читаешь, а над другими смеешься! Но только я не занимаюсь консалтингом, по крайней мере, в общепринятом смысле этого слова. Есть несколько раздельных систем ценностей разных миров, и консалтинг опирается на мир книг по бизнесу, который не соответствует реальности: это фигня в степени фигни. Наши бизнесмены (я не беру в пример тех, которые внезапно получили контроль над РАО ЕЭС или удачно «сели на трубу», потому что это не бизнес) развивали свои предприятия не благодаря, а вопреки — это поколение более здраво, чем то, которое идет им на смену. А консультант — это такой тренер по дзюдо, чьих учеников бьют ребята из подворотни. Побеждает та армия, которая чаще проводит учения. В Германии, например, не было Академии генштаба, но это не помешало ей завоевать пол-Европы, в Японии нет бизнес-школ и т. д.
Почему же перед менеджером, бросающим на стол работодателю диплом MBA, все встают?
— Ну, это только пока и у нас. На Западе — все смеются. Объясню почему. Этот человек стремится проскочить некоторые ступени, он не хочет работать: «Меня, менеджера, в цеха? Да вы что, озверели?!» И он хочет получить индульгенцию в виде диплома, а преподаватели, вместо того чтобы объяснить, что это неприлично, заигрывают с ним, говорят: главное — это лидерство, главное — уметь проводить совещания, вдохновлять людей и пр. Они создают касту «обмороков», которые без толку тусуются из бизнеса в бизнес.
По-вашему получается, что это заговор какой-то…
— Это не заговор. Бизнес-школы выполняют социальный заказ. Что написано в дипломе? Магистр делового админи­стрирования. Значит, перед вами некий клерк, который никогда не создаст новый бизнес, от него нельзя ожидать блицкрига, прорыва, роста. Максимум, на что он способен, — не развалить бизнес, который создал «великий папа». Согласен, у некоторых это получается: ну как можно разорить «Кока-Колу»?
Заказ заключается в том, что бизнес-школы производят абсолютно заменяемых однотипных «болванов», которые говорят на одном языке. Если сейчас взять и полностью заменить менеджмент General Motors на менеджмент Ford, ничего не произойдет. С Toyota так не получится, потому и боятся ее все.
Но есть еще Executive MBA для соб­ственников…
— Там вообще волшебная схема: они собирают людей, состоявшихся на нормальных должностях, за большие деньги учат их чему-то три года, а потом говорят: «Все! Теперь вы более круты!» Тренер по дзюдо собирает по подворотням подростков, которые и так всех бьют, занимается с ними, и вот они опять всех бьют — статистика классная. Я читал отзывы выпускников Executive MBA Гарварда и Вартона. Пишут: «Возможно, я и не узнал чего-то нового, но смог систематизировать и упорядочить свои знания». Перевод с приличного на человеческий: «Мне у тебя понравилось: ничего нового, но было здорово». И я не знаю ни одного человека, который бы сказал: «Знаешь, так было глубоко, что хочется повторить». Признаться себе, что ты выбросил деньги, тяжело, особенно когда пытаешься «обналичить» свой диплом: все они хотели уехать ТУДА, но почему-то до сих пор ЗДЕСЬ.
Ваши слова о консалтинге смахивают на рассуждения «пикейных жилетов» Ильфа и Петрова: «Майкл Портер — это не голова, и Томас Питерс — тоже не голова». Почему не голова-то?
— А вы знаете какого-нибудь мегаконсультанта, который создал успешный бизнес? Да что успешный, хоть какой-то? Таких просто нет. Портер «выспался» на AT & T: заработал для нее $64 млн, а потом она потеряла гораздо больше в капитализации. Питерс, блестящий оратор и подтасовщик фактов, никогда не переступал порога ни одной компании. Маслоу работал только в дурдоме и Harvard Business School. Еще нужны примеры? Скажите, если бы вы были историком и у вас появилась возможность слетать на машине времени в прошлое, или биологом, которому предложили пожить в шкуре динозавра, вы бы отказались? Нет! А у этих халявщиков возможность что-то сделать есть каждую секунду. Вместо этого они печатают агитки.
Правила капитализма и прагматичные технологии
Александр Фукс часто в беседе упоминает термины «вероятный противник» и «враги», относя их к западному бизнесу. Он полагает, что пока «младенческое» корпоративное движение не может противостоять этим силам, и не по причине слабости — просто многие собственники бизнеса в России еще не представляют правил игры, по которым давно живет капиталистический мир. В качестве одной из иллюстраций он приводит цитату из учебника политологии Йельского университета: «Капитализм — гражданская война богатых против бедных, ведущаяся законными средствами». Вытекающие из этого технологии, по мнению г-на Фукса, не имеют ничего общего с той информацией о логике бизнеса, которой сегодня оперируют многие российские компании. Он знает, что на Западе есть учебные заведения, куда «чужих» не берут, а «блатных» (представителей и наследников крупных бизнес-династий) учат правилам той самой гражданской войны. Александр утверждает, что обладает частью этого знания и продает скрытую информацию собственникам компаний и их наследникам.
Есть мнение, что тайного знания не существует вовсе. Есть лишь уровни развития: если уровень низкий, информацию невозможно применить, если высокий — она воспринимается как четкий алгоритм…
— Напрасно вы так думаете. В мире полно примеров сознательного разделения информации, те же самые уровни развития — один из них. Картина в общем такова. Представьте, что вы играете с мастером в игру, правил которой не знаете. Есть шанс выиграть? Нет, потому что логика взаимодействия неясна. Поэтому наши компании проигрывают переговоры «врагам», они биты, как младенцы, так как не знают, что именно те имеют в виду, когда говорят что-то, а потому не понимают, как использовать свои сильные стороны, как защитить слабые. В конце книги Аронсона и Аткинса «PR, эпоха пропаганды» есть карикатура: за круглым столом сидит «Большая восьмерка» — семеро волков и один баран (перед ним, разумеется, табличка — Russia). У барана в голове картинка: за столом все вокруг него бараны. И подпись: Summit. А волки смотрят на него с вожделением, и у них в голове: Some meat. Это, к сожалению, правда. Поэтому наших «передовиков» там не признают и воспринимают как дойных коров. Авангардом капиталистического государства не могут быть люди, которым почему-то позволили что-то украсть. Ходорковскому в США тут же дали бы пожизненное Да и как можно назвать российской бизнес-элитой людей, хранящих свои деньги за рубежом и готовых в любой момент отсюда валить, а государ­ство — капиталистическим, если оно строит налоговую политику по принципу сбора дани, а стабфонд хранит в ценных бумагах вероятного противника.
Капиталистическое государство — это добровольное объединение элит, желающих спокойно жить в своей стране, конечно, не без глобальных интересов. Они понимают, что нужны деньги на оборону, на то, чтобы негры не взбунтовались, и т. д. И если ты не платишь налоги, тебе мстит не мифическое государство, а такие же предприниматели, потому что ты их кидаешь и хочешь денег на халяву. Наша бандит­ская логика построения бизнеса — «долги отдают только трусы» — ничего общего с буржуазной не имеет.
Каков Ваш источник?
— Я знаю три учебных заведения: в Америке, Англии и Германии. Американцы и англичане меня сразу послали, а вот немцы оказались лояльнее: может, мои немецкие корни помогли, может, тот факт, что Германию и ее бизнес-элиту после Второй мировой выпнули из мирового сообщества. Вот под эгидой PPBS (Private Business School of Dusseldorf) я и работаю: решаю проблемы в тех местах, которыми владею, беру за это деньги.
Выходит, Вы не консультант, а бизнесмен, который открывает предпринимателям сакральное?
— Да, я в той же шкуре, что и они. У меня есть несколько бизнесов и проектов, в которых я состоялся как руководитель или владелец.
Какие?
— Не скажу, деньги любят тишину. Своим слушателям, кстати, тоже не рассказываю.
На их месте я бы Вам не поверил…
— Это ваше личное дело. Знание, как зарабатывать деньги, — самое быстро конвертируемое в деньги знание, а во-вторых, ценность этого знания обратно пропорциональна его распространенности. Если бы о тех вещах, которые я знаю, догадался только я, уверяю, надувал бы щеки до посинения. А так я мерзкий пересказчик, который что-то подсмотрел, узнал, выспросил, поприменял у себя и получил хорошие результаты. И я не питаю иллюзий, что меня допустили до всего.
Здесь нет ничего особенного: сбыт, маркетинг, защита бизнеса от посягательств и воровства. Простые, правильные несущие конструкции, которые мы обкатываем по методике бизнес-игр, на примерах кон­кретных бизнесов участников семинара. Те самые маневры, которые дают навык ведения войны и правила боевого взаимодействия. Если вы начинаете ковыряться в каждом направлении, не веря в агитки и не слушая, что говорят ваши наемные сотрудники с хорошим образованием, через какое-то время становится ясно, чему «радуются люди» (это надо запретить, а то развалят), а что работает на самом деле.
Вам не кажется, что без конкретики все, что Вы говорите, звучит именно как агитка?
— Я гарантирую эффективность того, что рассказываю.
В чем же гарантии? Замираю в ожидании чуда!
— Я просто готов вернуть деньги каждому, кто скажет: «Мне не понравилось, фигня какая-то!» — как сразу после семинара, так и после «обкатки» у себя в фирме. А как я могу еще ответить?! За четыре года два человека попросили день­ги обратно, и я отдал.
Все-таки без иллюстрации это так и остается общими словами!
— Ладно, вот простой пример: цена. Кратчайший путь к прибыли. Если отбросить фырканье и снобизм и четко выяснить, как же именно управляют ценами сотрудники компании, придется признать, что никак. Они либо копируют ценовой уровень конкурентов, либо пляшут из только им известных соображений. Типа «у компании Х цена такая-то, у нас она должна быть на 5% дешевле» и т. п. Итог — весьма посредственное управление, дикие потери по прибыли. В серьезных случаях мы приглашаем доверенных финансовых лиц собственников. И они видят, что люди, на которых они молятся, потому что те знают какие-то дурацкие термины, в условиях, всего лишь приближенных к реальным, могут совершать дурацкие ошибки.
Вы сейчас говорите о маржинальном анализе, но это расхожая вещь. Ваш-то подход чем отличается?
— Маржинальный подход — способ определения затрат, как не запутаться в выделении внутренних издержек. Но при серьезных капвложениях, отсутствии на рынке конкурентной среды и четко выраженного аналога вашего продукта он, например, не работает. Японцы, скажем, кардинально по-другому считают затраты: их слагаемые — продажа, закуп, операции Короче, есть много методик, например, теория управления доходами, и обучение как раз подразумевает подбор базы для конкретного случая. Во многом это перечень методик прогноза, куда цены пойдут, основанных на психологии восприятия их людьми. Если попытаться еще обобщить, то мы даем метод «маниакального» поиска ниши и возможностей получения прибыли от отпускной цены, без прыжка на издерж­ки. Рынок все время меняется: если вы вчера не смогли продать здесь и за столько, то это не значит, что завтра вы не сможете этого сделать. У многих собственников «отбиты» эти связи печальным опытом продаж, но их можно вернуть и работать на повышении, а не на сокращении прибыли от той же самой конкуренции. Работать на адекватных наценках, как это делается во всем мире.
И тут средний бизнес горько вздыхает, поскольку мы выходим на территорию агрессивного маркетинга и больших бюджетов на бренд и рекламу.
В маркетинге сейчас четко определились два направления. Первое — это искусство, которое представлено брендингом, изучением лояльности, прочей мутью, которая набрала популярность и теперь считается нормой. Типичный пример — пара наших сотовых операторов: сперва один, заплатив кучу денег, сменил значок, потом второй это повторил. Но покажите мне людей, которые подключились, потому что раньше значок был такой, а теперь полосатый?! На выбор оператора не влияют его цвет, одежда персонала и т. д. Тем не менее, меня радуют такие поступки: наконец-то у наших фирм появились деньги на ерунду. Только не надо при этом говорить, что капитализация компании возросла. Я тоже могу кричать, что Саша Фукс стоит миллиард!!!
Почему не три?
— Действительно, почему не три?.. Так вот, эти «люди искусства» умело тянут деньги с одних, опираясь на успешные примеры других, но подтасовывая и выворачивая факты в свою пользу. Например, в книге «4D-брендинг» пишут: «Успех IKEA напрямую зависит от силы их бренда и закрепления лояльности потребителей». Можно, конечно, и так назвать, но сути это не раскрывает. Кампрад годами работал над ассортиментом, ценообразованием, но не над брендом. Простой пример — технология «убыточный лидер», которую IKEA использует виртуозно: в магазине очень дешевый общепит, что сразу укрепляет потребителя в мысли, что уровень цен тоже низок. Дальше мы понимаем, что товар в IKEA не так уж дешев, даже по передовым позициям, но, поскольку каждый продукт уникален и у него нет аналогов, чтобы сравнить цены, мы не можем жестко предъявить IKEA: у вас, мол, дорого. Это что, бренд? Нет. Возьмем для сравнения акцию «Ищите желтые ценники», которую провела «Пятерочка» по технологии «убыточный лидер». Они получили отток клиентов. Сначала люди увидели, что желтых ценников не так уж много, потом начали сравнивать остальные товары с аналогами в других магазинах и сделали вывод, что хороших цен в «Пятерочке» нет.
Так вот, маркетинговые принципы, на которых мы основываемся, отличны, а нередко прямо противоположны «искусству». Это второе направление (существующее, кстати, давно и описанное в книгах, скажем, Хопкинса и ОГилви, но особо не афишируемое) как раз и имеет отношение к реальности. Мы четко понимаем, что, допустим, продающее рекламное сообщение — это не «имидж», за него не дают «Каннских львов». Оно должно содержать конкретную цену, нейтральную иллюстрацию, понятное описание товара, должно быть размещено в адекватном информационном канале. И вообще, не нужно шутить с потребителем, принимающим решение о покупке, не надо юмора, карикатур и двусмысленного креатива.
А Вы сами применяете эти принципы в своих бизнесах?
— Когда я узнал о них, мне пришлось «прихлопнуть» часть своих бизнесов, потому что реальные деньги создаются только на технологиях. Если же он зависит от нескольких импозантных людей, которые каждый вечер закрывают его на ключ и отправляются спать В общем, в связи с этим могу привести две цитаты: «Бизнес — это когда одних своих детей ты приносишь в жертву ради других» и «Малый бизнес — это не бизнес, это работа».
Пытаюсь уследить за Вашей мыслью Вы ориентируетесь на тех владельцев, которые уже науправлялись и желают организовать бизнес так, чтобы он функционировал без их участия, а следовательно, был продаваем или передаваем по наследству?
— Примерно так, капитализм возможен, когда сыновья перестанут пропивать состояние отцов, а бизнес перестанет быть артистическим.
Что Вы имеете в виду?
— Сегодняшние собственники часто одновременно и генеральные директора. Многие понимают, что их чадо не обладает ни такими же способностями, ни желанием. Собственник — импресарио, который завязан на артисте: вместо того чтобы затащить его в студию, заставить напеть несколько альбомов и торговать CD, он зарабатывает гастрольным чесом.
Технология имеет ряд признаков: дублицируемость, гарантия получения результата, минимальное качество исполнителей, известные количественные параметры на входе и на выходе. Всем этим вещам можно учиться и отказываться строить то, что не будет работать, либо продолжать этим заниматься сознательно, строить, например, мотивацию наемного менеджера, понимая, что он в гробу видал все твои ценности, не понимает принципа построения капитала и готов воровать.
Не надо тащить к себе волшебника, когда можно взять у него волшебную палочку?
— Именно. Например, многие сейчас считают себя производственниками, но что это значит? Человек всего лишь сумел купить на Западе станок и правильно его смонтировать. Ошибочно думать, будто он приобрел то, что можно тиражировать. Технология — это McDonalds, а не французский ресторан.
Дальше. Если ты создал, скопировал, купил, украл технологию, ты должен сделать так, чтобы продукт получался, если нажимаешь всего на одну красную кнопку. А потом найти такого олигофрена, который максимум, что может в этой жизни, — нажимать на эту кнопку. Ему можно заплатить пять копеек и дать красный шарик, который будет его веселить. Вот тогда ты заработаешь деньги. Если же наймешь на эту работу академика, разоришься. Но об этом не пишут в учебниках по менеджменту — там говорят о лидерстве, команде и тому подобных вещах.
Мрак!
— Умножая знания, умножаешь скорбь. Хосе Ортега-и-Гассет описал в «Восстании масс» современного человека толпы, который считает, что живет в счастливом мире. Он не представляет, как он устроен, и думает, что окружающая действительность была всегда и будет всегда. Однако есть небольшая группа людей, которая знает, как устроен мир, чего стоит поддерживать его в нормальном виде и как нужно действовать, чтобы им управлять. Вот к этой группе я и предлагаю присоединиться.

krasnoyarsk.dk.ru

Александр Фукс: «Российский бизнес так и не познакомили с правилами капитализма». Челябинск

Александр Фукс, будучи консультантом, всеми силами старается разрушить фалангу консалтеров, атакующих владельца бизнеса. Он не противопоставляет себя кому-то из коллег, но заставляет задуматься предпринимателя, насколько сегодняшние правила построения и развития компании адекватны реальности. Почему к консалтингу и бизнес-образованию следует относиться критически?
Почему наши предприятия «биты» на мировых рынках?
Каковы законы прагматичного капитализма, кто их устанавливает?


досье

Александр Фукс  практикующий специалист Private Property Consulting Group, консультант, руководитель ряда проектов ЕБРР по финансовому оздоровлению компаний, профессор Private Business School of Dusseldorf, эксперт-консультант Академии народного хозяйства при правительстве РФ, лектор университета бизнеса в Торонто.

Александра Фукса вполне можно было бы назвать ренегатом от консалтингового мейнстрима. Он содрогается от смеха, когда при нем произносят имена признанных гуру менеджмента, авторов деловых бестселлеров. Управленцев, стремящихся поднять личную капитализацию за счет диплома престижной бизнес-школы, он называет халявщиками. Г-н Фукс уверен, что львиная доля информации, которую получают бизнесмены на тренингах и семинарах, ничего общего с реальностью не имеет.


Военные маневры против штабных учений

За что же вы так консультантов-то не любите? А сами вон семинары проводите.

Законное замечание: «Сам, гад, читаешь, а над другими смеешься!» Но только я не занимаюсь консалтингом, по крайней мере, в общепринятом смысле этого слова. Есть несколько раздельных систем ценностей разных миров, и консалтинг опирается на мир книг по бизнесу, который не соответст­вует реальности: это фигня в степени фигни. Наши бизнесмены (я не беру в пример тех, которые внезапно получили контроль над РАО «ЕЭС» или удачно «сели на трубу», потому что это не бизнес) развивали свои предприятия не благодаря, а вопреки, и это поколение более здраво, чем то, которое идет им на смену. А консультант  это такой тренер по дзюдо, чьих учеников бьют ребята из подворотни. Побеждает та армия, которая чаще проводит учения.


Почему же перед менеджером, бросающим на стол работодателю диплом MBA, все встают?

Ну, это только у нас. На Западе все смеются. Объясню почему. Этот человек стремится проскочить некоторые ступени, он не хочет работать: «Меня, менеджера, в цеха? Да вы что, озверели?!!» И он хочет получить индульгенцию в виде диплома, а преподаватели, вместо того чтобы объяснить, что это неприлично, заигрывают с ним, говорят, что главное  это лидер­ство, главное уметь проводить совещания, вдохновлять людей и прочее. Они создают касту «обмороков», которые без толку тусуются из бизнеса в бизнес.


По-вашему получается, что это заговор какой-то?

Это не заговор. Бизнес-школы выполняют социальный заказ. Что написано в дипломе? Магистр делового администрирования. Значит, перед вами некий клерк, который никогда не создаст новый бизнес, от него нельзя ожидать блицкрига, прорыва, роста. Максимум, на что он способен  не развалить бизнес, который создал «великий папа». Согласен, у некоторых это получается. Ну как можно разорить «Кока-Колу»?

Заказ заключается в том, что бизнес-школы производят однотипных «болванов», которые говорят на одном языке. Если сейчас взять и полностью заменить менеджмент General Motors на менеджмент Ford, ничего не произойдет. С Toyota так не получится, потому ее все и боятся.


Но есть еще Executive MBA для соб­ственников.

Там вообще волшебная схема: они собирают людей, состоявшихся на нормальных должностях, за большие деньги учат их чему-то три года, а потом говорят: «Все! Теперь вы более круты!» Тренер по дзюдо собирает по подворотням подрост­ков, которые и так всех бьют, занимается с ними, и вот они опять всех бьют. Статисти­ка классная. Я читал отзывы выпускни­ков Executive MBA Гарварда и Вартона. Пишут: «Возможно, я и не узнал чего-то нового, но смог систематизировать и упорядочить свои знания». Перевод с приличного на человеческий: «Мне у тебя понравилось, ничего нового, но было здорово». И я не знаю ни одного человека, который бы сказал: «Знаешь, так было глубоко, что хочется повторить». Признаться себе, что ты выбросил деньги, тяжело, особенно когда пытаешься «обналичить» свой диплом. Все они хотели уехать ТУДА, но почему-то до сих пор ЗДЕСЬ.


Ваши слова о консалтинге смахивают на рассуждения «пикейных жилетов» Ильфа и Петрова: «Майкл Портер  это не голова, и Томас Питерс тоже не голова». Почему не голова-то?

А вы знаете какого-нибудь мегаконсультанта, который создал успешный бизнес? Да что успешный, хоть какой-то? Таких просто нет. Портер «выспался» на AT & T, заработал для нее $64 миллиона, а потом она потеряла гораздо больше в капитализации. Питерс, блестящий оратор и подтасовщик фактов, никогда не переступал порога ни одной компании. Маслоу работал только в дурдоме и Harvard Business School. Еще нужны примеры? Скажите, если бы вы были историком, у которого появилась возможность слетать на машине времени в прошлое, или биологом, которому предложили пожить в шкуре динозавра, вы бы отказались? Нет! А у этих халявщиков возможность что-то сделать есть каждую секунду. Вместо этого они печатают агитки.


Правила капитализма и прагматичные технологии

Александр Фукс часто в беседе упоминает термины «вероятный противник» и «враги», относя их к западному бизнесу. Он полагает, что пока «младенческое» корпоративное движение не может противостоять этим силам, так как многие собственники бизнеса в России еще не представляют правил игры, по которым живет капиталистический мир. В качестве одной из иллюстраций он приводит цитату из учебника политологии Йельского университета: «Капитализм  гражданская война богатых против бедных, ведущаяся законными средствами». Вытекающие из этого технологии, по мнению г-на Фукса, не имеют ничего общего с той информацией о логике бизнеса, которой сегодня оперируют многие российские компании. Он знает, что на Западе есть учебные заведения, куда «чужих» не берут, а «блатных» (представителей и наследников крупных бизнес-династий) учат правилам той самой гражданской войны. Александр утверждает, что обладает частью этого знания и продает скрытую информацию собственникам компаний и их наследникам.


Есть мнение, что тайного знания не существует вовсе. Есть лишь уровни развития: если уровень низкий, информацию невозможно применить, если высокий, она воспринимается как четкий алгоритм.

Напрасно вы так думаете. В мире полно примеров сознательного разделения информации, те же самые уровни развития  один из них. Представьте, что вы играете с мастером в игру, правил которой не знаете. Есть шанс выиграть? Нет, потому что логика взаимодействия неясна. Поэтому наши компании проигрывают переговоры «врагам». В конце книги Аронсона и Аткинса «PR, эпоха пропаганды» есть карикатура: за круглым столом сидит «Большая восьмерка»  семеро волков и один баран (перед ним, разумеется, табличка «Russia»). У барана в голове картинка: за столом все вокруг него бараны и подпись  Summit. А волки смотрят на него с вожделением, и у них в голове  Some meat. Это, к сожалению, правда. Поэтому наших «передовиков» там не признают. Авангардом капиталистиче­ского государства не могут быть люди, которым почему-то позволили что-то украсть. Ходорковскому в США тут же дали бы пожизненное. Да и как можно назвать российской бизнес-элитой людей, хранящих свои деньги за рубежом и готовых в любой момент отсюда валить, а государ­ство  капиталистическим, если оно строит налоговую политику по принципу сбора дани, а стабфонд хранит в ценных бумагах вероятного противника?

Капиталистическое государство  это добровольное объединение элит, желающих спокойно жить в своей стране, конечно, не без глобальных интересов. Они понимают, что нужны деньги на оборону, на то, чтобы негры не взбунтовались и т. д. И если ты не платишь налоги, тебе мстит не государство, а такие же предприниматели, потому что ты их кидаешь и хочешь денег на халяву. Наша бандитская логика построения бизнеса  «долги отдают только трусы»  ничего общего с буржуазной не имеет.


Каков ваш источник доходов?

Я знаю три учебных заведения: в Америке, Англии и Германии. Американцы и англичане меня сразу послали, а вот немцы оказались лояльнее. Вот под эгидой PPBS (Private Business School of Dusseldorf) я и работаю, решаю проблемы в тех местах, которыми владею, беру за это деньги.


Выходит, вы не консультант, а бизнесмен, который открывает предпринимателям сакральное?

Да, я в той же шкуре, что и они. У меня есть несколько бизнесов и проектов, в которых я состоялся как руководитель или владелец.


Какие?

Не скажу, деньги любят тишину. Своим слушателям, кстати, тоже не рассказываю.


На их месте я бы вам не поверил.

Это ваше личное дело. Знание, как зарабатывать деньги,  самое быстро конвертируемое в деньги знание, а, во-вторых, ценность этого знания обратно пропорциональна его распространенности. Если бы о тех вещах, которые я знаю, догадался только я, уверяю, что надувал бы щеки до посинения. А так я мерзкий пересказчик, который что-то подсмотрел, узнал, выспросил, поприменял у себя и получил хорошие результаты.

Здесь нет ничего особенного: сбыт, маркетинг, защита бизнеса от посягательств и воровства. Простые, правильные несущие конструкции, которые мы обкатываем по методике бизнес-игр. Те самые маневры, которые дают навык ведения войны и правила боевого взаимодействия. Если вы начинаете ковыряться в каждом направлении, не веря в агитки и не слушая, что говорят ваши наемные сотрудники с хорошим образованием, через какое-то время становится ясно, чему «радуются люди» (это надо запретить, а то развалят), а что работает на самом деле.


Вам не кажется, что без конкретики все, что вы говорите, звучит именно как агитка?

Я гарантирую эффективность того, что рассказываю.


В чем же гарантии? Замираю в ожидании чуда!

Я просто готов вернуть деньги каждому как после семинара, так и после «обкатки» у себя в фирме, кто скажет: «Мне не понравилось, фигня какая-то!» А как я могу еще ответить?! За четыре года два человека попросили деньги обратно, и я отдал.


Все-таки без иллюстрации это так и остается общими словами!

Ладно, вот простой пример  цена. Кратчайший путь к прибыли. Если отбросить фырканье и снобизм и четко выяснить, как же именно управляют ценами сотрудники компании, придется признать, что никак. Они либо копируют ценовой уровень конкурентов, либо пляшут из только им известных соображений. Типа «у компании Х цена такая-то, у нас она должна быть на 5% дешевле» и т. п. Итог: весьма посредственное управление, дикие потери по прибыли. В серьезных случаях мы приглашаем доверенных финансовых лиц собственников. И они видят, что люди, на которых они молятся, потому что те знают какие-то дурацкие термины, в условиях, всего лишь приближенных к реальным, могут совершать дурацкие ошибки.


Вы сейчас говорите о маржинальном анализе, но это расхожая вещь. Ваш-то подход чем отличается?

Маржинальный подход  способ определения затрат, он позволяет не запутаться в выделении внутренних издержек. Но при серьезных капвложениях, отсутствии на рынке конкурентной среды и четко выраженного аналога вашего продукта он, например, не работает. Японцы, скажем, кардинально по-другому считают затраты: их слагаемые  продажа, закуп, операции Короче, есть много методик, например теория управления доходами, и обучение как раз подразумевает подбор базы для конкретного случая. Во многом это перечень методик прогноза, куда цены пойдут, основанных на психологии восприятия их людьми. Если попытаться еще обобщить, то мы даем метод «маниакального» поиска ниши и возможностей получения прибыли от отпускной цены, без прыжка на издержки. Рынок все время меняется. Если вы вчера не смогли продать здесь и за столько, то это не значит, что завтра вы не сможете этого сделать. У многих собственников «отбиты» эти связи печальным опытом продаж, но их можно вернуть и работать на повышении, а не на сокращении прибыли от той же самой конкуренции. Работать на адекватных наценках, как это делается во всем мире.

И тут средний бизнес горько вздыхает, поскольку мы выходим на территорию агрессивного маркетинга и больших бюджетов на бренд и рекламу.

В маркетинге сейчас четко определились два направления. Первое  это искусство, которое представлено брендингом, изучением лояльности, прочей мутью, которая набрала популярность и теперь считается нормой. Типичный пример: пара наших сотовых операторов, сперва один, заплатив кучу денег, сменил значок, потом второй это повторил. Но покажите мне людей, которые подключились, потому что раньше значок был такой, а теперь полосатый?! На выбор оператора не влияют его цвет, одежда персонала и т. д. Но меня радуют такие поступки: наконец-то у наших фирм появились день­ги на ерунду. Только не надо при этом говорить, что капитализация компании возросла. Я тоже могу кричать, что Саша Фукс стоит миллиард!


Почему не три?

Действительно, почему не три? Так вот, эти «люди искусства» умело тянут день­ги с одних, опираясь на успешные примеры других, но подтасовывая и выворачивая факты в свою пользу. Например, в книге «4D-брендинг» говорится: «Успех IKEA напрямую зависит от силы их бренда и закрепления лояльности потребителей». Можно, конечно, и так назвать, но сути это не раскрывает. Кампрад годами работал над ассортиментом, ценообразованием, но не над брендом. Простой пример  технология «убыточный лидер», которую IKEA использует виртуозно: в магазине очень дешевый общепит, что сразу укрепляет потребителя в мысли, что уровень цен тоже низок. Дальше мы понимаем, что товар в IKEA не так уж дешев, даже по передовым позициям, но, поскольку каждый продукт уникален и у него нет аналогов, чтобы сравнить цены, мы не можем жестко предъявить IKEA: «У вас, мол, дорого. Это что, бренд?» Нет. Возьмем для сравнения акцию «Ищите желтые ценники», которую провела «Пятерочка» по технологии «убыточный лидер». Они получили отток клиентов. Сначала люди увидели, что желтых ценников не так уж много, потом начали сравнивать остальные товары с аналогами в других магазинах и сделали вывод, что хороших цен в «Пятерочке» нет.

Так вот, маркетинговые принципы, на которых мы основываемся, отличны, а нередко прямо противоположны «искусству». Это второе направление (существующее, кстати, давно и описанное в книгах, скажем, Хопкинса и ОГилви, но особо не афишируемое) как раз и имеет отношение к реальности. Мы четко понимаем, что продающее рекламное сообщение  это не «имидж», за него не дают «Каннских львов». Оно должно содержать конкретную цену, нейтральную иллюстрацию, понятное описание товара, должно быть размещено в адекватном информационном канале. И вообще не нужно шутить с потребителем, принимающим решение о покупке, не надо юмора, карикатур и дву­смысленного креатива.


А вы сами применяете эти принципы в своих бизнесах?

Когда я узнал о них, мне пришлось «прихлопнуть» часть своих бизнесов, потому что реальные деньги создаются только на технологиях. Если же бизнес зависит от нескольких импозантных людей, которые каждый вечер закрывают его на ключ и отправляются спать В общем, в связи с этим могу привести две цитаты: «Бизнес  это когда одних своих детей ты приносишь в жер­тву ради других» и «Малый бизнес  это не бизнес, это работа».


Пытаюсь уследить за вашей мыслью. Вы ориентируетесь на тех владельцев, которые уже науправлялись и желают организовать бизнес так, чтобы он функционировал без их участия, а следовательно, был продаваем или передаваем по наследству?

Примерно так, капитализм возможен, когда сыновья перестанут пропивать состояние отцов, а бизнес перестанет быть артистическим.


Что вы имеете в виду?

Сегодняшние собственники часто одновременно и генеральные директора. Многие понимают, что их чадо не обладает ни такими же способностями, ни желанием. Собственник  импресарио, который завязан на артисте. Вместо того чтобы затащить его в студию, заставить напеть несколько альбомов и торговать CD, он зарабатывает гастрольным чесом.

Технология имеет ряд признаков: дублицируемость, гарантия получения результата, минимальное качество исполнителей, известные количественные параметры на входе и на выходе. Всем этим вещам можно учиться и отказываться строить то, что не будет работать, либо продолжать этим заниматься сознательно, строить, например, мотивацию наемного менеджера, понимая, что он в гробу видал все твои ценности и готов воровать.


Не надо тащить к себе волшебника, когда можно взять у него волшебную палочку?

Именно. Например, многие сейчас считают себя производственниками, но что это значит? Человек всего лишь сумел купить на Западе станок и правильно его смонтировать. Ошибочно думать, будто он приобрел то, что можно тиражировать. Технология  это McDonalds, а не французский ресторан.

Дальше. Если ты создал, скопировал, купил, украл технологию, ты должен сделать так, чтобы продукт получался, если нажимаешь всего на одну красную кнопку. А потом найти такого олигофрена, который максимум, что может в этой жизни  нажимать на эту кнопку. Ему можно заплатить пять копеек и дать красный шарик, который будет его веселить. Вот тогда ты заработаешь деньги. Если же наймешь на эту работу академика, разоришься. Но об этом не пишут в учебниках по менеджмен­ту, там говорят о лидерстве, команде и тому подобных вещах.


Мрак!

Умножая знания, умножаешь скорбь. Хосе Ортега-и-Гассет описал в «Восстании масс» современного человека толпы, который считает, что живет в счастливом мире. Он не представляет, как он устроен, и думает, что окружающая действительность была всегда и будет всегда. Однако есть небольшая группа людей, которая знает, как устроен мир, чего стоит поддерживать его в нормальном виде и как нужно действовать, чтобы им управлять. Вот к этой группе я и предлагаю присоединиться.


chel.dk.ru

Александр Фукс. У меня все внутри протестует | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

Александр Фукс — известный журналист и «ярко выраженный феминист» — в преддверии 8 Марта объяснил, почему не надо пытаться делать женщину счастливой, чем хороша Ширшина и что восхищать может только та женщина, которая слушает, помогает, но при этом не отсвечивает.

«АиФ-Карелия»: Ты когда-нибудь пытался сделать женщину счастливой?

Александр Фукс Александр Фукс Фото: Из личного архива

Александр Фукс: Я не принимаю этой формулы — «женское счастье», потому что все люди должны быть счастливы независимо от пола. В обычном понимании женское счастье строится на мужском несчастье. Погодите, а я? Почему я должен делать счастливой женщину, а не себя?

— А могут быть оба счастливы?

— Такое случается. Редко. Непонятно почему. Упс, повезло. Джекпот, три семерочки. Совпадение темпераментов, совпадение желаний. Есть вариант, когда мужчине реально приятно жить ради женщины. Я такое видел своими глазами.  Мужчина абсолютно растворен в женщине. Он смотрит на нее, слушая в 25-й раз ее рассказ гостям. И ему просто приятно. Он восхищается тем, как она говорит. Они 65 лет вместе. А потом его хоронят, и на похоронах нет ни одного его друга. Потому что у него нет друзей. Он настолько принадлежал ей. И ему это было комфортно, он не жертвовал собой. Но просто, ребята, а много ли нас  таких, кто готов вот так раствориться в другом человеке?

Правильно не женился

— Почему ты второй раз не женился? Вдруг — джекпот?

— У меня и первая женитьба была по большому счету ошибкой. Это понимали и я, и моя жена. Причем еще до свадьбы. Это была встреча двух конкурирующих личностей, каждая из которых хотела подавить другую. Жене удалось одержать победу в этой борьбе, с чем я ее всегда и поздравлял. Потому что она сильная и прекрасный человек. А я проиграл. Она хотела замуж, а я не хотел жениться — ни на ней, ни на ком-то другом. Потом еще она захотела уехать в Америку, а я нет. И вновь получилось так, как она хотела. У меня не нашлось ни аргументов, ни силы. И поэтому я неправильно женился в первый раз. И уже правильно не женился во все остальные разы. Я никогда не был готов к браку, потому что брак — это ответственность.

— Модный психолог Лабковский говорит, что «здоровый человек не может хотеть замуж». Ты согласен?

— Нет, не согласен. Ну, смотри, человек с детства может быть одинок. Или, наоборот, он привык находиться в семье. И вдруг этой семьи не стало. Ему нужно ее заменить. Тогда мне это понятно. Мне непонятно, когда девочка хочет уйти из родительского дома, потому что он ее стесняет, то есть на свободу, а вместо этого идет замуж. То есть в еще более страшное место. Муж-то тебя будет стеснять куда больше. Она реально думает, что идет к плюшевому мишке, к электродрели. А она идет к человеку со своим характером.

— Один мой друг говорил, что все бабы дуры…

— Я так думал где-то в школе, что все женщины глупее мужчин. Глядя на себя и на тех трех парней, с которыми я дружил. Глядя на то, как мы общаемся, как мы шутим. И когда я видел девочек, мне казалось, мы поглубже будем. И дальше приходит в голову, сколько среди мужиков было поэтов, философов, режиссеров. А сколько среди женщин? Но потом, общаясь, глядя вокруг, я понял, что фигня это полная. Женщины умные, ничуть не глупее мужиков. И среди мужиков есть несметное количество идиотов.

Мы хотим одного и того же

— Какой должна быть женщина, чтобы ты ею восхищался?

— Если женщина общается со мной, мне бы надо, чтобы она была ненавязчивая. Чтоб она никогда меня не винила, чтоб она ничего от меня не требовала, чтоб она существовала рядом и как бы была при этом незаметна. Ой, уважал бы!

— Это собака…  Хотя и та требует гулять. Может быть, тебе нужна кошка?

— Нет, кошки презирают людей. Мне нравится пример из Шекли. В антиутопической стране, где все браки счастливые, выясняется, что женщин-то нет. Оказывается, они все растворены в эфире. У мужчин есть такие машинки, они нажимают на кнопку — и женщину растворяют. И она там не отсвечивает. Где-то лежит растворенная — не стареет, не болеет. Для каких-то нужд — приготовить, встретиться с гостями, поговорить, ну мало ли, уборка (не знаю, для чего еще женщины нужны) — нажимается кнопка, женщина материализуется, и все классно.
На самом деле мы хотим одного и того же. И вы хотите, чтоб мужчина вас не ревновал, но при этом поревновал. Чтобы он на вас не давил, но при этом вами интересовался. И чтобы, когда он был нужен —  например, хочется поплакать —  он был рядом. И чтобы не надоедал в то же время. У меня в пьесе героиня говорит: «Как хочется семьи, круглый стол. Чтоб муж, двое детей. Но при этом путешествовать, ездить везде без них. И чтоб никто не спрашивал, с кем я сплю».

Александр Фукс

— А кем-то конкретно восхищаешься? Например, Клаудией Шифер или Марией Кюри? Может, Галиной  Ширшиной?

— Очень трудно восхищаться женщинами, которых ты вообще не знаешь. Мне трудно говорить о Клаудии Шифер, хотя я ее даже один раз видел. Мельком в Лас-Вегасе мимо прошла на выставке одежды. Она представляла какую-то марку. Маленькая такая, худенькая, тщедушненькая.
Я очень восхищаюсь Ширшиной. Я ее в десятой школе видел на встрече с горожанами, когда там стояла эта свора противников, которые должны были ее засвистать, сбить.  И как она этот натиск выдерживала. Это воля.

Кюри – умнейшая женщина. Правда, я даже не знаю, как она выглядит. Но помню, глубоко ума был человек. И конечно, я ей тоже готов восхищаться.

Не хочу рожать в муках

— Женщина может управлять государством?

— Конечно. Еще как может! Маргарет Тетчер — что, не женщина? Я же феминист ярко выраженный. Я за равенство. Полное. Поэтому вот никаких подношений вам сумок.

— Ты даешь какие-то жизненные советы своей дочке Асе?

— Мусечке? Я не даю ей советов. С нею я только беседую — о кино, о книжках. Я никогда не навязываю ей своих мыслей. Я чуть-чуть извиняюсь за них. Потому что у нее другие мысли. И я, наверное, не прав. Она недавно у меня что-то прочитала, какой-то блог про женщин,  и расстроилась. Мне было очень не по себе, я не хочу расстраивать дочь.

— Представь себе, просыпаешься ты в один прекрасный день. Хоп, а ты женщина. Что бы ты сделал?

— Я однажды был на семинаре. Сидели мужчины, женщины. И их спросили: «Хотели бы вы поменяться полами?» Практически все женщины сказали: «О, прикольно. Было бы интересно». Почти все мужчины сказали: «Не дай бог!» Вот и  я не хочу рожать в муках. Я не хочу этой боли. У меня все внутри протестует. И уже не переспи нормально, потому что есть риск залететь. Да ну на фиг.

— А у мужчин нет риска залететь?

— У мужчин есть возможность послать.

Шут, который все понимает

— Понятно. Можно было бы на этом закончить интервью, но все-таки задам еще вопрос. У тебя есть театроведческое образование. А есть у тебя любимые женские образы?

— Тяжело с женскими образами. Мне точно не нравится Настасья Филипповна, Сонечка Мармеладова. Точно не нравится Наташа Ростова. Она по всей книге дебилка, а в эпилоге просто курица долбанная. Татьяна Ларина — мямля. Сама себе придумала, сама себя накрутила. Поставила человека в неудобное положение. И еще потом ему говорит «ах». Такое неживое что-то. Такое соплежуйство.

— А какая-нибудь страстная Медея?

— Это ад. Это самое страшное, что может быть. Это то, что в клетке надо держать. Это Ганнибал Лектор вообще. И леди Макбет Мценского уезда — это туда же, в ту же клетку, чтоб сидели и жрали друг друга.

— Так тебе нравятся только мужские образы?

— Мне особенно Шико нравится. Я просто люблю его. Такой тип шута, который все понимает. Еще шут в «Короле Лире». Кстати, младшая дочка короля Лира — очень хорошая девочка. Мне ее ужасно жалко. Я всегда плачу в конце.

Александр Фукс родился в Гомеле, вырос в Петрозаводске. По первому образованию филолог, по второму — театровед. Известный журналист. Автор нескольких пьес. Три года прожил в США, где работал кем придется. Был женат. Любит дочь.

karel.aif.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *