Частные деньги хайек: Хайек Фридрих — Частные деньги, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

Содержание

Частные деньги — Книги и сборники — Деньги и денежные системы — Библиотечка Либертариума — Теория свободы

Фридрих А.Хайек
ЧАСТНЫЕ ДЕНЬГИ

…отчаянный недуг
Врачуют лишь отчаянные средства
Иль никакие.

Вильям Шекспир
(«Гамлет», акт IV, сцена III)
[перевод Михаила Лозинского]

© Предисловие: В. Найшуль, 1996
© Русский перевод: Институт Национальной Модели Экономики, 1996
© Denationalization of Money — IEA, 1976
First published by the Institute of Economic Affairs, London, October 1976
Впервые опубликовано Institute of Economic Affairs, Лондон, 1976

Перевод: Б. Верпаховский
Редакция: Р. Капелюшников, М. Козловская
Научная редакция: Гр. Сапов
Руководство изданием: Дмитрий Боченков

Оригинал-макет издания подготовлен издательством KOLONNA Publications. Издание осуществлено фирмой БАКОМ.
ISBN 5-900520-064

Книга «Частные деньги» принадлежит перу лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха Хайека, посвящена практическим вопросам построения и функционирования свободного общества, в яркой убедительной форме показывает необходимость устранения правительственной монополии эмитировать платежные средства, показывает механизмы и последствия злоупотреблений общественным доверием со стороны правительств, содержит предложения по созданию конкурентной системы средств расчетов между юридическими и физическими лицами, включая покупки за наличные и создание резервов для будущих платежей.

С момента своего издания в 1976 году стала классической. Работа содержит также теоретический анализ проблем, возникающих при лишении государства монополии на обеспечение юридических и физических лиц полноценным средством обращения, когда право на эмиссию денег становится таким же неотъемлемым правом частного предприятия, как и любая иная производственная деятельность.

Книга адресована руководителям и специалистам государственных и коммерческих кредитно-банковских, страховых, инвестиционных и иных финансовых учреждений, аспирантам и преподавателям по экономике и финансам, работникам правоохранительных органов, депутатам, а также всем, кто интересуется закономерностями общественного развития и его перспективами в XXI веке.

См. также (1)

  • I. Практическое предложение
    II. Обобщение основного принципа
    III. Происхождение правительственной прерогативы на выпуск денег
    IV. Постоянное злоупотребление правительственной прерогативой

    V. Мистика «законного платежного средства»
    VI. Путаница вокруг закона Грэшема
    VII. Ограниченный исторический опыт с использованием параллельных валют и торговых монет (trade coins)
    VIII. Введение в обращение частных денежных знаков
    IX. Конкуренция между банками, выпускающими разные валюты
    X. Определение денег — отступление
    XI. Возможность контролировать ценность конкурентной валюты

    11.05.1976

Комментарии (3)

  • Частные деньги

    Эта книга — окончательное решение всех вопросов о деньгах и банках. С тех пор, как она вышла, никто не смог сформулировать ни единого возражения. Спорить больше не о чем — надо просто нести эту идею в массы и претворять в жизнь. Предлагаю создать инициативную группу и начать написание законопроекта.

  • Частные деньги

    Не могу понять, почему автор, нобелевский лауреат и добросовестный исследователь, не смог в своих работах выйти на понимание сущности, основы возникновения и существования денег.

  • Глава I. Практическое предложение

    Прошло некоторое время, но к сожалению пока нет подобных мест неограниченного хождения разных валют. Пока это и в принципе невозможно. Однако в идее есть зерно и возможно оно прорастет, но при других обстоятельствах и в другой форме.
    Валютный контроль представляет прежде всего элемент системы правовых отношений, поддерживаемых национальной денежной системой с отношениями в другой денежной системе. И контроль, видимо, всегда будет составной и обязательной частью любой организации денежного обращения. При этом быть ему государственным совсем не обязательно.

    Работа Хайека по прежнему сохраняет актуальность. Это достойное намерение защитить либеральные ценности в важнейшей сфере правового обеспечения в экономике — денежном обращении. Вопрос только в одном — являются ли предложения Хайека реалистическими. Если «да», то почему мы не достигли обозначенного намерения, если нет — то, как тогда достичь высокого уровня либеральности в существовании денежного обращения.
    Если допустить мысль, что государство есть все таки орган правового обеспечения жизнедеятельности населения на определенной территории, то почему ему не оставить такую функцию, как выпуск денежных носителей под частные деньги, а не государственные, которых и в принципе быть не должно.

    Нельзя же к ним отнести деньги, передаваемые по каналам «налоги-бюджет». Практически любой выпуск денег под государственное обеспечение всегда есть выпуск денег не только без товарного обеспечения обращения денег, но фактически и с ликвидацией такового. А что такое деньги без товара знают уже многие. Если эмиссия денег под залог золота частного лица есть нормальная операция денежного обращения, то скупку золота государством и эмиссия денег под государственный золотой запас — есть уже совершенно аморальное явление. А последнее уже и кроме всего прочего еще и совсем не либеральное действие.
    К сожалению Хайек не обращает внимание на существующие различия между производством денежных носителей и производством денег. Производство денежных носителей не является производством денег, но когда государство, также не усматривая особенных различий между первым и вторым, начинает заниматься организацией денежного обращения, то и возникает то чудовищное и разлагающее экономику его состояние.

    Я не могу не согласиться с Хайеком в его намерении лишить правительство (при этом я не обособляю Центробанк от правительства) прерогативы выпуска денег. Но и одновременно считаю нормальным выпуск государством денежных носителей. Я не вижу принципиальной возможности для производства государственных денег. Появление таких денег есть процесс ликвидации частных денег, и вряд ли найдется хоть одно частное лицо, которое посчитает такой процесс нормальным состоянием ДО. К сожалению, найдется много таких, кто лишился их принудительно и безропотно, принимая такой процесс как вполне закономерную и объективную реальность. Уничтожаются не просто деньги, уничтожается не просто частная собственность, в этом процессе уничтожаются и основы либеральных отношений.
    Как бы не хотелось Хайеку, но мы сегодня являемся свидетелями появления общеевропейской валюты, одной валюты. Хайек предполагает возможность конкуренции на территории отдельного государства наряду с национальными деньгами валют других стран. Хоть в отдельных случаях это действительно имеет место, но в принципе этого быть не может и проявляется только в странах с деориентированной денежной системой. Может быть процесс Европейской интеграции вызовет появление параллельных и взаимоувязанных денежных систем с полноценными деньгами. Только наличие параллельных систем может создать действительное присутствие экономической свободы. Но сказав «а» , надо сказать и о том, что деньги являются не просто замкнутой системой определенных отношений, но и частью комплексного жизнеустройства и экономического взаимодействия. К сожалению, появление вторых и третьих денег на одной территории вряд ли произойдет без создания второй и третьей систем социально-экономического жизнеобеспечения. Но на повестку дня может встать не только вопрос выбора денег, но и системы, позволяющей частному лицу мобилизовать свою активность и получить максимальный результат. Может появиться возможность действительного и ежедневного выбора. Это могло быть действенным воздействием на качественное состояние денежных систем в части содействия производству денег, так и их устойчивости.
    Можем ли мы сегодня допустить мысль одновременного существования на одной территории нескольких полноценных правительств? Почему частное лицо должно быть политическим пленником одного типа отношений, не имея права для выбора и перехода? Где же свобода?

    Принципиальным моментом в понимании либеральности в денежной организации является создание и функционирование систем полноценных денег, а не производных от одного типа денег. Свобода в банковском деле может давать возможность выбора основного вида денег и как расчетного средства и как системы социально-экономического взаимодействия. Представляется, что каждая система автономно могла решать вопросы предоставления кредитов, являющихся при взаимоувязанной системе материальной ответственности в процессах создания и реализации стоимостей наиболее действенным стимулятором и основанием производства денег.

    Лучшим контролером правительства может быть деятельность другого правительства на той же территории и самостоятельный выбор частными лицами одного из параллельных правительств.

    Первоочередная задача денежного обращения — обслуживание правовых отношений в процессе создания и реализации стоимостей. При создании — это кредит, при реализации — использование денег для оплаты. Комплексность подхода может быть обеспечена увязкой ответственности в кредитах и проведении торговых операции в настоящих и будущих периодах.

  • Глава II. Обобщение основного принципа

    К сожалению, деньги не могут возникать сами по себе и существовать независимо от территориального социально-экономического и правового устройства и обеспечения. Думаю, что нет никакого основания рассматривать перспективу конкуренции нескольких валют с национальными деньгами, которые основываются на системном устройстве денежного функционирования в соответствующем государстве. Присутствие валют не может ни в коей мере предполагать их функционирование в качестве полномочных денег на территории «чужого» государства. Это всегда псевдоденьги. И независимо от того насколько хорошо и устойчиво функционирует та или иная денежная система, нет никакой организационной и правовой основы для какой-либо конкуренции и полноценного функционирования ее валюты в качестве денег на другой национальной территории.

    Я не знаю, на чем может основываться предположение о конкуренции. И очень странно, что в этом может предполагаться большее проявление экономической свободы и признак большей степени либеральности.

    Вполне закономерно возникает вопрос: » Почему либералы порой встают против самой либеральности?» Отказ правительства от монополии на выпуск денежных носителей может появиться не ранее, чем оно же откажется от монополии на саму правительственную деятельность на территории государства. И только при этом могут появиться вторые и третьи денежные системы на одной территории со своими полноценными деньгами, а не их производными.

    .

  • Глава V. Мистика «законного платежного средства»

    Может ли и должно ли платежное средство быть законным? Да, всегда, но это совсем не означает, что все платежи должны проводится с использованием единственного носителя денег. Считаю, что единственным ограничителем здесь может считаться достижение единого отношения всех участников конкретных денежных отношений к выбору денежного носителя. В любом денежном отношении кроме участников (одного или более) всегда присутствует государство с установленным правопорядком и ролью. Представителем государства является правительство, которое, являясь участником массы подобных отношений, и выбирает денежный носитель для платежа. Совершенно абсурдно говорить о вторых или третьих полноценных деньгах. при одном правительстве, но также и о существовании исключительно только одного правительства на территории государства.

    Если понять различие между деньгами и их носителями, а также то, что деньги, как правило, всегда являются частными и следовать правилу: эмиссия только под частное обеспечение, то многое может встать на свое место.

  • Глава X. Определение денег — отступление

    Сделанные допущения будут препятствовать рассмотрению возможности появления и существования параллельных валют.

  • Глава III. Происхождение правительственной прерогативы на выпуск денег

    Обращает на себя внимание следующее выражение: «Кусочки металла считались собственно деньгами только в том случае, если они имели клеймо соответствующего органа власти, в обязанность которого входило, как полагали, удостоверить, что монеты действительно имеют установленный вес и содержат металл. должной пробы, что и придавало им их стоимость».

    Здесь имеет место случай, когда под физический носитель денег используется ранее созданная стоимость, а не наоборот.
    Нет никакого сомнения, что частное предприятие может выпустить достаточно качественные денежные носители, но статус полноценных денег, как не трудно убедиться на историческом опыте, может придать им только правительство.

    Хайек говорит о возможности снижения себестоимости изготовления денежных носителей. Ну а первым шагом на этом пути стал отказ от носителей, стоимость которых соответствовала обозначенному на них количеству денег. При этом произошло отделение денег от их дорогого носителя. Все последующие попытки вернуть его были обречены на неудачу.
    Ценность денег зависит не от вида материального носителя, а от денежного устройства вообще, в том числе системе обеспечения материальных прав. Именно денежная система может содействовать производству частных денег, как и препятствовать этому. Именно это обстоятельство заставляет говорить о возможности появления и конкуренции разных полноценных денег на одной территории. Но при этом всегда действует простой принцип: Одно правительство — одни деньги. И если кто-то говорит о возможности единовременного существования разных денег, то должно быть понятным, что из этого следует или когда это может произойти.

  • Глава V. Мистика «законного платежного средства»

    Может ли и должно ли платежное средство быть законным? Да, всегда, но это совсем не означает, что все платежи должны проводится с использованием единственного носителя денег. Считаю, что единственным ограничителем здесь может считаться достижение единого отношения всех участников конкретных денежных отношений к выбору денежного носителя. В любом денежном отношении кроме участников (одного или более) всегда присутствует государство с установленным правопорядком и ролью. Представителем государства является правительство, которое, являясь участником массы подобных отношений, и выбирает денежный носитель для платежа. Совершенно абсурдно говорить о вторых или третьих полноценных деньгах. при одном правительстве, но также и о существовании исключительно только одного правительства на территории государства.

    Если понять различие между деньгами и их носителями, а также то, что деньги, как правило, всегда являются частными и следовать правилу: эмиссия только под частное обеспечение, то многое может встать на свое место.

  • Глава VI. Путаница вокруг закона Грэшема

    Очень странной выглядит дискуссия о хороших и плохих деньгах — именно то, что определяет качество денег: хорошие -плохие. Основа: вероятность исчезновения самих денег при наличии их носителей. Действительно, важный показатель, но при этом не рассматривается как показатель такой характеристике возможность производства новых денег. Смею утверждать, что процесс производства денег зависит не только от частной инициативы, но и от используемого денежного устройства.

  • Глава VIII. Введение в обращение частных денежных знаков

    Приведенный пример единовременного обращения золотых и серебряных монет является фактически одним видом полноценных денег. Нет основания считать их параллельными валютами, ибо разные физические носители не вносят различий в сущность представляемых ими денег.

  • Глава VIII. Введение в обращение частных денежных знаков

    В этом разделе, упоминая о возможности выпуска банкнот разными учреждениями , Хайек может предполагать выпуск их в качестве производных от полноценных денег.

    Неполноценные деньги, ни при каких обстоятельствах, не могут конкурировать как полноценные деньги.

  • Глава VII. Ограниченный исторический опыт с использованием параллельных валют и торговых монет (trade coins)

    Приведенный пример единовременного обращения золотых и серебряных монет является фактически одним видом полноценных денег. Нет основания считать их параллельными валютами, ибо разные физические носители не вносят различий в сущность представляемых ими денег.

  • Глава IX. Конкуренция между банками, выпускающими разные валюты

    Интересно следить за рассуждениями Хайека, но трудно увидеть в них все факторы, обстоятельства и условия появления и функционирования действительно параллельных валют. Он говорит о достаточности воли одного эмитента для действительной ценности выпускаемой им валюты. Этого совершенно недостаточно для параллельной валюты.

    Если рассматривать конкуренцию в денежном устройстве только для сохранения денежного содержания одного его носителя и под этим понимать возможность достижения предела эффективности, то нужна ли для этого такая конкуренция. Где повышение темпов денежного производства, где лучшие для этого условия?

    Если попробовать ответить на вопросы, которые Хайек задает сам себе, то можно предположить:
    1). Методы количественного регулирования количества денег в обращении с целью придания им ценности являются искусственным и, пожалуй, неестественным способом обеспечения денежного обращения, хотя в настоящее время и являются основой его устройства.

    1. Если допустить возможность появления и функционирования разных денег на одной территории, то приведенных факторов недостаточно для выбора лучших денег.
      3) Если действительно появятся параллельные деньги, то и все частные лица должны быть свободны в своем выборе.
  • Глава XI. Возможность контролировать ценность конкурентной валюты

    Основные элементы, по которым определяется рыночный курс — Это оплата труда в ее минимальных размерах, цена единицы природных ресурсов.

    Я не могу понять Хайека в части его допущения возможности собственной эмиссии денег отдельным банком. Это проторенный путь к системному обману.

    В основе существования денежной системы являются операции по купле продаже с предоставлением кредитов, связанность и системность этих частей между собой и с правовым обеспечением.

    Полагаю, что собственная эмиссия под закупленные активы может только дезорганизовать денежное обращение. Многие рассуждения строятся на довольно зыбкой основе. И это обстоятельство не позволяет выбрать прямой путь, даже, к пониманию возможности появления параллельных валют. Раньше и сейчас по-прежнему нет и в ближайшем времени не появятся параллельные валюты. Это результат имеющихся представлений о денежном обращении.

  • Глава XII. Какой род валюты изберет республика?

    Если выпустить из внимания многие упрощения в рассмотрении денежного устройства с несколькими «валютами» и попробовать взглянуть на возможность их конкуренции, то окажется, что конкурировать будут не валюты, а целые экономические системы, где «валюта» будет только одним из элементов.

  • Глава XIII. Что такое «ценность денег»?

    Мне представляется, что ценность есть характеристика субъективного отношение человека к чему-либо, в том числе к носителю стоимости и праву на нее. Вряд ли смогут появиться стандарты ценностей для разных людей и, также, для одного человека в разное время. Деньги являются составной частью основы экономического взаимодействия и вне системы они существовать не могут.
    Эмиссия есть безусловное благо, но только при определенных и достаточно строгих условиях. При этом за эмиссией всегда должна следовать деэмиссия.
    Считаю, что проблемы учета и налогообложения не могут препятствием существованию разных полноценных денег, при том, что количество синтетических счетов может быть порядка 10, а для счета количества налогов должно хватать пальцев на одной руке.
    Выбор валюты определяется выбором внутриэкономической системы, и вполне закономерным будет взаимодействие частного лица с разными системами.

  • Глава XIV. Непригодность количественной теории денег для наших целей

    Все рассуждения об обращении денег исходят из отсутствия разграничения в понимании носителей денег и самих денег. Фактически нет никакого обращения денег, а имеет место только обращение носителей.
    Видимо трудно будет поверить в выполнимость обязательного условия денежного обращения: с некоторого времени любая эмиссия должна быть только частной. Покажется странным, но этому может совсем не мешать монополия государства на выпуск денежных носителей. А государственная эмиссия денег — это просто дестабилизация денежного обращения. Итак, денежная система или системы с исключительно частной эмиссией могут появиться в самое ближайшее время. Правда, для этого требуются понимание механизмов ее функционирования и политическая воля, а в дальнейшем можно обходиться и без последней.
    Деньги, производство и торговля — основание экономической системы. Комплексность подхода ко всем элементам системы может позволить получить желаемый эффект. И она же является стабилизирующим фактором, как в частности, так и в целом, а также должна быть самым действенным способом обуздания инфляции. Если, конечно не забыть про деэмиссию.
    Говорить о доверии отдельному эмитенту, занимающемуся одновременно и выпуском денежных носителей бессмысленно, раньше или позже это совместительство превратится в очередную авантюру и насилие.

  • Глава XV. Желательная динамика предложения валюты

    Если дом построить без фундамента, то раньше или позже он перестанет существовать, независимо от того, сколько бы мы об этом не говорили и не заклинали его стоять.
    Давно стало модным говорить об инвестициях, и уже на этом понятии открыт целый дом нового политического просвещения. Говорим, зовем, ждем, совершенно упуская из виду, что основой их наряду с накоплением может быть частная эмиссия.
    Что касается занятости, то действительное соперничество за повышение занятости и эффективности населения может произойти только при параллельно функционирующих экономических системах.
    Если население или частные лица предпочитают делать накопления в денежных средствах, то это то время, когда следует задать вопрос: Все ли в порядке в денежном устройстве? Это свидетельство чужого накопления. Хотя производные от полноценных денег смягчают остроту этого состояния.

  • Глава XVI. Свободная банковская деятельность

    Говоря о параллельных деньгах, я обязательно имею в виду не производные, а полноценные деньги. Останавливаться в моих репликах на производных просто не имеет смысла.
    Одновременно, я хочу сказать ,что мои замечания исходят из глубочайшего уважения к самому Хайеку и большого значения его работ для меня. Однако отказ от детального рассмотрения его работ представляется для меня не очень корректным поведением. Цель, поставленная Хайеком , является указанием направления, а не конкретной дорогой, в строительстве которой и хочется поучаствовать.

  • Глава XVII. Никакой общей инфляции или дефляции в будущем?

    Пока существует одно правительство, оно при любых благих обозначенных намерениях в обозначении содействия экономической жизнедеятельности частных лиц, будет постоянно «разруливать» эти отношения мешая, а иногда противодействуя этим лицам. При этом оно всегда будет самым правильным, ибо единственным судьей его может быть только оно само.
    Не увязанная в принципах экономическая система в отношениях между ее элементами всегда будет являться причиной негативных явлений в экономике и повторяющихся потерь денег частными лицами. Совершенно, согласен с Хайеком в части его мнения об опасности всякой инфляции.

  • Глава XVIII. Денежная политика нежелательна и невозможна

    Исчезновение отдельных национальных валют может быть, скорее всего, довольно опасным экономическим и политическим действием. При этом от частных лиц данного государства (а пока они существуют) отодвигаются центры производства денежных носителей и возможность проводить частную эмиссию.
    Мне представляется, что основной функцией центральных банков, а они должны быть для каждой денежной системы независимо от территории охвата и национальных границ, является предоставление денежных носителей для денег и организация эмиссионо-деэмиссионной деятельности частных эмиссионных центров, являющихся и центрами взаимодействи составных элементов экономических систем. Речь может идти не о ликвидации Центральных банков, а о появлении негосударственных центральных банков. При этом все центральные банки должны быть лишены права собственной эмиссии.

  • Глава XIX. Конкуренция дисциплинирует лучше, чем фиксированные обменные курсы

    Нет ничего более бессмысленного в денежном устройстве, как материальное обеспечение денег (золотое или товарное обеспечение) при собственной эмиссии центра, выпускающего денежные носители. Но в то же время залоговое обеспечение частного эмиссионера против предоставления носителей — обязательное условие денежного устройства. Однако устройство этого залога не должно одновременно сокращать товарное присутствие на рынке.
    Мне представляется, что термин «редкость денег» не может быть использован при характеристике денежного устройства. Деньги всегда являются результатом деятельности. Каждое частное лицо располагает принципиальной возможностью производить деньги, ну, а то, как получается — тоже частное дело.

  • Глава XX. Должны ли существовать отдельные валютные зоны?

    Упоминаемая Хайеком ликвидация валютных границ практически невозможна при сохраняющемся подходе к денежному устройству и может стать реальностью при отделении функции эмиссии денег от производителя денежных носителей и передаче ее частным лицам.

  • Глава XXI. Влияние на государственные финансы и расходы

    Можно ли представить одновременное существование наряду с несколькими параллельными денежными системами и несколько различных устройств финансов, включая налоги, бюджет, систему учета и счета результатов, устройства права. Нет? А ведь это соответствующее обеспечение единства функционирования всех элементов экономической системы. А что еще — я уже говорил. Возможность выбирать среди этого разнообразия и надежности — не свобода ли это? Что сегодня представляет собой, например, бухгалтерский учет? Он похож на специальное средство для появления головной боли и отравления жизни целому отряду работников управления — миллионам бухгалтеров. Выбора нет, разумность в устройстве финансов — величайшее зло для единственного правительства.

  • XXII. Проблемы переходного периода

    Существование на одной территории нескольких полноценных и самостоятельных экономических систем, включающих и денежное устройство, является основой перехода массы частных лиц от состояния экономического плена и политического заложничества к подиной свободе, к действительному и широкому утверждению либеральных всеохватывающих отношений.
    Улучшение единственного правительства — почти бессмысленное занятие на коротких промежутках времени. Обычно это происходит под воздействием совокупности внешних факторов и обстоятельств или деятельности других правительств.

  • Глава XXIII. Защита от государства

    Мало вероятно, чтобы на одной территории могло одновременно существовать несколько государств, а вот несколько правительств — вполне возможно. Если провести строгое различие между функциональными задачами государства и правительства, а не отождествлять их, то окажется возможным быстрое проведение либеральных преобразований и в сфере денежного устройства.

  • Глава XXIV. Долгосрочные перспективы

    Чрезмерное сужение диапазона условий и обстоятельств, необходимых для появления и существования параллельных денег может и фактически является препятствием для них.

  • Глава XXV. Заключение

    Действительно, «золотой стандарт — не решение». Сначала надо закупить золото, т.е. выпустить на рынок деньги при одновременном изъятии соответствующих носителей стоимости, затем эмиссия денег под это золото означает 2-й выпуск денег без соответствующего материального обеспечения на рынке. Результатом использования золотого стандарта является появление трижды необеспеченных денег против так называемого «золотого обеспечения». Такая ситуация возникает, когда государство производит эмиссию денег под золотое обеспечение. И совершенно противоположная и вполне нормальная возникает ситуация, когда эмиссия производится под залог частного золота, т.е. при частной эмиссии. Последняя может иметь место на кредитных условиях.
    Поэтому получается, что «золотой стандарт» в рассмотренном варианте — чрезвычайно опасный принцип денежного устройства.
    О правительстве. При одном правительстве оно обязательно является органом государства. При таком положении всегда будет действовать принцип: Одно правительство — одни деньги. Реальность возникновения комплекса условий, необходимых для возникновения и существования параллельных денег, возникает только при отделении правительства от государства, а также развивается и укрепляется при появлении нескольких правительств.
    Декларированное Хайеком «Движение за свободные деньги» — это фактически еще не реализованный призыв к многократно большей свободе частных лиц. Я могу только поддержать этот призыв.

  • Глава VII. Ограниченный исторический опыт с использованием параллельных валют и торговых монет (trade coins)

    Жалко Хаек не видел тогда ещё ситуации практически всех стран СЭВ в процессе перехода к … скажем рынку.
    Ведь практически ситуация доллара или марки успешно конкурирующего с местной валютой, с де факто плавающим, несмотря на запреты, курсом, и есть двухвалютная система. Даже если жёстко контроллировалась обязательность розничной торговли за рубли (флоринты, злотые, левы) то чёрный валютный рынок легко справлялся с обменом любой суммы на конкурирующую валюту сразу после получения зарплаты или иных выплат в «законной валюте». А обюменный пункт в каждом магазине ликвидировал любые проблеммы с платежами 🙂
    В итоге «законная валюта» вынуждена всерьёз конкурировать с иностранной, а даже самые продвинутые монетарные (нерепрессивные) методы удерживания жёсткого курса чреваты дефолтом.

    Интересно что произойдёт при введении наличного Евро. Станет ли Евро серьёзной третьей валютой конкурирующей на рынках в СНГ?
    Посмотрим.

  • Глава III. Происхождение правительственной прерогативы на выпуск денег

  • Глава XVI. Свободная банковская деятельность

    хм.. а зачем австриец лжет, когда говорит, что ФРС правительственная система? самая обычная частная контора..

  • Частные деньги

    Потому что Хайек «не выходил» на понимание, а понимал. К сожалению, Вам никто и ничто не поможет
    понять. Смиритесь с этим. Не каждому дано. Amen.
    YUP

«Частные деньги» Хайека: 30 лет спустя | Коптюбенко

1. Балацкий Е. В. Экономический рост и технологические ловушки. Тезисы доклада на научном симпозиуме «20 лет исследования QWERTY-эффектов и зависимости от предшествующего развития». М.: ГУ-ВШЭ, 2005.

2. Кочергин Д. А. Влияние электронных денег на денежную массу // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. 2004. Сер. 5. Вып. 4.

3. Мизес Л. фон. Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории. М.: Экономика, 2000.

4. Полтерович В. Институциональные ловушки и экономические реформы. М.: ЦЭМИ РАН и РЭШ, 1999.

5. Хайек Ф. фон. Частные деньги. М.: Институт национальной модели экономики, 1996.

6. Юров А. В. Наличные деньги в эпоху развития электронных технологий // Деньги и регулирование денежного обращения. Научный альманах фундаментальных и прикладных исследований. М.: Финансы и статистика, 2002. С. 14-27.

7. BIS. Statistics on Payment and Settlement Systems in Selected Countries. Bank of International Settlements, Committee on Payment and Settlement Systems Preliminary Release, 2004.

8. BIS. Survey of Developments in Electronic Money and Internet and Mobile Payments. Bank for International Settlements, 2004.

9. Briones I. Free Banking Revisited: The Chilean Experience 1860-1898. Adolfo Ibáñez University, 2002.

10. Brown P. J. Constitution or Competition? Alternative Views on Monetary Reform // Tom G. Palmer (ed.). Literature of Liberty / George Mason University, Institute for Human Studies, 1998.

11. Gedeon S. J. The Modern Free Banking School: A Review // Journal of Economic Issues. 1997. Vol. 31. No 1.

12. Gottschang T. R. Currencies, Identities, Free Banking, and Growth in Early Twentieth Century Manchuria: Working Paper # 04-09 / College of the Holy Cross, Department of Economics, 2004.

13. Hayek F. A Commodity Reserve Currency // The Economic Journal. 1943. Vol. 53. No 210 / 211. Р. 176-184.

14. Holmström J., Stalder F. Drifting Technologies and Multi-Purpose Networks: The Case of the Swedish Cashcard // Information and Organization. 2001. No 11.

15. Hove L. van. Six Smart Moves When Paying the Smart Card Game // The CAPCO Institute. Journal of financial transformation. 2004. No 12.

16. Klein B. Competing Monies: Comment // Journal of Money, Credit and Banking. 1976. Vol. 8. No 4.

17. Klein B. The Competitive Supply of Money // Journal of Money, Credit and Banking. 1974. Vol. 6. No 4. Р. 423-453.

18. Mafi-Kreft E. The Relationship Between Currency Competition and Inflation. // Kyklos. 2003. Vol. 56.

19. Ögren A. Expansion of the Money Supply with a Fixed Exchange Rate: «Free Banking» in Sweden under the Silver and Gold Standards, 1834-1913. SSE/EFI Working Paper Series in Economics and Finance No 541. October, 2003.

20. Prinz A. Money in the Real and the Virtual World: E-Money, C-Money and the Demand for CB-Money // Netnomics: Economic Research and Electronic Networking. 1999. Vol. 1. No 1.

21. Selgin G. A. The Theory of Free Banking. Money Supply Under Competitive Note Issue. Totowa, NJ: Rowman & Littlefield Publishers, 1988.

22. Selgin G. A., White L. H. How Would the Invisible Hand Handle Money? // Journal of Economic Literature. 1994. Vol. 22.

23. Spindler Z. A. Public Choice Perspective on Monetary Regimes. Simon Fraser University Working Paper, 2004.

24. White L. H. Competition and Currency: Essays on Free Banking and Money. New York: New York University Press, 1989.

25. White L. H. Free banking in Britain. Theory, experience, and debate, 1800-1845. New York: Cambridge University Press, 1984.

Хайек Частные деньги (1976)

Хайековская концепция рынка означает революционный пересмотр как самого предмета экономической науки, так и ее выводов относительно экономической политики государств.

Согласно ортодоксальной концепции экономики, рынок является лишь одним из инструментов оптимального распределения ресурсов. Следовательно, всякий раз, когда рыночное распределение ресурсов будет сочтено «неоптимальным», «неэффективным», желательно или даже необходимо предпринимать меры, которые «улучшали» бы работу рынка. Тем самым традиционная доктрина экономики становится матерью ползучего западного социализма:

непрекращающегося усиления государственного регулирования хозяйственной жизни общества. Согласно хайековской концепции не так важно, является ли нынешнее распределение ресурсов «наиболее эффективным». Важно, посылает ли экономическая система сигналы, которые указывают людям правильное с точки зрения настоятельности потребностей общества действий.

Примеры. Из хайековской концепции вытекают многочисленные следствия и рекомендации прямо противоположные тем, которые продуцирует ортодоксальная экономическая наука. Хорошо известно, например, что монополии приводят к нерациональному использованию ресурсов. Значит, говорит, традиционная наука, его можно и нужно улучшить, регулируя монополии государственными органами и проводя в жизнь антитрестовское законодательство. Надо создать соответствующие государственные органы, и они увеличат эффективность экономики.

Нет, следует из теории Хайека, проблемы монополий вообще не существует. Сверхвысокие монопольные цены посылают правильные сигналы другим экономическим агентам. Данная сфера — сверхэффективна, и стоит пытаться тем или иным способом обойти монополию. В условиях отсутствия государственного регулирующего органа монополия будет так или иначе похоронена. (Другая теория, развиваемая Вирджинской школой Общественного выбора Public Choice, утверждает, что государственный регулирующий орган имеет намного больше шансов плясать под дудку монополии, чем ее контролировать. )

Традиционная экономическая наука вполне оправдывает государственную помощь бедным: согласно ей общество имеет право заставлять всех платить за то, чтобы не быть травмированным бросающейся в глаза нищетой. Нет, следует из теории Хайека, государственная обезличенная помощь беднякам посылает им ложные сигналы: не зарабатывать, не делать сбережений, разрушать семьи, тратить время на стояние в очередях за пособиями и справками. Эти сигналы настолько сильны, что забивают и без того уже слабые сигналы рынка, побуждающие бедняков обратиться к полезной и лучше оплачиваемой деятельности. Результатом государственного денежного «спроса» на бедность будет лишь ее увеличенное производство. И надо сказать, что примеры широкомасштабных программ помощи беднякам, в частности в США, полностью подтверждает это умозаключение. Заметим, однако, что данный теоретический вывод не применим к «штучной» работе с бедняками, которую осуществляют частные благотворительные организации.

Государственное регулирование. Из теории Хайека следует, что вмешательство государства в свободу контрактных сделок приводит к экономическим рассогласованиям

Здравствуйте!Подскажи те, пожалуйста, есть ли у вас информация о философских основаниях теории Хайека!? Большое спасибо!

Q. Здравствуйте!Подскажи те, пожалуйста, есть ли у вас информация о философских основаниях теории Хайека!? Большое спасибо!

Здравствуйте!Подскажи те, пожалуйста, есть ли у вас информация о философских основаниях теории Хайека!? Большое спасибо!


Добрый день! Ваш запрос сформулирован слишком узко, чтобы он мог быть выполнен в рамках Виртуальной справочной службы. Предлагаем Вам материалы общего характера: 1. Кубедду Р. Политическая философия австрийской школы: К. Менгер, Л. Мизес, Ф. Хайек / Р. Кубедду. – М. : Социум, 2008 г. В книге анализируются методологические и теоретические основы подхода Менгера—Мизеса—Хайека к социальным наукам, автор изложил результаты анализа важнейших политических проблем XX века. Электронный ресурс 2. Задорожнюк, И.Е. Нужны ли экономической науке философские знания? : (К Нобелевской лекции Ф.Хайека 1974 г.) // Вопр. философии. — М., 2003. — N 1. — С. 164-167 3. Скидельски, Р. Хайек versus Кейнс: дорога к примирению // Вопр. экономики. — М., 2006. — N 6. — C. 47-66 4. Коптюбенко, Д. «Частные деньги» Хайека: 30 лет спустя // Вопр. экономики. — М., 2006. — N 6. — C. 67-80 5. Макашева, Н. Фридрих Фон Хайек: мировоззренческий контекст экономической теории // Вопр. экономики. — М., 1989. — N 4. — С. 146-156 6. Хайек, Ф.А. Дорога к рабству // Вопр. философии. — М., 1990. — N 10. — С. 113-151 7. Капелюшников, Р.И. «Дорога к рабству» и «дорога к свободе»: полемика Ф.А.Хайека с тоталитаризмом // Вопр. философии. — М., 1990. — N 10. — С. 99-112 8. Сысоева, Л.С. К.Р.Поппер, Ф.А.Хайек, Дж.Сорос: три взгляда на открытое общество // Вестн. Том. гос. пед. ун-та. — Томск, 2004. — Вып 2. — С. 8-14 9. Козлихин, И.Ю. Правопонимание Ф.А. Хайека // Изв. вузов. Правоведение. — СПб., 1992. — N 5. — С. 67-75 Вы можете провести поиск самостоятельно. Наберите в поисковой строке Электронного каталога (ЭК) РГБ (www. rsl.ru) и ЭК Библиотеки Института научной информации по общественным наукам (www.inion.ru) 2-3 ключевых слова, усекая окончания слов знаком *.

Было ли это полезным? Да 0   Нет 0

Книга: Частные деньги — Фридрих Август фон Хайек — КнигаГо

Фридрих А.Хайек ЧАСТНЫЕ ДЕНЬГИ

…отчаянный недуг

Врачуют лишь отчаянные средства

Иль никакие.

Вильям Шекспир («Гамлет», акт IV, сцена III)[1]

Книга «Частные деньги» принадлежит перу лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха Хайека, посвящена практическим вопросам построения и функционирования свободного общества, в яркой убедительной форме показывает необходимость устранения правительственной монополии эмитировать платежные средства, показывает механизмы и последствия злоупотреблений общественным доверием со стороны правительств, содержит предложения по созданию конкурентной системы средств расчетов между юридическими и физическими лицами, включая покупки за наличные и создание резервов для будущих платежей.

С момента своего издания в 1976 году стала классической. Работа содержит также теоретический анализ проблем, возникающих при лишении государства монополии на обеспечение юридических и физических лиц полноценным средством обращения, когда право на эмиссию денег становится таким же неотъемлемым правом частного предприятия, как и любая иная производственная деятельность. Книга адресована руководителям и специалистам государственных и коммерческих кредитно-банковских, страховых, инвестиционных и иных финансовых учреждений, аспирантам и преподавателям по экономике и финансам, работникам правоохранительных органов, депутатам, а также всем, кто интересуется закономерностями общественного развития и его перспективами в XXI веке.

Предисловия

Предисловие к русскому изданию

Наше собственное заключение… состоит в том, что передача денежных и банковских установлений на усмотрение рынка привела бы к более удовлетворительному результату, чем тот, который ныне достигнут благодаря государственному вмешательству.

М.Фридман, лауреат Нобелевской премии по экономике[2]

Эта книга — одно из самых необычных переводных изданий по социальным наукам за последние годы. Она знакомит читателя не со скороспелыми сенсационными концепциями и не с теориями, давно ставшими научной банальностью на Западе, и лишь теперь постепенно достигающими находившихся в карантине российских умов. Эта книга, принадлежащая перу выдающегося экономиста и философа этого столетия, лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха фон Хайека (1899–1992), впервые увидевшая свет в Англии в 1975 г., — авангард современной западной экономической мысли.

Сам Хайек, подводя итог своей огромной научной деятельности, скромно сказал, что он сделал лишь одно открытие и два изобретения. Одно из этих изобретений — денационализация денег — и составляет содержание этой книги. Однако логику этого изобретения нельзя понять без хотя бы краткого знакомства с главным открытием Хайека: его концепцией рынка как системы обмена знаниями. [3]

Хайековская концепция рынка. Каждый участник хозяйственной деятельности обладает одному ему известными знаниями о возможностях собственной производительной деятельности и своих потребительских нуждах. Экономическая система должна использовать эти знания для координации деятельности всех участников.

Наибольших успехов достигнет та экономическая система, которая наиболее полно использует эти рассеянные в обществе знания. Именно в использовании рассеянных знаний и состоит главное преимущество рыночной экономики перед другими способами координации хозяйственной деятельности, в том числе перед социализмом. Рыночная экономика координирует действия участников путем выработки сигналов — рыночных цен, — которые и сообщают агентам нужную им для принятия решений информацию. Другим важным инструментом рынка является конкуренция, которая, отбирая лучшие индивидуальные решения участников, является для общества в целом процедурой открытия новою. Свобода напрямую связана с эффективностью: чем свободнее экономика, тем больше экономических открытий может совершить свободное творчество людей.

Хайековская концепция рынка означает революционный пересмотр как самого предмета экономической науки, так и ее выводов относительно экономической политики государств.

Предисловие к третьему изданию. Частные деньги

Предисловие к третьему изданию

Главная идея очерка профессора Хайека состоит в том, что стабильности цен можно достичь, только отняв у национальных правительств их монополию на создание денег. Хотя положение с уровнем цен в годы, предшествовавшие публикации доклада, было неудовлетворительным во всем мире,[14] эта работа не оказала сколько-нибудь заметного влияния на практические решения. Обсуждение по-прежнему велось вокруг того, как улучшить работу этих правительственных монополий, а не о том, как покончить с ними, в то время как идея конкуренции денег, если и упоминалась вообще, то отбрасывалась как «политически невозможная».

Как заметил Хайек, для экономиста это возражение не должно иметь значения: «…политические потребности сегодняшнего дня не должны волновать ученого-экономиста. Я без устали буду повторять, что его задача — делать политически возможным то, что сегодня кажется политически невозможным. Решать, что можно сделать в настоящий момент, есть задача политика, а не экономиста».[15]

К счастью, Хайек не одинок в этом убеждении. Другие ученые последовали за ним и стали изучать периоды истории, когда правительственная денежная монополия отсутствовала. Лоуренс Уайт (1984) рассмотрел шотландскую конкурентную систему денежной эмиссии, которой восхищался Адам Смит. Юджин Уайт (1990) исследовал тот момент Великой французской революции, когда существовала конкуренция в выпуске денег. Хью Рокофф (1990) проанализировал конкурентную систему денежной эмиссии в США. Разумеется, ни один из этих эпизодов не стал образцом совершенного денежного обращения, и ни одна из этих систем не переносится на современность. Но во всех этих случаях наблюдалась большая стабильность, чем в условиях правительственной денежной монополии, а их историческая давность не имеет отношения к делу, ибо принцип, который они иллюстрируют, вечен: стимулы влияют на поведение. Таким образом, анализ Хайека представленный в настоящем докладе, получает дальнейшее эмпирическое подтверждение.

В то же время и те, кто считают себя практиками, начали думать о том, что можно сделать для улучшения нашей денежной системы. Еще несколько лет назад сама мысль о том, что Chancellor of Exchequer[16] предложит вывести Банк Англии из-под власти Казначейства, показалась бы абсолютно невероятной. Но Найджел Лоусон признал, что он выдвигал подобное предложение в период, когда занимал этот пост. Повышенное внимание к этим вопросам неудивительно. За годы, прошедшие после первой публикации доклада Хайека, ситуация с ценами не улучшилось. За период 1978–1990 гг. стоимость жизни в Великобритании выросла на 230 процентов. Падение ценности фунта стерлингов произошло, несмотря на то, что британская экономика в попытках бороться с инфляцией, была ввергнута в глубокий спад.

Печальный опыт Британии не является уникальным. В Германии с 1978 г. цены поднялись на 138 процентов, в Швейцарии — на 143 процента, и в США на 190 процентов. Хотя эти показатели ниже, чем в Великобритании, они убедительно свидетельствуют о том, что независимый центральный банк, вопреки тому, что утверждал Милтон Фридман в 1962 г., не является гарантом удовлетворительного денежного обращения. Что же тогда можно и нужно делать?

Новозеландское правительство недавно признало важность стимулов и связало жалованье руководителей центрального банка с их успехами в поддержании стабильности цен. Чарльз Гудхарт (1991) настаивает в своей работе на применении того же принципа в отношении Банка Англии.

Стоит ли пытаться достичь цели (снижение инфляции) путем использования стимулов? Достаточно ли важна цель? А если важна, то что еще можно сделать? В своей книге Хайек показывает с исключительной ясностью, почему инфляция так серьезна и опасна. Разумеется, инфляция перераспределяет ресурсы между заемщиками и кредиторами. Конечно, она имеет следствием неэффективность, связанную с разрушением рынка капитала. Однако проблемы, вызываемые инфляцией, шире — они затрагивают абсолютно всю экономику, так как инфляция затрудняет оценку уровня цен в будущем и интерпретацию их изменений в настоящем.

«Если ценность денег регулируется таким образом, что соответствующий средний уровень цен остается постоянным… будущие изменения цен остаются непредсказуемыми, что неизбежно в условиях функционирования рыночной экономики, но при этом достаточно высока вероятность, что в долгосрочной перспективе воздействия этих непредсказуемых изменений на жизнь людей будут в общем и целом взаимопогашаться.»

Хайек противопоставляет такую ситуацию инфляции, когда: «отдельное предприятие оказывается неспособно…полагаться в своих расчетах и решениях на некоторый средний уровень, от которого индивидуальные колебания цен с равной вероятностью могут отклоняться как в ту, так и в другую сторону. Экономический расчет на основе эффективного учета капитала и издержек в этой ситуации становится невозможным».

И эти проблемы, как подчеркивает Хайек, существуют в дополнение к «…временным изменениям в структуре относительных цен, также вызываемым инфляцией, приводящим к дезориентации производства».

Нестабильность, порождаемая этими искажениями и эпизодическими попытками правительства замедлить инфляцию, утверждает Хайек, ведет к характерным для капиталистической экономики повторяющимся периодам массовой безработицы. Выгоды денежной стабильности не ограничиваются стабильным уровнем цен.

Как же тогда достичь денежной стабильности? Милтон Фридман, а с недавнего времени и многие другие экономисты, настойчиво рекомендуют следовать «денежному правилу», по возможности закрепленному «денежной конституцией», с тем, чтобы рост денежной массы стал постоянным и предсказуемым.[17] Нет сомнений, что такой правовой принцип покончил бы с вопиющими недостатками денежного регулирования. Но почему необходимо регулировать деятельность поставщиков денег? Вот где важна конкуренция. Регулирование отрасли законодательством, правительством, или регулирующим органом оправдано, только, если отрасль не поддается регулированию конкуренцией. В большинстве случаев именно конкуренция приводит к наилучшим из возможных результатов. Так почему бы не прибегнуть к ней и в денежной сфере? Этот вопрос и рассмотрен в настоящей работе, ответ гласит, что конкуренция в области предложения денег даст желаемые результаты, точно так же, как и в любой сфере экономической деятельности.

Новое издание книги Хайека сейчас особенно своевременно. Во-первых, разумеется, потому, что инфляция вновь усилилась. Во-вторых, потому, что в обозримом будущем не исключена возможность появления значительной конкуренции в сфере предложения денег. Страны ЕЭС обязались полностью отменить валютный контроль в отношениях друг с другом. Есть предложения пойти дальше — зафиксировать обменные курсы и ввести общую европейскую валюту.[18] Но если эти предложения встретят сопротивление, то мы будем иметь конкуренцию между национальными валютами в пределах Европы.[19] Благодаря этой простой мере мотивы престижа и извлечения прибыли[20] начнут работать на обеспечение стабильности денег.

Всего через 12 лет предложение, выдвинутое профессором Хайеком в этой книге, перестало быть «политически невозможным» и теперь находится в пределах досягаемости. Мы должны использовать этот шанс.

Октябрь, 1990

Джеффри И. Вуд, профессор экономики,

City University Business School

Криптовалюта.

Красивая идея с большим будущим

В далеком 1975 году деятель австрийской школы Фридрих фон Хайек написал книгу «Частные деньги» – труд, который принес ему Нобелевскую премию. Мог ли он предположить, что плод его научного воображения станет реальностью всего через 40 лет? Рассказывает Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер», доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС.

Идея криптовалюты простая и красивая. Почти по всем товарам на рынке производители конкурируют. Единственный товар, который абсолютно безальтернативен, – валюта. И правительство этим активно пользуется.

Фридрих фон Хайек в своей книге чисто теоретически писал, что нужно декларировать право любого хозяйствующего субъекта выпускать свою валюту. По мнению Хайека, очень быстро наберут оборот те частные деньги, на которые будет низкая инфляция, в идеале – нулевая. Причем он думал, что останется несколько десятков частных денег по причине того, что они будут привязаны к разным активам. Например, алюминиевому заводу нужны деньги, которые привязаны к стоимости киловатт-часа электроэнергии – это основной расход алюминиевого завода. Пенсионера заинтересует валюта, которая привязана к коммуналке, продовольствию и лекарствам.

Период активных экспериментов с частными деньгами пришелся на 20-е годы прошлого века. В Австрии одна из коммун выпустила свои деньги. И когда инфляцию там считали на миллиарды, деньги этой коммуны не инфлировали. Эксперимент был настолько успешный, что правительство направило войска, чтобы его свернуть.

Свои валюты были в Татарстане и Свердловской области. Например, в Екатеринбурге в 1990-е выпускались уральские франки. И инфляция на них тоже была нулевая. Знаете, почему? Уральский франк был обеспечен обедом заводской столовой! Первое, второе, компот… И люди дачи, машины покупали за эту валюту! Потом прокуратура завела дело, и тогда на уральский франк поставили штамп – «талон на питание». В таком виде он работал еще несколько лет, а потом его запретили окончательно.

Криптовалюта – это один из случаев частных денег. Она интересна в принципе, но 99% умных людей пока держатся от них, как и от всех новых вещей, подальше.

По отношению к криптовалюте власти государств разделились на три группы. В США, допустим, отношение нейтральное: делайте, что хотите, мы за это не отвечаем и это не регулируем. Наподобие фьючерсов на погоду. А в Дании, например, Центробанк приветствует криптовалюты и даже финансирует их изучение.

Российский Минфин предлагает давать за биткоины семь лет. Причина негатива понятна. Как только криптовалюта начнет хоть сколько-нибудь распространяться, у государства начнет падать налог на прибыль и, самое главное, НДС – основа нашего НЕнефтегазового налогообложения. Когда криптовалюта займет процентов 20 рынка – пиши пропало.

Как только кто-то из крупных корпораций выпустит свои деньги – не важно, кто это будет, главное, чтобы это была серьезная в мировом масштабе фирма (Google, Apple, GeneralElectric, Procter&Gamble, Siemens. ..), это и будет прорыв. Возникнет взрывная реакция: все начнут выпуск криптовалют.

То, что сейчас происходит с криптовалютами, – это «дикий запад», «пузырь доткомов». Криптовалюты переживают бурю интереса к себе, иногда совершенно нездорового. Из-за этого и стоимость их сильно колеблется.

Сейчас это игрушка для гиков и очень рискованных спекулянтов, которые любят погорячее, а в перспективе – это очень философски интересно.

Как обычно и бывает, через несколько лет «пыль осядет». Останутся от нескольких десятков криптовалют до нескольких сотен – тех, что докажут свою жизнеспособность.

По теме:

План Хайека для частных денег

Слушайте версию этой статьи Audio Mises Wire .

Самый известный австрийский экономист — лауреат Нобелевской премии 1974 года Фридрих Хайек. Из-за его умеренных взглядов, оправдывающих вмешательство государства в различных обстоятельствах, хардкорные ротбардианцы склонны считать Хайека менее чем чистым во многих областях.

Однако одна область, в которой Хайек определенно более радикально (хотя, возможно, и неверно!), Чем даже Мюррей Ротбард, — это денежные институты, как подробно описано в его увлекательной брошюре Денационализация денег (1978 г.).

Когда дело доходит до обращения с деньгами на свободном рынке, типичный австрийский аргумент — это банковское дело с частичным резервированием (FRB). Некоторые считают FRB совершенно законным (при условии, что банки не получают особых привилегий от государства), в то время как другие считают его мошенническим по своей сути. Но обе группы согласны с тем, что бумажных денег — ужасное творение государства и что свободный рынок всегда будет использовать товар (например, золото) в качестве базовых денег.

Поскольку многие участники дебатов ФРБ гораздо более радикальны, чем Хайек, по большинству вопросов политики, весьма удивительно, что предложение Хайека призывает к частным выпускам конкурирующих фиатных валют. То есть Хайек предлагает отдельным фирмам выпускать листы бумаги, не подкрепленные какими-либо производственными или потребительскими товарами. В некотором смысле Хайек хочет приватизировать центральный банк.

Как читатель может представить, это предложение кажется почти всем — даже современным австрийцам — абсурдным; мы рассмотрим некоторые из основных возражений ниже.Но отчасти из-за этого почти единодушного отказа, а отчасти из-за того, что анализ в любом случае поучителен, я попытаюсь в этой статье дать аргументу Хайека наилучшую возможную защиту.

Предложение Хайека

Хайек утверждает, что, если бы были устранены только государственные препятствия, свободный рынок обеспечил бы оптимальное количество (и разнообразие!) Денежных продуктов. Подобно тому, как силы конкуренции приводят к низким ценам и превосходному качеству во всех остальных отраслях, конкуренция в «индустрии бумажных денег» может привести к деньгам, которые будут бесконечно лучше, чем их аналоги, производимые государством. Например, частные деньги были бы гораздо более стабильными по своей покупательной способности, их было бы труднее подделать, и они были бы доступны в более удобных купюрах.

Хотя можно представить себе ситуацию равновесия , учитывая , что у населения уже имеется огромное количество таких частных валют, трудно представить себе, как они вообще «оторвутся от земли». Вот самая гениальная часть предложения Хайека (которую я, естественно, адаптирую для современной экспозиции):

Частная фирма могла первоначально напечатать, скажем, 1 миллион листов бумаги (которые, конечно, было бы трудно воспроизвести постороннему) с милой фотографией Фридриха на них.Затем фирма по контракту обязуется выкупить каждого «Хайека» в любое время за либо $ 10 , либо 80 китайских юаней. Если предположить, что у фирмы есть значительные активы и что все полностью уверены в их возможности выкупа, Хайки на аукционе продадут немного дороже 10 долларов. Это потому, что они всегда будут стоить не менее 10 долларов, но они могут (в недалеком будущем) стоить больше, если и когда китайское правительство позволит юаню укрепиться по отношению к доллару. (В этом случае инвесторы могли бы выкупить каждого Хайека за 80 иен, которые обменивались бы более чем на 10 долларов.) В качестве аргумента предположим, что фирма первоначально выставляет на аукцион все 1 миллион Хайека по 12 долларов каждый.

Пока в предложении нет ничего слишком радикального; Каждый Хайек на самом деле просто производный актив. Как же в таком случае компания-эмитент может заставить публику относиться к Хайкам как к деньгам? В ночь на первичный аукцион, после того, как была определена рыночная цена Хайеков, фирма-эмитент указала товарную корзину (состоящую из хлеба, яиц, молока и других товаров, имеющих отношение к потребителям), которая стоила, скажем, 60 долларов по Wal-Mart.Затем фирма объявляет общественности следующее необязательное обещание : «Мы будем использовать активы нашей фирмы для корректировки непогашенного предложения Hayeks таким образом, чтобы 5 Hayeks всегда имели (насколько это возможно в человеческих отношениях) имели покупательную способность для купить эту указанную товарную корзину «.

Теперь, когда время шло, доллар США и китайский юань обесценились бы на по сравнению с реальных товаров и услуг. В частности, вырастет долларовая цена указанной товарной корзины.Пока Хайеков ценили исключительно из-за их привязки к долларам и юаням, их ценность также начала падать; цена Хайека товарной корзины начнет расти с 5 до 5,05 и т. д.

На этом этапе фирме-эмитенту потребуется поддержать стоимости своей фиатной валюты. Ему необходимо будет выйти на рынок и выкупить Hayeks у тех маржинальных держателей, которые больше всего стремились продать. Таким образом, фирма-эмитент могла (по крайней мере временно) поддерживать покупательную способность Хайеков таким образом, чтобы 5 Хайеков могли покупать соответствующую товарную корзину в Wal-Mart, даже если долларовая цена этой корзины поднялась выше 60 долларов (поскольку правительство США продолжало печатать новые доллары).

На этом теория заканчивается, и мы сталкиваемся с эмпирическим вопросом: выкупит ли фирма в конечном итоге весь 1 миллион Хайеков? Или в какой-то момент до того, как это произошло, послужит ли рекорд стабильности Хайека (с точки зрения его покупательной способности по сравнению с указанной товарной корзиной) для самоисполняющегося пророчества, в котором люди начнут держать Хайек не из-за лежащей в основе юридической возможности выкупа, а из-за его ожидаемой покупательной способности в будущем?

Проблемы

Предложение Хайека по понятным причинам было воспринято с подозрением. Мюррей Ротбард утверждал, что это нарушает «теорему регрессии» Мизеса, которая демонстрирует, что все деньги — даже государственная бумажная валюта — в конечном итоге должны приобретать свою покупательную способность из исторической связи с товаром, который оценивался в состоянии бартера. Однако это возражение не учитывает тот факт, что предложение Хайека действительно содержит первоначальную ссылку на базовый актив, чтобы начать работу.

Ротбард также возражает против того, чтобы приватизировать не все государственные функции, в частности сбор налогов, пытки заключенных и выпуск бумажной валюты.С этим можно согласиться, но предложение Хайека определенно будет юридически допустимым в либертарианском обществе. Даже те, кто считает банковское обслуживание с частичным резервированием мошенничеством, не могут найти нарушения прав собственности в предложении Хайека; им просто пришлось бы возразить (и это убедительный аргумент!), что любая фирма, пытающаяся распространить свою собственную бумажную валюту, обанкротится.

Другая проблема состоит в том, что в мире, который представляет Хайек, не будет единственных денег, и, следовательно, преимущества общего средства обмена будут ограничены.На это я бы ответил, что возможно, что даже при стопроцентном товарном стандарте одни группы используют золото, другие — серебро, а третьи используют коров в качестве средства обмена.

Да, будут силы, способствующие появлению единых денег по всему миру, но это не будет мгновенным, поскольку условия сильно различаются от региона к региону. До тех пор, пока каждую из местных денег можно было свободно обменивать друг на друга, современные валютные рынки (с помощью компьютеров) значительно снизили бы связанные с этим транзакционные издержки.Точно так же мы не можем сказать, что выгода от одних денег перевешивает все другие соображения и что поэтому система Хайека должна быть отвергнута.

Другое возражение (выдвинутое Селджином и Уайтом) состоит в том, что частный «центральный банк», как и его правительственный партнер, всегда считал бы наиболее выгодным гиперинфляцию. Это правда, что это заставит общественность отказаться от валюты, но что с того? Если сейчас 5 хайеков обмениваются на столько яиц, молока и т. Д., Почему бы не распечатать 2 миллиарда из них и не купить как можно больше реальных товаров? Несомненно, этот разовый ход принесет больше, чем нынешняя дисконтированная стоимость ответственного управления поставками Hayeks.

Это опасение не учитывает тот факт, что Хайек (в нашем примере) всегда можно выкупить по закону за 10 или 80 йен. Это устанавливает уровень, ниже которого их стоимость не может опуститься (без истощения резервов фирмы-эмитента).

Пит Каннинг признает этот факт и уточняет возражение, указывая, что в конечном итоге государственные валюты обесценится настолько, что этот чек скоро станет бессильным. Как ни странно, здесь на помощь приходит еще один из предполагаемых недостатков, а именно множественность валют.Именно потому, что каждая фирма-эмитент будет предоставлять деньги, которыми владеет часть населения, решение одной фирмы о гиперинфляции не было бы таким катастрофическим, как когда это делает монопольное правительство.

Более того, если какая-либо крупная фирма когда-либо решит на гиперинфляцию, общественность потребует мер по предотвращению повторения. Например, помимо обещания выкупить Hayeks в любое время за 10 или 80 иен, наша гипотетическая фирма может также юридически дать обещание: «Мы никогда не увеличим предложение Hayeks более чем на 100 процентов в год.«

Преимущества

Позвольте мне в заключение указать на некоторые упущенные из виду преимущества схемы Хайека. Во-первых, в принципе, фиатные валюты, выпущенные в частном порядке, могут оказаться более стабильными, чем даже товарные металлы, с точки зрения их покупательной способности. Вся задача фирмы, выпускающей Hayeks (в нашем примере), состоит в том, чтобы внимательно следить за финансовыми рынками, чтобы точно настроить обменную стоимость Hayeks, чтобы пятеро из них всегда покупали указанную товарную корзину в крупном продуктовом магазине.Это не так, когда речь идет о золоте; обменный курс между золотом и товарной корзиной будет гораздо более волатильным (хотя, конечно, гораздо более стабильным, чем обменный курс между государственными валютами и корзиной).

Еще одно преимущество состоит в том, что фирмы могут изменить состав товарной корзины, чтобы отразить предпочтения держателей своих денег. Например, некоторых людей может не волновать цена на яйца и хлеб, и они предпочтут деньги со стабильной покупательной способностью в виде корзины алюминия, платины и т. Д.Фирма могла бы заполнить эту нишу.

Другая интересная особенность системы Хайека состоит в том, что держатели денег сами пожинают преимущества инфляции валюты, а не выпускающая фирма. Подумайте: если бы публика когда-либо принимала Хайека (и Лахмана и т. Д.) В качестве средства обмена, со временем рынок увеличил бы производство яиц, масла и т. Д., И, следовательно, их цена Хайека имела бы тенденцию к падению. Следовательно, для поддержания заявленной покупательной способности фирме-эмитенту потребуется периодически печатать и распространять дополнительных Hayeks.

Так вот, если бы фирма была монополистом, ее владельцы, естественно, сами тратили бы новые Hayeks. Но из-за конкуренции фирма может удерживать публику, использующую Hayeks, только в том случае, если, помимо невероятно стабильной покупательной способности, держатели Hayeks получат новые единицы пропорционально своим владениям. То есть фирме пришлось бы периодически увеличивать предложение Hayeks в целом, чтобы поддерживать постоянную покупательную способность, но ей необходимо было бы предоставлять новые устройства своим клиентам.(Простым способом добиться этого было бы, чтобы фирма также выступала в роли банкира и выплачивала дивиденды по депозитам.)

Наконец — и я признаю, что это довольно фантастично — предположим, что в далеком будущем люди разовьют способность Star Trek воспроизводить (в определенных пределах) любые типы физических предметов. В этом случае никакой товар не может служить полезным средством обмена, потому что люди будут просто массово производить его практически бесплатно. В таком мире деньги, вероятно, стали бы просто числами на компьютерах.

Да, если ожидается, что правительства ответственно будут управлять такой системой, все будет потеряно. Но, по крайней мере, стоит изучить, может ли система, основанная на идеях Хайека, обеспечить надежные средства обмена в этой футуристической среде.

Рост частных конкурирующих валют Хайека

Проведя аудит ФРС, заменив дискреционное право ФРС в отношении денежно-кредитной политики обязательным правилом ценообразования, регулирующим политику, даже золотой стандарт, лауреат Нобелевской премии Фридрейх Хайек вышел за рамки всего этого.Он выступал за управление мировой экономикой на конкурирующих частных валютах.

Конкурирующий частный рынок денег вместо произвольной государственной монополии, равной лицензии на воровство для правящего класса? Как это могло работать?

Хайек ответил бы, как и любой другой частный конкурентный рынок любого другого товара или услуги, что намного лучше, чем государственная монополия. Но разве правительство не должно определять стандарт для денег любого общества, точно так же, как оно определяет стандарты для мер и весов общества?

Фактически, руководящие стандарты мер и весов исторически выросли из конкурентного частного рынка идей в каждой культуре.Правительство только подтвердило решимость общества. Но что касается денег, правительства злоупотребляли своей монополией с древних времен.

Короли и императоры начинали с чистых золотых или серебряных монет. Но затем они переплавляли старые и переиздавали их, развращая все больше и больше сплавов из менее драгоценных металлов. Отсюда начало инфляции, когда рынки обесценивают развратную валюту.

Бумажная валюта начиналась как складские квитанции на указанную массу золота или серебра.Держатель мог обменять их на настоящую монету. Но возник обычай использовать только бумажные квитанции в качестве средства обмена, и лишь немногие, если таковые имеются, требуют настоящего золота. Вскоре правительства начали злоупотреблять этим, выпуская все больше и больше складских свидетельств без достаточного количества золота для их обеспечения, что позволило правительству покупать больше товаров и услуг.

Это также означало инфляцию и грозило спровоцировать рост золотых резервов. Правительства ответят «девальвацией» валют, произвольно уменьшая количество золота, которое стоит каждая единица валюты.Но это означало еще большую инфляцию.

Такая инфляция, конечно же, равносильна изощренному воровству, поскольку стоимость сбережений трудолюбивых людей также будет обесценена. Эта ценность фактически досталась безответственным и нечестным правительствам, злоупотреблявшим своими валютами. Инфляция также представляла собой первую политику перераспределения, которая фактически воровала у кредиторов в пользу должников, которые могли выплатить свои долги в обесцененной валюте.

Инфляционная политика, как следствие, привела к увеличению числа заемщиков.Но эта политика была близорукой, поскольку перераспределительное воровство препятствует сбережениям и инвестициям, которые являются основой экономического роста и повышения благосостояния для всех, как это происходит по сей день.

Хайек утверждал, что на конкурентных частных рынках эмитенты частных валют будут конкурировать за поддержание стоимости своих валют. Те, кто был менее надежным или эффективно воровал у своих клиентов, были изгнаны с рынка.

С самого начала капитализма частные банкиры выпускали свою собственную валюту или складские расписки на звонки.Но со временем правительства прогнали их, пренебрегая конкуренцией. Монополия доллара в Соединенных Штатах была достигнута путем налогообложения частных и государственных валют, которые перестали существовать в 19 веках.

Но в своей новой книге Переосмысление денег: как новые валюты превращают дефицит в процветание, Бернар Лиетер и Жаки Данн описывают новый рост числа эффективных конкурирующих частных валют. Лиетер, доктор экономических наук Массачусетского технологического института, работал в Центральном банке Бельгии и был президентом системы электронных платежей Бельгии.Он был архитектором ЕС, и Business Week назвал его «ведущим валютным трейдером в мире» в 1992 году. Данн — отмеченный наградами журналист и лидер в продвижении разработки экологически безопасных технологий.

Lietaer and Dunne сообщают, что сегодня в мире уже используется более 4000 неофициальных частных валют. Они называют эти дополнительными или кооперативными , а не конкурирующими валютами, поскольку они конкурируют не за замену официальной валюты, а за ее дополнение там, где доступные ресурсы остаются неиспользованными.

Самая известная дополнительная валюта — это мили для часто летающих пассажиров, которые сейчас выпускают 92 авиакомпании. Они не включают только бонусные или дисконтные билеты в обмен на повторные рейсы. «Мили для часто летающих пассажиров все чаще можно обменять на различные услуги, помимо авиабилетов, такие как междугородние и мобильные телефонные звонки, отели, круизы и товары из каталога», — пишут авторы. Тем не менее, более половины миль для часто летающих пассажиров «не зарабатываются полетами». Вместо этого кредитные карты, которые предлагают бонусные мили за покупки, стали самым популярным способом заработать кредиты для часто летающих пассажиров.Следовательно, авторы справедливо заключают, что мили для часто летающих пассажиров «превратились в корпоративных знаков — частной валюты, выпущенной, в данном случае, авиакомпаниями».

Другая модель частной валюты — это валюта с ограниченным сроком действия, которую возглавил либеральный юрист Эдгар Кан, бывший советник Роберта Кеннеди и Сарджента Шрайвера. Участники предоставляют час обслуживания, чтобы заработать час обслуживания взамен, включая такие услуги, как репетиторство, обучение английскому или другим языкам, садоводство и уход за газонами, уборка дома, помощь бездомным и обучение их навыкам, поездки для тех, у кого нет транспорта (или для пожилые люди, которые больше не могут водить машину), временные пособия по уходу за детьми с особыми потребностями, взрослыми с ограниченными возможностями и пожилыми пожилыми людьми, чтобы они могли отдохнуть, и другие услуги.Lietaer and Dunne add,

«Мэр Блумберг запустил TimeBanking для пожилых людей во всех пяти районах Нью-Йорка, поскольку бэби-бумеры исполняют 65 лет из расчета 10 000 в день в течение следующих двух десятилетий. Пожилые люди могут жить дольше в своих домах самостоятельно, потому что они могут пользоваться услугами, предлагаемыми людьми из их сообщества банка времени, такими как поездки к врачу или помощь в написании писем в свою страховую компанию ».

Кан сообщает, что в США около 300 банков времени.S., еще 300 человек в Соединенном Королевстве, с TimeBanking теперь распространяется еще в 34 странах по всему миру.

Эта концепция взаимного обмена получила более широкое распространение в модели частных валют LETS (Local Exchange Trading System). Участники торгуют друг с другом товарами и услугами в обмен на согласованные кредиты LETS, которые регистрируются на центральной бирже. Литер и Данн цитируют Майкла Линтона, объясняющего, как LETS способствовали восстановлению экономики в небольшом городке недалеко от Ванкувера:

«Мы город с населением 50 000 человек, и основная промышленность была оборонной базой, плюс город был общежитием для древесины, добычи полезных ископаемых, рыболовства и небольшого туризма на том этапе.В 1982 году все остановилось. База обороны переместилась, и Банк Канады работал на 14 процентов, а ипотечные кредиты составляли примерно от 18 до 20 процентов. Я был индивидуальным предпринимателем … Когда в экономике закончился песок, мой бизнес иссяк в считанные месяцы, как и многие другие ».

Но после создания LETS эта валюта использовалась участвующими работодателями для найма безработных для производства множества товаров и услуг, в которых нуждалась община. Этот положительный результат в возрождении депрессивной местной экономики был многократно повторен во всем мире путем введения таких кооперативных, дополнительных валют в этом районе.Лиетер и Данн предполагают, что для таких частных валют существует особая возможность в любое время, когда есть неиспользованные ресурсы, которые могут быть связаны с неудовлетворенными потребностями, которые установленная валюта не обслуживает, как в примере выше. Они предполагают, что такие валюты LETS «сегодня являются наиболее часто применяемой кооперативной валютной системой в мире».

Действительно, такие частные дополнительные валюты возникли для обслуживания местной экономики по всему миру на региональной основе. Литер и Данн пишут: «Германия и Австрия сейчас возглавляют региональные валюты, обычно называемые regios , которые дополняют евро.«Участвующие местные предприятия, от магазинов до ресторанов, принимают местную валюту за свои товары и услуги.

Одним из примеров является система Chiemgauer, расположенная в Баварии на юге Германии. Лиетер и Данн объясняют,

«Сегодня насчитывается 600 участвующих предприятий, в обращении которых находится 550 000 Cheimgauer, а в 2011 году оборот составил более 6 миллионов евро … Валюта Sternthaler, которая действует в прилегающей территории Верхней Баварии и сотрудничает с Chiemgauer, обеспечивает доступ к дополнительно 500 предприятий к системе.Семьдесят пять процентов денег сейчас в электронной форме… Десять местных отделений кооперативных банков предоставляют банковские услуги в Химгауэре ».

Другая такая частная, региональная валюта — это Berkshares, торгуемая в районе Беркшир штата Массачусетс. Лиетер и Данн пишут: «13 отделений пяти местных банков работают как обменные пункты и на сегодняшний день [с 2006 года] выпустили 3,3 миллиона Berkshares. В настоящее время более 400 предприятий подписались на прием валюты ». Банки предоставляют 100 Berkshares за 95 долларов, а участвующие предприятия принимают каждую Berkshare за 1 доллар, что дает потребителям стимул использовать Berkshares для покупок в местных компаниях.Это представляет собой одну особенность таких валют, каждая из которых может быть спроектирована так, как эмитент считает, что она лучше всего обслуживает целевой рынок. Люди могут использовать валюту или нет, и для ее запуска не требуется никакого разрешения правительства.

Торговцы используют Berkshare для торговли между собой, а некоторые местные работодатели частично платят своим работникам в валюте. Местные банки принимают депозиты Berkshare.

Самой известной из таких региональных частных валют является WIR в Швейцарии, начатая предприятиями в период экономического кризиса 1930-х годов, когда банки закрыли свои кредитные линии, что поставило под угрозу их выживание.Они запустили между собой систему взаимного кредитования WIR, платя друг другу за товары и услуги в валюте, вместо того, чтобы поддаться мировой депрессии. Их сотрудники и клиенты также начали торговать валютой. Кооператив между этими предприятиями ведет счета в валюте. «Со временем в систему вошли до четверти всех предприятий Швейцарии», — пишут Лиетер и Данн. WIR находится в ведении банка со штаб-квартирой в Базеле и 7 региональных отделений.Та же самая концепция сейчас опробуется в Вермонте.

Но потенциально прародителем всех частных валют является Терра. Это будет глобальная валюта, явно обеспеченная корзиной из дюжины или около того драгоценных товаров, таких как золото, серебро, нефть и т. Д. Каждую Terra можно обменять на определенную долю корзины товаров, которая будет храниться как 100% обеспечение валюты по контракту с производителями тех товаров, которые являются партнерами финансового учреждения, выпускающего Terras.Производители будут получать выплаты в террасах за их вклад, который они могут использовать для оплаты своих поставщиков и кредиторов, а также своих работников (в зависимости от того, в какой степени каждый из них добровольно принимает валюту).

За каждую единицу валюты Terra будет взиматься комиссия за транзакцию в размере от 3,5% до 4%, рассчитываемая по отношению к номинальной стоимости валюты, обесценивая ее обеспечение на эту сумму. Это покроет расходы на выпуск и обслуживание Терры, включая затраты на хранение резервных товаров, обеспечивающих валюту.

Terra, следовательно, будет защищенной от инфляции международной глобальной валютой. Для выпуска такой валюты и торговли ею не требуется разрешения правительства, за исключением случаев, когда кто-то пытался платить налоги в валюте. Принимать ли такие платежи будет решать каждое правительство, как и любая другая сторона, совершающая операции с валютой.

Экономические игроки по всему миру могут решить деноминировать свои контракты в Террасах, вообще не покупая и не продавая Террас.Терры будут торговать всеми валютами мира на мировых рынках, и причитающиеся платежи могут быть в стоимости Терры каждой валюты. Этого можно было бы ожидать на широкой основе, потому что Terra будет иметь фиксированную, устойчивую к инфляции стоимость из-за своей 100% -ной товарной поддержки. Термин Терра фактически происходит от торговой валюты.

Рост такой валюты должен стать серьезным стимулом для глобального экономического роста и процветания, давая мировой экономике возможность торговать валютой, не подверженной инфляции, девальвации и колебаниям реальной рыночной стоимости.Такой фиксированный критерий для измерения торговли будет способствовать глобальному производству, торговле и росту. Это может стать серьезным прорывом в 21, и годах, который изменит правила игры.

Конкурирующие денежные средства — Econlib

Каковы были бы последствия применения принципа laissez-faire, то есть полностью свободных рынков, к деньгам? Хотя большинству людей эта идея может показаться странной, экономисты постоянно обсуждают вопрос о конкурирующих поставках денег со времен Адама Смита.В последние годы тенденции к дерегулированию банковской деятельности, развитие электронных платежей и эпизоды неудовлетворительной работы центральных банков (таких как Федеральная резервная система в США) снова сделали актуальным вопрос о конкурирующих денежных предложениях. Нобелевский лауреат Фридрих А. Хайек возродил дискуссию о невмешательстве в жизнь своей монографией 1976 года Денационализация денег. Милтон Фридман в статье 1986 года, написанной в соавторстве с Анной Дж. Шварц, пересмотрел доводы, которые он ранее принимал для правительств, предоставляющих деньги.Среди других ведущих экономистов, поддержавших идею laissez-faire в деньгах, были Гэри Беккер и Юджин Фама из Чикагского университета, Нил Уоллес из Университета штата Пенсильвания и Лиланд Б. Йегер из Обернского университета.

Сегодня уже существует два вида денежной конкуренции. Во-первых, частные банки и финансовые фирмы конкурируют в предоставлении различных марок чековых вкладов и дорожных чеков. Они также конкурируют в предоставлении кредитных карт, которые являются близким заменителем оплаты наличными деньгами.В некоторых уголках мира (Шотландия, Северная Ирландия и Гонконг) частные банки все еще выпускают бумажные банкноты. Во-вторых, каждая национальная валюта (например, доллар США) конкурирует с другими (например, евро и иеной) за то, чтобы быть валютой, в которой выражены международные контракты и активы портфеля. (Экономисты называют бумажные деньги, которые не могут быть конвертированы в базовый актив, такой как золото или серебро, «бумажной» валютой.)

Раньше конкуренция в деньгах была гораздо больше.В рамках систем «свободного банковского обслуживания» частные банки обычно выпускали свои собственные бумажные валюты или «банкноты», которые можно было обменять на базовые «реальные» или «базовые» деньги, такие как золото или серебро. И конкуренция между этими основными деньгами противопоставляла золото серебру и меди.

Сегодня практически все национальные правительства регулируют и ограничивают денежную конкуренцию. Они поддерживают государственную монополию на чеканку монет и выпуск бумажных денег и в различной степени ограничивают депозитные банки и другие финансовые фирмы, национализируют систему межбанковских расчетов, ограничивают или устанавливают специальные налоги на авуары в золоте или валютных активах и отказываются применять контракты, выраженные в альтернативных валютах.В развивающихся странах государственные банки также иногда монополизируют предоставление текущих счетов.

Некоторые экономисты рекомендуют отменить многие или даже все эти юридические ограничения. Они объясняют значительную неэффективность и нестабильность финансовой системы правовыми ограничениями для частных банков и неэффективной политикой центрального банка и рассматривают конкуренцию как потенциальное средство для принуждения поставщиков денег к более внимательному реагированию на потребности пользователей денег. В то время как многие экономисты хотели бы ограничить свободу действий, предоставленную центральным банкам, небольшое, но растущее число сторонников свободной банковской деятельности хотели бы полностью упразднить центральные банки.Однако большинство основных экономистов опасаются, что возвращение к свободной банковской деятельности приведет к еще большей нестабильности в финансовой системе.

Сторонники свободной банковской деятельности традиционно указывали на относительно неограниченные денежные системы Шотландии (1716–1844 гг.), Новой Англии (1820–1860 гг.) И Канады (1817–1914 гг.) В качестве моделей. Другие эпизоды конкурсного предоставления банкнот имели место в Швеции, Швейцарии, Франции, Ирландии, Испании, некоторых частях Китая и Австралии. В общей сложности известно более шестидесяти эпизодов выпуска конкурсных облигаций с различным количеством юридических ограничений.Во всех подобных эпизодах страны применяли золотой или серебряный стандарт (за исключением Китая, который использовал медь).

В свободной банковской системе, основанной на золотом стандарте, конкурирующие частные банки будут выпускать чековые депозиты и банкноты, подлежащие обмену на золото по запросу. В системе, основанной на замороженном количестве фиатных долларов, как предлагали Милтон Фридман и несколько других экономистов, банковские депозиты и банкноты можно было бы обменять на государственные банкноты, как это делают сегодня депозиты.

Конкуренция между банками, как показывает история, вынудила бы все банки в системе выкупить свои депозиты и банкноты на общие основные деньги, такие как золото или стандартную бумажную валюту, выпущенную правительством.Банки в такой системе являются частью единого валютного пространства; «Обменные курсы» среди них являются фиксированными, а не плавающими. Десятидолларовые банкноты Ситибанка, например, можно было бы обменять на десять долларов базовыми деньгами, как и банкноты, выпущенные Chase Manhattan. Для привлечения клиентов Ситибанк будет рад принять депозиты в виде нот Chase или Chase, которые затем вернут в Chase для погашения в клиринговой палате. Учитывая незначительные риски и затраты на погашение (и то, и другое в современных условиях), Ситибанк даже будет принимать ноты Chase по номинальной стоимости (без скидки или комиссии, точно так же, как сегодня банки принимают чеки друг друга).Чейз поступил бы так же. Причина в том, что, согласившись принимать банкноты и чеки друг друга по номинальной стоимости, и Ситибанк, и Чейз сделают свои собственные деньги более полезными и, следовательно, более популярными. Это не просто абстрактное теоретизирование. Мы видим, что в банках-эмитентах исторически возникает акцепт номинала. Подобные соображения конкуренции побудили банки в последнее время формировать сети взаимного приема карт для банкоматов, что позволяет клиентам Ситибанка получать наличные в банкоматах Chase.Сегодня компания Chase взимает комиссию за изъятие банкнот Федерального резерва, чтобы покрыть расходы по займам, связанные с хранением запасов банкнот Федерального резерва. Chase не нужно будет взимать комиссию за изъятие нот Chase, потому что у компании нет затрат по займам при проведении инвентаризации своих собственных невыпущенных нот.

Какие формы денег обычно используют домашние хозяйства и коммерческие фирмы в системе свободного банковского обслуживания? Когда банкноты и чеки, выпущенные любым банком в системе, принимаются почти повсюду и когда банки платят проценты по вкладам, население редко испытывает потребность в обращении с основными деньгами (золотом или чем-то еще, что является активом, на который можно выкупить деньги банка) .Банкноты и жетоны обслуживают потребность в валюте. Поскольку на банкноты не начисляются проценты, банки конкурируют за клиентов, то есть клиентов, владеющих банкнотами, неценовыми методами.

Каждый банк в свободной банковской системе ограничен в ограничении количества своих обязательств (банкнот и депозитов, которые он выпустил) до количества, которое общественность желает иметь. Когда один банк принимает банкноты или чеки другого банка, он возвращает их эмитенту через кооперативную межбанковскую клиринговую систему для погашения в основных деньгах или в требованиях к расчетной палате.Банк-эмитент знает, что он понесет неблагоприятные клиринги и дорогостоящую потерю резервов, если слишком много его обязательств попадет в руки его конкурентов. Таким образом, банки должны были бы тщательно управлять своими резервными позициями (средствами, которые они используют для погашения своих банкнот), даже если бы центральный банк не устанавливал минимальные резервные требования.

Многие экономисты (и почти все остальные) полагают, что свободная банковская система, особенно система без государственных гарантий вкладов или банкнот, будет страдать от чрезмерной эмиссии банкнот, мошенничества и приостановки погашения, что приведет к бегству банки (см. банковские набеги) и, как следствие, периодические финансовые паники.Считается, что это произойдет, потому что неспособность какого-либо одного банка обеспечить погоню за банками приведет к заразному распространению этих забегов до тех пор, пока не рухнет вся система.

Свидетельства о свободных банковских системах в Шотландии, Канаде, Швеции и других исторических эпизодах не подтверждают этот вывод. Когда существовала свободная банковская деятельность, система межбанковского клиринга быстро наказывала отдельные банки, которые выпустили больше банкнот, чем их клиенты хотели держать. Другими словами, возможность выкупа сдерживала систему в целом.Банкирам-мошенникам было нелегко ввести свои банкноты в обращение; Банкиры, чье состояние изменилось от доверенного до подозрительного, обнаружили, что их банкноты возвращаются для погашения. Таким образом, банки обнаружили, что разумное управление является ключом к созданию клиентуры. Ассоциации клиринговых центров контролировали платежеспособность и ликвидность своих членов. Набеги на отдельные банки не были заразными; деньги, изъятые из подозрительных банков, были переведены в более надежные. Сторонники свободной банковской деятельности указывают на то, что несколько исторических эпизодов заразного массового изъятия из банков произошли в банковских системах (например, в Соединенных Штатах после Гражданской войны), опрометчивые правовые ограничения которых ослабляли и размывали самобытность отдельных банков, так что проблемы при один банк подорвал доверие общества ко всей системе.

Сторонники конкурирующей денежной массы предложили несколько различных институциональных рамок, в которых могла бы работать конкурентная система. Несколько теоретиков денежного обращения, начиная с Бенджамина Кляйна из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Фридриха Хайека, рассматривали частную конкуренцию в поставках невозвратных «бумажных» денег. У нас нет исторического опыта работы с таким режимом, но вряд ли он выживет. Если бы банкам не приходилось выкупать свои банкноты, они бы столкнулись с сильным искушением выпускать деньги без ограничений.Для эмитента было бы слишком выгодно нарушить любое обещание не перевыпускать и не обесценивать свои деньги. Напротив, там, где банки должны выкупить свои банкноты за что-то, у держателя выпущенных банком денег есть гарантия обратного выкупа от обесценения.

Роберт Гринфилд и Леланд Б. Йегер, опираясь на более ранние работы Фишера Блэка, Юджина Фамы и Роберта Холла, предложили другой вид системы платежей laissez-faire, которая, по их утверждениям, будет поддерживать денежное равновесие на стабильном уровне цен.Вместо того, чтобы обменивать свои банкноты на золото, серебро или государственные бумажные деньги, банки будут выкупать банкноты и депозиты на стандартный «набор» различных товаров. Например, вместо банкноты в один доллар или один грамм золота Ситибанк выпускал банкноту, которую можно было обменять на что-то стоимостью в одну единицу пачки. Чтобы избежать затрат на хранение, люди будут выкупать заявку на один комплект не на фактические товары, которые образуют комплект, а, скорее, на финансовые активы (например, казначейские облигации), равные текущей рыночной стоимости одного комплекта.Не было бы основных денег, таких как старая золотая монета или сегодняшняя долларовая банкнота, которые служили бы одновременно и учетной единицей, и средством погашения банковских обязательств. Этот режим также не имеет исторических прецедентов. Некоторые критики утверждали, что ему не хватает удобства стандартных основных денег в качестве средства погашения и межбанковских расчетов.

Более вероятно, что сегодня дерегулируемая и свободно конкурентная платежная система будет напоминать бесплатную банковскую деятельность в традиционном смысле.Банковские деньги можно было бы обменять на базовые деньги, произведенные вне банков. Чтобы вывести все формы денег за пределы государственных манипуляций, основные деньги не могли бы оставаться государственными бумажными бумажками, если бы их запасы не были навсегда заморожены (как предложил Милтон Фридман). Наиболее правдоподобный — и имеющий исторические прецеденты — способ заменить государственный бумажный доллар — это вернуться к частной золотой или серебряной монете денежного стандарта. Но возврат к золотому стандарту — или к любой форме свободной банковской деятельности — в ближайшее время кажется политически неправдоподобным.

Несмотря на это, недавние события подчеркнули сохраняющуюся актуальность вопроса о конкурирующих денежных предложениях. В Латинской Америке и России доллар США конкурирует с местными валютами за использование на местных рынках. Двенадцать стран объединились, чтобы сформировать Европейский центральный банк и его валюту, евро, но Великобритания и Швеция пока отказались присоединиться. Сторонники валютной конкуренции, в число которых входит бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, скептически относятся к тому, что транснациональный поставщик денег, больше не конкурирующий с их национальными деньгами, предоставит продукт более высокого качества.


Об авторе

Лоуренс Х. Уайт — профессор экономической истории им. Ф. А. Хайека в Университете Миссури, Сент-Луис.


Дополнительная литература

Дауд, Кевин. Государство и денежная система. New York: St. Martin’s Press, 1989.

Фридман, Милтон и Анна Дж. Шварц. «Имеет ли правительство какую-либо роль в деньгах?» Журнал денежно-кредитной экономики 17, вып. 1 (1986): 37–62.

Гудхарт, Чарльз. Эволюция центральных банков. Кембридж: MIT Press, 1988.

Хайек, Фридрих А. Денационализация денег. 2-е изд. Лондон: Институт экономики, 1978.

Селгин, Джордж А. и Лоуренс Х. Уайт. «Как невидимая рука будет обращаться с деньгами?» Журнал экономической литературы 32, вып. 4 (1994): 1718–1749.

Уайт, Лоуренс Х. Теория денежных институтов. Мальден, Массачусетс: Блэквелл, 1999.

новых доказательств для дебатов Уильяма Дж.Лютер :: SSRN

17 стр. Опубликовано: 10 мая 2011 г. Последняя редакция: 21 августа 2012 г.

Есть 2 версии этой статьи

Дата написания: 4 мая 2011 г.

Аннотация

Фридриху Хайеку часто приписывают возрождение интереса к альтернативным денежным системам.Его собственное предложение, однако, вызвало резкую критику со стороны Милтона Фридмана, Стэнли Фишера и других с самого начала и никогда не получило большой поддержки среди академических экономистов или широких слоев населения. По словам Фридмана, Хайек ошибся, полагая, что простой допуск конкурирующих частных валют спонтанно приведет к более стабильной денежной системе. По мнению Фридмана, сетевые эффекты и издержки переключения препятствуют появлению альтернативной системы в целом и мешают системе Хайека функционировать так, как хотелось бы, в частности.Я предлагаю новые свидетельства недавних событий в Сомали, подтверждающие первоначальные сомнения Фридмана.

Ключевые слова: Сравнительные денежные системы, конкурентоспособные деньги, разгосударствление денег, Фридман, правительство и денежная система, Хайек, средство обмена, деньги, денежные стандарты, монетарные режимы, сетевые эффекты, положение

Классификация JEL: B20, B22, B25, B30, B31, B53, E02, E41, E42, E52, G21, G28

Рекомендуемое цитирование: Предлагаемое цитирование