Деноминация в ссср: Как в СССР была проведена самая скандальная денежная реформа — Российская газета

По количеству деноминаций национальной валюты Беларусь вышла в лидеры на территории бывшего СССР


По два раза деноминация (с переходом на другую национальную валюту или без него) проводилась в шести странах: Азербайджане — 15 августа 1992 года (1:10) и 1 января 2006 года (1:5.000), Таджикистане — 10 мая 1995 года (1:100) и 30 октября 2000 года (1:1.000), Туркменистане — 1 ноября 1993 года (1:500) и 1 января 2009 года (1:5.000), Латвии — 5 марта 1993 года (1:200) и 1 января 2014 года (1:0,702804), Литве — 25 июня 1993 года (1:100) и 1 января 2015 года (1:3,4528), Эстонии — 20 июня 1992 года (1:10) и 1 января 2011 года (1:15,6466).

Вторые деноминации в странах Балтии были связаны с переходом на евро. При этом в Латвии фактически имел место обратный процесс, так как лат был «тяжелее» единой европейской валюты (в 1,42 раза).

Один раз деноминация проводилась в Кыргызстане — 10 мая 1993 года (1:200), Казахстане — 15 ноября 1993 года (1:500), Армении — 22 ноября 1993 года (1:200), Молдове — 29 ноября 1993 года (1:1.

000), Узбекистане — 1 июля 1994 года (1:1.000), Грузии — 25 сентября 1995 года (1:1.000.000), Украине — 2 сентября 1996 года (1:100.000) и России — 1 января 1998 года (1:1.000).

По итогам всех деноминаций нарицательная стоимость денежной единицы в Беларуси уменьшилась в 100 млн раз. Это рекорд на пространстве бывшего СССР. Далее следуют Туркменистан (2,5 млн раз), Грузия (1 млн ), Таджикистан, Украина (100 тыс.), Азербайджан (50 тыс.), Молдова, Россия, Узбекистан (1 тыс.), Казахстан (500), Литва (345), Армения, Кыргызстан (200), Эстония (156) и Латвия (в 141 раз).

Без учета деноминаций официальные курсы валют к доллару США на 3 июля составляют: Беларусь — 200.530.000, Туркменистан — 8.750.000, Узбекистан — 2.943.460, Украина — 2.482.141, Грузия — 2.309.300, Таджикистан — 786.800, Казахстан — 169.020, Армения — 95.366, Азербайджан — 77.125, Россия — 64.017, Молдова — 19.857, Кыргызстан — 13.483, Литва — 310,09, Эстония — 140,52, Латвия — 126,23.

В самопровозглашенном Приднестровье, с 1992 года имеющем собственную денежную систему, была проведена одна деноминация (1 января 2001 года, 1:1. 000.000). Курс доллара на 3 июля без ее учета — 11.300.000.

Миллиардер Дерипаска заявил, что россияне массово поддерживают девальвацию рубля | 07.11.20

Падение курса рубля встречает массовое одобрение со стороны населения России, считает миллиардер Олег Дерипаска.

По словам Дерипаски, входящего в топ-50 богатейших людей страны с состоянием 2,3 млрд долларов (по оценке Forbes), политику слабой национальной валюты «фактически поддерживают 75% населения».

В качестве примера Дерипаска приводит в своем Telegram-канале опрос общественного мнения, проведенный онлайн-платформой Webbankir (его результаты публикуют «Ведомости»).



Согласно исследованию, 56% россиян считают, что ослабление рубля никак не влияет на их материальное положение. Еще 24% сообщили о незначительном ухудшении своих финансов из-за роста курсов доллара и евро.

Заметное ухудшение своей финансовой ситуации из-за девальвации заметили, согласно опросу, только 18%.

Цифра в 75%, озвученная Дерипаской, в исследовании не фигурирует, и миллиардер не поясняет, откуда ее взял.

С начала года рубль обесценился на 25% к доллару и 30% к евро, став третьей худшей валютой развивающихся рынков (после турецкой лиры и бразильского реала).

За последние шесть лет курс доллар подскочил в 2,6 раза, с 2007-го года — вырос в 3,5 раза, относительно уровней 1998 года — в 13 раз, а за всю историю свободной конвертации — в 44 тысячи раз (с учетом деноминации 1997 года). 
Первые аукционы Внешэкономбанка СССР по продаже долларов начались в ноябре 1990 года, и американскую валюту на них продавали по 1,8 рубля.

Тот факт, что россияне не осознают связи между курсом и своим благосостоянием, говорит об их низкой финансовой грамотности, считает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова. Татьяна Скрыль.

«Следует понимать, что девальвация существенно сокращает потребление на фоне продолжающегося снижения реальных доходов», — поясняет она: потребительские расходы россиян неизбежно зависят от курса рубля, поскольку в среднем в потребительской корзине импорт составляет около 40%, а по некоторым сегментам продуктов (фармацевтика, автомобили) доля импорта доходит до 70%.

Впрочем, причина может заключаться в том, что россияне уже привыкли к регулярным обвалам национальной валюты. В частности, в конце 2014 — начале 2015 года мы были свидетелями девальвации рубля, на фоне которой нынешние колебания не выглядят значительными. «Российская экономика в то время имела большую долю импорта и тесные связи с курсом доллара, но, несмотря на это, выдержала удар, — напоминает Скрыль. — Сейчас мы наблюдаем снижение курса рубля меньшее, чем было пять лет назад».

В России предложили провести деноминацию рубля 100:1

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев предложил провести деноминацию российской валюты из соотношения 1 к 100, сообщает газета «Известия»

«Квартиры перестанут стоить миллионы, а доверие народа к рублю только усилится. Есть, мол, тут такой психологический эффект: когда понимаешь, что нужно накопить на собственное жилье миллионов 5, руки опускаются. А, скажем, 50 тысяч выглядят вполне подъемной суммой», — считает Разуваев.

Он отметил, что данная мера позволит вернуть в обращение копейки, что позволит ими расплачиваться. Так, например, бутылка воды могла бы стоить 50 копеек. Также в случае деноминации курс доллара будет составлять 60-70 копеек, как в период СССР.

«Считается, что деноминацию надо делать, когда низкая инфляция, а инфляция у нас 3% (в годовом выражении). Ключевая ставка — 4,5%, резервы больше, чем 550 миллиардов долларов, это два годовых бюджета Российской Федерации», — заявил Разуваев.

Также Разуваев обратил внимание на то, что сейчас наличные деньги снимают не только граждане, но и представители юридических лиц. Данный факт говорит о росте наличных расчетов и развития «серой» экономики.

«Идея деноминации совершенно не отвечает текущим реалиям. Это не решит проблему резкого роста объема наличности в обращении. Нужно воздействовать на первопричину этого явления — на теневую занятость. К тому же, мы находимся только в начальной точке экономического кризиса», — сказал в интервью «Комсомольской правде» инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

В России в последний раз деноминация рубля проходила в 1998 году. 4 августа 1997 года вышел указ Президента Российской Федерации Бориса Ельцина «Об изменении нарицательной стоимости денежных знаков и масштаба цен». Обмен начался с 1 января 1998 года с коэффициентом 1000:1, то есть одному новому рублю соответствовали 1000 старых (образца 1993 и 1995 годов). Обмен неденоминированных денежных знаков проходил постепенно, вплоть до 2002 года.

delat-delo.ru

По официальной версии деноминация была произведена с целью упрощения расчетов и укрепления позиций рубля. Однако экономисты и историки считают, что смена денежной системы должна была выполнить и ряд других задач, которые до сих пор не разглашаются правительством, пишет информационный портал «День в истории».

Во-первых, возвращение рубля должно было помочь стране в открытой «войне» против доллара – на покупку валюты был введен налог 0,5% с приобретаемой суммы. После деноминации престиж национальной валюты должен был повыситься.

Во-вторых, путем смены валюты правительство хотело отследить пути движения нелегальной наличности – при обмене старых банкнот на новые теневые деньги так или иначе проявили бы себя. Это была очень актуальная задача, так как на конец 1990-х годов около 40 % денег в стране были не легализованы.

Деноминация также помогала властям контролировать инфляцию. На время обмена валюты не разрешалось не только округлять стоимость товаров и услуг в большую сторону, но и просто беспричинно повышать цены. Для контроля за инфляцией даже был создан специальный комитет.

Еще больше свежих новостей читайте в нашем Телеграм-канале.

Матвиенко назвала провокацией рассуждения о деноминации рубля :: Финансы :: РБК

Валентина Матвиенко (Фото: council. gov.ru)

Рассуждения о возможной деноминации рубля являются абсолютной провокацией, заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко на заседании по развитию финансового рынка. Трансляция доступна на YouTube-странице верхней палаты.

По словам Матвиенко, вопрос о деноминации сейчас «активно обсуждается в обществе и [социальных] сетях».

«Я считаю, что это абсолютная провокация каких-то недобросовестных людей», — заявила Матвиенко. По ее словам, такие разговоры опасны, очень тревожат людей и бизнес.

«У нас есть закон о фейках, и в соответствии с ним, если дается ложная информация, которая может привести к социальным или экономическим потрясениям, виновники такой информации должны жестко наказываться», — указала Матвиенко.

По ее словам, нужно выяснить, откуда идут такие слухи, и привлечь этих людей к ответственности по закону.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина, также принимающая участие в заседании, заверила, что «никакой деноминации, никаких денежных реформ» регулятор не рассматривает. По ее словам, в России «в порядке все и с номиналами, и с рядом банкнот», и «никаких причин что-то здесь менять нет».

Набиуллина отвергла необходимость деноминации в России

https://static.news.ru/photo/be694c3e-c50a-11ea-b29a-fa163e074e61_660.jpg Эльвира Набиуллина Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Деноминация денег в России в ближайшее время не предполагается. Об этом заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина.


Выступая в Совете Федерации, она подчеркнула, что регулятор никогда не рассматривал такой вариант.

У нас в порядке всё и с номиналами, и с рядом банкнот. Никаких причин что-то здесь менять нет, — цитирует руководителя Центробанка ПРАЙМ.

Набиуллина отметила, что «люди всегда могут воспользоваться наличными, своими средствами в банках». Она заверила, что «никаких ограничений, никаких изменений» не планируется.

Деноминация — это изменение стоимости денежных знаков, призванное упростить систему расчётов. В практическом выражении для обывателя изменяется количество нолей на банкнотах, на ценниках в магазинах, в зарплатных ведомостях. Процедура может сопровождаться выпуском «новых» денег взамен «старых» с целенаправленным обменом в ограниченный период или поэтапной их заменой в обращении. При этом купюры и монеты могут измениться кардинально либо сохранить внешнее сходство с предыдущими.

Как правило, деноминации предшествует масштабная или длительная инфляция, которая «увеличивает» номинал банкнот до крайне неудобных значений. В истории СССР это происходило несколько раз — в 1920-е годы, в 1947 и 1961 годах. В последний раз «нарицательная стоимость российских денежных знаков и масштаба цен» была изменена уже после распада Советского Союза, в 1998 году, с коэффициентом 1000:1 — одному «новому» рублю соответствовали 1000 «старых».

Ранее с идеей деноминации российской валюты в 100 раз выступил известный российский аналитик — руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Основным аргументом в пользу такой меры он назвал зафиксированный Центробанком рост наличных денег в стране.

Однако, как писал NEWS.ru, такую идею поддержали не все экономисты. Так, например, ведущий научный сотрудник МГУ Андрей Колганов заявил, что не видит в этом особой необходимости и считает, что это может привести к росту цен при их округлении. В свою очередь доцент Российского экономического университета имени Г.  В. Плеханова Владимир Колмаков выразил уверенность, что эта инициатива не имеет под собой реального обоснования и вызовет панику у населения. С ним согласился и директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. По его словам, деноминация оправданна только в случае резкого обесценивания валюты, в противном случае она вызовет негативную реакцию.

Добавить наши новости в избранные источники

антирелигиозных кампаний

антирелигиозных кампаний

Откровения из Российских архивов


АНТИРЕЛИГИОЗНЫЕ КАМПАНИИ


Советский Союз был первым государством, в котором идеологическая цель искоренения религии. К этому В конце концов, коммунистический режим конфисковал церковную собственность, высмеял религии, преследовали верующих и пропагандировали атеизм в школы. Однако действия в отношении определенных религий были определялись интересами государства, и большинство организованных религий никогда не был вне закона.

Основная цель антирелигиозной кампании 1920-х гг. а в 1930-е годы была Русская Православная Церковь, у которой был самый большой количество верных. Почти все его духовенство и многие из его верующих расстреливали или отправляли в трудовые лагеря. Духовные школы были закрыты, церковные издания запрещены. К 1939 г. только около 500 из более чем 50 000 церквей остались открытыми.

После нападения нацистской Германии на Советский Союз в 1941 г. Иосиф Сталин возродил Русскую Православную Церковь для усиления патриотическая поддержка военных действий.К 1957 году около 22000 Активизировались русские православные церкви. Но в 1959 году Никита Хрущев инициировал собственную кампанию против русских Православная церковь и принудительное закрытие около 12000 церквей. К 1985 году действовало менее 7000 церквей. Члены церковные иерархи были брошены в тюрьмы или изгнаны, взяты послушным духовенством, многие из которых были связаны с КГБ.

Кампании против других религий были тесно связаны с определенными национальностями, особенно если они признали иностранный религиозный авторитет, такой как Папа.К 1926 году римский Католическая церковь не имела епископов в Советском Союзе, и 1941 г. только две из почти 1200 церквей, существовавших в 1917 г., в основном в Литве, еще были активными. Украинский Католическая церковь (униатская), связанная с украинским национализмом, была насильственно подчинен в 1946 году Русской Православной Церкви, и Автокефальные Православные Церкви Белоруссии и Украины подавлялись дважды: в конце 1920-х и снова в 1944 году.

Нападки на иудаизм были повсеместными период, и организованная практика иудаизма стала почти невозможно.Протестантские деноминации и другие секты также были преследуемый. Всесоюзный совет евангельских христиан Баптисты, учрежденные правительством в 1944 году, обычно были вынужден ограничить свою деятельность узким актом поклонения и лишены большинства возможностей для религиозного обучения и публикаций. Опасаясь панисламского движения, советский режим систематически подавлял ислам силой до 1941 года. вторжение в Советский Союз в том году привело правительство к проводить политику официальной терпимости к исламу, одновременно активно поощрение атеизма среди мусульман.


Письмо Горького Сталину

Перевод письма


Вот письмо Ленина через Молотова от 19 марта 1922 г. членам Политбюро, намечающее жестокий план действий против «Черных» Сотни духовенства и их последователей, бросивших вызов постановление правительства об изъятии церковных ценностей (предполагалось правительство будет использоваться для финансирования помощи голодающим). Ленин предложил арест и скорый суд над повстанцами в Шуе, за которым последовал беспощадная кампания по расстрелу большого количества реакционного духовенства и буржуазии и настаивал на том, чтобы вывоз ценностей из самые богатые церкви и монастыри будут быстро достроены.


Письмо, стр. 1

Письмо, стр. 2

Письмо, стр. 3

Письмо, стр. 4

Перевод письма


Перейти в следующий раздел экспозиции Советского архива.

Вернуться к содержанию Советского архива экспонат

Перейти на домашнюю страницу Библиотеки Конгресса


Библиотека Конгресса
Свяжитесь с нами ( 31 августа 2016 г. )
Legal | Отказ от ответственности за внешние ссылки

Путь России от православия к атеизму и обратно

(Getty / Corbis / VCG / Peter Turnley) Вид с Красной площади в сумерках: Санкт-Петербург.Собор Василия Блаженного (справа) и Спасская башня на стенах Кремля.

Священное пространство пусто не бывает: история советского атеизма
Виктория Смолкина
Princeton University Press, 2018

В России происходит религиозное возрождение. Православное христианство процветает после 70-летнего атеистического советского правления. В 1991 году, сразу после распада СССР, около двух третей россиян не заявляли о своей религиозной принадлежности. Сегодня 71 процент россиян считают себя православными.Теперь можно увидеть, как священники проповедуют по телевидению, встречаются крестные ходы в Санкт-Петербурге, а в Москве граждане выстраиваются в очередь за святой водой. Даже в московском Дарвиновском музее на праздники стоит новогодняя елка. Президент Владимир Путин поощрял это возрождение, и он также получил от него пользу как дома, так и за рубежом. В прошлом году он объяснил, что вмешательство России в сирийскую гражданскую войну было направлено на защиту христиан от Исламского государства. Эту «священную войну» поддержала не только Православная церковь, но и некоторые американские евангелисты, которые также обеспокоены христианами на Ближнем Востоке и хвалят социально консервативную политику Путина.

Россия превратилась из оплота консервативного православия в девятнадцатом веке в ведущего мирового пропагандиста атеизма в двадцатом. Этот исторический фон замечательного пути России от православия к атеизму и обратно отражен в книге Виктории Смолкина «Священное пространство никогда не пусто: история советского атеизма ». Это первый полный отчет о советском атеизме от большевистской революции 1917 года до распада СССР в 1991 году.Эта увлекательная книга полна поразительных анализов и противоречивых идей. А Смолкин, доцент кафедры истории России и СССР в Уэслианском университете, может привести два серьезных аргумента. Во-первых, значение советского атеизма со временем сильно изменилось. Второй аргумент еще более удивителен: сегодняшнее религиозное возрождение в России началось до 1991 года, утверждает она, и ему способствовали те самые органы, которые должны были избавить СССР от религии.

Когда Владимир Ленин пришел к власти в России в 1917 году, он придерживался марксистской точки зрения, согласно которой после упразднения капитализма отмирает и религия.Это был небольшой поворот в классической теории секуляризации, согласно которой по мере модернизации общества люди теряют веру. Для Ленина и для его преемника Иосифа Сталина атеизм не требовал много размышлений. Это было просто отсутствие религии, и это должно было произойти естественным образом в свое время, когда Советский Союз превратился в современное общество. Более важным фактором для советских руководителей была политическая власть Православной церкви. Одна за другой конкурирующие политические партии были объявлены вне закона, а идеологии запрещены, но личное благочестие оставалось законным в СССР.Так же поступали церкви, мечети и синагоги. Как заметил один советский чиновник, «религиозные организации — единственные легально существующие контрреволюционные организации» в Советском Союзе.

При Ленине и Сталине новые атеистические организации, такие как Лига воинствующих безбожников, вели войну с религиозными учреждениями. Хотя церкви и монастыри были технически законными, чиновники нашли способы их закрыть, и они превратили некоторые из них в соборы атеизма. Донской монастырь стал Московским антирелигиозным музеем, а Казанский собор в Ленинграде (ныне Св. Санкт-Петербург) стал Музеем истории религии. В 1931 году московский храм Христа Спасителя был взорван на всеобщее обозрение для всеобщего обозрения. «В конце 30-х годов партия вплотную подошла к искоренению религии», — отмечает Смолкин.

Несмотря на публичное зрелище и вполне реальные репрессии со стороны Православной церкви, религиозные верования и обряды оставались частью повседневной жизни, и власти часто терпели религиозные обряды, особенно в сельской местности.Как показывает Смолкин, даже рядовые коммунисты боролись с решением религиозных вопросов в семейной жизни. «Что делать ленинцу, если его семья все еще религиозна, не разрешает снимать иконы, водит детей в церковь и так далее», — спросил член партии в колонке советов советской газеты. Ответ «предложил более мягкий и постепенный подход к семейным разногласиям по поводу религии», — пишет Смолкин. «Вместо того, чтобы порвать со своей семьей, ленинец должен стремиться к просвещению». Колумнист отметил, что члены партии мужского пола обычно женятся на религиозных женщинах, и они должны быть терпеливыми со своими семьями.

Накануне Второй мировой войны религиозные организации перестали быть политической угрозой для Советского государства. В 1927 году Православная церковь заявила о поддержке коммунистического правительства, а к 1941 году, когда Германия вторглась в Советский Союз, подавляющее большинство церквей было закрыто, а тысячи священников были арестованы или казнены. В 1917 году в Российской империи насчитывалось более 50 000 церквей, но в 1939 году их осталось менее 1000. Сталин приветствовал его возвращение в общественную жизнь во время Второй мировой войны именно из-за его успеха в нейтрализации политического вызова Православной церкви. , рассматривая его как инструмент для пропаганды патриотизма у себя дома и завоевания доброй воли союзников за рубежом.Когда православие стало для Сталина политически полезным, он больше не хотел, чтобы вокруг были атеистические организации. «С началом войны атеистические периодические издания и издательства были закрыты, большинство антирелигиозных музеев было закрыто, а большинство учреждений, занимавшихся атеистической деятельностью, были распущены», — пишет Смолкин.

Сталин чувствовал, что у него есть контроль над Православной церковью, который он использовал для укрепления своего внутреннего авторитета и внешней политики. Но религиозные верования и обычаи вне церкви в повседневной жизни было не так легко контролировать, и они привлекли внимание советских властей после смерти Сталина в 1953 году.Праздники и паломничества к святым местам не всегда могли быть организованы Православной церковью или советским государством. И чудес не могло быть. Смолкин рассказывает широко известную историю 1956 года о молодой девушке, которая обратилась в камень за богохульство после крика: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!» Место предполагаемого инцидента в промышленном городе Куйбышев (ныне Самара) привлекло сотни любопытных зрителей и стало местом паломничества. К 1956 году, когда к власти пришел Никита Хрущев, неофициальные, внецерковные религиозные обряды стали подозрительными и стали объектом преследования.Так были частные убеждения. Устойчивость религии в повседневной жизни — 56% опрошенных по последней переписи населения назвали себя верующими, задававшими вопрос о религии в 1937 году, — побудила хрущевских чиновников возродить атеистический аппарат, закрытый Сталиным, и сосредоточить усилия на искоренении религии в частной жизни советских людей. граждане.

Хрущев был последним истинным сторонником коммунизма. А когда он был изгнан в 1964 году, его непосредственные преемники открыли эру застоя, когда все меньше и меньше верили, что социализм выполняет свои обещания.Советские чиновники осознали, что избавления от религии, как в общественной, так и в частной жизни, недостаточно для создания атеистов, которые верили в дело коммунизма. Отказ от одной веры не означал, что она будет заменена другой, как предсказывал Ленин. Лидеры партии признали, что «также необходимо было наполнить священное пространство советского коммунизма позитивным смыслом», — утверждает Смолкин.

На заключительном этапе смысл советского атеизма трансформировался из простого отсутствия религии — и приверженности науке и рационализму — в нечто духовное, удовлетворяющее души советских граждан от колыбели до могилы.Этот сдвиг потребовал некоторых экспериментов. Попытка Ленинграда заменить крещение ритуалом регистрации новорожденных, в ходе которого дети награждались медалями, оказалась популярной. Подростки, которым исполнилось 16 лет, имели право на получение паспорта и проходили паспортную церемонию в таких учреждениях, как Московский Дом научного атеизма. Как описывает их Смолкин, браки раньше были простыми бюрократическими делами, но начиная с 1960-х годов они все чаще заключались во дворцах бракосочетаний, где женихи и невесты облачались в официальную одежду, а официальные лица торжественно выступали в парадной одежде.После этого многие пары отметили это, приняв участие в фототурах по паркам города и памятникам Советского Союза.

Но атеистическому истеблишменту стало ясно, что ему не удается создать истинно верующих в коммунизм. «Что более полезно для партии, — риторически спрашивал советский чиновник на закате СССР, — тот, кто верит в Бога, тот, кто вообще ни во что не верит, или тот, кто верит и в Бога, и в коммунизм?» Он сигнализировал, что апатия и безразличие, а не религия, стали главным врагом атеизма.«Советский атеизм был не секуляризацией или секуляризмом, а обращением», — пишет Смолкин. «Советский атеизм не был светским, потому что секуляризм терпит безразличие».

Михаил Горбачев приветствовал возвращение Православной церкви в общественную жизнь в 1988 году, запоздало признав, что у атеистов и духовенства есть общий враг: безразличие. Незадолго до распада Советского Союза православие снова стало санкционированным государством, и атеистические институты были поощрены найти общий язык с Православной церковью.По иронии судьбы атеистические организации начали популяризировать религиозные идеи. Дом научного атеизма стал Домом духовного наследия. По словам Смолкина, атеистический журнал изменил свое название на Наука и религия и стал «первым советским периодическим изданием, озвучившим религию».

Читая книгу Смолкина, я понял, почему она сосредоточилась на православии, на сегодняшний день самой большой религиозной группе в Советском Союзе. Но отсутствие предметного обсуждения того, как управлялись ислам и иудаизм в этой разнообразной стране, и какие нюансы это добавило бы к нашему пониманию советского атеизма, означает, что другим историкам придется поработать. Можно также оспорить аргумент Смолкина о том, что секуляризм может — на самом деле должен — терпеть безразличие. В конце концов, светские страны имеют историю пропаганды религиозных идей, а также разжигания враждебности среди своих граждан против определенных религиозных групп.

Я также задавался вопросом, прав ли Смолкин, предполагая, что атеизм не может конкурировать со способностью Православия легитимировать советское и российское государство. Судя по стандартам, которые советский атеизм установил для себя по прошествии 70 лет в качестве официальной системы верований СССР, он потерпел неудачу, потому что не смог эффективно занять священные места русской жизни.Но этот аргумент, похоже, недооценивает продолжающееся влияние атеизма в сегодняшней России. Многие советские ритуалы, изобретенные атеистами, остаются широко популярными. Марки и медали, многие из которых установлены для противодействия религиозному влиянию, по-прежнему широко используются. Вряд ли можно посетить статую или памятник в России, не встретив свадьбы, а ЗАГС по-прежнему является предпочтительным выбором для свадеб.

В постсоветской России православное христианство придает стране легитимность, что это «древнее государство с тысячелетней родословной, придавшее ему моральную легитимность», согласно Смолкину.Путин может рекламировать Православие как государственную религию, но реальность столь же ужасна для официального статуса Православия, как и для советского атеизма. Большинство россиян считают себя православными, но только 6 процентов из них еженедельно посещают церковь и только 17 процентов молятся ежедневно. Русские в большинстве своем не воцерковлены и часто не соответствуют доктринам Православной церкви. Советский Союз был первой страной, легализовавшей аборты в 1920 году, а количество абортов в России более чем вдвое превышает аналогичный показатель в США.С. и пользуется широкой поддержкой, несмотря на резкие возражения со стороны Православной церкви. И вопреки православному учению, отношение к разводу и сексу до брака остается слабым.

Правительства иногда продвигают системы убеждений, объясняющие смысл жизни, и ритуалы, которые напоминают нам о нем, потому что это придает им легитимность. Но эти квесты, кажется, всегда остаются незавершенными. Это, безусловно, верно в отношении советского атеизма, и это также верно в отношении русского православия. Книга Смолкина помогает нам понять, что в России сегодня, как и в Советском Союзе много лет назад, официальные государственные верования скрывают более сложную реальность.

Джин Зубович — приглашенный научный сотрудник Университета Торонто. Он пишет по истории религии и политики. Следуйте за ним в Twitter: @genezubovich

Коммунизм и религия не могут сосуществовать

Президент Боливии Эво Моралес, встречаясь с Папой Франциском несколько лет назад, подарил Святому Отцу распятие, установленное на серп и молот. Этот трюк вызвал дискуссию, которая, кажется, никогда не утихнет, происходит ли она на мировой арене или в малоизвестных религиозных журналах: есть ли религиозные аргументы в пользу коммунизма?

Никакая надежда или герменевтические усилия не могут очистить историю коммунизма от крови — особенно крови религиозных приверженцев. Каждый коммунистический режим стремился очистить веру своего народа. Атеистическая идеология, коммунизм не только нерелигиозен, но и антирелигиозен.

Коммунистическая ненависть к вере — это особенность, а не ошибка. Так сказал сам Карл Маркс. Многим знакома его линия, согласно которой религия — это «опиум для народа». То, что следует далее, еще более очевидно: «Отмена религии как иллюзорного счастья людей — это требование их настоящего счастья». Критика религии — это «критика той юдоли слез, ореолом которой является религия.Маркс утверждал, что религия может свидетельствовать о стремлении человека к лучшему существованию, но также не дает этой мечте стать реальностью.

Коммунистические режимы претворяют в жизнь принципы Маркса, начиная с первого марксистского государства. С 1917 по 1921 год Советский Союз разрушил около 600 русских православных монастырей и женских монастырей. Руководители первой коммунистической страны наблюдали за убийством по меньшей мере 300 православных священнослужителей. Эта кровавая бойня в конечном итоге стала советской политикой. Восьмой съезд партии постановил в 1920 году, что «партия стремится к полному разрушению связей между эксплуататорскими классами и.. . религиозная пропаганда, способствуя фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков ».

Ученый Тодд М. Джонсон подсчитал, что советские власти отправили 15 миллионов христиан на смерть в лагеря для военнопленных в период с 1921 по 1950 годы. Еще пять миллионов христиан погибли в последующие 30 лет. Советский Союз также преследовал мусульманские общины с целью массовой депортации, убив, например, 46% крымских татар. Тысячи буддийских монахов также погибли от советских прицелов.Там, где религия выжила в СССР, она делала это тайно — или под бдительным присмотром и контролирующей рукой государства.

, как Советский Союз начал войну против религии — The Calvert Journal

Когда голод обрушился на Поволжье этим летом, общественная организация под названием «Помгол» — сокращение от русского означает «помощь голодающим» — обратилась за помощью к недавно созданной Американской ассоциации помощи. Тихон тоже принес в жертву неосвященные церковные ценности и обратился за помощью в зарубежные организации.Но в январе 1922 года комиссар Красной Армии Лев Троцкий направил Ленину частную записку, в которой предлагал нечестную схему изъятия церковных ценностей под предлогом помощи голодающим (более неотложным вопросом для большевиков было урегулирование внешних долгов на предстоящей Генуэзской конференции). . Центральный Комитет Коммунистической партии должным образом приказал местным Советам изымать предметы из золота, серебра и драгоценных камней, что спровоцировало столкновения по всей России. Советская пресса подготовила общественное настроение заголовками вроде: «Голодающие тащат трупы с кладбищ, чтобы съесть их.”

Теперь классовый религиозный враг может быть разоблачен перед народом: в Петрограде 10 000 православных пришли остановить захват сокровищ из храма Спаса-на-Крови. Были вспышки антисемитизма — ортодоксальные националисты имели обыкновение изображать большевиков как «еврейско-масонских рабовладельцев» — и Ленин быстро связал религиозное сопротивление с «черносотенцами», антисемитскими националистами, которых когда-то поддерживал царь Николай. II. В Смоленске верующие заполнили собор, чтобы не допустить захватов.В городе Шуя разъяренные сельчане прогнали большевиков, но коммунисты вернулись с автоматом и застрелили не менее четырех сопротивляющихся.

Для Ленина Шуя была возможностью для пропаганды. Он призвал к массовым арестам, показательным процессам и расстрелу «очень большого количества самых влиятельных и опасных черносотенцев Шуи». В Шуе к смертной казни приговорили трех человек; в Москве, 11; в Петрограде митрополит Вениамин и еще трое сопротивляющихся были казнены тайно.В мае Тихона поместили под домашний арест. К 1923 году в России произошло более тысячи столкновений из-за церковных ценностей. Было убито около 80 000 священников, монахов и монахинь. Конфискованное богатство никогда не использовалось для продовольственной помощи, и Американская ассоциация помощи сообщила, что в российских портах было запасено больше продовольствия, чем могла выдержать российская транспортная система.

Эти плакаты Советского Союза — «урок» пропаганды атеизма — взгляд на дизайн

Большинство из нас слышали, что Карл Маркс описывает религию как «опиум для народа», но у нас мало документации о замыслах, стоящих за стремлением русской революции отговорить религиозные системы. Поскольку пропаганда атеизма в Советском Союзе была почти полностью нацелена на тех, кто живет в нем, плакаты, редакционные иллюстрации и другая пропаганда, связанная с этим, в значительной степени неизвестны западным дизайнерам.

Godless Utopia

Это скоро изменится с выходом новой книги, опубликованной Fuel под названием Godless Utopia , в которой представлены изображения из ранних советских атеистических журналов Godless и Godless at the Machine , а также послевоенные постеры Издатели Коммунистической партии, чтобы показать, по словам Топлива, «тревожный тур атеистической идеологии в СССР.Многие из этих изображений очень образны и почти сюрреалистичны: священники общаются с крестоносцами-колониальными мучителями, жадными муллами, «циклопическим Иеговой и криптофашистским Иисусом», а также российскими космонавтами, издевающимися над Богом из космоса.

Godless Utopia

Топливо наткнулся на эти изображения при работе над предыдущими советскими публикациями, в том числе над книгой о плакатах советской антиалкогольной кампании. «Мы читали об антирелигиозной пропаганде и видели несколько интересных изображений 1930-х годов, — говорит Дэймон Мюррей, директор Fuel и автор книги.«На первый взгляд они казались типичными советскими конструкциями того времени, но при дальнейшем исследовании мы натолкнулись на гораздо больше ранее невидимых изображений. Они вызывали гораздо большее беспокойство и, казалось, поднимали соответствующие вопросы о религиозной терпимости. Мы считали важным опубликовать эти изображения вместе с историческим контекстом, в котором они были созданы ». Дальнейшее расследование показало, что кампания длилась до конца советского периода.

Godless Utopia

Создавая книгу, Мюррей разместил каждое изображение на отдельной странице — «простой подход, чтобы придать им максимальное влияние», — что, в свою очередь, определяет общий дизайн.Текст, эссе по истории советской антирелигиозной пропаганды Роланда Эллиота Брауна, проходит через левые страницы книги, чтобы облегчить читателю навигацию, в то время как горизонтальные подписи отличают их от остального текста. В дизайне книги используется позолоченная окантовка, аналогичная той, что «встречается на священных книгах, перевернутая, чтобы соответствовать материалу внутри», — говорит он. Обложка также была разработана с использованием ссылок на религиозные образы, адаптированные из ряда плакатов, содержащихся в книге. «Священная фигура скелета тянется к серпу и молоту», — подчеркивает с помощью золотой фольги, — «почти как сам священный объект», — говорит Мюррей.«Предположение, что советский коммунизм был альтернативной религией, которая не пережила конкурентов».

Битва за создание «безбожной утопии» была неизбежно проиграна. «Эта пропаганда непреднамеренно описывает провал этого крестового похода», — говорит Мюррей. «Убеждения не изменились, и религия не была побеждена. В конце концов, рухнула легитимность самого советского коммунизма ». Здесь он рассказывает нам о пяти ярких, часто тревожных образах, использованных в книге.

Антирелигиозных музеев в Советском Союзе

БОЛИ: АНТИРЕЛИГИОННЫЕ МУЗЕИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ 75

предпочитают доверять науке. Вы можете увидеть, чего добилась новая Россия

в науке: медицина, химия, физика, биология, страто-

сфера, авиация, промышленность. Для совершения мира нам не нужна религия —

клес »(Sartory and Bailly 1935, 187).

Примечания

1

Один из анонимных рецензентов этой статьи указал на разницу между односторонним общением, практикуемым советскими

музеями, и современными усилиями по установлению подлинного взаимодействия между музеем и публикой.

2

Я очень благодарен Гайгысызу Джораеву из Института археологии UCL за подведение итогов этой книги для меня.

3

Один из анонимных рецензентов этой статьи отметил, что «советские музеи на самом деле были первопроходцами в идее о том, что предметы

имеют биографии: демонстрируя, что икона, созданная для того, чтобы вызывать трепет и повиновение, может последовательно жить как буржуазный товар —

и как «научное доказательство» ложности суеверий.’

4

Анита Джиргенсон, Министерство культуры Латвии, чел. com.

Ссылки

Anon 1932 «L’Orientation Nouvelle et la Réorganisation des Musées dans la Russie Soviétique»,

Mouseion 19, 3, 150-159.

Бах М. 1958 Бог и Советы. Нью-Йорк, Кроуэлл.

Корли, Ф. 1996 Религия в Советском Союзе: читатель архивов. Бейзингстоук, Макмиллан.

Chadourne, M 1932 l’U.R.S.S. Без страсти. Париж, Издания Морне.

Чемберлен, W H 1935 Железный век России. Лондон, Дакворт.

Crawford, O G S 1933 Гастроли в Большевы. Машинопись, Sackler Library Oxford, 580 C.124 Ar-

chives.

Домбровский Ю. 1991 Хранитель древностей. Лондон, Харвилл.

Доминов, М С н.о. Исаакиевский собор: История музея. http://eng.cat Cathedral.ru/museum/

История. По состоянию на январь 2009 г.

Elliott, M ​​1981 «Музей истории религии и атеизма» в JL Wieczynski (изд.). Мод-

энциклопедия истории России и СССР. Vol. 23. Международная академическая пресса.

Эллиотт М. 1983 «Ленинградский музей истории религии и атеизма». Религия в Ком-

муниципальных земель. Vol. 11, № 2.

Федоров-Давыдов, А 2005 «Музей советского искусства 1933». X-Tra Contemporary Art Quarterly.

Том. 5 No. 1.

Finucane, RC 1977 Чудеса и паломники: народные верования в средневековой Англии. Лондон, Дент.

Фюлоп-Миллер, Р. 1927 Мышление и лицо большевизма: исследование культурной жизни в Советском Союзе

Россия.Лондон, Сыновья Дж. П. Патнэма.

Гернет, К. и Вольф, М. 2003 «Богораз, Владимир Германович» в Б. Ф. Адамсе (ред.) Приложение

к Современной энциклопедии истории России, СССР и Евразии. Vol. 4. Academic International Press.

tional Press.

Жид, 1936 г. Возвращение из СССР Лондон, Мартин Секер и Варбург.

Gramont, E de 1933 Le Chemin de l’U.R.S.S. Париж, Editions Rieder.

Хирш, Ф. 2005 Империя Наций: этнографические знания и становление Советского Союза.

Итака, Cornell University Press.

Jolles, A 2005 «Говорящие музеи Сталина». Оксфордский художественный журнал. 28, 3, 430-455, DOI: 10.1093 / oxartj /

kci036.

Каулен, М.Е. 2001. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие Советской власти. [Cathe-

Драл и монастырские музеи в первое десятилетие Советской власти]. Москва, Луч.

Кучинский, С 2005 «Санкт-Петербургский музей истории религии в новом тысячелетии». Mate-

риал Религия: журнал предметов, искусства и веры.Vol. 1, выпуск 1.

Священное пространство пусто не бывает

Когда большевики намеревались построить новый мир после Русской революции, они ожидали, что религия умрет. Советская власть использовала самые разные инструменты — от просвещения до пропаганды и террора — чтобы превратить свое видение коммунистического мира без религии в реальность. Тем не менее, даже с ее монополией на идеологию и власть, Коммунистической партии Советского Союза так и не удалось победить религию и создать атеистическое общество.

Священное пространство никогда не пусто представляет первую историю советского атеизма от революции 1917 года до распада Советского Союза в 1991 году. На основе обширных архивных материалов и подробных интервью с теми, кто был на передовой Виктория Смолкина утверждает, что, чтобы понять советский эксперимент, мы должны разобраться в советском атеизме. Смолкин показывает, как атеизм был переосмыслен как альтернативная космология со своим собственным набором позитивных убеждений, практик и духовных обязательств.Взаимодействуя с религией, советское руководство осознало, что удаления религии из «священных пространств» советской жизни недостаточно. Затем, в последние годы советского эксперимента, Михаил Горбачев — в ошеломляющем и неожиданном повороте — отказался от атеизма и вернул религию в советскую общественную жизнь.

Священное пространство никогда не бывает пусто. исследует значение атеизма для религиозной жизни, коммунистической идеологии и советской политики.

Награды и признание
  • Почетное упоминание Уэйна С.Книжная премия Вучинича, Ассоциация славянских, восточноевропейских и евразийских исследований,

«Живая и часто занимательная проза». — Катриона Келли, Times Literary Supplement

«Много было написано о войне Советского Союза с религией и его энергичных усилиях по превращению атеизма и большевистского революционного проекта в новую веру. В большинстве таких отчетов религия и атеизм рассматриваются как простые противоположности. Смолкин описывает более тонкие и изменчивые отношения между ними.» — Роберт Легволд, Министерство иностранных дел

«[] Исторический фон замечательного пути России от православия к атеизму и обратно описан в книге Виктории Смолкиной « Священное пространство никогда не пусто: история советского атеизма ». Это первый полный отчет о советском атеизме. от большевистской революции 1917 года до распада СССР в 1991 году. Эта увлекательная книга полна поразительных анализов и противоречивых идей ». —Ген Зубович, Религия и политика

«Глубокая книга Смолкина.. . позволяет увидеть не только борьбу атеистов против религии в Советском Союзе, но и сформулировать некоторые важные выводы о советском обществе. Это одна из самых успешных и важных научных работ десятилетия по этой теме ». — Николай Митрохин, Бременский университет

«Новое важное исследование Виктории Смолкиной по истории советского атеизма помещает гибкие, квазиадаптивные подходы государства к искоренению религии в центр истории о неспособности коммунистической партии полностью завоевать сердца и умы простых людей.Эта книга прекрасно заполняет пустое пространство и будет иметь большую ценность для ученых и студентов, представляющих все дисциплины в нашей области ». — Ивонн Хауэлл, Университет Ричмонда

«Изучение атеизма — увлекательный способ обогатить свои знания о религии, и наоборот; Смолкин напоминает нам, что границы между концептуальными социальными категориями более проницаемы, чем мы часто осознаем или признаем … Впечатляющая первая книга Смолкина расширяет нашу перспективу. о том, что квалифицируется как «священное», и знакомит нас с силой и ограничениями человеческой убежденности в управлении великими циклами исторических изменений. — Анаис Гарванян, Журнал выпускников Гарвардской школы богословия

«Представленный в хорошо читаемом повествовании, убедительный анализ [Смолкина] и сложные выводы многое предлагают историкам религии и Советского Союза: также нет сомнений в том, что студенты и заинтересованная общественность найдут работу интригующей и проясняющей». — Джеймс М. Уайт, European History Quarterly

«Книга написана доступно.. . Смолкин предлагает очень интересные выводы из своих исследований в архивах Восточной Европы и интервью, проведенных в России и Украине в 2008 и 2013 годах, которые актуальны не только для религиоведов и историков, но и для заинтересованной аудитории ». — Кристиан Фёллер, Религия и общество в Центральной и Восточной Европе

«Атеизм кажется простой концепцией, но для советских коммунистов это не так. В книге Виктории Смолкиной« Священное пространство никогда не бывает пусто: история советского атеизма »исследуется, как значение и реализация атеизма обсуждались и пересматривались в течение всего периода. история Советского Союза.. . . Как и многие недавние монографии по советской истории, эта книга дает новый ответ на вопрос, почему советский коммунизм потерпел неудачу. Но Смолкин не дает ни единого кусочка этой головоломки; она предоставляет кусок. Ибо провал атеизма в Советском Союзе был неразрывно связан с провалом коммунизма. . . . Эта прекрасно написанная книга, в которой рассматриваются универсальные темы, например, почему существует потребность в религии в современном обществе, будет интересна широкому кругу читателей в любой области «. — Лори Манчестер, American Historical Review

«Смолкин вносит большой вклад в изучение религии и идеологии позднесоветского периода.Она наглядно демонстрирует, что идеология имела значение для советского проекта, даже — особенно — в брежневскую эпоху, и что религия служила барометром идеологического здоровья. . . . Настоящая сила анализа Смолкина как раз в той связи, которую она делает с более широкой идеологической проблемой безразличия и приверженности. В то время как несколько недавних работ справедливо пытались включить советские антирелигиозные меры в более широкое научное обсуждение секуляризации и государственного секуляризма, Смолкин справедливо демонстрирует, что секуляризация в смысле удаления религии из общественной жизни или безразличия к религии не была целью советского режима. .Скорее, целью была вера в священную антирелигию, убежденный атеизм. Эту важную книгу должны прочитать все ученые, интересующиеся религией в СССР, идеологией в поздний советский период, секуляризацией и секуляризмом в двадцатом веке ». — Хизер Дж. Коулман, Журнал Американской академии религии

«В своем увлекательном обзоре Смолкина демонстрирует парадоксальность атеистической пропаганды в Советском Союзе.. Книга Смолкина, основанная на глубоком исследовании множества документов, отражающих идеи и дух пропагандистов советского атеизма, значительно дополняет наше понимание взаимозависимости религии и атеизма в советской сфере ». — Елена А. Степанова , Журнал религии в Европе

«Одна из самых сильных сторон книги Смолкина — это разнообразный и исчерпывающий характер материалов, на которые она опирается. Работая в государственных и партийных архивах, изучая атеистические публикации и беседуя с ключевыми фигурами советского религиоведения, Смолкин может дать обзор атеистической работы, не имеющий аналогов в современной литературе.Эта хорошо написанная книга является незаменимой книгой для всех, кто интересуется историей советской идеологии или сравнительной историей современной религии и секуляризации ». — Соня Лурманн, Canadian Slavonic Papers

«Эта великолепная книга умело раскрывает меняющийся характер религии в СССР, пределы секуляризации при коммунизме и важное место духовности в двадцатом веке. Смолкин раскрывает поразительную иронию того, как советские власти пытались воспроизвести духовное. и эмоциональные подношения религии, даже когда они пытались ее разрушить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *