Александр галицкий инвестор: «Если я зашел в компанию как инвестор, то ваша компания с этого же дня выставлена на продажу» — Александр Галицкий о стартапах, условиях сделок и последних инвестициях

Александр Галицкий — Биография. Факты. Личная жизнь

Алекса́ндр Влади́мирович Га́лицкий (9 февраля 1955 года, Заречаны, Житомирская область, УССР) — один из основоположников российской индустрии информационных и Интернет-технологий, кандидат технических наук, автор более 100 научных трудов, изобретатель, имеющий более 30 патентов, предприниматель с международным авторитетом, пионер в области широко известных сегодня сетей Wi-Fi и VPN, основатель и президент компании «ЭЛВИС-ПЛЮС», основатель и управляющий партнёр фонда Almaz Capital Partners, венчурный капиталист, бизнес-ангел. Создатель бизнес-инкубатора Runa Park, включающего фонд посевных инвестиций Runa Capital, инвестор и консультант Ezwim, Acronis, Start Telecom, NavMaps, PGP Inc., член Academy of information, ISDEF, Член Административного Совета Российской Ассоциации Прямого и Венчурного Инвестирования (РАВИ).

Образование

В 1972 году окончил Житомирскую спецшколу с преподаванием на украинском языке и с углублённым изучением английского:

Житомирская школа № 23 с английским уклоном дала, судя по дальнейшим успехам, приличное базовое образование, но быть выпускником украиноязычного учебного заведения было в советское время не престижно.

Спустя 21 год знание украинского языка сыграло в карьере Александра значительную роль.

В 1978 году Александр Галицкий — выпускник Московского института электронной техники. Диссертацию кандидата технических наук по специальности «Техническая кибернетика» он защитил в 1983 году в МФТИ, однако не считает себя учёным:

…учёных много быть не может. У нас учёным называется всякий, получивший степень. Но этого мало. Учёный — это человек, которого цитируют в научной литературе, совершающий открытия или создающий новые направления.
Я был инженером и занимался всю жизнь практикой. И изобретения, которые делал, имели патентные значения, но это не открытия.

Карьера

С 1978-ого по 1992 год работал в Зеленограде, в НИИ Микроприборов научно-производственного объединения ЭЛАС Министерства электронной промышленности младшим научным сотрудником, начальником лаборатории, начальником отдела, начальником отделения-комплекса. Был доцентом Московского физико-технического института. С 1987 года, став главным конструктором направления и специальной программы оборонной промышленности, Галицкий руководил работами по созданию бортовых вычислительных средств нового поколения в рамках национальной программы «Салют-90» и международного проекта низкоорбитальной системы спутниковой связи «Курьер»:

Возглавив «Элас», Александр Галицкий стал самым молодым руководителем национальных программ по созданию бортовых компьютерных систем и низкоорбитальных систем передачи данных.

С 1990 по 2003 год Галицкий создал пять компаний, с которыми добился значительных финансовых результатов. Первой из них была компания ЭЛВИС-ПЛЮС, стартовавшая в качестве научно-производственного центра ЭЛВИС при НПО ЭЛАС. До 1998 года Галицкий Генеральный директор, а с 1998 — Президент компании.

Первый в мире Wi-Fi Александра Галицкого, приобретённый компанией Оracle

В декабре 1992 года было подписано соглашение о совместной разработке технологий с Sun Microsystems, и в 1993 году компания первой в России начала разработку сетевого ПО и ПО для беспроводных Wi-Fi систем. Сумев первым привлечь в частную российскую компанию иностранные инвестиции, Галицкий совместно с Sun Microsystems осуществил коммерческое внедрение продуктов FW/VPN на мировом рынке.

В 1994 году Правительство США приобрело лицензии на производство высокоскоростных радиомодемов разработки ЭЛВИС-ПЛЮС. Патенты на радиоустройства и антенны ЭЛВИС-ПЛЮС включены в Патентный фонд США .

В 1996 году Галицкий основал Элвис-Телеком. Был членом правления компании до сентября 2000 года .

В 1997 году эксперты «Wall Street Journal» включили ЭЛВИС-ПЛЮС в десятку самых «горячих» IT-компаний Центральной и Восточной Европы.

В 1998 году, согласно сертификату, выданному Российским компьютерным союзом (РКС) и агентством маркетинговых исследований Dator Company, компания ЭЛВИС-ПЛЮС была по результатам корпоративного опроса признана одной из ста наиболее профессиональных компаний в компьютерном бизнесе России.

С 1998 по 2002 год в качестве Генерального директора и исполнительного председателя Галицкий возглавлял основанную им голландскую компанию Trustworks Systems BV:

В 2003 году с участием Галицкого была продана очередная компания.
Голландский стартап Trust Work, работавший в сфере информационной безопасности, растили четыре года и в итоге уступили британской компании Synatra.

Знакомство со Свеном Лангъяером (Sven Lingjaerde), партнёром венчурного фонда Vision Capital и основателем европейской ассоциации Tech Tour International, определило решение Александра Галицкого пригласить ассоциацию в Россию. Он стал организатором и президентом первой конференции Russian Tech Tour, состоявшейся 21—23 сентября 2004 года.

С ноября 2004 года Галицкий — член Совета Директоров компании Parallels, Inc. В этом же качестве Галицкий выступает в компаниях AlterGeo, Jelastic, StarWind Software.

С марта 2007 года — соучредитель и управляющий партнёр Almaz Capital Partners. В декабре 2011 года в рамках конференции «Doing Business With Russia» («Как делать бизнес с Россией») в Вашингтонском Представительстве Россотрудничества фонд был награждён Звездой отличия (Star of Excellence Award)

за незаурядную работу по инвестированию в технологический сектор российской экономики

К 2012 году из 13 инвестиций венчурного фонда лишь одна оказалась неудачной. В 2013 году Almaz Capital Partners занял шестую позицию в ТОР-20 лучших венчурных фондов России по версии Hopes & Fears, а в 2014-ом возглавил этот список, поделив 1–2 места с Runa Capital.

С апреля 2009 года Александр Галицкий член Совета основанной в 2008 году компании Acumatica, которая является поставщиком настраиваемых облачных ERP платформ и бухгалтерского программного обеспечения для малого и среднего бизнеса.

С июня 2010 года — член Попечительского Совета Сколковского института науки и технологий, а также сопредседатель Совета фонда «Сколково». По словам очевидцев, именно Галицкому принадлежит успешно реализованная идея виртуального Сколково — сам же он говорит об этом так:

Идея ничего не стоит — чего-то стоит её реализация. Я предложил такой путь и активно его отстаивал на совете фонда «Сколково», в администрации президента и правительстве России.
Строительство основных объектов иннограда закончится не ранее чем через три года, а благодаря запуску в виртуальном режиме работа уже началась.

С 2012 года Александр Галицкий — Председатель, а с 2014 — Координатор Консультативного совета ОАО «РВК», в который вошли «обладающие высокой компетентностью в вопросах развития инновационной системы и венчурного рынка представители бизнеса, науки, производственного сектора, образовательных учреждений, институтов развития».

С 2013 года Александр Галицкий является членом Стратегической команды венчурного фонда Phystech Ventures — университетского фонда, специализирующегося на посевных инвестициях в технологические проекты студентов и выпускников МФТИ. Приоритетные направления фонда — технологии в области финансов, образования, здравоохранения, 3D-печати, энергосбережения, а также инновационные решения в нефтяной и газовой области.

С июля 2014 года Галицкий — один из спонсоров и

стратегических консультантов B612 Foundation

As of July 2014, the Foundation has taken on over twenty key advisers drawn from the sciences, the space industry and other professional fields. Their goals are to provide both advice and critiques, and assist in several other facets of the Sentinel Mission.
Included among them are: Dr. Alexander Galitsky, a former Soviet computer scientist and B612 Founding Circle adviser…
По состоянию на июль 2014 года Фонд пригласил более двадцати ключевых советников из числа представителей науки, космической отрасли и других профессиональных областей. Они должны советами, критикой и помощью способствовать деятельности Охранной Миссии.
В их числе Д-р Александр Галицкий, бывший советский ученый и советник Круга основателей B612…

Деятельность фонда, названного B612 по имени астероида, на котором жил Маленький принц Антуана де Сент-Экзюпери, посвящена защите планеты от воздействий астероидов и других околоземных объектов (NEO). По представлению фонда и Association of Space Explorers Организация Объединённых Наций рекомендовала создать

Международную сеть по предупреждениям столкновений с астероидами (IAWN). Александр Галицкий входит также в число подписантов The 100x Asteroid Day Declaration (декларации «100 в День Астероида»), которая начинается так:

As scientists and citizens, we strive to solve humanity’s greatest challenges to safeguard our families and quality of life on Earth in the future.
Как учёные и граждане, мы стремимся решить большую проблему человечества, чтобы защитить наши семьи и качество жизни на Земле в будущем.

Регалии

  • С 1995 по 1998 год, согласно рейтингам агентства DATOR Top-100, — самая авторитетная личность компьютерного бизнеса России.
  • В январе 2000 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе Александр Галицкий как CEO компании Trustworks Systems BV был включён в первый в истории Форума список «пионеров в области технологий», а технологии сетевой безопасности, разработанные специалистами ЭЛВИС-ПЛЮС, были отмечены премией Technology Innovation for new Millennium Award — «За инновационные технологии для нового тысячелетия».
  • В 2011 году — «самый влиятельный человек» в российской IT-индустрии по версии Forbes.
  • В 2012 году престижнейшим европейским конкурсом инвестиционной индустрии — The Investor AllStars Awards — Александр Галицкий был номинирован на звание «Инвестор Десятилетия», присуждаемое за значительный вклад в индустрию венчурного капитала. «Оскар» в индустрии венчурного капитала учреждён банковской группой GP Bullhound , специализирующейся на инвестициях в сектор высоких технологий, и британской медиа-компанией Vitesse Media (VISM).
  • Победитель российского этапа конкурса «Предприниматель года 2013». В 2014 году представлял Россию на Ernst & Young Entrepreneur of the Year Award , который проводится с 1987 года и считается самым престижным и известным международным конкурсом в области предпринимательства.
  • Лауреат Venture Awards Russia 2013 (Премия национальной венчурной индустрии) — победитель в номинации «Генеральный партнёр года».

Семья

Отец, Владимир Людвигович, — Почётный гражданин Житомирского района, с 1974 по 1995 год — председатель колхоза, а затем агрофирмы «Заря» (укр. «Зоря»).

Мать, Любовь Сергеевна, была учителем русской и украинской словесности.

Женат, имеет сына и дочь.

Интересно, что…

  • Когда вопрос о первых финансовых инвестициях со стороны Sun Microsystems (в размере около $100 миллионов) был почти решён, в газете The Washington Post вышла заметка, которая завершалась предположением, что Галицкий помогал строить системы доставки ядерного оружия для стран Ближнего Востока. Из архива делового еженедельника «Компания»:
Получалось, что Sun собирается инвестировать средства в бизнес опасного преступника.
В то время страшные истории о том, как российские военные технологии расползаются по миру, пользовались большой популярностью в США.

В свою очередь Журнал Washington Technology поместил пространную статью под броским заголовком «А можем ли мы доверять этому парню?» и рядом — фото Галицкого. Под давлением и при участии американских военных чинов руководство Sun Microsystems вступило с «парнем» в долгие переговоры. Причём Галицкий отказался говорить по-английски и, так как в штате у американцев не оказалось русскоговорящих сотрудников, перешёл на украинский — благо нашлась переводчица из украинской эмиграции.

  • Именно с Александром Галицким Билл Гейтс тайно встречался во время своего первого визита в Москву осенью 1997 года.
Ему хотелось познакомиться с человеком, из-за которого Конгрессу США пришлось пересмотреть законодательство по ограничению экспорта программного обеспечения.
  • Александр Галицкий увлекается горными лыжами, виндсёрфингом и путешествиями.

«Нас интересуют команды, которые нацелены на глобальный рынок»

Выходец из советской космической промышленности Александр Галицкий, беседуя с «Ведомостями» в 2004 г., делился своими планами о создании венчурного фонда, который предоставлял бы первые инвестиции в начинающие компании с интересными идеями. За десятилетие до того разговора Галицкий сумел заинтересовать своими технологиями американского IT-гиганта – Sun Microsystems.

В последовательности Галицкому не откажешь. Ныне он и правда известный венчурный инвестор, вложивший средства не в один российский проект (в том числе деньгами Cisco и UFG, пополнявшими капитал его фонда Almaz Capital Partners).

Успешность инвестора измеряется его выходами из инвестиций, и здесь Галицкому тоже есть чем похвастаться. Например, в январе 2011 г. он продал компании Skype за $150 млн долю в российском разработчике сервиса видеосвязи для мобильных устройств Qik. В 2009 г. фонд стал миноритарием «Яндекса». На момент IPO в мае 2011 г. владел около 1% акций поисковика – и продал их на размещении. В 2009 г. Almaz Capital (совместный фонд той же Cisco и UFG) приобрел 5% российского IT-разработчика Parallels за $11 млн. Часть этого бизнеса, выведенная в компанию Odin, была продана крупному IT-дистрибутору Ingram Micro, и теперь оставшиеся инвестиции в Parallels могут вывести Галицкого в плюс, надеется он.

В 2004 г. свою миссию Галицкий формулировал так: «Показать, что российские технологии имеют право на жизнь». Сейчас он рассказал, во что он планирует инвестировать теперь, как намерен привлекать на это деньги и почему развитие технологий идет рука об руку с законодательством и способностью доверять людям.

– В прошлом году фонд Сбербанка инвестировал в вашу портфельную компанию Gridgain – что произошло с тех пор за полгода в Almaz Capital (Gridgain разрабатывает софт для переноса вычислений в оперативную память компьютера)?

– Основное – выход из американо-венгерской Sensity. IoT-продукт этой компании снижает затраты на городское электроснабжение. Компанию купил американский телекоммуникационный гигант Verizon. Это самая крупная сделка в нашей истории – с суммой в несколько сотен миллионов долларов. Инвестировать мы можем во многие интересные компании, но именно выходы показывают, правильно ли мы работаем или нет. С декабря 2015 г. мы закрыли пять инвестиционных сделок разных стадий: Octonion (PIQ), Mynfo (мобильное маркетинговое решение нового поколения), Fasten (мобильное приложение для райдшеринга в Бостоне и Остине), FinalPrice (платформа по подписке для бронирования путешествий по наилучшей цене), Mobalytics (аналитическая платформа для геймеров).

В IоT у нас три вложения – это Sensity, Petcube (общение со своими домашними питомцами через интернет), компания PIQ. PIQ – это носимые девайсы, которые настраиваются программно на интересный вам вид спорта. Они создают цифровую модель движений профессионального спортсмена, с которым сравниваются ваши движения, и вы потом получаете рекомендации. Еще можно соревноваться с друзьями. Железо делается в Лозанне, а софт в Белоруссии. Все эти три инвестиции разные, и мы считаем, что выполнили всю программу в интернете вещей точно так же, как раньше осуществили все планируемые сделки в сфере облачных технологий с компаниями Parallels, Acronis, Acumatica, StarWind, Vyata, nScaled, GridGane, Jelastic, GoodData и NFWare.

– Знали ли вы конфигурацию сделки, что Ingram Micro впоследствии будет продана китайцам?

– Конечно, ты этого не знаешь. Когда делали выход из Qik и продавали ее Skype, то не знали, что через шесть месяцев Microsoft купит Skype. У меня была интуиция, что надо брать акциями, а не кэшем, но другие инвесторы компании меня не поддержали. Хотели кэш. А так бы заработали в 6 раз больше. У нас выкупали по одной оценке кэшем, а если бы взяли ту же сумму в акциях, увеличили бы в 6 раз.

Ingram Micro был инвестором Parallels (производителя межплатформенных решений), они знали бизнес компании. В Parallels оказались бизнесы, которые не совсем комплементарны друг другу с точки зрения организации маркетинга и продаж, поэтому было разумно разделить их в отдельные группы. Там сейчас еще больше групп, но не буду раскрывать все. Parallels так и будет развиваться как отдельно стоящая компания. Но сделка была логична, поскольку Ingram Micro этот бизнес (Odin) давал определенные преимущества. И активность китайцев понятна. Сейчас они считают, что настало время открыться для иностранной культуры точно так же, как японцы и корейцы начали привлекать иностранных менеджеров в свои корпорации. Во-вторых, по их мнению, они должны приходить на иностранный рынок, покупая иностранные компании. Но, как бы там ни было, в итоге выход из Odin позволяет нам смотреть на остальные активы Parallels как на плюсовые.

Александр Галицкий в программе «Страна Индустрия»

Родился 9 февраля 1955 года в Житомирской области УССР.

Образование

В 1972 году окончил Житомирскую спецшколу с углубленным изучением английского.

В 1978 году Александр Галицкий — выпускник Московского института электронной техники. Диссертацию кандидата технических наук по специальности «Техническая кибернетика» он защитил в 1983 году в МФТИ.

Карьера

С 1978-ого по 1992 год работал в Зеленограде, в НИИ Микроприборов научно-производственного объединения ЭЛАС Министерства электронной промышленности младшим научным сотрудником, начальником лаборатории, начальником отдела, начальником отделения-комплекса. Был доцентом Московского физико-технического института. С 1987 года, став главным конструктором направления и специальной программы оборонной промышленности, Галицкий руководил работами по созданию бортовых вычислительных средств нового поколения в рамках национальной программы «Салют-90» и международного проекта низкоорбитальной системы спутниковой связи «Курьер»

С 1990 по 2003 год Галицкий создал пять компаний, с которыми добился значительных финансовых результатов. Первой из них была компания ЭЛВИС-ПЛЮС, стартовавшая в качестве научно-производственного центра ЭЛВИС при НПО ЭЛАС. До 1998 года Галицкий Генеральный директор, а с 1998 — Президент компании.

В декабре 1992 года было подписано соглашение о совместной разработке технологий с Sun Microsystems, и в 1993 году компания первой в России начала разработку сетевого ПО и ПО для беспроводных Wi-Fi систем. Сумев первым привлечь в частную российскую компанию иностранные инвестиции, Галицкий совместно с Sun Microsystems осуществил коммерческое внедрение продуктов FW/VPN на мировом рынке.

В 1994 году Правительство США приобрело лицензии на производство высокоскоростных радиомодемов разработки ЭЛВИС-ПЛЮС. Патенты на радиоустройства и антенны ЭЛВИС-ПЛЮС включены в Патентный фонд США.

В 1996 году Галицкий основал Элвис-Телеком. Был членом правления компании до сентября 2000 года.

В 1997 году эксперты «Wall Street Journal» включили ЭЛВИС-ПЛЮС в десятку самых «горячих» IT-компаний Центральной и Восточной Европы.

С 1998 по 2002 год в качестве Генерального директора и исполнительного председателя Галицкий возглавлял основанную им голландскую компанию Trustworks Systems BV.

Знакомство со Свеном Лангъяером (Sven Lingjaerde), партнером венчурного фонда Vision Capital. и основателем европейской ассоциации Tech Tour International, определило решение Александра Галицкого пригласить ассоциацию в Россию. Он стал организатором и президентом первой конференции Russian Tech Tour, состоявшейся 21-23 сентября 2004 года.

С ноября 2004 года Галицкий — член Совета Директоров компании Parallels, Inc. В этом же качестве Галицкий выступает в компаниях Alter Geo, Jelastic, Star Wind Software.

С марта 2007 года — соучредитель и управляющий партнер Almaz Capital Partners. В декабре 2011 года в рамках конференции «Doing Business With Russia» («Как делать бизнес с Россией») в Вашингтонском Представительстве Россотрудничества фонд был награжден Звездой отличия (Star of Excellence Award)

К 2012 году из 13 инвестиций венчурного фонда лишь одна оказалась неудачной. В 2013 году Almaz Capital Partners занял шестую позицию в ТОР-20 лучших венчурных фондов России по версии Hopes&Fears, а в 2014-ом возглавил этот список, поделив 1–2 места с Runa Capital.

С апреля 2009 года Александр Галицкий член Совета основанной в 2008 году компании Acumatica, которая является поставщиком настраиваемых облачных ERP платформ и бухгалтерского программного обеспечения для малого и среднего бизнеса.

С июня 2010 года — член Попечительского Совета Сколковского института науки и технологий, а также сопредседатель Совета фонда «Сколково».

С 2012 года Александр Галицкий — Председатель, а с 2014 — Координатор Консультативного совета ОАО «РВК», в который вошли «обладающие высокой компетентностью в вопросах развития инновационной системы и венчурного рынка представители бизнеса, науки, производственного сектора, образовательных учреждений, институтов развития».

С 2013 года Александр Галицкий является членом Стратегической команды венчурного фонда Phystech Ventures — университетского фонда, специализирующегося на посевных инвестициях в технологические проекты студентов и выпускников МФТИ. Приоритетные направления фонда — технологии в области финансов, образования, здравоохранения, 3D-печати, энергосбережения, а также инновационные решения в нефтяной и газовой области.

С июля 2014 года Галицкий — один из спонсоров и стратегических консультантов B612 Foundation.

По состоянию на июль 2014 года Фонд пригласил более двадцати ключевых советников из числа представителей науки, космической отрасли и других профессиональных областей. Они должны советами, критикой и помощью способствовать деятельности Охранной Миссии.

Деятельность фонда, названного B612 по имени астероида, на котором жил Маленький принц Антуана де Сент-Экзюпери, посвящена защите планеты от воздействий астероидов и других околоземных объектов (NEO). По представлению фонда и Association of Space Explorers Организация Объединенных Наций рекомендовала создать Международную сеть по предупреждениям столкновений с астероидами (IAWN).

Регалии

С 1995 по 1998 год, согласно рейтингам агентства DATOR Top-100, — самая авторитетная личность компьютерного бизнеса России.

В январе 2000 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе Александр Галицкий как CEO компании Trustworks Systems BV был включен в первый в истории Форума список «пионеров в области технологий», а технологии сетевой безопасности, разработанные специалистами ЭЛВИС-ПЛЮС, были отмечены премией Technology Innovation for new Millennium Award — «За инновационные технологии для нового тысячелетия».

В 2011 году — «самый влиятельный человек» в российской IT-индустрии по версии Forbes.

В 2012 году престижнейшим европейским конкурсом инвестиционной индустрии — The Investor All Stars Awards — Александр Галицкий был номинирован на звание «Инвестор Десятилетия», присуждаемое за значительный вклад в индустрию венчурного капитала. «Оскар» в индустрии венчурного капитала учрежден банковской группой GP Bullhound, специализирующейся на инвестициях в сектор высоких технологий, и британской медиа-компанией Vitesse Media (VISM).

Победитель российского этапа конкурса «Предприниматель года 2013». В 2014 году представлял Россию на Ernst&Young Entrepreneur of theYear Award, который проводится с 1987 года и считается самым престижным и известным международным конкурсом в области предпринимательства.

Лауреат Venture Awards Russia 2013 (Премия национальной венчурной индустрии) — победитель в номинации «Генеральный партнер года».

Almaz Capital Partners — международный венчурный фонд с офисами в Портола Вэлли (PortolaValley), Кремниевой долине (США) и Берлине (Германия), а также с представительствами в Москве (Россия) и Киеве (Украина). Стоимость активов под управлением фонда составляет несколько сотен миллионов долларов. Инвестирует в компании, создающие программное обеспечение и SaaS на ранних стадиях их развития. Портфельные компании Almaz Capital меняют традиционные индустрии IT и стремятся занять лидирующие роли в быстрорастущих отраслях индустрии высоких технологий. Фонд инвестирует в компании, созданные предпринимателями из стран Восточной Европы и СНГ, конкурирующие на глобальном рынке, а также в компании, из других регионов, использующие инженерные ресурсы из стран Восточной Европы и СНГ.

Александр Галицкий: «Венчурный капиталист — этически плохой человек. Он

[Путь] — интересный. Он — логичный, не вижу в нем каких-то сильных разрывов. Конечно, если бы чего-то не произошло, я бы остался в своей первой сфере деятельности. [Из полученных компетенций] сейчас использую буквально все. В любом варианте – базовое образование… Если ты выучил физику, то в бухгалтерии ты разберешься. Я отношусь к образованию, как к методике прививания систематизации мышления.

Если говорить о советском опыте, естественно, в бизнесе мы ничего не понимали. Но с точки зрения решения системных задач, в Советском Союзе, при всей его, может быть, неправильной плановой экономике, разработки велись системно. Все вещи, которые делались на технологическом прорыве, находились в космической отрасли. С этой точки зрения — это богатый опыт, который потом во всем помогал. Мой переход в частный бизнес не состоялся бы так легко и плавно, если бы его не было.

В 90-х годах, которые для всех были тяжелыми, многие мои коллеги ушли в совершенно другие направления, потому что нужно было выживать. Мне было трудно оторваться от того, во что я вошел. Так уж случилось, что в советские времена я достиг определенных высот в своей индустрии. Мне было непонятно, как я могу стать продавцом сигарет на улице.

Трансформация произошла абсолютно забавным образом. До 90-го года нам запрещали любые контакты с иностранцами. В 90-м году, на деньги компаний военно-промышленного комплекса, создавались совместные предприятия. Какие-то люди представляли их интересы, для того, чтобы закупать какие-то технологии, торговать технологиями или делать что-то еще.

В какой-то момент в 90-м году в Москву приехали представители компании Sun Microsystems (американская компания – производитель программного и аппаратного обеспечения, в апреле 2009 года ее приобрела Oracle за $7,4 млрд. — Ред.) — фаундер Билл Джой, их технический директор Джон Гейдж. Через это совместное предприятие они встречались со многими людьми.

Я с ними встретился. Первое, что я вынес из этой встречи, — слова Гейджа о том, что идея ничего не стоит, стоит ее воплощение. Потому что я говорил им: «У меня есть идея. И еще одна идея…». Это первый урок бизнеса, который я получил в своей жизни. Идей может быть много, и ко всем они приходят одновременно. У десяти человек в мире могут быть одинаковые идеи, но кто-то реализует их, а кто-то — нет.

Во время этой встречи было достаточно трудно общаться. Мой [английский] язык был на уровне «читаю, перевожу со словарем». Но в какой-то момент я из кармана достал 22-хслойную полиамидную плату. Она была небольшого размера – сигаретного типа. Это произвело неизгладимое впечатление, потому что такого они не видели. Такого технологического уровня. Вопрос: «Сколько стоило изготовить такую плату?». В мире этого никто не делал. Они попросили приехать на производство.

Помню, я позвонил своему шефу Геннадию Гуськову (советский ученый, генконструктор космических систем, гендиректор НПО «Элас» и НИИ микроприборов — Ред.), абсолютно уникальному человеку, от которого я многое перенял, в том числе, — здоровый авантюризм, агрессивность. Он сказал: «Пусть приезжают». Без согласования со всякими органами мы приняли их у себя на предприятии.

К тому времени я отвечал за программу в рамках ответа «звездным войнам». Мы разрабатывали системы. Одна из них – система связи низкоорбитальных спутников для передачи информации. Было много попыток сделать пакет низкоорбитальных спутников. Но мы их делали для того, чтобы наши спутники-разведчики могли обмениваться информацией. Это была действующая модель, потому что мы продемонстрировали, как IP-пакеты (блок данных, который передается по сети в пакетном режиме, состоит из заголовка и полезной нагрузки. — Ред.) ходят через космос. Собственно от этого представители Sun Microsystems «выпали в осадок» и сразу захотели работать и дружить. Так, с октября-ноября 1990 года мы начали с ними контактировать.

К счастью, к тому времени уже было интернет-соединение. Через Курчатовский институт был сделан академический линк глобальной сети через Финляндию. У меня уже был свой электронный ящик. Электронной почтой я начал пользоваться с 1990-го года, если не с 1989. Соответственно, когда у нас появилась электронная почта, общаться стало легче.

Моя карьера взлетела на разработке первого электронного спутника-шпиона, который вызвался сделать Гуськов. Помню, что карту Сан-Диего, где базируются американские подводные лодки, я знал очень хорошо.

Контакт с Sun Microsystems развился после 91-го года, когда распался СССР. Мне прислали 20 рабочих станций Sun Microsystems каждая стоимостью где-то $20 000. Но я не мог сдать их в госкомпанию, потому что еще не было закона. Это был октябрь 1991 года. Продать я их не мог. Я же честный человек, мне их прислали для личного пользования. Продав их, я нарушил бы какие-то правила взаимоотношений с компанией, которая мне их прислала. Мой бывший коллега, который стал кооператором, сказал: «Стартани компанию». Это был начальный капитал для моего бизнеса. Так появилась моя первая компания.

Потом эта компания получила заказ на разработку прототипа современного Wi-Fi в виде карточки, которую вставляли в компьютер. Такой прототип мы сделали еще в 1993 году, когда это еще так не называлось. Только мы должны были разрабатывать этот продукт не по своему протоколу, а по их. Этот протокол разрабатывался, позже получив название WiFi.

Один патент, оставшийся от этой истории висит (показывает на стену офиса. — Ред.), остальные мы продали американскому правительству.

Фонд Ума |

Александр Галицкий

Предприниматель и инвестор, создатель венчурного фонда Almaz Capital Partners и инкубатора Runa Park, включающего фонд посевных инвестиций Runa Capital; член Совета Сколково”; член Совета директоров мировых технологических лидеров, таких как Parallels и PGP Inc., президент конференции Russian TechTour 2004. Кандидат технических наук, изобретатель (более 30 патентов), основатель и СЕО ряда успешных компаний и венчурных проектов как в России, так и за ее пределами. Один из основоположников российской индустрии информационных и интернет-технологий.

Александр Галицкий – всемирно известный предприниматель и изобретатель в области технологий (более 30 патентов), один из основоположников российской индустрии информационных и интернет-технологий родился 9 февраля 1955 года в Житомирской области Украинской ССР, закончил Московский институт электронной техники, кандидат технических наук.

Александр Галицкий – основатель венчурного фонда Almaz Capital Partners

, основатель и руководитель многих технологических компаний, среди которых «Элвис+», «Элвис Телеком», EzWIM, S-Terra, TrustWorks Systems (Synatra), член наблюдательного совета мировых технологических лидеров, таких как Parallels и PGP Inc., президент конференции Russian TechTour 2004. Выступает в качестве инвестора и консультанта таких компаний, как SWSoft, Parallels, Acronis, Start Telecom, NavMaps, PGP Inc., UMX, Magnifire и др.

Александр Галицкий первым начал разработку сетевого ПО и ПО для беспроводных Wi-Fi систем. Он реализовал пионерские проекты по технологии WiFi в компании «ЭЛВИС+» и осуществил коммерческое внедрение продуктов FW/VPN на мировом рынке совместно с Sun Microsystems, от которых первым привлек в 1993 году иностранные инвестиции. Позже он привлек более 30 млн. венчурных инвестиций для своей компании TrustWorks, что до сих пор редкость для компаний, основанных в России. Компанию «Элвис+» в 1998 году эксперты газеты The Wall Street Journal включили в десятку самых «горячих» компаний в Центральной Европе.

Александр Галицкий был президентом и генеральным менеджером советского центра аэрокосмических исследований НПО ЭЛАС. На этой должности он отвечал за разработку и внедрение программного обеспечения для спутников и космических кораблей, а также за вычислительные системы и системы передачи данных для советской оборонной промышленности. Он был самым молодым руководителем таких национальных программ, как создание бортовых компьютерных систем и низко-орбитальных систем передачи данных, которые были советским ответом на стратегическую оборонную инициативу США. Возглавлял работы по созданию бортовых вычислительных средств нового поколения в рамках национальной программы «Салют-90» и международного проекта низкоорбитальной системы спутниковой связи «Курьер».

В июне 2010 года Александр Галицкий вошёл в состав Попечительского Совета Фонда «Сколково»

Независимые агентства называли Галицкого самым влиятельным человеком в России в области информационных и интернет технологий в 1994-1998 и 2000-2001 годах. На экономическом Форуме в Давосе в 2000 году он был назван «Пионером в области технологий», а технологические достижения его компании отметили наградой в номинации

Член Academy of information, ISDEF

Александр Галицкий. Про Almaz Capital, космические технологии и венчурный бизнес

Большие деньги» #43. В этом выпуске мы поговорим про космические технологии и венчурный бизнес с основателем и управляющим партнером фонда Almaz Capital Partners, венчурным капиталистом, бизнес-ангелом, пионером в области Wi-Fi и VPN, кандидатом технических наук, автором более 100 научных трудов и изобретателем, имеющим более 30 патентов Александром Галицким.

Ведущий — Евгений Черняк, владелец Global Spirits.
Только правда для тех, кому нужны большие деньги.
Подписывайтесь на канал BIG MONEY: http://bit.ly/BigMoneySubscribe

Александр Галицкий расскажет о том, как происходила трансформация разработчика космических технологий в успешного венчурного капиталиста с мировым авторитетом. Попробуем выяснить, какую роль в хронике развития главного героя отыгрывала компания «Sun Microsystems», какими технологиями советские изобретатели приковывали внимание американских инвесторов, и как появилась первая технологическая компания Александра Галицкого, которая принимала участие в разработке прототипа технологии Wi-Fi. Поговорим про корпоративную политику и инвестиционную стратегию Almaz Capital Partners. Вы узнаете, в какие компании инвестируют крупные игроки венчурного рынка, почему инвесторы не всегда учитывают мнение собственных аналитиков, и что мотивирует их вкладывать большие деньги в социальные проекты. Александр Галицкий поделится интересными фактами из венчурного бизнеса, которые помогут вам привлечь большие деньги в собственные проекты. Приятного просмотра!

Книги выпуска:
«Время-не-ждет», Джек Лондон
«Дурная кровь», Джон Керрейроу

Партнер программы — портал ЛІГА.net http://www.liga.net
Партнер программы — американская марка часов Zinvo.
Для подписчиков Big Money скидка 15% по промокоду BIGMONEY15. https://zinvowatches.com/

Александр Галицкий в Facebook: https://www.facebook.com/alexander.ga…
Александр Галицкий в Twitter: https://twitter.com/agalitsky

Евгений Черняк в Facebook: https://www.facebook.com/evgenyjchernyak
Евгений Черняк в Instagram: https://www.instagram.com/chernyak_ye…

BIG MONEY
YouTube: https://www.youtube.com/BigMoneylive
Facebook: https://www.facebook.com/bigmoneychan…
Instagram: https://www.instagram.com/bigmoney_ch…
Telegram: https://t.me/bigmoneytv
iTunes: https://apple.co/2xZmwn9
Сайт: http://bigmoney.biz.ua/

Александр Галицкий — досье, место работы, должность, достижения, биография — рейтинг Тэглайн, ключевые персоны веб-разработки и digital

Alexander Galitsky: From Soviet Engineer to Libertarian Investor https://t.co/AeN9AjVTt4

Alexander Galitsky, больше года назад


Special thank you to my 7 new followers from Bhutan, and more last week. https://t.co/hMpvUxF4lX https://t.co/7OskdgLUjr

Alexander Galitsky, больше года назад


Passwordless Authentication: The next breakthrough in secure digital transformation | World Economic Forum https://t.co/pd0ZIdsvQx

Alexander Galitsky, больше года назад


Signal is finally bringing its secure messaging to the masses https://t.co/CgYvtaVNVO

Alexander Galitsky, больше года назад


I have 8 new followers from USA 🇺🇸, Russia 🇷🇺 last week. See https://t.co/hMpvUxF4lX https://t.co/TTYC1TtvEv

Alexander Galitsky, больше года назад


@emmagatten @RolandOliphant Congratulation

Alexander Galitsky, больше года назад


I have 5 new followers from China, and more last week. See https://t.co/hMpvUxF4lX https://t.co/AJeMhyytV1

Alexander Galitsky, больше года назад


Gorgeous new iPhone 12 render will blow you away https://t.co/CfPhdulqnS

Alexander Galitsky, больше года назад


Can photonic chips save Bitcoin? https://t.co/l6HhGgD0gd

Alexander Galitsky, больше года назад


How to set up a VPN on your iPhone or Android phone: Yes, you need one https://t.co/1enBQOthMR

Alexander Galitsky, больше года назад


7 Questions to Ask Yourself to Become a Better Leader https://t.co/4DqGZn6rlt

Alexander Galitsky, больше года назад


I have 6 new followers from UK. 🇬🇧, and more last week. See https://t.co/hMpvUxF4lX https://t.co/idLVTPdNAP

Alexander Galitsky, больше года назад


@Delta has the most bad service which I ever had

Alexander Galitsky, больше года назад


I have 8 new followers from Russia, and more last week. See https://t.co/hMpvUxF4lX https://t.co/Ki8z87QlgY

Alexander Galitsky, больше года назад


Weather isn’t stable … but I love Hong Kong, even with all surprises, which I am getting through this city.. @ Ma… https://t.co/MJ2eNBiMEx

Alexander Galitsky, больше года назад

Александр Галицкий — Алмаз Капитал

Александр (Саша) Галицкий — Управляющий партнер. Он стал соучредителем Almaz Capital в 2008 году, реализовав свою идею бридж-венчурного фонда. В качестве управляющего партнера Almaz Capital он выстраивает стратегию фонда и определяет его видение. Александр управляет командой и процессами, сбором средств и отношениями с инвесторами. Он активно работает с портфельными компаниями фонда, что существенно влияет на их рост.

В настоящее время Саша входит в совет директоров следующих международных компаний: CarPrice, Jelastic, Octonion и Virtuozzo (часть бывшей Parallels).

Александр Галицкий — известный новатор, предприниматель и инвестор в США и Европе. Он был президентом East Europe Tech Tours, которые проходили в Варшаве (Польша), Софии (Болгария) и Бухаресте (Румыния) в 2018 и 2019 годах. Он неоднократно удостаивался различных наград и номинаций от Forbes, Venture Awards, EY, AllStars и др.

До Almaz Capital Александр сделал ряд успешных частных инвестиций. Его прошлые и текущие инвестиции включают NavMaps (проданные TeleAtlas), Start Telecom, Magnifire, SJLabs, PGP, Parallels, Acronis, EverNote и другие.В настоящее время Саша также работает советником института в B612 Foundation.

Александр основал пять успешных высокотехнологичных компаний: ELVIS +, TrustWorks Systems (продано Hamsard), EzWIM (продано TMT Ventures), ELVIS Telecom (продано Telenor) и NPC ELVIS, все из которых он возглавлял в качестве генерального директора.

Прежде чем стать предпринимателем, Галицкий работал одним из высших технических руководителей в Советском космическом агентстве и оборонной промышленности. Он был пионером в технологиях Wi-Fi и виртуальных частных сетей, а также в разработке продуктов на мировом рынке в партнерстве с Sun Microsystems.Имеет более 30 патентов на многочисленные изобретения.

Александр имеет докторскую степень. Кандидат компьютерных наук и степень магистра физики.

Сегодня меня интересуют великих и немного эксцентричных основателей, работающих на переднем крае технологий.

ВЕРНУТЬСЯ В КОМАНДУ

Александр Галицкий | SVOD — Открытые двери Кремниевой долины

Александр Галицкий является соучредителем и управляющим партнером Almaz Capital, международного венчурного фонда с главным офисом в Портола-Вэлли, Калифорния, а также с офисами и представительствами в Берлине (Германия) и странах Центральной и Восточной Европы.В 2008 году фонд поддержали Cisco Systems, ЕБРР и IFC. Среди самых известных сделок Almaz Capital — Яндекс (IPO NASDAQ), QIK (продано Skype), Sensity Systems (продано Verizon Communications), Acumatica (продано EQT) и другие.

Александр Галицкий — известный новатор, предприниматель и инвестор в США и Европе.

Александр является президентом технологического тура по Юго-Восточной Европе, который проходил в Бухаресте (Румыния) и София (Болгария) в мае 2019 года, а также президентом Восточно-европейского технологического тура 2018 года, который был организован в Варшаве (Польша). и София (Болгария).Он неоднократно был отмечен Forbes как самый влиятельный человек в российской ИТ и интернет-индустрии, лучший GP 2013 года по версии Venture Awards, предприниматель года EY в России в 2013 году. Александр был номинирован на звание лучшего венчурного капиталиста последнего десятилетия. в Европе в 2012 году по версии Investor AllStars и назван «Пионером технологий» на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2000 году.

В настоящее время Саша является членом совета директоров следующих международных компаний: CarPrice, Jelastic, Octonion, PetCube, Virtuozzo (часть бывшей Parallels) и советником института в B612 Foundation.

До Almaz Capital Александр сделал ряд успешных частных инвестиций. Его прошлые и текущие инвестиции включают: NavMaps (продано TeleAtlas), Start Telecom, Magnifire, SJLabs, PGP, Parallels, Acronis, EverNote и другие.

Александр основал пять успешных высокотехнологичных компаний: ELVIS +, TrustWorks Systems (продано Hamsard), EzWIM (продано TMT Ventures), ELVIS Telecom (продано Telenor) и NPC ELVIS, все из которых он возглавлял в качестве генерального директора.

До того, как стать предпринимателем, Галицкий был одним из высших технических руководителей Советского космического агентства.Он был пионером в технологиях Wi-Fi и виртуальных частных сетей, а также в разработке продуктов на мировом рынке в партнерстве с Sun Microsystems. Имеет более 30 патентов на многочисленные изобретения.

Александр является доктором компьютерных наук и имеет степень магистра физики.

Александр Галицкий: Я прирожденный фаталист

Основатель венчурного фонда Алмаз Капитал в спецпроекте ТАСС Деловые руководители

Часть 1

О лимузинах с водителем, электрогитарах, советах отца, сделанном выборе , Звездные войны и его личная трансформация

— Если вы не рискуете, вам никогда не удастся выпить шампанского! Ничего не рискнул, ничего не выиграл, как говорится .Верно ли это венчурным капиталистам?

— Иногда я могу пить шампанское, но его нет в моем списке любимых напитков. Из всех легких алкогольных напитков предпочитаю Рислинг. Однако в студенческие годы я думал, что это самое отвратительное вино из всех, оно было ужасно кислым. Со временем я понял, что вина Рислинг могут быть самыми разными. Франция, Германия и Австрия производят очень достойные бренды.

Я тоже люблю красные вина. Если есть подходящий повод, чтобы предложить тост.

Вы ведь радуетесь успешным сделкам, не так ли?

— Команда нашего фонда разбросана по всему миру. Наши люди находятся в очень разных местах. Мы собираемся два раза в год. А потом мы отмечаем все, что было достигнуто за отчетный период.

Где вы обычно встречаетесь?

— Разные места. Например, на острове Ольхон на озере Байкал, в Лас-Вегасе, в Сан-Франциско, в Лондоне, в Италии и Португалии… Мы выбираем места, где мы можем вместе хорошо провести время, общаясь, занимаясь бизнесом и проводя свободное время на отдыхе.Хотя прошедшее время глагола «выбирать» здесь было бы более подходящим.

К сожалению, на данный момент пандемия внесла некоторые изменения в наш образ жизни.

Сколько человек работает в Almaz Capital ?

— Нас сейчас 14 человек. Не так уж и много. Калифорния — наша основная база. Именно здесь обычно происходит так называемый «выход» из портфельных компаний. Но главная причина в другом.Кремниевая долина — это место, где наши услуги пользуются огромным спросом. Так уж получилось, что инновации, по крайней мере, в области IT-технологий, здесь наиболее востребованы. Доля Америки в этом процессе очень значительна. В частности, в первые три года после появления новых технологий.

В США все основано на конкуренции даже среди традиционных предприятий, которые либо сами внедряют инновационные подходы, либо покупают компании, у которых они есть.

Европейцы слишком медленно принимают решения, они боятся рисковать и могут слишком долго колебаться из-за страха, что новый проект может не выжить. У американцев иной менталитет, они склонны спрашивать: а что, если новая идея попадет в яблочко и даст колоссальное конкурентное преимущество над конкурентом?

Это объясняет, почему наш главный офис, ответственный за анализ спроса и предложения, находится в Калифорнии. У нас также есть люди в Лондоне, Берлине, Варшаве и Киеве, а также здесь, в Москве.

До пандемии коронавируса я проводил треть своего времени в США. Думаю, что четверть своего времени я провел в России, а остальное — в Европе и Азии. Не будет преувеличением сказать, что всего год назад небеса были моим домом. Три-четыре рейса в неделю были нормальными.

У вас есть личный самолет?

— Нет. Частный самолет для меня не очень важен с точки зрения удобства. Я легко могу без него обойтись.Я просто не считаю это очень необходимым. Называть вещи своими именами, я ненавижу выпендры, и точка.

У меня давно выработались определенные привычки. Например, для меня принципиально избегать использования лимузина с водителем. Обычно я передвигаюсь на внедорожнике BMW X5 с тонированными стеклами. Время от времени с этим автомобилем происходят интригующие происшествия. Иногда, когда я подъезжаю к загородному дому какого-нибудь друга, его охранники или прислуга обычно распахивают заднюю дверь, чтобы пассажир вышел наружу, но никого не видит внутри.Потом смотрят на меня и спрашивают: «А где гость?» Иногда я отвечаю: «Ну и дела… Я, должно быть, где-то по дороге потеряла его?»

Я соглашусь использовать машину с водителем только в том случае, если поеду на какое-то официальное мероприятие, чтобы избежать путаницы.

Поверьте, мне гораздо удобнее водить машину самому, это типичный европейский и американский подход. В России люди по-другому смотрят на вещи. Вот еще одна забавная история, которая может вам понравиться. Однажды я приехал в офис на деловую встречу.Оттуда меня на другой машине доставили на следующий раунд переговоров. Затем я вернулся на то место, где оставил машину, и обнаружил, что ее нет. Я был ошеломлен. Я оставил его в нужном месте и правил парковки не нарушал. И все же машину, должно быть, отбуксировали… В конце концов, мой друг признался, что на меня напал, и сказал: «Перестань скупиться и найми кого-нибудь, чтобы тебя отвезли».

© Сергей Бобылев / ТАСС

Видите ли, личные водители стали неотъемлемой частью моей повседневной жизни на заре моей карьеры.Я был еще очень молодым человеком, когда в силу своего статуса имел право на личный служебный автомобиль. Я не мог уклониться от этой привилегии, и мне пришлось смириться с мыслью, что мой личный водитель бездельничал в свое рабочее время в ожидании момента, когда «боссу» могут понадобиться его услуги, чтобы куда-то уехать.

Я работал без перерыва, иногда по 12-14 часов без перерыва. Мой личный водитель был вынужден ждать меня. Пока я трудился с утра до вечера, посещая собрания, проводя переговоры и т. Д., Мой водитель опускал спинку сиденья и засыпал.Его единственная функция заключалась в том, чтобы время от времени переносить босса из пункта А в пункт Б. Это имело смысл? Насколько я помню, все мои водители были старше меня и часто жаловались, что им приходилось оставаться на работе больше, чем следовало бы. Естественно, они чувствовали, что эти лишние часы были украдены вдали от дома и семьи. Я нашел эту ситуацию очень неловкой и раздражающей. Когда я переехал работать за границу, я понял, что даже капитаны крупного бизнеса — некоторые из них мультимиллиардеры — не видели ничего плохого в том, чтобы поехать на работу, а затем вернуться домой.Это нормально.

А как произошло ваше превращение из опытного физика-теоретика в глобального инвестора?

— Жизнь есть жизнь. Это меняет нас и заставляет делать выбор. Моя жизнь сначала превратила меня в международного бизнесмена в сфере высоких технологий, а затем в инвестора.

Я считаю, что в самом начале многое решалось, когда я с отличием окончил среднюю школу в Житомире и решил поехать в Москву поступать в Физико-технический институт.На первый взгляд, в молодые годы моя жизнь была легкой и простой. Хотя если мы немного углубимся в мое прошлое, всплывут очень интересные и юмористические истории.

Например?

— В восьмом классе мы, ребята, начали делать электрогитары. В то время они были большой роскошью, и их было очень мало. Приобрести их вообще не было шанса! Сначала мы сделали некоторые для себя, чтобы создать то, что тогда называлось «вокально-инструментальным ансамблем», широко известным под своим русским аббревиатурой ВИА, или, точнее, школьный оркестр.Затем мы запустили процесс серийного производства с целью сделать не менее 20 инструментов, которые останутся в пути.

Кем?

— Облеченные надлежащими полномочиями.

Вы пытались продать гитары?

— Ну конечно. В какой-то момент мы даже отказались от проекта школьной группы. Мы продолжали пробовать и экспериментировать…

Некоторые детали и компоненты были изготовлены для нас на местной фабрике музыкальных инструментов.Компоненты радиоэлектроники мы сделали сами. Муж моей сестры работал на заводе Южмаш в Днепторпетровске. Я попросил его доставить недостающие металлические детали для набора из десяти инструментов, сделанных для нас по чертежам, которые я ему дал. Сделали его из титана. «Южмаш», как вы помните, был гигантом оборонной промышленности, который строил ракеты и космические ракеты…

Кроме того, однажды я был настолько глуп, что транслировал песню о любви моей девушке Светлане с помощью любительского радиопередатчика.У нас, конечно, не было лицензии на независимое радиовещание.

Одним словом, попали в беду. Милиционеры посетили наш дом и конфисковали все радиооборудование и даже гитары.

Ваш отец руководил большим фермерским кооперативом и был очень респектабельным человеком.

— Мой отец заступился за меня и, конечно, замолвил за меня словечко. Это дело оказалось незамеченным. Но заодно, подозреваю, стоило ему звания Героя Социалистического Труда … К тому времени мой папа был награжден многими правительственными и государственными наградами.Но получить Золотую звезду Героя Социалистического Труда ему было не суждено. Он был номинирован дважды, но оба раза был вычеркнут из списка. Причин тому могло быть много. Думаю, мой дорогой отец, должно быть, сильно обиделся, но никогда не сказал об этом ни слова.

Он был очень успешным менеджером фермы с большой инициативой. Например, именно он выдвинул идею создания нового сорта яблочного вина под названием Golden Autumn , и оно было очень высокого качества.Он был хорошим дополнением к таким привычным продуктам, как фруктовые консервы и варенье, которые производил наш фермерский кооператив. В качестве пояснения скажу, что продукцию фермерского кооператива можно было увидеть на столах высших должностных лиц Коммунистической партии Украины, в том числе членов ЦК.

Объем производства рос, и мой отец построил стекольный завод по производству бутылок. Он никогда не переставал работать всю свою жизнь. Он запускал проект за проектом — теплицы для овощей, цветов и грибов, мясокомбинат и так далее, и тому подобное.Он не мог бездействовать ни секунды…

Когда ему было уже 80, мой отец начал строительство католической церкви, потому что сам был католиком. Он потратил много сил и времени на эту свою идею и очень хотел, чтобы она стала проектом, финансируемым сообществом. Сначала он категорически возражал, когда я пытался пожертвовать больше, чем другие. Изначально я участвовал в нем наравне с остальными. Также я протянул руку помощи на заключительном этапе в 2014 году, когда у сообщества закончились деньги…

Рад, что мы вовремя завершили работу.Мой отец видел, как материализовался его последний проект. Он даже когда на церковные службы около полугода.

Мой папа скончался в начале 2017 года, и к тому времени ему было 89…

С отцом Владимиром и сыном Александром, 2005 г.

© Личный архив Александра Галицкого

Вы унаследовали от него деловую хватку?

— Возможно, в чем-то и так…

А мама была школьной учительницей украинской и русской литературы.Но я никогда не ходил в школу, где она преподавала, чтобы не заподозрить предвзятость и кумовство. Это было правилом нашей семьи.

Почему вы решили учиться в колледже в Москве, а не в Киеве, который был намного ближе к дому?

— Сказать по правде, сначала я задумал стать журналистом. Я мечтал увидеть мир и поехать за пределы Советского Союза. Я думаю, что смог написать несколько хороших вещей, а также выиграл много конкурсов школьной литературы.Например, я написал очень романтичный рассказ на украинском языке, в котором назвал утреннюю росу слезами солнца. Этот мой рассказ под названием The Sun’s Tears был опубликован в региональной ежедневной газете.

Одним словом, я довольно серьезно относился к карьере в СМИ. Однажды я пришел домой и увидел на столе несколько газетных вырезок. Все они были передовыми статьями ведущих ежедневных газет страны, таких как «Правда» и «Известия», а также нашей региональной газеты. Папа сказал мне: «Вот тебе кое-что почитать.» Я был удивлен. «Зачем?» Я спросил. В то время все начинали читать газеты с последней страницы — новости спорта, зарубежные новости, список телепрограмм и прогноз погоды. Мой папа сказал: «Сынок, следующие 10–15 лет ты будешь писать обо всем этом — о речах Брежнева, статистике урожая и последних постановлениях ЦК Коммунистической партии. После этого вам будет разрешено писать о спорте и мировых новостях. Может быть… »

Слова отца подействовали отрезвляюще.Шаг за шагом папа внушал мне, что я родился в том же городе, что и Сергей Королев. Его послание было: ваше хобби — инженерия, у вас есть дар к науке, и когда-нибудь вы обязательно соберете что-то более приличное и достойное внимания, чем электрогитары.

После окончания уехал в Москву поступать в Физико-технический институт. В своем заявлении я написал, что я из семьи белых воротничков, хотя мог бы сказать, что я тоже из семьи членов фермерского кооператива.В конце концов, я немного не дотянул до порога допуска. Мое социальное происхождение не принималось во внимание. Помню, я был ужасно расстроен. Тогда я решил, что пойду служить в армию, а потом еще раз попробую поступить в тот же колледж.

Кроме того, должен сказать, что когда я еще планировал поехать в Москву, я упустил из виду еще один важный момент: все экзамены были на русском языке, а я учился в украинской школе, и дома мы говорили по-украински. Может показаться, что эти два языка очень близки, но есть небольшие нюансы.Некоторые термины в математике и физике звучат по-разному, и для меня было проблемой настроить ухо, чтобы уловить смысл.

Также в своем заявлении я ни разу не упомянул, что был спортсменом, пловцом и даже имел степень мастера спорта по 200-метровому вольному стилю. Я стеснялся хвастаться этим своим достижением, хотя это, несомненно, повысило бы шансы в мою пользу…

Одним словом, дверь Физико-технического института оставалась для меня закрытой.Я собирался сесть на поезд обратно в Житомир, но перед отъездом решил навестить девушку из того же класса, которая подавала документы в Московский институт электронной техники в Зеленограде. Я пошел туда просто из любопытства, и мне очень понравилось то, что я там увидел! Футуристический город! Мать девушки была преподавателем математики в Житомирском политехническом государственном университете. Она хорошо знала мой уровень и уговорила меня не тратить время на военную службу, а показать результаты экзаменов в МИЭТ, потому что баллы, набранные в МФТИ, были достаточно хорошими для поступления в другое место.Я последовал ее доброму совету и ни разу не пожалел об этом.

Поначалу все думала по-украински и даже делала записи на этом языке. В конце концов, я приспособился к новой среде, но долгое время скучал по дому.

Вы все еще тоскуете по дому?

— Иначе и быть не могло. Дом, милый дом!

Сколько времени прошло с момента вашего последнего посещения?

— Я был в Житомире больше года назад.У меня там есть сестра и еще несколько родственников. Куда чаще езжу в Киев по делам.

Можно ли без проблем въехать в страну? Разве вы не остановились на границе и не спросили, кому принадлежит Крым?

— Меня никто никогда не спрашивал о таких вещах.

А если кто-нибудь сделает?

— Скажу, мне нечего скрывать. В царские времена Крым принадлежал Российскому государству.Но до этого он намного дольше входил в состав Османской империи. Какой смысл останавливаться на прошлом? Мы должны руководствоваться официально утвержденными международными обязательствами, которые действуют в наши дни. Их нужно уважать.

Мы предоставили гарантии целостности Украины и подписали Будапештский меморандум. Взамен Киев согласился на вывоз всего ядерного оружия в Россию. Только представьте, что у сегодняшней Украины есть ракеты с ядерными боеголовками. Я считаю, что тон наших дискуссий был бы совсем другим, и история приняла бы другой оборот.Правда, это все теория. То, что было сделано, нельзя отменить.

Но, как мне кажется, с точки зрения де-юре Крым остается украинским.

Итак, мы получили ваше мнение по этой теме. Вернемся к истории о том, как советский гражданин превратился в бизнесмена.

— После окончания института я устроился на работу в Научно-исследовательский институт микро-приборостроения, филиал научно-производственного объединения ELAS.За этим малоинформативным названием, ничего не раскрывающим посторонним, скрывалось первоклассное предприятие оборонной промышленности. Собственно говоря, я работал на лидера гонки вооружений. Нам было поручено создать космические системы с опорой на последние достижения в области микроэлектроники.

Руководителем научно-производственного объединения «ЕЛАС» был легендарный конструктор Геннадий Гуськов. Еще в 1953 году он получил Сталинскую премию за создание первого в стране наземного радара.После полета Гагарина в космос система космической связи принесла ему звание Героя Социалистического Труда. Вся телеметрия была его сферой ответственности. Именно Гуськов создал первый компьютер для космического спутника, выведенного на орбиту в 1972 году. В этом отношении он опередил американцев.

Кроме того, он разработал решение для мобильной связи — электронное устройство размером с рюкзак, способное осуществлять телефонный звонок из любой точки земного шара на любой телефонный номер через активные спутники-ретрансляторы с фазированной антенной решеткой, которые были созданы его исследовательским центром. ранее.Когда президент Ричард Никсон посетил Москву в 1972 году, он с гордостью показал Леониду Брежневу такую ​​возможность, которая была в его распоряжении. Пару лет спустя настала очередь Брежнева продемонстрировать Никсону аналогичное устройство связи советского производства.

С космической станцией связи на базе активной фазированной антенной решетки, передающей информацию по протоколу IP, 1990 г.

© Личный архив Александра Галицкого

А потом Гуськов создал первый в мире оптико-электронный спутник наблюдения.

Так началась моя карьера в ELAS. Меня нанял Владимир Брюнин. Он заметил мой потенциал, когда я был еще студентом четвертого курса колледжа. Так я начал работать над программным обеспечением для спутника дистанционного зондирования.

Гуськов доверял мне, и в 1987 году он назначил меня руководителем отдела компьютерных систем и спутникового программного обеспечения ELAS. Думаю, никто моложе меня не имел в то время статуса главного конструктора всей оборонной промышленности Советского Союза.Мне было всего 32 года!

Были ли эти спутники военными?

— Естественно. Это была спутниковая система для наблюдения за стратегическим противником. Я использовал его, чтобы тщательно изучить карту Сан-Диего еще в начале 1980-х годов.

Почему Сан-Диего?

— База Тихоокеанского флота США. Здесь пристыкованы подводные лодки. Мы часто фотографировали их до мельчайших деталей.

Когда 12-13 лет спустя я впервые оказался в этом городе, я легко ходил без навигатора.Никогда не сбился с пути!

Это был ваш первый визит в Соединенные Штаты?

— Нет. Я летал туда за несколько лет до этого. В марте 1991 года член Российской академии наук Роальд Сагдеев, который, как многие помнят, был женат на внучке президента Дуайта Эйзенхауэра, устроил советско-американскую космическую выставку достижений науки и техники. СССР согласился отправлять туда свою первоклассную продукцию, не задумываясь.Мы взяли туда наш рюкзак-передатчик. Некоторые наши коллеги продемонстрировали модель ядерного двигателя и луноход…

Привезти экспонаты в США было намного проще, чем забрать обратно. Согласно законам США, что угодно можно вывозить из страны только при условии, что это официально разрешено властями.

Все и все внутри, никто и ничего не выходит?

— Грубо говоря, да. Резкий контраст с Россией, политика которой основана на запрете экспорта-импорта.В этом смысле система США гораздо более разумна.

Нам разрешили вернуть наши экспонаты только после длительных переговоров. Они еще долгое время будут храниться в советском посольстве в Вашингтоне. Роман закончился хорошо, но мы набрались опыта и поняли, что в следующий раз надо быть осторожнее…

Вскоре после этого, в апреле 1991 года, Гуськов позаботился о том, чтобы меня включили в другую группу, направлявшуюся в Соединенные Штаты. В то время ELAS работала над «ответом» на инициативу Соединенных Штатов по «Звездным войнам».Американцы обратились к нам с идеей провести в Вашингтоне семинар по способам ликвидации космического мусора и прочитать цикл лекций в своих университетах. Моего начальника пригласили, но он отказался лететь и сказал: «Вместо этого отпустите Алекса. Он молодой человек. Его это интересует больше «. Кроме того, еще в марте руководство Sun Microsystems пригласило меня посетить офис компании в Кремниевой долине.

С астронавтом Аполлона 9 Расселом Швейкартом, его женой Нэнси и Джоном Гейджем в Sun Microsystems, Калифорния, 1993

© Личный архив Александра Галицкого

У меня было сильнейшее желание поехать туда.Это была мечта инженера!

В те дни прямых рейсов из Вашингтона в Сан-Франциско не было. Официальная программа моего визита в столицу США подошла к концу, и я пошел дальше сам. У меня стыковочный рейс через Денвер. Как только мы приземлились, я услышал голос диктора, назвавшего мое имя: «Мистер. Галицкий, тебя ждут на трапе самолета! » Моей первой мыслью было: «Черт возьми, эти парни из ЦРУ в Вашингтоне, должно быть, решили меня остановить. Забудьте о долине.”

Обычная реакция советского человека, ожидающего на каждом углу ловушки. Однако, к моему удивлению, это было факсимильное сообщение от организаторов семинара, желающее мне счастливого и безопасного путешествия.

В Сан-Франциско меня приветствовал астронавт Рассел Швейкарт, участник миссии «Аполлон-9» на Луну и выходец в открытый космос. Затем он поделился со мной своей идеей объединить усилия для создания низкоорбитальной системы связи. Это определенно была моя чашка чая. С тех пор мы с Расселом в дружеских отношениях.

Этот визит в Valley и Sun Microsystems (компанию номер один в 1990 году!) Оказал на меня чрезвычайно сильное влияние. Меня водили по лабораториям. Мне все показали, не делая никаких секретов, хотя кое-что от посторонних глаз наверняка могли уберечь. Было много встреч. Некоторые из моих собеседников были хорошо знакомы со мной, так сказать, заочно. Я читал их работы. Некоторые из них стали моими друзьями: Скотт Макнили, Эрик Шмидт, Джон Гейдж и, конечно же, Джефф Байер — в конце концов, мой партнер в Almaz Capital Partners.

В те времена все выглядело просто фантастически!

Вам платили за лекции в Вашингтоне?

— Это не было частью сделки. Организаторы взяли на себя финансирование всех затрат, и этого было достаточно. Sun Microsystems превзошла все ожидания. В отеле у меня был роскошный люкс, который я никогда в жизни не видел. Там была даже джакузи! Сотрудник отеля, мексиканец, попытался объяснить мне, как работает оборудование, но я высокомерно отклонил его предложение о помощи.- Я сам справлюсь, — сказал я. Затем я начал нажимать все кнопки и в определенный момент включил режим, при котором вода текла и изрыгалась из каждого укромного уголка и трещины, когда я беспомощно стоял рядом, не зная, как остановить этот фонтан…

Это было смешно и грустно одновременно.

Конечно, это было не самое главное, что я видел в Кремниевой долине. В то время у меня не было причин подозревать, что моя жизнь изменится так резко. Позже я стал летать в США в среднем 5-6 раз в год.Но в 1991 году все выглядело новым и удивительным. Именно тогда и в последующие годы у меня появилась возможность встретиться и поговорить со многими замечательными людьми, такими как Билл Гейтс, Джон Чемберс, Джеймс Гослинг, Брюс Шнайер, Уитфилд Диффи… Моих новых знакомых было слишком много, чтобы их сосчитать.

С Биллом Гейтсом в Москве, 1997

© Личный архив Александра Галицкого

Я вспоминаю свою встречу в 1994 году с генералом Абрахамсоном, который когда-то руководил программой «Звездных войн» в Пентагоне. Я был в списке авторов нашего ответного ответа, поэтому американцы пригласили меня поговорить.Возможно, Абрахамсон хотел поговорить с кем-нибудь по ту сторону баррикад. Он продемонстрировал некоторые свои достижения…

Надо сказать, что на некоторых трассах мы намного опережали [США].

Почему вам разрешили выезжать за пределы Советского Союза? Вы были хорошо знакомы со многими государственными секретами и наверняка должны были придерживаться определенных ограничений в контактах с иностранцами.

— Верно. У меня была высшая степень допуска — Особая важность так называлась.Или Number One , согласно другой классификации. Зазор Top Secret был оценен ниже.

Но не забывайте, что это были годы, когда Советский Союз был в упадке. Система несколько ослабла. Количество совместных предприятий начало расти в конце 1980-х годов. Я сам ставил подписи на некоторых документах, необходимых для регистрации нескольких таких предприятий.

И моя первая поездка за границу — в Финляндию — последовала в 1990 году.Мне выдали служебный паспорт (синяя обложка) через Министерство электронной промышленности Советского Союза. Когда поехал туда забирать, сначала получил отказ. В прямом смысле! Заместитель министра, ответственный за внешние сношения, нахмурился и сказал, что сам был в Финляндии восемь раз, но не нашел там ничего интересного.

В молодые годы у меня не было недостатка в словах, и я огрызнулся: «Знаешь что? Мне достаточно одной поездки, чтобы решить, стоит ли поездка.«Естественно, большой босс почувствовал себя оскорбленным и сказал мне убираться. Из его холла я позвонил Гуськову и объяснил, в чем дело. Он ответил: «Оставайся здесь и подожди». Через какое-то время заместитель министра велел некоторым своим подчиненным прийти к нему в кабинет, а затем вышел, бросил паспорт на стол передо мной и прошипел сквозь зубы: «Вам не кажется, что с таким начальником, как вы?» Решу все твои проблемы. Отныне ты в моем списке! » Я предпочитал молчать.Просто забрал паспорт и ушел.

Вас пригласили в офис КГБ на Лубянке на брифинг?

— Это не было связано с этим инцидентом. У нас был собственный отдел безопасности — The First Section , в котором работали сотрудники службы безопасности. Повторюсь, империя рушилась, а старые правила устарели.

Мне пришлось вспомнить тот случай в 1998 году, когда у меня истекал срок действия паспорта и его нужно было обменять на новый.Я только что вернулся из командировки в Соединенные Штаты и должен был отправиться в Европу, где моя новая компания уже начала свою деятельность. Я прилетел в Москву за паспортом. Я думал, что вся процедура не займет много времени и очень скоро я буду в пути, но это было легче сказать, чем сделать. Мне отказались дать новый.

На каком основании?

— Из-за моего предыдущего доступа к государственной тайне. Как будто они проснулись почти через десять лет.

В результате, пока моя заявка рассматривалась, мне пришлось вести свой бизнес в Интернете. Фактически, это был мой первый опыт удаленной работы. У меня не было шанса покинуть страну, поэтому инвесторам и сотрудникам пришлось прилетать, чтобы встречать меня в аэропорту Шереметьево.

Часть 2

Никогда не продавать свою родину, несмотря на возможности, августовский переворот 1991 года, решимость сенаторов США, отказ от зонтика и российский менталитет

— Я считаю, что у вас было много возможностей продать Родину, со всеми его секретами, известными вам, если бы у вас было желание?

— Более десяти лет? Ну конечно.Тысячи раз!

— Вас когда-нибудь просили?

— Никогда. Возможно, мой образ поведения не оставлял места для таких предложений.

Каждый раз, когда я собирался совершить поездку в Соединенные Штаты, я получал очень строгие инструкции, но даже без этих инструкций я всегда вел себя прилично, потому что у меня никогда не было намерения что-либо кому-либо рассказывать. Кроме того, все наши американские коллеги были достаточно умны, чтобы сразу увидеть, к кому стоит обращаться с «предложениями о сотрудничестве».”

— Приходилось ли вам писать отчеты о зарубежных поездках после возвращения в Москву?

— Да, но не в КГБ на Лубянке. После посещения Кремниевой долины я даже представил ЦК Коммунистической партии целый меморандум, содержащий мой анализ. Мы обсуждали этот вопрос в офисе на Старой площади 12 августа 1991 года с моим начальником Гуськовым, секретарем ЦК Олегом Баклановым (куратор ОПК) и управляющим имуществом ЦК Николаем Кручиной.

Я помню, что мы выпили по рюмке бренди, чтобы отметить это событие, и договорились, что фундаментальная работа над моим планом начнется в сентябре.

© Сергей Бобылев / ТАСС

— А через неделю последовал государственный переворот, Бакланов оказался среди заговорщиков, а Кручина выпрыгнула из окна, чтобы покончить жизнь самоубийством…

— Этого, конечно, никто не предвидел. Все наши планы рухнули.

— Какое было ваше основное предложение?

— Международная сущность Кремниевой долины была ошеломляющей.Там я увидел офисы Siemens, Nixdorf, Toshiba, Philips, Sony, Alcatel, Nokia, Hyundai и Samsung… Эти компании представляли весь мир. Но ни одного русского имени! В те дни в Советский Союз приезжали представители многих иностранных компаний и частные предприниматели, стремясь наладить взаимовыгодное сотрудничество, но партнерские связи почему-то не складывались. Возможно, всему виной мировоззрение людей и переоценка наших технологий.

Моя идея была проста: советские компании начали бы в Калифорнии со своей продукции и специалистов.На начальном этапе они получат какое-то бюджетное финансирование, но со временем начнут самостоятельно привлекать иностранные инвестиции. Как только дела наладятся, эти предприятия начнут приносить прибыль, и государственная казна вернет вложенные деньги. Я не сомневался, что этот проект будет успешным.

Августовский переворот разрушил все наши планы.

Я услышал новость о том, что происходит, когда ехал в поезде из Новосибирска в Бийск на конференцию по сигнальным процессорам на Телецком озере.Даже новости о том, что происходило в Москве, было трудно достать. Интернет уже существовал, но о мобильных и мобильных телефонах еще никто не слышал. Чтобы позвонить в Москву, нужно было сначала пойти в ближайшее почтовое отделение. Между тем телеканалы все время транслировали балет «Лебединое озеро».

К счастью, суматоха продлилась недолго, но проект Кремниевой долины был безнадежно похоронен.

К тому времени я понял, что идея как таковая не стоит ни копейки, но ее реализация гораздо важнее.Может быть огромное количество фантастических идей, но должны быть люди, способные вдохнуть в них жизнь. В противном случае даже самые прекрасные планы останутся мертворожденными.

Через какое-то время я понял другую истину: совместное предприятие никогда не может быть успешным.

— Почему?

— Конфликт интересов учредителей рано или поздно всплывет. Просто посмотрите вокруг, есть ли много примеров успешных совместных предприятий. У Sony-Ericsson была идея сделать лучший мобильный телефон.Где телефон и где совместное предприятие? Он развалился.

Некоторые автомобильные гиганты тоже слились, это правда, но они продолжали работать как независимые предприятия, конкурирующие в рамках одной холдинговой компании.

Когда компании начинают совместное производство чего-то материального или программного обеспечения, они неизбежно вступают в схватку за командные позиции. Обычно такое начинание рушится или слабые поглощаются сильными.

— И все же вы основали компанию под названием ELVIS +, которая начала работать вместе с американской Sun Microsystems.Кстати, откуда вам пришла идея такого необычного названия?

— Это не имело ничего общего с Элвисом Пресли, если вообще. Мне, конечно, нравился король рок-н-ролла, но все было куда менее поэтично. Название компании — это русское сокращение от «электронные и компьютерные информационные системы».

Что касается Sun Microsystems, то эта компания в период своего расцвета была законодателем мод в мире информационных технологий и Интернета. Благодаря Sun мир использует Интернет-технологии в повседневной жизни и бизнесе с такими инновациями, как Java, Firewall, VPN, RICS-архитектура, Интернет-сети и так далее и тому подобное.Они бросили вызов Microsoft и многим другим. Они были основоположниками культуры, которую Эрик Шмидт позже успешно перенес в Google. Его основали всего четыре человека. Фактически все они в моей возрастной группе. Наше видение мира было очень похоже. Мы ценили технологический прорыв над материальной выгодой. Как человек, выросший и повзрослевший в Советском Союзе, я совершенно не понимал, что такое бизнес, но я очень хорошо знал, что с точки зрения решения системных задач исследований Советского Союза, Подход СССР был достаточно компетентным и эффективным, несмотря на то, насколько несовершенной в некоторых отношениях могла быть плановая экономика.

С Джеффом Байером, Геннадием Гуськовым, Джоном Гейджем и Биллом Джоем во время пикника Sun Microsystems и ELVIS на Волге, 1992 г.

© Личный архив Александра Галицкого

Как я уже сказал, с середины 1980-х я работал над нашим ответом на «Звездные войны» [администрации Рейгана]. Мы разрабатывали различные системы, в том числе для передачи и обмена данными между разведывательными спутниками. Это была рабочая модель, и еще в октябре 1990 года мы продемонстрировали американцам, как IP-пакеты, то есть блоки данных, могут перемещаться в космосе.Они были ошарашены. И 22-слойная полиамидная печатная плата размером с сигаретную пачку, которую я вытащил из кармана в какой-то момент очень небрежно, была изюминкой. Таких плат тогда еще не производили больше нигде в мире!

Еще в 1990 году группа из США во главе с основателем Sun Microsystems Биллом Джоем попросила разрешения посетить наш завод. Я позвонил Гуськову и объяснил, как обстоят дела. Он сказал: «Пусть посмотрят». Без предварительного согласования с соответствующими властями мы позволили группе иностранных специалистов посетить нашу секретную фабрику.

— Насколько хорошо вы тогда владели английским?

— Во всех заявках и резюме мой уровень английского был описан очень окольными и деликатными терминами: «Я могу читать и переводить, используя словарь». Мой английский был достаточно хорош для неформальной беседы, но когда дело доходило до профессиональных вопросов, мое владение языком оставляло желать лучшего.

Конечно, это было большим препятствием. Тем не менее, я начал работать с Sun Microsystems. В октябре 1991 года мне прислали из США 20 высокопроизводительных станций с процессорами SPARC стоимостью более 20 000 долларов за штуку.Не было возможности зарегистрировать компьютеры в ELAS, потому что официально я получал их для личного пользования и не имел права продавать их. Мой коллега, который к тому времени создал кооперативное предприятие, пришел к блестящей идее: «Алекс, не волнуйся. Просто создайте собственную компанию ».

Так началась работа компании ELVIS +. Станции Sun Microsystems внесены в ее уставный капитал. Затем нам было поручено разработать прототип того, что сегодня известно как Wi-Fi — модуль, который нужно вставить в ПК или ноутбук.Мы сделали это еще в 1993 году, но термин Wi-Fi вошел в употребление гораздо позже.

С антеннами и радиоустройствами стандарта 802.11 (Wi-Fi), включая реализацию в пакете PCMCIA, Москва, 1993

© Личный архив Александра Галицкого

— Могу я вас спросить, когда вас допрашивали на украинском языке?

— В конце концов, это был не допрос, а закрытые слушания.

Ясно, что я находился под пристальным наблюдением спецслужб США.Они изучили меня, поинтересовались моим прошлым и составили профиль. Я работал над очень деликатными предметами. Когда началось сотрудничество с Sun Microsystems, даже ястребиные сенаторы забеспокоились: «Что готовится? Финансирование российских проектов? »

Для Sun Microsystems это была первая инвестиция в их истории. Кроме того, первые инвестиции должны были быть вложены в российскую компанию. Они собирались заплатить один миллион долларов за 10% акций ELVIS +.

Решение было принято в офисах на Капитолийском холме.Наши соперники не остановились на некоторых очень неприятных уловках. Например, некоторые утверждали, что я участвовал в создании систем доставки ядерного оружия для анонимных стран Ближнего Востока, что было очень четким намеком на Иран и Сирию.

Это правда, что Академия наук Советского Союза имела контакты с зарубежными коллегами, так как ELAS часто заключает контракты с ведущими академическими учреждениями для проведения некоторых исследований для нас. Вместе нам удалось справиться с самыми разными задачами. Например, мы использовали радиолокационные изображения для создания первой в истории карты Венеры.И мы строили радары для наблюдения и электронные системы, но все это не имело ничего общего с торговлей оружием.

Одним словом, меня попросили приехать в Вашингтон на собеседование. Рядом со мной были два представителя Sun Microsystems, включая юриста. На самом деле этот инцидент иногда заставлял меня чувствовать себя неловко, потому что на входе у меня отобрали паспорт, и я остался вообще без документов. Большая группа сенаторов и сотрудников секретных служб засыпала меня всевозможными неожиданными вопросами, некоторые из которых действительно были очень странными.Для начала меня спросили, чем я занимаюсь в Китае. Но я никогда не был в этой стране! Кто-то сказал: «По нашим данным, вы были в этой стране. С кем вы там встречались и какие вопросы обсуждались? » И так далее.

В конце концов, мне сказали подписать клятву, в которой говорилось, что ни я, ни какая-либо из моих компаний ни при каких обстоятельствах не буду работать на врагов Соединенных Штатов Америки. Я добавил комментарий, что как гражданин России я оставляю за собой право работать в своей стране, если двусторонние отношения официально станут недружественными.Я добавил этот рукописный комментарий к печатному тексту.

Бумага осталась в США. Я все еще сожалею, что у меня не было достаточно опыта, чтобы требовать и хранить копию этого артефакта.

— У вас здесь не было побочных эффектов?

— Видите ли, всякий раз, когда кому-то нужен предлог, они его обязательно найдут. Это верно не только для России, но и для любой другой страны мира. Не волнуйтесь, если авторитетный человек хочет разрушить чью-то жизнь, это можно сделать очень легко.Это уж точно!

Подписывая соглашение с американцами, я спросил: «Откуда мне знать, кто ваши враги?» С этого момента Sun Microsystems каждые две недели будет присылать мне сообщение со списком компаний, внесенных в черный список Госдепартамента…

— Встречались ли у вас в России пути с организованной преступностью?

— Мне действительно приходили «деловые предложения». Честно говоря, я всегда старался оставаться в тени и старался избегать огласки в российских СМИ, опасаясь привлечь внимание каких-то нежелательных типов, логика которых выглядела так: «Ага, этот парень достаточно успешен.Похоже, это корова, которую стоит доить. Но мы не зарабатывали деньги просто для того, чтобы раздавать их зря…

Однажды мне позвонил человек, который в конечном итоге стал магнатом крупного бизнеса. Послание было простым: «Мы предложим вам« зонтик »на четверть вашей компании». Я ответил, что он мне не нужен, потому что «на улице хорошая погода».

Потом был сотрудник одной из наших спецслужб, который отвел меня в лес. Якобы для серьезного обсуждения наедине.Сначала у нас была бутылка джина, но, будучи заживо укушенными комарами, мы пошли ко мне домой, чтобы пойти на вечеринку с бутылкой водки. Я никогда в жизни не пил столько, ни до, ни после! Мой пьяный гость наговорил чушь про какие-то совместные дела и даже намекнул, что у моей дочери могут быть проблемы…

Я понял, что надо немедленно принимать какие-то срочные меры. Через своих знакомых я связался с влиятельным высокопоставленным человеком. Я объяснил, что меня закручивают без всякой причины.При этом все на время заморозилось до 1997 года, когда мы сделали первый VPN для Windows после взлома драйверов Microsoft NDIS. В истеблишменте США последовал огромный шум. СМИ утверждали, что русские могли украсть секреты Sun Microsystems.

В России внезапно началась кампания Федерального агентства государственной связи и информации (ФАПСИ). Здесь стали перепечатывать рассказы обо мне в СМИ США. Ходили слухи, что скоро появится новый миллиардер.Знаете, отношение к очень богатым людям здесь всегда было примерно одинаковым.

Дело открыто.

— Криминальный?

— Нет, они ограничились расследованием, проведенным большой группой с участием высокопоставленных генералов. Имена не назову, некоторые из них до сих пор очень хорошо помнят… Именно тогда у меня были проблемы с получением нового паспорта. В какой-то момент расследование показало, что с момента создания ЭЛВИС + я не получил ни одного госконтракта и не получил ни одного рубля из госбюджета.Видимо, решили, что за решетку будет неправильно…

Андрей Ванденко и Александр Галицкий

© Сергей Бобылев / ТАСС

— Вы когда-нибудь чувствовали, что хотите навсегда сбежать куда-нибудь?

— Нет. Хотя в США я неоднократно слышал настойчивые приглашения остаться и мне даже предлагали вид на жительство. Я отказался от получения грин-карты. Я был уверен, что должен прожить всю свою жизнь с паспортом одной страны в кармане.Я становился все более уверенным в этом, особенно когда меня предупреждали, что каждый раз перед поездкой в ​​США я буду обязан объявлять, куда я собираюсь поехать и по какой причине, и выслушивать рекомендации в ответ, если я буду свободен поехать куда Я планировал. Я ответил, что жил в системе, которая слишком долго ограничивала мою свободу, чтобы иметь желание обменять ее на другую, которая будет делать то же самое. Нет, спасибо!

Намного позже, когда я уже вернулся в Россию с семьей, консул США посетил нас в Зеленограде, чтобы поболтать со мной и моей женой и с грустью в голосе заметил, что нашему сыну Александру, должно быть, очень не хватает американских игровых площадок. .

Надеюсь, моя история была для вас достаточно интересной.

— Мы постепенно приближаемся к следующей важной главе вашей жизни, к моменту, когда новатор превращается в инвестора.

— Знаешь, пока ты сосредоточен на инновациях, все инвесторы вокруг тебя выглядят идиотами. По крайней мере, большинство из них. Вы смотрите на них и думаете, что они очень заблуждающиеся люди и их образ мышления странный. Вы хотите изменить мир, но они могут говорить только о приоритете денежных потоков, не видя величия ваших идей.

Иногда эта особенность бросалась в глаза и сильно раздражала. Однажды инвесторы фактически заблокировали очень прибыльную сделку, которая могла бы позволить нам заработать намного больше. Я до сих пор помню, как был разочарован результатом. Компания Trustworks Systems была продана, и я совсем не хотел оставаться в ней. Я остановился, чтобы подумать, что мне делать дальше. И у меня возникла очень интересная идея. Я попытался стать «правильным» инвестором: нанял людей, дал им деньги, и они начали работать над моей идеей.

— О чем это было?

— Управление расходами на корпоративные телефоны. В то время роуминг был большой проблемой в Европе. Людям, путешествующим из одной страны-члена Евросоюза в другую, приходилось тратить колоссальные суммы денег на мобильную связь. Однажды ко мне пришел друг из Голландии и сказал: «Мой босс хочет, чтобы я представил отчет, какие звонки я совершаю со своего служебного номера, где и почему. Я встречаюсь с его дочерью и не хочу, чтобы он узнал о нашем романе раньше, чем следовало бы.Я ответил: «Моя идея состоит в том, чтобы создать специальное программное обеспечение, способное идентифицировать ваши личные контакты, чтобы все связанные с этим расходы вычитались автоматически».

Мы сидели в ресторане и обсуждали проблему за бокалом вина. Так родилась идея. Я сказал: «Давайте создадим компанию». Затем я нашел нужных людей, у которых все получилось. Сам я не был в настроении делать это, потому что привык работать над более крупными проектами.

В 2003 году я поехал в Непал, чтобы задуматься над смыслом жизни.После нескольких горных прогулок я спустился на землю и… начал распределять свои деньги между разными стартапами.

— Много ли было?

— Компаний?

— Нет. Денежные средства .

— Достаточно, чтобы вложить какое-то место по принципу «десять процентов — не большая потеря».

— Потом меня попросили провести ТехТур для иностранных инвесторов в России. Это была хорошо зарекомендовавшая себя платформа в Европе, но по какой-то причине здесь она никогда не работала.TechTour стал для меня поворотным моментом. Когда я приехал сюда, я увидел «Лабораторию Касперского», Яндекс и SWSoft, которую в итоге переименовали в Parallels, Acronis и SJlabs… Я подумал: «Какие они замечательные компании!»

Но инвестировать в них западные партнеры не торопились.

— Почему?

— Я до сих пор задаюсь этим вопросом. Возможно, было недоверие. Насколько я помню, это было в 2005 году. После Беслана… Словом, я на все это посмотрел и подумал: «А что, если я сам попробую вложить в это деньги? Так началось мое преобразование.

© Сергей Бобылев / ТАСС

— Но в первом фонде «Алмаз», который вы создали в 2008 году, не было российских денег. .

— Верно. Нуль. Были задействованы только западные инвесторы. Cisco пришла первой. Во втором фонде проявилась российская росток: частные инвестиции деловых людей.

— Вы упомянули, что не очень любите иметь дело с отечественным бизнесом, это правда?

По большому счету, да.Мой скептицизм в основном связан с неспособностью наших сотрудников правильно определять приоритеты. Опытный инвестор настроен выполнять взятые на себя обязательства в первую очередь даже за свой счет. Это вопрос мышления. Многие наши отечественные инвесторы думают иначе. Мы лучше нарушим обещание, но никогда не соглашаемся сокращать личные расходы.

Как это выглядит на практике? Такой человек может прийти и сказать: «Извини, приятель, но мне нужно купить новую яхту».

— Что-то в этом роде.«Доходы не такие хорошие, как раньше», «Моя жена хочет полететь на Мальдивы»… Такие аргументы звучат недостаточно серьезно, но люди используют их снова и снова.

— А как вы ответили?

— Что скажешь? Слава богу, до сих пор не дошло до того, что нужно было применять какие-либо санкции, изложенные в договоренностях. Например, можно было бы лишить неплательщиков определенной доли прибыли в качестве штрафа и так далее. Таких инцидентов не было, но все время идти близко к ветру очень сложно.Потому что, как правило, за это приходится платить из собственного кармана. И даже после этого еще неизвестно, принесет ли инвестор ожидаемую сумму денег или нет. Есть риски.

— Это значит, что вы очень избирательны в приеме новичков?

— Естественно. Вы не можете доверять первому, кого встретите. Лучше отказаться от выгодного предложения и десять раз подумать, чтобы в итоге выбрать подходящего партнера. Эти отношения строятся на долгие годы.Какой смысл заключать сделку с теми, кому вы не доверяете?

Я с самого начала стараюсь очень скрупулезно подходить к выбору сотрудников. Правда, некоторые люди испытывали финансовые затруднения, но все они кропотливо выполняли взятые на себя обязательства. У меня нет ни к кому претензий. Возможно, мне повезло. Я знаю много случаев, когда венчурные фонды создавались на деньги LP — предоставляемые крупными частными инвесторами, которые в конце концов решили уйти. Подобные сделки выглядели не очень по-джентльменски.Повторяю, мне очень повезло с выбором партнеров. Они были отобраны очень тщательно. Рекомендации моих институциональных инвесторов, таких как Европейский банк реконструкции и развития, были очень полезны. У них есть свои списки, они внимательно изучают тех, кто хотел бы присоединиться к проекту, и консультируют нас по выбору, который мы собираемся сделать — этот хороший, а другой — совсем не годный. Но решать, конечно же, нам.

С партнерами «Алмаз Капитал» на острове Нантакет, 2016

© Личный архив Александра Галицкого

— А ваше сотрудничество, скажем, с Вексельбергом, находящимся под санкциями, сопряжено с дополнительными рисками для вас?

— По этой причине у нас никогда не было проблем.Все очень просто. Есть строгие правила, и их нужно соблюдать. Если определенное событие уже произошло, принятые ранее деньги остаются в обращении, но вы не можете брать больше. Представьте, что я основал фонд, в котором десять человек находятся под санкциями. Понятно, что такой наряд не сможет выжить в США или Европе. Это не продлится и дня. Но если санкции будут введены после создания фонда, мы просто не сможем распределить заработанные им деньги.Он должен быть заморожен и бездействовать до тех пор, пока не будет получено разрешение на его использование. Но это не наше дело.

— Хорошо, а как насчет системы цифровой маркировки Honest Mark, в которой вы участвуете вместе с Алишером Усмановым и Ростехом? По сути, это государственный контракт, но вы все время заявляли, что не работаете на государство.

— В проекте нет ни рубля бюджетных денег. Он полностью финансируется за счет частных денег.Общие затраты составляют около 200 миллиардов — 100 миллиардов — наши, а остальные 100 миллиардов — извне. Я обсуждал этот проект с Европейским банком и Международным валютным фондом. Всем это нравится, потому что это может способствовать инновациям в России. Если бы не проблемы с санкциями и, как следствие, проблемы сотрудничества с другими странами, эту модель можно было бы тиражировать по всему миру. По одной простой причине: он пользуется большим спросом.

Это приносит пользу предприятиям, государству и частным лицам.

Возьмите острую проблему пресной воды. Как можно контролировать качество и разоблачать мошенников-конкурентов? Один производитель берет воду из артезианской скважины, другой — из природных источников, а третий добавляет химикаты в воду, текущую из-под крана. У воды примерно такой же вкус, но эффект разительно другой.

Согласитесь, это очень деликатный вопрос.

Как вы думаете, почему производители табака поспешили приветствовать идею цифровой маркировки на всех товарах? Огромное количество контрафактной продукции поступает в Россию из соседних государств.QR-коды являются препятствием для теневых поставок. Тем более, что QR-коды могут быть автоматически напечатаны на пачках сигарет, а процесс наклеивания акцизных марок замедляет производственную линию на 30%.

То же самое и с товарами медицинского назначения, где социальный аспект и вопрос качества не менее важны.

Категории товаров, подлежащих маркировке, определяются властями в процессе наведения порядка в бизнесе. Никаких контрафактных товаров. Все нужно учитывать с точки зрения налогообложения и прозрачности доходов.

Текущее сопротивление очень сильное. Понятно, что этот проект многим не нравится, так как он может нарушить многие нелегальные логистические цепочки. Отслеживание товаров позволит контролировать процесс от начала до конца. Брокеры, которые привыкли получать свой кусок пирога по пути, оказываются в стороне.

Я уже упоминал о лекарствах. Очень важно быть уверенным, что в ближайшей аптеке вам продадут именно то лекарство, которое указано на упаковке.

Или возьмите продукты. Неправильно декларировать продукт как «Свежее молоко», если на самом деле оно состоит из порошка. Эти два продукта различаются по статусу, цене, качеству и влиянию на здоровье потребителя. Коды позволят маркировать продукцию и отслеживать все контрафактные товары.

Но разве нельзя подделать ваши QR-коды? Есть очень находчивые люди, которые могут сделать все…

Теоретически все можно повторить в этой жизни, но разница в том, что в конце концов обидчик будет разоблачен.

— Вы нажили много новых врагов?

— Понятия не имею. По крайней мере, мне до сих пор удается обойтись без личных телохранителей. Никогда не думал, что есть смысл иметь их.

Возможно, наш проект по маркировке продукции задел чьи-то интересы, нарушил определенные схемы зарабатывания денег и лишил их дойной коровы часть их дойной коровы, но в конце концов необходимо навести порядок.

Я уверен, что производство лекарств, детского питания и безалкогольных напитков, безусловно, нуждается в системе полного контроля.Что касается сопротивления, о котором вы упомянули, я к нему привык. Нечто подобное мы пережили, когда начали реформу кассовой системы, которая принесла огромные выгоды государству. В те дни давление было огромным, но в наши дни вся национальная статистическая система основана на нем, даже во время пандемии.

Это было абсолютно новаторское начинание. Реформа кассового аппарата породила множество других замечательных проектов. Последовал интеллектуальный подъем, породивший новые вертикальные цепочки команд сверху вниз.

— Но везде, где присутствует государство, нередко бывает и коррупция.

— Не в отношении маркировки товаров. Коррупция здесь невозможна. Раньше я думал, что любой бизнес начинается с какого-то технологического решения, которое представляет большой интерес, но потом я пересмотрел свою точку зрения, потому что понял, что услуга и спрос на определенный продукт являются первопричиной всего. Затем появляются технические средства и решения, позволяющие предоставлять как востребованные услуги, так и товары.

Проект маркировки продуктов — это шанс для создания стартапов. Скажите, разве не стоит создать умную медицинскую коробку, содержащую всю информацию о лекарствах, доступных дома, о том, как их правильно принимать, и о сроках годности? Вся информация будет основана на сканированных QR-кодах. Это будет намного проще, чем пытаться читать инструкции, написанные крошечным шрифтом.

Для успеха инноваций должен быть правильный мотиватор. Уверен, что проекты частно-государственного партнерства, запущенные для решения социально значимой задачи, обязательно принесут что-то новое.

Раньше бюджетные деньги направлялись на технологии для решения национальных проблем. Сама же оборонка служила локомотивом развития. Сегодняшняя ситуация иная.

— Правильно ли я понимаю, что кампания по маркировке продуктов — один из ваших приоритетных проектов?

— Пробный шар. Смогу ли я что-то делать в России? Я знаю, что сегодня мне многое запрещено делать. Я хочу узнать, что разрешено.

— А вам что запрещено?

— Я вам уже говорил: устав Almaz Capital не позволяет инвестировать в Россию.

— Зарегистрирован ли «Алмаз Капитал» в США?

— Нет, наш третий фонд зарегистрирован в Люксембурге. Европейские инвесторы попросили нас перевезти его туда с Каймановых островов. Типичная процедура для транснациональных фондов.

— Сильно ли изменилось отношение к россиянам за последние годы?

— Да, конечно.После Крыма.

© Сергей Бобылев / ТАСС

И не только к деньгам или инвесторам. Есть определенные ограничения на привлечение специалистов из России. Новая волна! Официально нигде не говорится и прямо вам никто не скажет, что российских специалистов нельзя нанимать, но неофициально они очень нежелательны. По этой причине многие российские компании, вышедшие на зарубежные рынки, пытаются скрыть свое происхождение.

Таковы текущие реалии. Но внешние обстоятельства сильно отличаются от желания сделать что-то полезное для России.Центр исследований перспективных технологий (CRPT), которому поручено разработать систему цифровой маркировки, стал для меня лакмусовой бумажкой. Когда онлайн-кассы еще только создавались, я не скрывал своего намерения продвигать инвестиционные возможности для «Алмаза». И хотелось бы, чтобы проект по маркировке продукции принес свои плоды. Правда, какое-то сопротивление продлится какое-то время. Не будет конца шуму и слухам об ограблении страны, но я верю, что не только государство, но и бизнес, и потребители тоже увидят выгоды.

Часть 3

О мотивации, фишинге, мошенничестве, находчивости в бизнесе, полигамии и любимых «женах»

— Но вы решили начать проект по маркировке продуктов, конечно, не в благотворительных целях. Сколько вы надеетесь заработать на каждом QR-коде?

— Пятьдесят копеек. Поверьте, вопрос денег в данном случае не самый главный. Я рассматриваю это как попытку внедрить инновации. Правда, будет совсем неплохо, если удастся получить отдачу от вложенных средств.Нас пытались остановить на каждом шагу: исключим молоко, лекарства и минеральную воду. Все дело на грани. Пока что мы в минусе.

Хотя мультики про новые яхты Алишера Усманова видел. Думаю, его старый совсем неплох. Что касается меня, то я вообще обхожусь без яхт.

Почему?

— На мой взгляд, это не способ вложения капитала, а вульгарное тщеславие.Сначала люди спешат покупать такую ​​роскошь, но потом многие владельцы таких дорогих игрушек задумываются о том, чтобы избавиться от этой ноши. Я уже объяснял вам, что познакомился с американскими миллиардерами, когда был еще молодым человеком, и они рассказали мне все о материальном достатке. Счастье в другом месте.

Посмотрите на ведущие имена в ИТ-бизнесе. Наши СМИ любят придумывать истории о своих сказочных поместьях на Гавайях и других предметах роскоши … А пока я вижу совсем другое.Большинство из них — очень аскетичные люди, очень спокойно относящиеся к материальным ценностям. Какой смысл покупать яхту, если пользоваться ею можно не чаще одного раза в год?

Как вы думаете, наши толстые кошки когда-нибудь насытятся?

— Я на это надеюсь и верю даже в этом. Я вижу, что все больше и больше богатых людей в России перестают думать, что они могут снова и снова не тратить деньги на дорогие вещи, и вкладывают частные деньги в то, что принесет обществу много пользы.Концептуальный взгляд на мир и события вокруг нас обязательно изменится.

Какова ваша личная мотивация?

— Я был бы счастлив увидеть инновационную Россию. Я хочу, чтобы российский капитал работал внутри страны, а не за ее пределами. Это объясняет, почему я пытался продвигать идею, которая на первый взгляд кажется очень простой: инвестиции в обмен на рынок или рынок в обмен на инвестиции. Как вам больше нравится.

Как только спрос будет гарантирован и размер рынка станет ясным, как частный бизнес, так и государственные компании могут пойти на риск.Главное — обеспечить обязательства сторон в так называемом государственно-частном партнерстве.

Проекты могут быть разными, например, умная дорога (для перевозки грузов между Китаем и Европой всего за 12 дней с такой же стоимостью, как и доставка морем) или умный дом (каждый новопостроенный дом может быть сдан в эксплуатацию). только при наличии умной системы управления ЖКХ) и так далее, и тому подобное. Такие проекты реальны и чрезвычайно важны. За ними стоят реальные клиенты, и они будут гарантировать спрос на новые инновационные Интернет-решения, компьютерное программное обеспечение и радиоэлектронику.

Это мое представление о том, как вести бизнес по запуску новых проектов: создавать спрос на инновации через технологические вызовы для бизнесменов и инженеров, а не за счет так называемого импортозамещения.

Кроме того, мы можем производить конкурентоспособные солнечные батареи. Таким образом, поставим задачу установить на крышах 5-10% всех новостроек с такими панелями. Я считаю, что важны не только деньги, которые я могу заработать, но и конечный результат, если вся цепочка от программного обеспечения до микропроцессора будет работать достаточно хорошо.Главное — сколько новых компаний появится, смогут ли они быть конкурентоспособными на мировом рынке и какова будет их капитализация.

Деньги — показатель, показатель успешности проекта. Хотя попасть в список Forbes никогда не было моей целью. Это не моя конечная цель.

Все остальные говорят то же

— Я рассказал вам историю своей жизни. В советское время моя карьера резко выросла к 1990-м годам. Вы меня спрашивали, есть ли у меня частный самолет.У ELAS было три, и в любую минуту я мог приказать любому из них самому отправиться в деловую поездку или, как главный дизайнер фирмы, позволить правительственному министру или другому высокопоставленному чиновнику или агентству воспользоваться этим.

И за один день жизнь изменилась в одно мгновение. Все эти льготы и привилегии исчезли. Это похоже на поездку на американских горках. Я уже несколько раз переживал такие взлеты и падения.

В 2000-х я потерял очень много денег после того, как вложил их в трастовый фонд. Я был слишком сосредоточен на собственном бизнесе.А в прошлом году меня снова лишили крупной суммы.

Каким образом?

— Я бы сказал, очень банально, к моему сожалению. Мы с моим старым добрым другом и партнером, хорошо известным в ИТ-бизнесе, попали в ловушку мошенничества.

Я перевел ему ссуду, но деньги закончились на чужом счете в Гонконге.

Как такое возможно?

— Все очень просто. По данным полиции Гонконга, подобные инциденты случаются 5-6 раз в неделю.Существуют международные криминальные группировки, занимающиеся фишингом. Сначала выбирают определенного человека и ставят за ним наблюдение. В этом сегодняшнем интервью мы оба много чего обсуждали. Кто-то может завтра прочитать это интервью и сказать: «Ага, этот парень в списке Forbes, у него есть собственный фонд, активы и проекты … Он заслуживает более пристального внимания».

Вот так они начинают приближаться к своим будущим жертвам. Думаю, за мной давно шпионили. Однажды они, должно быть, взломали мою переписку с моим другом и отличным айтишником.Подозреваю, что это произошло в Китае, где я по неосторожности оставил телефон в номере отеля на три часа. Или гаджеты моего друга могли быть взломаны. В его компании работают очень разные люди.

Различные программные продукты по-прежнему имеют много слабых мест. Или мы могли бы предоставить нашим секретарям доступ к нашим корпоративным почтовым ящикам, чтобы они могли управлять ими и писать ответы на скучные сообщения. Есть такая специальная функция.

Мне трудно сейчас сказать вам, что произошло на самом деле, но факт в том, что кто-то незаметно подключился к нашей переписке.

Итак, вы перевели деньги, и они попали не на тот счет, верно?

— Это была потрясающая афера. Когда я рассказал основные моменты Тимуру Бекмамбетову, он ответил, что это готовый сюжет для голливудского блокбастера. Идеально вписывается! А знакомый мне продюсер, с которым я познакомился на Тайване, подтвердил каждое слово Тимура. Просто добавьте в этот микс женского персонажа и немного романтики, и успех будет более чем гарантирован. Это привлекло бы огромную аудиторию.

© Сергей Бобылев / ТАСС

Не могли бы вы рассказать нам полную историю того, как все это произошло?

— Я до сих пор не знаю, как мы с другом попали в ловушку, но само собой разумеется, что в какой-то момент мы попали на чей-то радар. Были открыты и зарегистрированы специальные компании, созданы доменные имена… Это была масштабная шпионская кампания! Вы можете провести целый год, не зная, что вас отметили как потенциальную цель, и что некоторые люди просто смотрят и ждут подходящего момента, чтобы приманить крючок, чтобы вы его проглотили.

Все люди, когда время от времени сталкиваются с какими-либо проблемами, обращаются за помощью к своим друзьям и партнерам. В моей переписке с другом упоминался такой вопрос. На кону была довольно крупная сумма денег.

Насколько большим он был?

— Я бы предпочел об этом помалкивать. Миллионы долларов…

Когда мы начали обсуждать вопрос о кредите, вмешались мошенники. До этого они изучали наш менталитет, в том числе стиль письма и манеры.После этого начали незаметно подменять сообщения, которыми мы обменивались. Точнее, чтобы они смешались сами по себе и направили всю дискуссию в желаемое русло.

Вы не подозревали, что что-то не так?

— Разве я не говорил вам, что там работали какие-то профессиональные руки ?! Они не расстроили наш диалог, но присоединились к нему. Конечно, они могли видеть только часть сообщений, которыми мы обменивались. Кроме того, мы обсуждали некоторые вещи по телефону, и мошенники не знали некоторых нюансов, но наши последующие ходы дали им понять, что мы имели в виду, чтобы они могли продолжать играть в свою игру.

— Как я уже сказал, иногда я могу попросить некоторых из моих коллег написать для меня деловое письмо, которое я в конечном итоге отправлю сам. Люди, которые знают меня достаточно хорошо, сразу поймут, что я не был автором какого-то конкретного сообщения. У каждого человека неповторимый стиль, и подделать его очень сложно. Мошенники, о которых я вам рассказываю, очень преуспели в этом отношении. Не знаю, использовали ли они искусственный интеллект или нет, но они проделали большую работу. А потом они начали дергать за ниточки, хотя никто из нас этого не осознавал.Например, в какой-то момент они могут отключить почтовый ящик, предотвратить доставку письма или заменить его другим…

Они проявили недюжинное мастерство и мастерство. Подумайте только, мы с моим коллегой очень часто переписывались друг с другом, но в этой ситуации я совершенно не подозревал, что нас обоих все время обманывали. В конце концов, они даже прислали нам сертификаты для проверки их компании и предоставили все остальные документы, которые мы запрашивали, и … деньги пошли не на тот счет.

В разгар этого эпизода я летел в Сан-Франциско из Амстердама. На борту был доступен Wi-Fi, и я все еще мог пользоваться телефоном. Сначала я пропустил телефонный звонок, и когда я попытался перезвонить, номер моего друга был занят. Я написал ему сообщение: «Как дела? Деньги были отправлены вам три дня назад ». Его ответ был: «О чем ты говоришь? Я ничего не получил ». Я был шокирован. Самолет уже был на взлетно-посадочной полосе. Я сделал лихорадочную попытку позвонить по телефону, но бортпроводники поспешили предупредить меня, что все мобильные должны быть выключены во время взлета и подъема.Я был вне себя от гнева. Во время этого полета единственная мысль, которая приходила мне в голову снова и снова, заключалась в том, что двое опытных взрослых были обмануты, как маленькие дети …

В Сан-Франциско мой сын встретил меня в аэропорту, и мы пошли обедать в компании коллег. Когда мы приехали, все они уже были проинформированы о случившемся. Удивительное совпадение, что один из членов совета директоров компании моего друга был бывшим главным юристом Агентства национальной безопасности США.В 1997 году именно АНБ изучило случай использования VPN для среды Windows, которую мы разработали и лицензировали, а затем продали Sun Microsystems. Он был хорошо зарекомендовавшим себя и известным человеком. Когда он узнал об инциденте с переводом денег на неправильный счет и о том, что я был замешан, он вспомнил тот старый случай и сделал все возможное, чтобы помочь. Эту транзакцию можно было остановить только с помощью неофициальных ресурсов. Аккаунт не может быть заморожен без решения суда.

Сделка была заблокирована, и все формальные процедуры и судебные слушания были проведены позже.

Удалось ли вернуть деньги?

— Каждая копейка. Минус судебные издержки.

А мораль рассказа такая?

— Мир стал более агрессивным. Публичность — это не всегда хорошо. В наши дни всем следует быть гораздо осторожнее. За вами могут следить и шпионить. Возмутители спокойствия могут ждать повода, чтобы использовать его в своих корыстных целях.

Но, честно говоря, я не изменил своего отношения к жизни.В корне неправильно не доверять окружающим. Все случаи разные. А теперь я еще больше убедился в том, что деньги — одно из худших зол человечества.

© Сергей Бобылев / ТАСС

В самом деле?

— В некоторой степени да. По крайней мере, я так это вижу.

Деньги побуждают людей предавать друг друга и совершать другие проступки, которые ставят их в ситуации, из которых они не могут выбраться. Есть много подобных очень грустных историй.

Какой выход?

— Простить. Я не вижу смысла затаить обиду, не говоря уже о том, чтобы свести старые счеты. Если человек осознает, что совершил подлый поступок или поступок, это очень хорошо. Однако тем, кто не может признать свою вину, ничем не помочь.

Зачем суетиться? С точки зрения вечности наша жизнь длится мгновение…

Помогает ли эта философская точка зрения?

— Не могу поклясться, что меня не обманут еще дюжину раз.Как можно узнать это заранее? Все относительно. Некоторые скажут, что поведение коллеги является мошенничеством, а другие ответят, что это изобретательность и неотъемлемая часть частного предпринимательства. Нечестных людей можно найти в любой сфере бизнеса. Они пользуются неопытностью и доверчивостью других людей. Такие вещи случаются время от времени. Помните фильм Силиконовая долина ? Инженер, пытаясь произвести благоприятное впечатление на своего потенциального работодателя, раскрывает детали своих идей, а банда из 30 специалистов, сидящих рядом с начальником, записывает все, чтобы попытаться реализовать его предложения самостоятельно.Какое правильное название для этого? Обман слишком наивного человека?

Еще раз хочу сказать, что многое зависит от отношения человека к той или иной жизненной ситуации. Я прирожденный фаталист. Много раз я попадал в самолет, у которого были какие-то технические проблемы в воздухе, но это не заставляло меня прекращать полеты. Или возьмем пандемию коронавируса. Некоторые из моих партнеров недоуменно разводят руками: что заставляет вас ходить туда-сюда и везде, путешествовать и рисковать? Ты в здравом уме?

Конечно, я пытался принять разумные меры предосторожности, но в то же время говорю себе, что не могу избежать неизбежного.Даже в бетонном бункере можно заболеть. Случайное чихание кого-то может вызвать у вас заболевание.

Я за разумную достаточность и разумный риск.

— Чего еще можно ожидать от венчурного капиталиста… Вы одновременно работали над разными проектами, за которые вас и ваших коллег окрестили многоженцами. Можете сказать, какая сегодня самая любимая жена в гареме «Алмаз Капитал»?

— Есть несколько «жен», пользующихся статусом «фавориток».И это большая проблема. Когда вы вкладываете деньги в какую-то компанию, все они становятся для вас прекрасными, близкими и дорогими.

— Но невозможно так полюбить их.

— Правда, на определенных этапах некоторые могут потребовать большего внимания, и не обязательно самые лучшие. Некоторые способны расти без дополнительной помощи, а вот средним и чужакам следует протянуть руку помощи. Верно, что некоторые из них безнадежны, у них нет шансов выжить, и вам нужно выбрать, на чем вы должны сосредоточить свои усилия — на спасении самых слабых или помощи другим, у которых еще есть возможность выздороветь.

Меняются обстоятельства, меняется текущая рыночная ситуация и устаревшие технологии. На анализ нужно время…

А какой из предыдущих проектов вам больше всего нравится?

— Очевидно, твоя первая любовь никогда не умирает… В самом начале у нас был видеомессенджер Qik, который мы продавали Skype. Я сожалею только о том, что мы ушли слишком рано. Наши соинвесторы были слишком жадными и хотели нажиться, а нам, безусловно, следовало бы приобрести больше акций.Хотя бы на половину суммы.

Шесть месяцев спустя Skype был продан Microsoft по цене в шесть раз выше.

— А за сколько продали?

— По цене акций на данный момент.

— А в натуральном выражении?

— Нам заплатили один миллиард долларов. Покупатель был готов расплатиться акциями, но мы брали деньги со скидкой. Это нормально для таких сделок. А потом компанию продали за шесть миллиардов…

Эта сделка стала историей.Но все могло случиться по-другому. Воспоминания об этом еще свежи, как и уроки, которые я извлек. Например, пара правильных телефонных звонков может резко изменить цену.

С командой Almaz Capital в Италии, 2019

© Личный архив Александра Галицкого

— Разжигая интерес к сделке?

— Конечно. Конкуренция толкает цену вверх. Если некоторые крупные игроки начинают действовать, все остальные начинают нервничать из-за страха потерять выгоду.Психологический аспект очень важен при инвестировании.

Это дуэль, которая никогда не прекращается, как соревнования по армрестлингу. Я уверен, что энергетический вампиризм действительно существует, а внутренняя мотивация — это генетическое качество. Помните, мой отец запустил свой последний проект, когда ему было уже за 80 лет. Я просто не представляю, как можно сидеть сложа руки. Думаю, я сойду с ума, если мне нечего будет делать серьезно. Более того, я продолжаю встречаться с молодыми людьми и заимствовать у них энергию.Я не могу видеть себя со стороны, но когда смотрю в их глаза, горящие энергией и энтузиазмом, я начинаю чувствовать то же, что и они. Когда я слышу, как они строят планы на 20 лет вперед, я забываю свой возраст и присоединяюсь к процессу. Очень полезный опыт.

— И, создав свой третий фонд Almaz Capital, вы фактически дали обещание оставаться в бизнесе еще десять лет.

— На самом деле осталось восемь лет, но все же это довольно большой срок.Я согласен. Я взял на себя определенные обязательства. Есть такой термин, как «ключевая фигура». Если ключевая фигура, в данном конкретном случае, искренне Ваш, решит выйти, LP, основные партнеры могут сказать, что дело совместного фонда окончено. Они могут свободно идти вперед, но в то же время получают право покинуть Almaz Capital. Я был бы ужасно расстроен, увидев это, потому что этот фонд — мое детище, и я надеюсь, что у меня будет еще много поводов, чтобы поднять бокал и отметить несколько успешных сделок.

— Бокал шампанского?

— Разве мы не узнали в самом начале интервью, что чрезвычайно важно иметь достойный повод для празднования? Тогда выбор напитка будет намного проще.

Повестка дня | LeWeb’14 Париж

  • Уведомлений пока нет.
  • Править Профиль
  • Настройки
  • Пригласить друзей
  • Выйти
Переключить навигацию
    Зарегистрированный пользователь? Авторизоваться Забыл пароль? Зарегистрироваться Новый пользователь? Зарегистрироваться Забыл пароль? Авторизоваться

    На базе Bizzabo

    Связаться с организатором

    На базе Bizzabo

    Связаться с организатором

    Forbes.com — Статья журнала

    Forbes.com — Статья журнала

    Финансирование стартапов вместо коктейлей В этом году из золотых чаш венчурных капиталистов в области высоких технологий выльется двенадцать миллиардов долларов. Это на 340% больше, чем в 1992 году. Так где же ваш?

    Любитель! Вы недостаточно просили! Это был тот жалкий крик о первом раунде «всего $ 200 000», который вас и убил.

    Такая противоположная логика — чем больше вы просите, тем выше ваши шансы — предопределяется экономикой, лежащей в основе профессиональных венчурных фирм. Работайте с числами, и вы поймете почему. Среднестатистический партнер венчурного капитала обходится в 500 000 долларов в год, если подсчитать базовый оклад, добавить офисные расходы и обязательную аренду BMW 750i. Плата за управление, получаемая партнерством, составляет 2,5% в год. Следовательно, каждый партнер должен управлять или инвестировать 20 миллионов долларов в год только для того, чтобы заработать себе на жизнь.

    Это создает, по словам Джека Карстена, проблему с пропускной способностью.«Большинство венчурных капиталистов могут обрабатывать только 8 или 10 сделок в год. Вы можете уделять столько времени и сидеть на таком большом количестве досок. Следовательно, сделки должны составлять в среднем от 2 до 2,5 миллионов долларов за штуку. Просите о чем-либо, кроме 1 миллиона долларов, и вы» буду смеяться со сцены «.

    Карстен, 56 лет, знает правила игры. Раньше он был венчурным капиталистом в US Venture Partners в Менло-Парке, гигантской фирме с 525 миллионами долларов под управлением. Он сгорел. «Я устал от конкуренции, эго, превосходства».

    Сегодня Карстен занимает туманное положение чуть ниже венчурного капитала, где запросы на 200 000 долларов не высмеиваются.Он является «инвестором-ангелом» и руководит Группой ангелов Кремниевой долины, объединяющей 70 богатых людей, которые объединяют свои деньги и вкладывают их в стартапы.

    Ангелам почти три года, и они встречаются во вторую среду каждого месяца в разных местах Пало-Альто. Во время ужина из Мерло, салата из авокадо и обжаренного желтоперого тунца они слышат голоса трех предпринимателей. «Каждому докладчику дается 20 минут», — говорит Карстен. «После этого мы разговариваем за столом. Если нам понравится сделка, некоторые из нас снова пригласят предпринимателя, чтобы задать два часа трудным вопросам.

    Карстен говорит, что около трети предпринимателей, которые составляют список обедов, получают финансирование. Инвестиционная «золотая середина» составляет от 250 000 до 1 миллиона долларов, при этом каждый участвующий член-ангел обычно вкладывает 50 000 долларов. Любой предприниматель, который проходит через жемчужину Ангелов Гейтс получает чек примерно через три недели.

    Ангелы, которые поддерживают связь с помощью уютного информационного бюллетеня, похожего на церковный бюллетень, могут действовать как любители возврата, но на самом деле их члены составляют «Кто есть кто» в Кремниевой долине.Третьи, говорит Карстен, — бывшие венчурные капиталисты, такие как Джефф Пикард, основатель Merrill Pickard Anderson & Eyre. Еще треть — это крупные корпоративные деятели прошлого и настоящего, такие как Дин Мортон из Hewlett-Packard. Кроме того, есть великолепно породистые люди без титула, такие как Энн Бауэрс, вдова соучредителя Intel Роберта Нойса. «Она крупный игрок», — шепчет Карстен, бывший вице-президент Intel по продажам в начале 1970-х годов.

    Поскольку в среднем Ангелы инвестируют всего 18 месяцев, пока рано говорить о том, как у них дела.Пока что победителем «большого ангела» является Oasys, телекоммуникационная компания промежуточного уровня, проданная Cabletron в январе за 9 миллионов долларов. Карстен говорит, что Ангелы утроили свои деньги за шесть месяцев.

    Две трети сделок Ангелов потребуют больше денег в будущем, и гораздо больше, чем Ангелы могут предоставить, говорит он. «Вот когда мы передаем их настоящим венчурным капиталистам». — Богатый Карлгаард, компьютерный товарищ. Переворот шифрования. Именно советский аппаратчик Саша удивил всех прошлой весной, когда ему удалось свергнуть строгого У.Торговая политика и проложили путь к открытым рынкам. Большинство наблюдателей думали, что сторонники свободного рынка, воспевающие имя Джона Голта, возглавили бы обвинение. Но они этого не сделали. Это сделал российский компьютерный предприниматель Александр «Саша» Галицкий. Он воспользовался лазейкой в ​​законе: если правительство США запрещает американским компаниям-разработчикам программного обеспечения экспортировать технологии шифрования, то почему бы как иностранцу не разработать ту же технологию, заключить сделку с американской компанией и полностью обойти закон? Именно это и сделали он и Sun Microsystems.

    И, как выясняется, фанатичный сторонник свободного рынка никогда не смог бы сделать такой смелый шаг. Для этого понадобился такой человек, как Галицкий, человек, не понаслышке знавший о столичных переворотах.

    Шесть лет назад Галицкий, которому сейчас 42 года, был вторым человеком в компании «Элас», советском производителе аэрокосмической электроники. Он пытался разработать низкоорбитальную спутниковую систему для коммунистического правительства. 12 августа 1991 года он встретился с представителями правительства в Кремле и предложил нечто немыслимое.Он сказал своему начальству, что для успешного завершения проекта Эласу необходимо тесно сотрудничать с американскими компаниями. К его изумлению, коммунистические чиновники согласились. «Мы пили коньяк, и я был счастлив», — говорит Галицкий, который, если бы не его ломаный английский, мог бы сойти за растрепанного, одетого в докеров предпринимателя из Кремниевой долины.

    После встречи Галицкий вылетел в Сибирь на научный семинар. Шесть дней спустя он ждал на вокзале своей поездки домой. Поезд так и не пришел; страна стояла в тупике.Вернувшись в Москву, хунта из восьми человек устроила переворот, заключила в тюрьму главу Коммунистической партии Михаила Горбачева и захватила власть. Через несколько дней после этого появился новый лидер Борис Ельцин, который призвал к всеобщей забастовке и предложил привести страну к демократии.

    Разумеется, соглашение Галицкого со старой властью было бессмысленным. «Я пил семь дней, потому что не знал, что буду делать в будущем», — говорит он. Он всю жизнь разрабатывал крутые технологии, и теперь все изменилось.«Мне было грустно».

    Галицкий, однако, не позволил такой мелочи, как революция, остановить его. В конце 1991 года он основал свою собственную высокотехнологичную компанию «Электронные вычислительные машины и информационные системы» (Элвис +). Он пошел за крупнейшим рынком в мире и вскоре начал бодаться с дядей Сэмом.

    Хотя Галицкий не любит «сражаться с правительством США», тем не менее он это делает. Возможно, потому что он не боится. По его словам, одна могущественная бюрократия похожа на другую.И как Галицкий много лет назад узнал от Бориса Ельцина, лучший способ справиться с большой плохой бюрократией — это противостоять ей. По словам Галицкого, «правительству США необходимо быть более творческим и открытым, чтобы у их людей были возможности на мировом рынке». Спасибо, товарищ. Власть людям! — Эрик Пфайфер Сэр Уильям Гейтс. Microsoft переезжает в Кембридж. Microsoft имеет ошеломляющее богатство, огромная и постоянно растущая доля компьютерного рынка, а также Билл Гейтс, горилла индустрии умных товаров с оборотом в 40 миллиардов долларов.Чего у него нет — в грязном Сиэтле — так это гламура. Таким образом, подобно джеймсовским промышленникам в Америке конца XIX века, которые обменивали деньги на учебу, выдавая своих дочерей замуж за нуждающихся английских аристократов, компания объявила в середине лета, что потратит 80 миллионов долларов на открытие своего первого зарубежного исследовательского центра в Кембриджском университете.

    Как и положено возвышенной истории этой древней школы, цель лаборатории будет состоять в том, чтобы продвинуться дальше по пути Билла вперед, не обдумывая непосредственные продукты, а представляя долгосрочные концепции эволюции компьютеров.В статье New York Times технический директор Microsoft Натан Мирвольд признал, что даже денег и опционов на акции не всегда достаточно, чтобы привлечь таланты в Starbucks Central. Англия предлагает привлекательность снобов. «Поездка в Европу дает нам возможность нанимать людей, которые привносят в нашу работу новые таланты и новые перспективы, которых мы не могли найти другим способом», — сказал он.

    Но опять же, погода на этом скипетровом острове не намного лучше, чем на побережье Вашингтона, так что, возможно, у нас есть другая повестка дня.Может быть, Билл задумал название? В конце концов, знаменитый посредственный Эндрю Ллойд Уэббер заседает в Палате лордов, и его состояние ничтожно по сравнению с Мастером Microsoft. Но, возможно, причина проще. Покинув один город под названием Кембридж с ничем не примечательной репутацией, может быть, Билл увидит более блестящее будущее — и пару почетных степеней — в другом, еще более священном, одном. — Электронная почта Оуэна Эдвардса «Человек или машина»?

    Уважаемый мистер Хорн! В качестве директора президентской электронной почты в Белом доме у вас должна быть интересная работа.Мне интересно, чем вы занимаетесь, и у меня есть к вам несколько вопросов. Пожалуйста, напишите мне в ближайшее время. Спасибо за ваше время, и я с нетерпением жду вашего ответа. С уважением, Сьюзи Амер. Сьюзи Амер: Спасибо, что написали по электронной почте …. Мы рады прогрессу онлайн-коммуникации как инструмента сближения правительства и людей. Ваш постоянный интерес и участие очень важны для достижения этой цели. С уважением, Стивен К. Хорн. Уважаемый мистер Хорн! Две недели я безуспешно пытался связаться с вами по электронной почте и по телефону.К настоящему времени меня отфильтровали через большее количество офисов в Белом доме, чем я мог бы упомянуть. Все, что я узнал, это то, что президент получает более 1000 электронных писем в день и что вам помогают только добровольцы. Я знаю, что вы, должно быть, очень заняты, но уверяю вас, что мои вопросы отнимут у вас очень мало времени.

    Сьюзи Амер: Спасибо, что написали по электронной почте …. Мы рады прогрессу онлайн-общения …

    Уважаемый г-н Хорн: Сейчас я называюсь по имени с несколькими членами Пресс-служба Белого дома, до сих пор не удалось связаться с кем-либо в вашем офисе.Я слышал, что существует автоматическая система проверки, которая проверяет президентскую электронную почту на предмет «горячих слов», таких как БОМБА или ПЛУТОНИЙ, которые могут предупредить Белый дом о потенциальной угрозе. Это правда? Значит ли это, что я могу ожидать звонка из секретной службы?

    Сьюзи Амер: Спасибо за письмо. Мы воодушевлены прогрессом онлайн-общения …

    Уважаемый мистер Хорн: Я начинаю сомневаться в вас. Вы настоящий человек?

    Сьюзи Амер: Спасибо за письмо.Мы очень рады прогрессу …

    Уважаемый мистер Хорн, у меня есть ответ. Мои записи никто не читает. А вы, Стивен Хорн, директор президентской электронной почты, вы всего лишь машина. Но какой? Мак? ПК. Вы должны быть Unix. Юникс, говорю же вам! С уважением, Сьюзи Амерн


    Алмаз Капитал | Tracxn

    Последнее обновление: 23 октября 2020 г.

    Алмаз Капитал

    Almaz Capital — венчурная компания, инвестирующая в компании на ранней стадии развития в США и Европе.Он инвестирует в технологические компании, работающие в таких секторах, как электронная коммерция, цифровые медиа, мобильные и потребительские приложения, коммуникации и т. Д. В его портфели входят Parallels, GoodData, Nival, Acumatica и т. Д.

    Обзор фонда:

    Расположение : Долина Портола, США

    Портфолио:

    Xometry
    2013, серия E
    Гейтерсбург

    Acronis
    2002, серия D
    Берлингтон

    Яндекс
    1997, Государственный
    Москва

    Соинвесторы:

    * Цифра в скобках обозначает количество компаний, в которых соинвестор участвовал до / с / после инвестора.На основе раскрытых раундов финансирования.

    Недавняя инвестиционная активность: Посмотреть все

    Дата Компания Круглый Сумма Соинвесторы
    9 сен 2020 Xometry Серия E 75 млн долларов США Durable, ArrowMark Partners, BMW i Ventures и еще 6 человек
    22 июля 2020 г. Mobalytics Серия A 11 млн долларов США cabra.vc, HP Tech Ventures и еще 5
    19 июня 2020 г. DMarket Серия A 7 млн ​​долларов США Иксолла

    Люди: Посмотреть все

    Александр Галицкий
    Соучредитель и управляющий партнер

    Росс Хэнгебраук
    Управляющий директор

    Чарльз Райан
    Генеральный партнер

    Павел Богданов
    Генеральный партнер

    Джеффри Бэр
    Генеральный партнер

    Таня Дадашева
    Инвестиционный директор

    Ирина Горячева
    Генеральный директор

    Просмотреть полный профиль инвестора

    Больше похожих инвесторов

  • Foundry Group
  • FJ Labs
  • General Catalyst Partners

  • Александр Галицкий, соучредитель, управляющий партнер Almaz Capital ,… Новости Фото

    Соглашение о легком доступе

    Следующие объекты содержат неизданный и / или ограниченный контент.

    Изображения, помеченные как Загрузки с легким доступом не включены в ваш Премиум доступ или пакет подписки с Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

    Загрузки с легким доступом позволяют быстро загружать изображения в высоком разрешении без водяных знаков. Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузки с легким доступом предназначены для совместных целей и не лицензируются для использования в окончательном проекте.

    Ваша учетная запись Easy-Access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

    • Тесты
    • Образцы
    • Композиты
    • Макеты
    • Черновой пропил
    • Предварительные правки

    Она отменяет стандартную составную онлайн-лицензию для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images. Учетная запись EZA не является лицензией.Чтобы завершить проект с использованием материалов, которые вы загрузили из своей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

    • презентации фокус-групп
    • внешние презентации
    • заключительных материалов, распределенных внутри вашей организации
    • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
    • любые материалы, распространяемые среди населения (например, реклама, маркетинг)

    Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас есть вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется на месте в течение года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *