Когда пройдет кризис: Когда закончится кризис: 5 прогнозов

Содержание

Когда закончится кризис: 5 прогнозов

Оптимистичные сценарии 

1. Кризиса может не быть

Самый оптимистичный прогноз дал директор по аналитике ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников. «В данный момент в стране нет финансового кризиса. В госбанках наблюдается повышенная рублёвая ликвидность, есть большие резервы Фонда национального благосостояния (ФНБ). В марте было значительное падение курса рубля, но это удел всех валют стран с сырьевой экономикой. Финансовые обязательства государства перед населением номинированы в рублях, поэтому его ослабление поможет их выполнить», — считает он. Финансовый кризис может начаться, если будут израсходованы все резервы ФНБ. А их может хватить на полтора года или чуть меньше.

Аналитик считает, что надеяться на быстрое восстановление цен на нефть не стоит, потому что текущее снижение произошло не из-за вируса, а из-за циклического замедления мировой экономики. «Примерно за два года мировая экономика нащупает нижнюю точку, и начнётся новая волна роста», — надеется Андрей Верников.

 

2. Кризис закончится осенью 2020 года 

Аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов считает, что во втором полугодии 2020 года депрессивные рынки смогут выйти из кризиса, а удар по глобальной экономике будет смягчён. Всё это может произойти из-за мер поддержки, которые будут оказывать центральные банки разных стран. Например, в США на помощь пострадавшим отраслям будет направлено $500 миллиардов, также будет поддержан малый бизнес, безработные и остальные люди, которым просто так раздадут наличные.

Директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков рассчитывает, что острая фаза кризиса будет ограничена концом апреля — началом мая 2020 года. Однако так или иначе кризисные явления в экономике будут присутствовать минимум до второго полугодия 2020 года. 

Для России важна стабильность нефтяного рынка, который, возможно, начнёт отыгрывать падение со второй половины 2020 года. Но финансовые рынки могут начать восстанавливаться гораздо раньше, чем будут решены проблемы в реальном секторе — инвесторы уже заложили потенциальные убытки мировой экономики.

«В третьем и четвёртом квартале мы ждём выхода фондовых индексов на устойчивый рост, а доходности облигаций снова снизятся до докризисного уровня», — говорит эксперт.  

Более жёсткие сценарии  

3. Кризис закончится в конце 2020 года 

По мнению председателя правления банка «ФК Открытие» Михаила Задорнова, в четвёртом квартале 2020 года стоимость нефти может подняться до 40–45 долларов за баррель. Если это случится, то доллар может подешеветь до 72–75 ₽.   

Как следует из доклада Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) от 2 марта 2020 года, пик экономического кризиса придётся на конец 2020 года. 

Похожих прогнозов придерживаются и в Институте международных отношений (IIF). «Главный аргумент в пользу восстановления во втором полугодии — пандемия стихнет, угаснет фактор страха, сдерживающий глобальный спрос. Но из-за резкой остановки восстановление будет более медленным», — говорится в их докладе, который цитируют Ведомости.

Начальник отдела глобальных исследований «Открытие Брокер» Михаил Шульгин говорит, что жёсткий карантин является сейчас наиболее действенным «лекарством» от коронавируса. Если отталкиваться от опыта Китая, то перерыв в экономической деятельности России продлится не дольше трёх месяцев. Эксперт отмечает, что российская банковская система сейчас находится в очень хорошей форме, она обладает запасом прочности. «Пока сохраняется шанс восстановления мировой экономики по V-образному сценарию (за резким спадом следует сильный подъём) во втором полугодии 2020 года», — считает он.

4. Кризис закончится весной-летом 2021 года

Глобальная экономика восстановится через год-полтора, считает аналитик финансовой группы III OBF Андрей Курапов. Этому должно способствовать затухание пандемии коронавируса и меры по спасению экономик, которые принимаются центробанками разных стран мира, — печать денег (количественное смягчение), выкуп облигаций, льготы по налогам и так далее.  

Директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов рассчитывает, что кризис окончится через год после появления вакцины от коронавируса. Возможно, что мировая экономика начнёт перезапускаться в марте-апреле 2021 года. «Другой худший вариант развития событий — это выработка иммунитета естественным образом, для этого большинству населения земли придётся переболеть коронавирусом, а на это уйдёт несколько лет», — считает эксперт.

Пессимистичный сценарий 

5. Кризис закончится через несколько лет 

Руководитель аналитического департамента AMarkets Артём Деев напоминает, что финансовый кризис — это глубокое расстройство финансовой системы страны, сопровождаемое инфляцией (гиперинфляцией), неплатежами, неустойчивостью валютных курсов. Во время дефолта 1998 года курс доллара вырос в несколько раз, ценники в магазинах переписывали ежедневно, у людей стремительно обесценивались наличные. Примерно то же самое, но в более лёгком варианте, произошло в 2008 году.

 

Сейчас финансовый кризис в России только начинается, отмечает эксперт, и мы ещё не ощутили всей тяжести ситуации. «Вот когда доллар будет стоить больше 100 ₽, когда повсеместно начнутся невыплаты заработных плат и сокращения, вырастет безработица, а государство начнёт сокращать социальные выплаты, тогда можно будет говорить о полноценном финансовом (и экономическом) кризисе», — говорит Артём Деев. 

Аналитик считает, что Россия будет погружаться в ситуацию разрушения экономики и финансовой системы минимум до конца этого года (как и другие страны). А выход из этой глобальной рецессии (затянувшийся спад производства и замедление экономики) займёт годы. Кризис 2020 года будет гораздо тяжелее и длительнее, чем все предыдущие, заключает он. 

Самый негативный сценарий вашингтонского исследовательского института Brookings предполагает заражение коронавирусом 30% населения Земли. Такой нагрузки не выдержат медицинские системы разных стран, и смертность от инфекции вырастет с 2 до 3%.

В таком случае счёт погибших в мире будет идти на миллионы людей, пишет Медуза. Из-за этого ВВП России может снизиться на 8%, а восстановление — занять годы.

Когда закончится кризис в России и в мире — Российская газета

Начавшийся из-за пандемии коронавируса кризис можно охарактеризовать как крайне редкое явление планетарного масштаба. Внезапная остановка экономики сравнима с природным катаклизмом, затронувшим всю планету. При этом после введения всеобщих карантинных мер под колоссальное давление попали как предложение, так и спрос.

Экономический кризис характеризуется падением производства, ростом безработицы, снижением курсов сырьевых валют. Эти явления сейчас происходят во всем мире, включая Россию. Аналитики рассказали, сколько может продлиться новый кризис.

Если рассуждать, удержится ли «каркас» макроэкономической стабильности, созданный российскими властями за последние годы, то текущие условия можно называть определенным вызовом (именно такой термин для описания ситуации использовал министр финансов Антон Силуанов в недавнем интервью «Ведомостям» — «РГ») для проверки данной устойчивости, говорит главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. По его мнению, для темпов и качества роста российской экономики, в особенности для совокупного спроса, текущие условия являются полноценным кризисом.

Однако Россия очень хорошо подготовилась к текущему экономическому шоку, есть все ресурсы, чтобы успешно с ним справиться, подчеркивает главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Россия накопила существенные золотовалютные резервы и проводила взвешенную макроэкономическую политику с низким госдолгом и его отношением к уровню ВВП. «Отсюда следует, что наша страна может в это непростое время спокойно наращивать заимствования без угрозы для макроэкономической стабильности. Это отметили и международные рейтинговые агентства, подтвердившие рейтинг России на текущем уровне. При этом рейтинги и прогнозы по рейтингам по многим другим развивающимся странам были ухудшены из-за негативного влияния коронавируса», — говорит Васильев.

Российская экономика и банковская система за последние годы адаптировались к резкому изменению внешних условий.

Бюджетное правило снизило зависимость курса рубля от цен на нефть. Существенные золотовалютные резервы, низкий внешний долг, профицит текущего счета и сбалансированный бюджет поддерживают устойчивость финансовой системы России. В этом году ожидается поддержка экономики со стороны наращивания бюджетных расходов и активной стимулирующей монетарной политики, напоминает Васильев.

Выстроенная макроэкономическая стабильность и опыт предыдущих кризисов позволили Банку России реагировать на экономический шок быстро и эффективно. Валютные интервенции ЦБ помогли стабилизировать курс рубля и ослабить инфляционные ожидания. В этот кризис рубль понес наименьшие потери среди других валют развивающихся рынков, несмотря на падение цен на нефть более чем на 60%.

Запас по инфляции, которая остается ниже целевых 4%, позволили ЦБ впервые в кризис снизить ключевую ставку сразу на 0,5 процентного пункта, до 5,5% годовых, и дать сигнал о продолжении активного смягчения денежно-кредитной политики.

На этом фоне доходности ОФЗ практически отыграли все мартовские потери и торгуются вблизи своих исторических минимумов. Кроме этого, снижение ключевой ставки позволит понизить ставки по кредитам, в том числе по ипотечным кредитам, и таким образом уменьшить долговую нагрузку заемщиков, указывает Васильев.

После снятия карантинных ограничений экономика начнет постепенно восстанавливаться. Однако полностью компенсировать экономические потери быстро не получится, предупреждает Васильев. Последствия пандемии будут отражаться на жизни людей в течение нескольких лет и, вероятно, приведут к существенной перестройке мировой экономики, считает он.

По оценке Покатовича, если активная фаза вирусного распространения в мире будет завершена в начале лета, то во втором полугодии мировая экономика перейдет к постепенному восстановлению. В то же время российской экономике не удастся избежать спада, который составит минимум 5-6%, а при менее благоприятных сценариях развития событий (наиболее важны фактором в этой плоскости будет конечный уровень эффективности государственной поддержки населения и бизнеса в этом году) может превысить уровни в 7-8%, считает он.

Если во втором полугодии 2020 года мировой экономике удастся встать на траекторию восстановления, то в 2021 году российская экономика может продемонстрировать рост на 3-5%, рассчитывает аналитик. Однако основным вкладом в данные темпы роста, скорее всего, будет эффект «низкой базы» 2020 года. На более устойчивую траекторию роста в 1,5-3% российская экономика, по оценке Покатовича, встанет в 2022 году.

Обвал планетарного масштаба. Когда закончится мировой экономический кризис | Москва

Только за первые пять месяцев 2020 года число международных туристов сократилось на 56%

Экономический кризис 2020 года охватил весь мир. Вызвавшая его пандемия коронавируса, привела к карантинным мерам невиданного размаха. Они еще долго будут влиять на ситуацию в экономике. Что нас ждет в ближайшем будущем, разбирался «ФедералПресс».

Китайская причина

Глобальный экономический кризис 2020 года имеет все основания войти в историю как самый необычный: причиной для него послужил не обвал фондового рынка или резкий рост просрочек по ипотечным кредитам, как это было в США в 1929 и 2008 годах соответственно. Ему помог «появиться» коронавирус, пришедший из китайского города Ухань, про который до недавнего времени мало кто в России вообще что-то знал. Он за короткий срок быстро распространилась по всему миру, заставив правительства многих стран принять жесткие карантинные меры.

Удар коронавируса был настолько силен, что в конце марта Международный валютный фонд официально зафиксировал старт глобальной рецессии. В апреле он опубликовал доклад, где охарактеризовал нынешний кризис как наихудший со времен Великой депрессии и дал прогноз, согласно которому потери экономики планеты могут составить порядка 10% мирового ВВП.

В первую очередь от эпидемии коронавируса пострадал сам Китай. Его власти были вынуждены ввести настоящий блокадный режим в отношении зараженных городов, прекратило сообщение между ними, остановили работу предприятий. Последствия не заставили себя ждать – в первом квартале 2020 года ВВП Китая упал на 6,8 % (относительно уровня аналогичного периода 2019 года), сумев увеличиться во втором квартале лишь на 3,2 %.

В США ситуация оказалась куда более тяжелой, чем в КНР: если в январе-марте его ВВП уменьшился на 4,8%, то в апреле-июне – на рекордные 32,9 %, положив конец продолжавшемуся одиннадцать лет росту главной экономики мира. Число безработных в США достигло 20,5 млн человек (14,7 % от всего трудоспособного населения).

Не меньшие потери понес Европейский Союз. В первом квартале 2020 года его ВВП сполз на 3,6 %, во втором – слетел на 14,4 %. Состояние экономик членов Европейского Союза оказалось просто удручающим: в Германии экономика вернулась на уровень 2011 года, в Испании – к результатам 2002-го.

В Италии она откатилась аж в начало 1990-х годов. И не мудрено, так как одним из столпов ее благополучия является туристическая отрасль, зарабатывающая до 150 млрд евро в год или 12 % ВВП. На нее трудятся свыше 220 тыс. гостиниц и 12 тыс. агентств путешествий. Из-за снижения притока туристов подавляющее большинство из них прекратило работу.

Положение дел усугубилось огромным государственным долгом Италии и отсутствием роста ее экономики на протяжении двух последних десятилетий. Ее можно с полным основанием назвать камнем, тянущим на дно Европейский Союз.

Скованные одной цепью

В отраслевом плане также вырисовывается далеко не радостная картина.

«Пандемия сильнее всего затронула такие сектора как туризм и транспорт, а также сферу услуг, ресторанный и гостиничный бизнес. Многие компании из этих сфер не пережили полной̆ остановки экономики и продолжительных мер социальной изоляции», – указал Александр Бахтин, инвестиционный стратег «БКС Премьер».

Пожалуй, больше всех пострадал туризм. Только за первые пять месяцев 2020 года число международных туристов, согласно данным World Tourism Organization, сократилось на 56%, к концу года данный показатель может составить 78 %. Его финансовые потери уже составили 320 млрд долларов (в три раза больше, чем во время кризиса 2008 года) и есть прогнозы, что они могут увеличиться до 1,2 трлн долларов.

Удручающая картина наблюдается в гостиничном и ресторанном бизнесе. Карантин привел к снижению заполняемости отелей и гостиниц до критического уровня – многие из них оказались незаполненными на 95 %. Запреты на посещение общественных заведений привел к массовому закрытию кафе и ресторанов и увольнениям официантов, поваров и барменов.

Вряд ли в ближайшие годы три вышеназванные отрасли смогут полностью оправиться от последствий кризиса, учитывая масштабный рост безработицы и ожидания второй волны пандемии коронавируса.

Серьезные трудности испытывает и реальный сектор. Из-за значительного уменьшения международных и внутренних рейсов «просела» авиация. По оценкам International Air Transportation Association, в целом за 2020 год мировые авиаперевозчики получат убытки более 84 млрд долларов. В среднем каждый день авиация планеты теряет 230 млн долларов.

Проблемы авиаперевозчиков бьют по авиастроению. Два его гранда, Airbus и Boeing, столкнулись с отменами или сдвигом сроков заказов на самолеты.

В сходном положении оказался автопром. Согласно данным European Automobile Manufacturers’ Association, вследствие временного закрытия автомобильных предприятий в Европе в вынужденных отпусках оказалось 1,1 млн человек из 2,6 миллионов, непосредственно занятых в отрасли. То же самое происходило в Азии и Северной Америке. В США в марте машины вообще не производились. Емкость авторынка в Старом Свете сузилась на 41,5 % и сейчас прогнозируется, что падение продаж автомобилей на нем в 2020 году составит 25 %.

Рост будет, но не сразу

Восстановление мировой экономики будет идти постепенно и ожидать ее скорейшего оживления не стоит – пандемия коронавируса еще не закончилась и может быть вторая волна.

«Весь мир оказался под ударом эпидемии коронавируса — от Китая до США. В результате карантинных мер, изоляции мировая экономика ушла в рецессию, ВВП во многих странах стал отрицательным. Однако, я бы не говорил о необратимых последствиях, так как спад был вызван не экономическим причинами, карантин ввели, а затем отменили. Так уже в третьем квартале, после снятия карантина началось быстрое восстановление китайской экономики, улучшается ситуация в США и Европе. Да, есть сложности в наиболее пострадавших секторах – туризм, сфера услуг, транспорт, но и там процесс восстановления просто займет больше времени», — считает ведущий аналитик QBF Олег Богданов.

По его мнению, отдельные секторы вообще не пострадали, а наоборот получили новый стимул к развитию. «Речь идет о бизнесе, связанном с интернетом и цифровыми технологиями. Безусловно, видоизменится сектор офисной недвижимости, так как многие компании перевели сотрудников на удаленную работу, что уменьшает издержки. В целом, пандемия просто ускорила развитие трендов, которые сформировались в последние несколько лет», – добавил он.

Фото: ФедералПресс /Елена Сычёва

Прогноз 2020 — Когда закончится кризис — Последние новости / НВ

25 апреля 2020, 22:05

Цей матеріал також доступний українською

Как долго продлится кризис и насколько болезненным ожидается падение экономики? Вот они — главные вопросы, на которые пытается ответить сегодня все человечество

Однако точного ответа ни у кого нет. Это явственно следует из заявлений правительств, отчета МВФ, аналитических записок банков и писем руководителей крупных инвестиционных фондов своим инвесторам. Ключевое слово в нынешнем финансово-экономическом обиходе — неопределенность! И если в отношении ближайших кварталов все более-менее понятно, большинство экспертов достаточно четко предрекают остановку экономики, то когда речь заходит о следующем годе и возможном выходе из кризиса, прогнозы начинают сильно разниться, основываясь на невероятном количестве оговорок и предположений.

Как, например, прогноз МВФ, предсказывающий падение глобальной экономики на 3% в 2020 году и рост на 5.8% в 2021-м. При условии, что «во втором полугодии 2020-го пандемия пойдет на спад, а протекционистские меры, предпринятые во всем мире, окажутся эффективными с точки зрения предотвращения массовых банкротств, затяжной потери рабочих мест и системных финансовых трудностей». Согласитесь, что вывод, основанный на целой куче «если», звучит не очень убедительно. И вины Фонда в этом нет — просто сейчас никто в мире, ни МВФ, ни правительства, ни Уолл-стрит не знают, как все будет на самом деле.

В подобной ситуации у нас не остается особого выбора, кроме как обратиться к историческому опыту. Безусловно, каждый кризис дарит что-то новое и необычное, но в конце концов все кризисы — дело рук человеческих. А человеческая природа, хорошо это или плохо, уже тысячи лет остается неизменной.

Отличным индикатором происходящего в экономике является рынок акций, опережающий реальный сектор в среднем на шесть месяцев. История подтверждает, что каждый из последних пятнадцати финансовых кризисов в США неизменно сопровождался падением как ВВП страны, так и негативным влиянием на глобальную финансово-экономическую систему.

Так вот, согласно отчету Goldman Sachs, одного из крупнейших банков Уолл-стрит, за все кризисы, начиная с 1835 года, средняя глубина падения рынка акций в США составила 37%, а продолжительность — чуть больше двух лет.

Кризис будет! Пять советов от Владимира Волошина по выживанию в 2020-м

Что ждет мир в 2020

По прогнозам западных финансовых аналитиков, очередной экономический кризис наступит в 2020 году — и будет куда более глубоким, нежели предыдущие. Так считают в банках JPMorgan Chase, Bank of America и Merrill Lynch. 

По сообщению UBS Group, инвесторы уже готовятся к падению рынков: уже обналичено около четверти активов, до этого пребывавших в ценных бумагах. 

Кроме того, мировой долг всех стран и компаний вырос за первое полугодие 2019 года до рекордных $250,9 трлн и продолжает расти — при наступлении кризиса около 40% корпоративных и государственных обязательств подвергнутся существенному риску дефолта. И все аналитики сходятся во мнении, что Россия непременно попадет под удар.

На этом тревожном фоне все, кто занимается бизнесом, задумываются о том, насколько их компании будут устойчивы в кризис. Я дам несколько советов, основанных на собственном опыте, — и обращусь в первую очередь к тем, кто занимается спортивным бизнесом, поскольку сам работаю именно в этом секторе и знаю его лучше всего.

 

Присмотритесь к спортивной сфере

Как ни парадоксально, но самым устойчивым в кризисное время я считаю спортивный и оздоровительный бизнес.  В кризис у большинства людей появляется время и перераспределяются статьи расходов. Хорошая новость в том, что расходы на фитнес, wellness, здоровье и спорт в это время только растут. 

Приведу пример. В 2015 году, в разгар кризиса мы консультировали предпринимателя из Подмосковья, который долгие годы успешно вел девелоперский бизнес. За несколько лет до этого он приобрел фитнес-клуб — просто как очередной актив. 

Когда у людей резко сократились доходы, недвижимость перестала быть такой прибыльной, как раньше. И единственным стабильным источником доходов стал тот самый фитнес-клуб, которому до кризиса собственник не придавал большого значения. 

Он стал развивать его: построил новое здание, открыл дополнительные направления, выстроил всю работу клуба таким образом, чтобы привлечь еще больше постоянных клиентов — и сегодня это один из самых доходных его активов. Мы знаем это наверняка, поскольку до сих пор продолжаем сотрудничать.

Второй пример. В январе-феврале 2015 года, когда в компаниях начались масштабные сокращения, мы предположили, что люди начнут экономить на фитнесе, спорте и оздоровительных практиках.


Мы обратились к нашим партнерам и клиентам по спортивной сфере: всюду Армагеддон, а что у вас? И все они как один ответили: «У нас очереди». «Как, очереди?» — опешили мы. 

И получили простое объяснение: в фитнес потянулись те, кого еще не уволили, но они опасаются, что станут следующими. В кризис увольнения чаще всего происходят не по принципу «хороший сотрудник — плохой сотрудник», а по уровню вовлеченности в рабочий процесс. 

При этом имеет значение и внешний вид — у подтянутых и спортивных больше шансов остаться в штате, особенно если руководитель сам занимается спортом. 

Есть и еще одна причина, по которой именно в кризис ряды клиентов спортзалов и фитнес-клубов пополняются новичками. Спортзалы — это площадки для общения, где можно завести новые знакомства, причем легче, чем в кафе или на выставке.  

Кризисное время располагает к обновлению, провоцирует открывать новый бизнес, искать других людей — и совместные занятия спортом, пожалуй, лучший способ и найти такие знакомства, и упрочить их. 

 

Экономьте и копите

Звучит как банальность, но этот принцип по-настоящему важен даже для тех, кто в сложное время получит новых клиентов. Действительно, уже сейчас каждая копейка имеет значение, и уж точно ни в коем случае нельзя тратить «золотой запас». 

Во-первых, по мере нарастания кризиса будет сложнее привлекать качественные инвестиции, люди будут все с большим трудом расставаться с деньгами — даже с теми, которые они уже вам должны по договорам и счетам. 

Волна неплатежей сопровождает любой сложный экономический период — и к ней надо быть готовым. 

Сокращайте операционные и личные расходы, пересматривайте систему мотивации сотрудников — и знайте, что надеяться вам надо только на те средства, которые уже есть в вашем распоряжении. Ведь нагрузка на судебные органы (которые могут обязать должников вернуть долг) и банки (которые могли бы выдать вам кредит) существенно возрастет, и многие процессы будут затягиваться. Так что пора сундучить уже сейчас.

Во-вторых, мы находимся в турбулентной экономике, вихревые потоки в которой возникают даже от случайных факторов. К тому же малый и средний бизнес в России создает 5-7% ВВП, в то время как в европейских странах на этих секторах держится до 70%. Соответственно, наши общие риски, в том числе и для банковской системы намного выше. 

До тех пор пока экономика страны не придет в относительно стабильное состояние, каждый уважающий себя предприниматель должен экономить. Но важно понимать: мы экономим и копим не только потому, что впереди темные времена, но и потому что в этой темноте спрятаны большие возможности. 

 

Заглядывайте в будущее

Именно тот факт, что в кризис многие активы подешевеют и станут доступны даже тем, кто в благополучное время не мог и мечтать об их приобретении, делает предстоящие испытания желанным временем — конечно, для тех, кто понимает.  

Представьте, что вы сможете присоединить к вашей компании желанные бренды и предприятия — когда кризис закончится, у вас будет уже группа компаний. Важно сделать ее устойчивой, чтобы к моменту наступления следующего кризиса вы снова могли бы смотреть в будущее с оптимизмом. 

Подумайте о том, чем вы займетесь и как станете развивать ваш бизнес, когда рынки снова начнут расти. Помимо прочего, я посоветовал бы заранее присмотреться к непременно обновляющемуся в кризис рынку труда: в трудные времена можно найти по сходной цене такие золотые руки и головы, которые с наступлением стабильности подорожают как минимум в полтора раза. 

Поскольку зарплаты растут не так быстро, как акции на фондовом рынке, а люди — это самый ценный актив, и особенно в нашей сфере спорта и здоровья, то не пренебрегайте такой возможностью.

Присматривайтесь к стартапам. В последние годы в России происходит бурный рост всего, что связано со спортом, начиная от производства снаряжения и заканчивая строительством новых залов и стадионов.


Если верно оценить перспективы людей с горящими глазами, то можно выйти на отличную прибыль, вложившись в их проект именно во время кризиса.

Если вы — начинающий предприниматель, рассмотрите возможность объединения с другими новичками. Встречайтесь, обсуждайте, чем вы можете быть полезны друг другу. Есть много примеров оптимизации расходов двух и более компаний на рекламу, PR, корпоративные мероприятия — почему бы и вам не воспользоваться этим опытом? 

Наконец, совместное развитие нескольких бизнесов иногда дает невероятный синергетический эффект. 

 

Не стремитесь эмигрировать

В преддверии очередного кризиса и во время него многие задумываются: а не бросить ли все, не уехать ли в спокойную страну, где можно чувствовать себя защищенным от любых кризисов? 

Спешу вас разочаровать: кризисы затрагивают в той или иной степени все страны. Но также могу и обрадовать: в развивающейся экономике в это время больше не только опасностей, но и возможностей, особенно сейчас — в эпоху бурного технологического прогресса.  Мы своими глазами видим, как меняется, например, структура потребления благодаря нескольким десяткам стартапов, возникших всего несколько лет назад. 

Кто бы мог предположить в начале 2010 годов, когда повсюду строили крупные торговые центры, что в 2019 опубликуют прогнозы о том, что у них нет будущего. Сегодня ритейлеры спешно перестраиваются на онлайн-доставку и магазины у дома — возможно, что в недалеком будущем гипермаркеты придется перепрофилировать. 

Это открывает новые перспективы для спортивного ритейла: ведь тех самых небольших магазинчиков спорттоваров в формате «у дома» сейчас не слишком много, а деглобализация торговли только начинается. Так что желающие заняться торговым бизнесом могут начинать уже сегодня.

Что же касается помыслов об эмиграции, я советую подумать о том, что вы выросли и сформировались как личность в этой стране, а не в другой. Вы провели здесь юность и учились взаимодействию с людьми. Связи, правила игры — все это здешнее, российское. В другой стране эти навыки выглядят иначе и потребуют переосмысления, вживания, переучивания. 

Если вам слегка за 20 и у вас есть серьезные бизнес-перспективы за рубежом — конечно, можно попытаться, только не сжигайте мосты. Я видел немало случаев, когда даже очень молодые люди, уехав с намерением остаться на новой родине навсегда, возвращались обратно уже через год-два. А те, кому за 35, и вовсе нечасто бывают удовлетворены новым образом жизни. 

Наконец, есть же такая вещь, как ответственность — ведь это наша страна. Если все мы, успешные люди, уедем, то кто останется? Подумайте об этом — и сходите посоветуйтесь. Как с кем? Конечно, с коллегами.

 

Общайтесь

Если вы заняты в спортивном бизнесе, то я уверен: вы сами занимаетесь фитнесом или спортом. И это правильно: как я уже говорил, спорт полезен не только для здоровья, но и для бизнеса. Он укрепляет и развивает ваши связи, помогает заводить новые вдохновляющие знакомства, находить партнеров и участников команды. Но вы должны знать: этого мало. 

В каждой отрасли есть свои мероприятия, где собираются люди, которых не смущает разговор, наполовину состоящий из профессиональных терминов и сленга. Спортивный бизнес — не исключение: у нас есть конференции Marspo, «Спорт как бизнес», и Премия  Bispo Awards. 

Если вы планируете в кризис не обанкротиться, а, напротив, вырасти, то следует посещать их — а еще лучше, попытаться стать спикером. У вас появится шанс сразу убить двух зайцев:

  • поделиться своим опытом с коллегами, 
  • презентовать свою компанию. 

Не пожалейте времени и сил, чтобы подготовить интересное и яркое выступление. А если можете претендовать на участие в профессиональной премии — ни в коем случае не отказывайтесь. Если выиграете, ваш сайт по праву украсит значок лауреата, а это весомое конкурентное преимущество. 

А если войти в шорт-лист не удастся, то хотя бы пообщайтесь с победителями, узнайте, в чем привлекательность и сила их проектов, получите новый опыт.  

К тому же во время подготовки вашего проекта к презентации вы сделаете немало открытий о собственном предприятии, получите новые идеи для его развития. Российские премии в сфере спортивного бизнеса молоды, они ждут новых участников — вы можете и должны однажды стать одним из них.


Как достичь максимума

  1. Присмотритесь к спортивной сфере. В кризис она остается очень стабильной.
  2. Начните экономить и копить резервные средства. Позаботьтесь о своей финансовой безопасности.
  3. Выискивайте и используйте скрытые возможности кризисного времени. Можно, например, схантить профессионалов за сходную зарплату.
  4. Не поддавайтесь соблазну эмигрировать. Не факт, что за границей будет легче.
  5. Общайтесь с коллегами в вашей сфере. Во-первых, приобретете полезные знакомства, во-вторых, расскажете о своем проекте.

Фото в тексте и на обложке: Unsplash

Когда закончится кризис? Такого еще никогда не было!

Когда закончится этот кризис? – Через 17 месяцев.

Это, конечно же, шутка. На самом деле никто не может предсказать будущее. Но статистика говорит о том, что средняя продолжительность кризисов, которые происходили после Великой Депрессии 1929 года, составляет именно 17 месяцев.

С наступлением кризиса с соцсетях появились забытые уже лозунги – ТАКОГО НИКОГДА НЕ БЫЛО! И самое время вспомнить слова Джона Темплтона: «Четыре самых дорогих слова в английском языке – “This time it’s different” (В этот раз все по-другому)».

 По сути это то же, что ТАКОГО НИКОГДА НЕ БЫЛО! Почему они самые дорогие? Потому что люди начинают делать глупые вещи, которые им обходятся очень дорого.


Мы с вами стали свидетелями нечастого явления – Черного лебедя. Коронавирус как раз является таким черным лебедем. Это когда ни один аналитик  не может сказать: «Я же вам говорил, что так будет!».

Каковы будут последствия? Наверняка, не очень приятными. В результате коронавируса мировая экономика получила удар под дых – многие отрасли терпят огромные убытки (туризм, авиаперевозки, логистика и т.д.).

На фоне карантинов и закрытия торговых центров пострадают ритейлеры.

И уже в следующем месяце мы все увидим как ухудшатся все экономические индикаторы. Что потом? – Очередное падение фондовых рынков.

На фоне кризиса ФРС США приняла срочные превентивные меры – рынок получит дополнительные 1,5 триллиона ликвидности. А ставка понижена до нуля. Безусловно, беспрецедентный шаг ФРС. И это серьезная поддержка для всей мировой экономики.

Значит ли это, что рынок должен тут же развернуться и пойти вверх? Не уверен.

Когда царит паника, люди ничего не видят и не слышат. Вспомните, как отреагировал рынок на предыдущий невероятный шаг ФРС – внеплановое понижение ставки на 0,5%. После этой новости рынок взлетел вверх, но этой мотивации рынку хватило всего на один час. После этого бегство с рынка продолжилось и рынок ушел в минус.

Давайте посмотрим, как ранее проходили такие кризисы и как падал рынок?

10 худших медвежьих рынков после Великой Депрессии падали в среднем на 39% (по индексу Dow Jones). И длились они в среднем 17 месяцев.

Самый большой медвежий рынок в этом периоде был предыдущий (2007-2009). Это был  кризис рынка недвижимости и финансового рынка. Он был назван Великой Рецессией и рынок упал на 54,5%.

Но стоит заметить, что экономика США и финансовая система держались тогда на зыбкой почве. В этом плане ситуация была совершенно отличной от сегодняшней.

Но если мы можем видеть эти контрасты в экономике тогда и сейчас, мы никак не можем сегодня  предположить, как вирус повлияет на рынки. Сравнить не с чем…

Тем не менее, на конец дня 12 марта рынок упал на 28%. И мы уже не так далеко от среднего значения 39%. И есть также вероятность развития более негативного сценария.

Но вернемся к статистике. Ралли, которые следовали за падением, были гораздо выше. В течение года после окончания медвежьего рынка акции росли в среднем на 45%. А к третьему году рост составлял в среднем 66%.

Кстати, после Великой Рецессии 2007-2009 рынок вырос на 63% в первый год; 100% к третьему году; 154% к пятому году и более 357% в течение 11 лет бычьего рынка.

В заключение – несколько коротких рекомендаций

  1. Инвестируйте по плану, если он у вас есть. Если нет – сделайте его сейчас.
  2. Сделайте анализ своего текущего портфеля – возможно, вы неверно оценили свое отношение к рискам. А может быть пора сделать ребалансировку.
  3. Готовьтесь к покупкам дешевых активов. Это значит:
    1. составьте список ценных бумаг, которые будете покупать.
    2. И переводите деньги на свои счета у брокеров и в страховые компании. Если переводы на брокерские счета можно сделать быстро, то страховые компании дольше проверяют ваши деньги и зачисление на счет может затянуться на пару недель…

Удачных вам инвестиций в столь интересное время!

«Многие верят, что кризис пройдет и можно продолжать работать, как раньше.

Но это не факт», — гендиректор Metro Cash & Carry в России

Иностранные ритейлеры, столкнувшиеся с последствиями мирового экономического кризиса в России, встретили его стоически. Благодаря крепкому тылу на домашнем рынке они позволили себе не сокращать инвестиций на нашем рынке и верят в его перспективы. О том, какие выводы сделал немецкий розничный гигант Metro Group об экономических потрясениях российского рынка  рассказал гендиректор Metro Cash & Carry в России Акин Байер.

    — Уже чуть больше года прошло с тех пор, как мировой финансовый кризис добрался до России. Какие перемены он принес в вашу компанию?

    — Кризис пришел в Россию в начале осени прошлого года, и тогда еще не было понятно, какие последствия он может иметь. Государство, оценивая его возможное влияние на экономику, полагало, что рост ВВП замедлится до 2%, либо снизится на доли процента. Сейчас мы говорим о сокращении ВВП на 8-10% и понимаем, что спад в экономике продлится дольше, чем ожидалось ранее.

    Metro Cash & Carry работает с малым и средним бизнесом — отелями, ресторанами, кейтеринговыми компаниями, владельцами розничных магазинов, и мы смотрим на изменения в экономике через призму взаимоотношений со своими клиентами. Их жизнь и работа изменились в кризис, этого нельзя отрицать. Поведение наших клиентов изменилось вслед за тем, как поменяли свои предпочтения их конечные потребители, и все это вылилось в изменение структуры наших продаж.

    В наших магазинах спрос переместился в сторону более низких ценовых сегментов: простые потребители — покупатели небольших магазинов, клиенты ресторанов — начали сокращать свои расходы, безработица стала реальной угрозой для их благосостояния. Ритейлеры и рестораторы, оказавшись в новой реальности, должны были найти ответ на изменившиеся запросы потребителя. И самым очевидным ответом стала корректировка ассортимента, переход к базовым продуктам, в более низкий ценовой сегмент.

    Но это не означает, что мы отказались от премиальной продукции. Нашим клиентам необходим товар во всех ценовых сегментах, и нам необходимо удовлетворять их потребности. Стратегия Metro Cash & Carry состоит в том, чтобы адаптироваться к запросам наших покупателей.

    — Насколько сильно снизились ваши продажи и доходы ваших клиентов?

    — В этом году мы продолжаем демонстрировать рост выручки. Разумеется, в рублях, потому что девальвация российской валюты была значительной — по отношению к евро она была на уровне 22-24%. Впрочем, далеко не всем компаниям на рынке удалось сохранить положительную динамику выручки даже в рублях, и я рад, что Metro одна из таких компаний.

    Сохранить положительную динамику мы смогли благодаря тому, что вовремя отреагировали на изменение спроса и стали ближе к нашим клиентам.

    Последнее, я считаю, нужно подчеркнуть особо. У нас есть специальная программа поддержки профессиональных клиентов, в рамках которой мы ведем ежедневный диалог со своими покупателями. Сама концепция нашего бизнеса, подразумевающая регистрацию клиента, позволяет сопоставлять его отраслевую принадлежность, объемы, частоту и структуру покупок. Таким образом мы можем отслеживать развитие наших клиентов, смотреть, что они приобретают и в каких количествах, а что перестали покупать. Мы можем адаптировать свое предложение и ассортимент так, чтобы наиболее полно удовлетворить спрос.

    — А какие товары стали более популярны в кризисное время?

    — Мы видим, что в настоящее время спрос стремится от брендов класса А и Б к товарам с минимальной ценой и сопоставимым качеством, пусть и не с раскрученной торговой маркой. Этот сегмент мы покрываем за счет товаров под собственной торговой маркой, например брендом Aro. Продажи Private Label в нашей сети за год выросли примерно на 70-80%, и я рад, что мы так рано среагировали на изменяющийся спрос и усилили предложение собственной торговой марки. Мы оставляем клиентам большой выбор между известными брендами и собственной маркой, но со временем присутствие наших брендов в ассортименте становится все более заметным — и это тоже следствие изменения поведения клиентов, смещения акцентов в спросе.

    — Что вы еще сделали для того, чтобы встретить кризис? Каким образом оптимизировали затраты, сокращали ли штат?

    — Наше кредо — быть партнером своих клиентов. И чем дольше развивался кризис, чем глубже становились его масштабы, тем мы все более явственно осознавали правильность избранной стратегии, ее жизнеспособность. Мы начали больше интересоваться переменами, которые происходят в бизнесе наших клиентов. Если раньше мы проводили опросы, положим, ежемесячно, то во время кризиса стали делать их на ежедневной основе — в секции свежей продукции, в бакалее, в сопутствующих товарах — все для того, чтобы понять, как изменяется структура спроса.

    В том, что касается снижения издержек и сокращения персонала, то растущая компания, которая продолжает экспансию, может позволить себе обойтись без увольнений. Вернее, ей это даже не нужно. Российское подразделение Metro Cash & Carry продолжает развиваться, открывать новые магазины, пусть и не теми темпами, что раньше. На этапе расширения сети качество персонала становится одним из ключевых факторов для завоевания нового клиента. Лояльность нашего клиента начинается с доброжелательности наших сотрудников. И мы не нацелены на снижение рабочих мест, напротив, наша цель — убедиться в том, что наш персонал хорошо обучен, что он понимает потребности посетителей магазинов.

    Основной нашей задачей в период кризиса стало достижение понимания, как мы можем улучшить сервис в своих магазинах, как мы можем быть полезнее клиентам. И тогда мы пришли к идее внедрения услуги доставки. Мы поняли, что в трудные времена нашим клиентам необходимо больше времени заниматься своим бизнесом, быть ближе к своему потребителю, держать руку на пульсе, а доставка предоставляет им такую возможность.

    Пока мы решили пользоваться услугами местных транспортных компаний в каждом из регионов, потому что единого транспортного оператора для всей России нет. В Москве наш партнер — компания «Мосавтохолод», с которой нам очень комфортно работать. Когда речь идет о доставке, мы говорим не просто о том, чтобы довезти продукты до двери, мы говорим о том, чтобы они доехали свежими, качественными. «Мосавтохолод» оказался единственной компанией, которая была способна предоставить достаточный парк грузовиков, оснащенных рефрижераторами для перевозки продуктов глубокой заморозки и свежих овощей, которым нужна специальная температура транспортировки.

    — Многие ритейлеры, особенно работающие в формате дискаунтер, заявили, что готовы в кризис пожертвовать своей рентабельностью для того, чтобы увеличить рыночную долю. А вы пошли на такой риск?

    — Конкуренция на российском розничном рынке повышается, и это нормально, что ритейлеры для сохранения доли готовы отчасти жертвовать рентабельностью. Мы работаем с этими компаниями в немного разных условиях. В частности, наш клиент — это оптовый покупатель, который для снижения своих издержек выбирает нас в качестве единой площадки для закупок. Я имею в виду, что ему проще и дешевле приехать в один магазин и приобрести все, что нужно, чем ездить по пяти поставщикам. Таким образом он может снижать свои издержки и, следовательно, конечную цену. Эта тенденция во многом способствует росту наших продаж. Поддержание стабильных объемов продаж при сохранении рентабельности на приемлемом уровне — это два столпа нашего коммерческого успеха.

    — Были ли в этом году пересмотрены планы по инвестициям в России в результате изменения макроэкономической обстановки?

       — Metro Cash & Carry вышла на российский рынок в 2001 году, и с тех пор мы продолжаем поступательное развитие. На прошлой неделе мы открыли 50-й и 51-й магазины в Кирове и Новосибирске. Всего за текущий год должно быть открыто 4 торговых объекта, и этот план мы выполнили. Мы продолжаем верить в то, что российский рынок и в будущем будет открывать для нас широкие перспективы для роста.

    — Как долго российский рынок, на ваш взгляд, будет демонстрировать положительную динамику и оставаться привлекательным для инвесторов?

    — Преодолев кризис 1998 года, российский розничный рынок развивался опережающими темпами. С тех пор он вырос очень значительно, и я полагаю, имеет еще очень большой потенциал развития.

    В нынешней экономической ситуации розничный бизнес стал действительно розничным, он во многом избавился от лишних элементов — от девелоперских амбиций и других непрофильных бизнесов. Российскому розничному рынку предстоит пережить консолидацию, вопрос только в том, когда это произойдет. Мы видим, что предпосылки для этого есть, что иностранные компании очень интересуются местными активами.

    — Многие ритейлеры признаются, что открытие новых магазинов в кризис тало более дешевым, чем ранее. Насколько это справедливо по отношению к вашей компании, как снизились ваши расходы?

    — Не могу сказать, что объем капиталовложений существенно изменился. Мы инвестировали в открытие каждого магазина около 20 млн евро, и в принципе эта цена не изменилась, как и не изменились сроки строительства объектов. Что мы видим, это процесс консолидации строительных компаний, который создает более здоровую конкуренцию на строительном рынке. Мы ожидаем, что открытие следующих магазинов будет обходиться немного дешевле, но пока на сметах это не отражается.

    — Рассматриваете ли вы возможность развития в России не только в рамках текущей стратегии — строительства собственных магазинов, но и за счет приобретения помещений у местных игроков?

    — Если рынок будет давать такие возможности, мы, конечно, будем их рассматривать, но пока не видим достойных целей для приобретения, которые бы подходили к нашей концепции развития. Дело в том, что мы работаем в очень специфическом формате, с четкими стандартами по планировке площадей и парковок. Это концепция развития не розничного, а оптового бизнеса.

    — Если заглядывать в будущее, то какие тенденции нынешнего времени могут стать точками роста для развития российской экономики и вашего бизнеса в будущем?

    — Одна из самых заметных текущих тенденций российского розничного рынка — это развитие формата гипермаркет и сетей мягких дискаунтеров. Следующим шагом развития должен быть приход жестких дискаунтеров — так происходило на рынках других стран, где работает Metro Cash & Carry. Развитие этого формата окажет давление на весь розничный рынок, и в особенности — на частные розничные проекты, маленькие несетевые магазины. Это в свою очередь отразится и на нас, потому что такие торговые точки — наши клиенты. Мы будем к этому готовы, потому что сможем предоставить своим клиентам не только товар по низкой цене, но и поделиться своими know how о том, как конкурировать с жесткими дискаунтерами.

    В ресторанном бизнесе мы видим усиливающуюся роль сетевых проектов. Однако в конечном итоге соотношение сетей и несетевых ресторанов должно остановиться на уровне 50/50. В других странах мы отмечали, что сначала идет бурное развитие сетевых проектов, а потом оно замедляется, оставляя пространство для единичных ресторанов, потому что поведение потребителей становится более дифференцированным, появляется потребность в штучном товаре. В России пока идет процесс зарождения культуры еды вне дома, идет развитие ресторанных сетей. Со временем это развитие приостановится, и часть рынка будут занимать частные ресторанчики — с их особой атмосферой, хозяевами, меню.

    Бизнес отельеров находится пока в России на достаточно низкой ступени развития. Если вы взгляните на Москву, то тут есть огромное количество дорогих и очень дорогих отелей, но не хватает бюджетных трех- и даже двухзвездочных гостиниц. Многие приезжающие сюда, жалуются на это. Спрос в конечном итоге должен вылиться в предложение. С развитием гостиничного бизнеса в России, и мы получим дальнейшую возможность развиваться.

    — Кризис помимо негативных последствий дает бизнесу возможность пересмотреть эффективность своих операций, найти слабые звенья и починить их. Какие дополнительные возможности этот период открыл для вашей компании?

    — В любой кризисной ситуации ты действительно получаешь дополнительную возможность для развития, потому что находишься на пике внимания. Внимания не только к тому, что происходит внутри компании, но и к тому, что вне нее. Да, мы действительно, провели переоценку всех внутренних процессов с точки зрения эффективности, но, что более важно, — мы стали более внимательны к своим клиентам, узнали их лучше, изучили потребности. Мы использовали этот момент для продвижения собственных брендов, для того, чтобы рассказать партнерам, что сейчас правильное время предлагать покупателям новый товар под новой маркой.

    Кроме того, мы начали новый проект поддержки наших профессиональных клиентов, в основном из розничного сектора. Многие из них не являются специалистами в торговле, и они действительно нуждаются в поддержке. Они верят, что через год кризис пройдет и можно продолжать работать, как раньше. Но это не факт — вероятнее всего, им нужно меняться сейчас, повышать эффективность своего бизнеса, адаптироваться к изменившимся запросам их покупателей

  Финмаркет

Юваль Ной Харари: мир после коронавируса | Бесплатное чтение

Человечество переживает глобальный кризис. Пожалуй, самый большой кризис нашего поколения. Решения, которые люди и правительства примут в ближайшие несколько недель, вероятно, будут формировать мир на долгие годы. Они будут определять не только нашу систему здравоохранения, но также нашу экономику, политику и культуру. Мы должны действовать быстро и решительно. Мы также должны учитывать долгосрочные последствия наших действий.Выбирая между альтернативами, мы должны спрашивать себя не только о том, как преодолеть непосредственную угрозу, но также и в каком мире мы будем жить, когда шторм пройдет. Да, буря пройдет, человечество выживет, большинство из нас останутся живы, но мы будем жить в другом мире.

Многие краткосрочные экстренные меры станут неотъемлемой частью жизни. Таков характер чрезвычайных ситуаций. Они ускоряют исторические процессы. Решения, которые в обычное время могут занять годы обдумывания, принимаются за считанные часы.Незрелые и даже опасные технологии заставляют работать, потому что риски бездействия больше. Целые страны служат подопытными кроликами в масштабных социальных экспериментах. Что происходит, когда все работают из дома и общаются только на расстоянии? Что происходит, когда целые школы и университеты становятся онлайн? В обычное время правительства, предприятия и образовательные советы никогда бы не согласились на проведение таких экспериментов. Но сейчас не нормальные времена.

В это время кризиса перед нами два особенно важных выбора.Первый — между тоталитарным надзором и расширением прав и возможностей граждан. Второй — между националистической изоляцией и глобальной солидарностью.

Внутренний эпиднадзор

Чтобы остановить эпидемию, целые группы населения должны соблюдать определенные правила. Есть два основных способа добиться этого. Один из методов заключается в том, что правительство контролирует людей и наказывает тех, кто нарушает правила. Сегодня, впервые в истории человечества, технологии позволяют постоянно контролировать всех.Пятьдесят лет назад КГБ не мог круглосуточно следить за 240 миллионами советских граждан, равно как и не мог надеяться эффективно обработать всю собранную информацию. КГБ полагался на агентов-людей и аналитиков, и он просто не мог заставить человека-агента следовать за каждым гражданином. Но теперь правительства могут полагаться на повсеместные датчики и мощные алгоритмы, а не на призраков из плоти и крови.

Колизей в Риме Площадь Беато Роберто в Пескаре © Graziano Panfili

В борьбе с эпидемией коронавируса правительства нескольких стран уже внедрили новые инструменты наблюдения.Самый заметный случай — это Китай. Тщательно отслеживая смартфоны людей, используя сотни миллионов камер, распознающих лица, и обязывая людей проверять температуру тела и состояние здоровья и сообщать о них, китайские власти могут не только быстро идентифицировать подозреваемых носителей коронавируса, но также отслеживать их передвижения и идентифицировать всех, с кем они контактировали. Ряд мобильных приложений предупреждает граждан об их близости к инфицированным пациентам.

О фотографии

Изображения, сопровождающие эту статью, взяты с веб-камер, выходящих на пустынные улицы Италии, которые были обнаружены и обработаны Грациано Панфили, фотографом, живущим в условиях изоляции.

Этот вид технологий не ограничивается Восточной Азией.Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно разрешил Агентству безопасности Израиля развернуть технологию наблюдения, обычно предназначенную для борьбы с террористами, для отслеживания пациентов с коронавирусом. Когда соответствующий парламентский подкомитет отказался санкционировать эту меру, Нетаньяху протаранил ее «чрезвычайным указом».

Вы можете возразить, что во всем этом нет ничего нового. В последние годы и правительства, и корпорации используют все более изощренные технологии для отслеживания, мониторинга и манипулирования людьми.Тем не менее, если мы не будем осторожны, эпидемия, тем не менее, может означать важный переломный момент в истории эпиднадзора. Не только потому, что это может нормализовать развертывание инструментов массового наблюдения в странах, которые до сих пор отвергли их, но тем более потому, что это означает резкий переход от «скрытого» к «скрытому» надзору.

До сих пор, когда ваш палец касался экрана вашего смартфона и щелкал ссылку, правительство хотело знать, на что именно нажимал ваш палец. Но с коронавирусом сфера интересов смещается. Теперь правительство хочет знать температуру вашего пальца и кровяное давление под его кожей.

The Emergency pudding

Одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся при определении того, где мы находимся под наблюдением, заключается в том, что никто из нас точно не знает, как за нами наблюдают и что могут принести ближайшие годы. Технологии видеонаблюдения развиваются с головокружительной скоростью, и то, что 10 лет назад казалось научной фантастикой, сегодня является устаревшей новостью. В качестве мысленного эксперимента рассмотрим гипотетическое правительство, которое требует, чтобы каждый гражданин носил биометрический браслет, отслеживающий температуру тела и частоту сердечных сокращений 24 часа в сутки.Полученные данные накапливаются и анализируются правительственными алгоритмами. Алгоритмы будут знать, что вы больны, еще до того, как вы это узнаете, и они также будут знать, где вы были и с кем встречались. Цепи заражения можно резко сократить или даже полностью сократить. Такая система, возможно, могла бы остановить эпидемию в течение нескольких дней. Звучит замечательно, правда?

Обратной стороной, конечно же, является то, что это придаст легитимность ужасающей новой системе наблюдения. Если вы знаете, например, что я щелкнул ссылку Fox News, а не ссылку CNN, это может научить вас кое-чему о моих политических взглядах и, возможно, даже о моей личности.Но если вы сможете следить за тем, что происходит с моей температурой тела, кровяным давлением и частотой сердечных сокращений, пока я смотрю видеоклип, вы можете узнать, что заставляет меня смеяться, что заставляет меня плакать и что меня действительно, очень злит.

Важно помнить, что гнев, радость, скука и любовь — это биологические явления, такие же как жар и кашель. Та же технология, которая определяет кашель, может также определять смех. Если корпорации и правительства начнут массово собирать наши биометрические данные, они смогут узнать нас намного лучше, чем мы знаем самих себя, и тогда они смогут не только предсказывать наши чувства, но и манипулировать нашими чувствами и продавать нам все, что они хотят — будь то продукт или политик. Биометрический мониторинг сделает тактику взлома данных Cambridge Analytica чем-то вроде каменного века. Представьте себе Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин должен носить биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Вождя, и браслет улавливает явные признаки гнева, вам конец.

Veduta della Casa Universitaria в Лоди © Graziano Panfili Spiaggia di Porto San Giorgio, Mare Adriatico © Graziano Panfili

Вы, конечно, можете привести доводы в пользу биометрического наблюдения как временной меры, принятой во время чрезвычайного положения.Он уйдет, когда закончится чрезвычайная ситуация. Но временные меры имеют неприятную привычку переживать чрезвычайные ситуации, тем более что на горизонте всегда таится новая чрезвычайная ситуация. Моя родная страна Израиль, например, объявила чрезвычайное положение во время Войны за независимость 1948 года, что оправдывало ряд временных мер — от цензуры прессы и конфискации земли до специальных правил приготовления пудинга (я не шучу). Война за независимость давно выиграна, но Израиль так и не объявил чрезвычайное положение оконченным и не смог отменить многие «временные» меры 1948 года (указ о чрезвычайном пудинге был милостиво отменен в 2011 году).

Даже когда количество случаев заражения коронавирусом снизилось до нуля, некоторые правительства, нуждающиеся в данных, могут утверждать, что им необходимо сохранить системы биометрического наблюдения, потому что они опасаются второй волны коронавируса или потому, что в Центральной Африке развивается новый штамм Эболы. , или потому что. . . вы поняли. В последние годы за нашу конфиденциальность ведется большая битва. Кризис с коронавирусом может стать переломным моментом в битве. Когда людям предоставляется выбор между конфиденциальностью и здоровьем, они обычно выбирают здоровье.

Мыльная полиция

Просить людей выбирать между конфиденциальностью и здоровьем, по сути, является корнем проблемы. Потому что это ошибочный выбор. Мы можем и должны наслаждаться конфиденциальностью и здоровьем. Мы можем защитить свое здоровье и остановить эпидемию коронавируса не путем введения тоталитарных режимов наблюдения, а, скорее, путем расширения прав и возможностей граждан. В последние недели некоторые из наиболее успешных усилий по сдерживанию эпидемии коронавируса были предприняты Южной Кореей, Тайванем и Сингапуром.Хотя эти страны в некоторой степени использовали приложения для отслеживания, они в гораздо большей степени полагались на обширное тестирование, честную отчетность и добровольное сотрудничество хорошо информированной общественности.

Централизованный мониторинг и суровые наказания — не единственный способ заставить людей соблюдать полезные правила. Когда людям сообщают научные факты и когда люди доверяют государственным властям сообщать им эти факты, граждане могут поступать правильно, даже если Большой Брат не присматривает за их плечами.Целеустремленное и хорошо информированное население обычно гораздо более могущественно и эффективно, чем невежественное население, находящееся под контролем полиции.

Рассмотрим, например, мытье рук с мылом. Это одно из величайших достижений в области гигиены человека. Это простое действие ежегодно спасает миллионы жизней. Хотя мы считаем это само собой разумеющимся, только в 19 веке ученые открыли для себя важность мытья рук с мылом. Раньше даже врачи и медсестры переходили от одной хирургической операции к другой, не умывая рук.Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся мыльной полиции, а потому, что понимают факты. Я мою руки с мылом, потому что слышал о вирусах и бактериях, я понимаю, что эти крошечные организмы вызывают болезни, и я знаю, что мыло может их удалить.

Королевский дворец в Казерте © Graziano Panfili Лунгомаре ди Форте дей Марми в Версилии © Graziano Panfili

Но для достижения такого уровня соответствия и сотрудничества вам необходимо доверие.Людям нужно доверять науке, властям и СМИ. За последние несколько лет безответственные политики сознательно подорвали доверие к науке, государственным органам и СМИ. Теперь у этих же безответственных политиков может возникнуть соблазн встать на путь авторитаризма, аргументируя это тем, что вы просто не можете доверять обществу, чтобы оно поступало правильно.

Обычно доверие, разрушавшееся годами, не может быть восстановлено в мгновение ока. Но сейчас не нормальные времена.В момент кризиса умы тоже могут быстро измениться. Вы можете в течение многих лет вести ожесточенные споры со своими братьями и сестрами, но когда возникает какая-то чрезвычайная ситуация, вы внезапно обнаруживаете скрытый резервуар доверия и дружбы и спешите помочь друг другу. Вместо того, чтобы создавать режим наблюдения, еще не поздно восстановить доверие людей к науке, государственным органам и средствам массовой информации. Мы обязательно должны использовать новые технологии, но эти технологии должны расширять возможности граждан. Я полностью поддерживаю мониторинг температуры своего тела и артериального давления, но эти данные не должны использоваться для создания всемогущего правительства. Скорее, эти данные должны позволить мне делать более осознанный личный выбор, а также привлекать правительство к ответственности за свои решения.

Если бы я мог отслеживать свое состояние здоровья 24 часа в сутки, я бы узнал не только о том, представляю ли я опасность для здоровья других людей, но и о том, какие привычки влияют на мое здоровье. И если бы я мог получить доступ к надежной статистике распространения коронавируса и проанализировать ее, я смог бы судить, говорит ли мне правительство правду и принимает ли оно правильную политику по борьбе с эпидемией.Когда люди говорят о слежке, помните, что одна и та же технология слежки обычно может использоваться не только правительствами для мониторинга отдельных лиц, но и отдельными лицами для мониторинга правительств.

Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезным испытанием на гражданство. В грядущие дни каждый из нас должен выбрать доверие к научным данным и экспертам в области здравоохранения, а не к необоснованным теориям заговора и корыстным политикам. Если мы не сделаем правильный выбор, мы можем отказаться от своих самых драгоценных свобод, думая, что это единственный способ сохранить свое здоровье.

Нам нужен глобальный план

Второй важный выбор, с которым мы сталкиваемся, — это между националистической изоляцией и глобальной солидарностью. И сама эпидемия, и связанный с ней экономический кризис являются глобальными проблемами. Их можно эффективно решить только путем глобального сотрудничества.

Прежде всего, чтобы победить вирус, нам необходимо обмениваться информацией во всем мире. В этом большое преимущество человека перед вирусами. Коронавирус в Китае и коронавирус в США не могут обмениваться советами о том, как заразить людей.Но Китай может преподать США много ценных уроков о коронавирусе и о том, как с ним бороться. То, что итальянский врач обнаружит в Милане рано утром, вполне может спасти жизни в Тегеране к вечеру. Когда правительство Великобритании колеблется между несколькими направлениями политики, оно может получить совет от корейцев, которые уже столкнулись с подобной дилеммой месяц назад. Но для этого нам нужен дух глобального сотрудничества и доверия.

Страны должны быть готовы открыто делиться информацией и смиренно обращаться за советом, а также должны быть в состоянии доверять данным и полученным знаниям.Нам также необходимы глобальные усилия по производству и распространению медицинского оборудования, в первую очередь наборов для тестирования и дыхательных аппаратов. Вместо того, чтобы каждая страна пыталась делать это локально и копить все необходимое оборудование, скоординированные глобальные усилия могли бы значительно ускорить производство и обеспечить более справедливое распределение жизненно необходимого оборудования. Подобно тому, как страны национализируют ключевые отрасли промышленности во время войны, человеческая война против коронавируса может потребовать от нас «очеловечивания» важнейших производственных линий. Богатая страна с небольшим количеством случаев коронавируса должна быть готова отправить драгоценное оборудование в более бедную страну с большим количеством заболевших, полагая, что, если и когда ей впоследствии понадобится помощь, другие страны придут к ней на помощь.

Мы могли бы рассмотреть аналогичные глобальные усилия по объединению медицинского персонала. В настоящее время менее пострадавшие страны могут направлять медицинский персонал в наиболее пострадавшие регионы мира как для того, чтобы помочь им в трудную минуту, так и для получения ценного опыта. Если позже центр эпидемии сместится, помощь может начать поступать в обратном направлении.

Глобальное сотрудничество жизненно необходимо и в экономической сфере. Учитывая глобальный характер экономики и цепочек поставок, если каждое правительство будет делать свое дело, полностью игнорируя другие, результатом будет хаос и углубляющийся кризис.Нам нужен глобальный план действий, и он нужен нам быстро.

Еще одно требование — достижение глобального соглашения о поездках. Приостановка всех международных поездок на месяцы вызовет огромные трудности и помешает войне с коронавирусом. Страны должны сотрудничать, чтобы позволить хотя бы небольшому количеству важных путешественников продолжать пересекать границы: ученых, врачей, журналистов, политиков, бизнесменов. Это может быть достигнуто путем заключения глобального соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране.Если вы знаете, что на самолет допускаются только тщательно проверенные путешественники, вы с большей готовностью принимаете их в свою страну.

Дуомо во Флоренции © Graziano Panfili Торре Сан-Джованни в Лечче © Graziano Panfili

К сожалению, в настоящее время страны практически ничего из этого не делают. Коллективный паралич охватил международное сообщество. Кажется, что в комнате нет взрослых. Уже несколько недель назад можно было ожидать экстренного совещания мировых лидеров для выработки общего плана действий.Лидерам G7 удалось организовать видеоконференцию только на этой неделе, и это не привело к такому плану.

Во время предыдущих глобальных кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года и эпидемия лихорадки Эбола в 2014 году, США взяли на себя роль глобального лидера. Но нынешняя администрация США отказалась от должности лидера. Он очень ясно дал понять, что заботится о величии Америки гораздо больше, чем о будущем человечества.

Эта администрация бросила даже своих ближайших союзников.Когда он запретил все поездки из ЕС, он не позаботился о том, чтобы уведомить ЕС даже заранее, не говоря уже о консультациях с ЕС по поводу этой радикальной меры. Он возмутил Германию, якобы предложив 1 млрд долларов немецкой фармацевтической компании за выкуп монопольных прав на новую вакцину против Covid-19. Даже если нынешняя администрация в конечном итоге изменит курс и предложит глобальный план действий, немногие последуют за лидером, который никогда не берет на себя ответственность, никогда не допускает ошибок и который обычно берет на себя всю заслугу, перекладывая всю вину на других.

Если пустота, оставленная США, не будет заполнена другими странами, не только будет намного труднее остановить нынешнюю эпидемию, но и ее наследие будет продолжать отравлять международные отношения на долгие годы. Однако каждый кризис — это еще и возможность. Мы должны надеяться, что нынешняя эпидемия поможет человечеству осознать острую опасность, которую представляет глобальная разобщенность.

Человечество должно сделать выбор. Пойдем ли мы по пути разобщенности или встанем на путь глобальной солидарности? Если мы выберем разобщенность, это не только продлит кризис, но, вероятно, приведет к еще более серьезным катастрофам в будущем.Если мы выберем глобальную солидарность, это будет победой не только против коронавируса, но и против всех будущих эпидемий и кризисов, которые могут поразить человечество в 21 веке.

Юваль Ной Харари — автор книг «Sapiens», «Homo Deus» и «21 урок для 21 века»

последние истории в первую очередь. Слушайте наш подкаст о культуре, Culture Call, где редакторы Грис и Лайла исследуют тенденции, формирующие жизнь в 2020-х годах, берут интервью у людей, открывающих новые горизонты, и знакомят вас с кулисами журналистики FT Life & Arts. Подпишитесь на Apple, Spotify или где угодно.

Подробнее о влиянии коронавируса

Подписчики могут использовать myFT, чтобы следить за последними сообщениями о «коронавирусе»

Письма в ответ на эту статью:

Итак, профессор Харари, кому я могу доверять? / От Джастина Эванса

Давайте будем добрыми предками, которых заслуживают наши потомки / От лорда Берда (Crossbench) и других

Кризис пройдет; потребность в таланте сохранится> Бизнес-журнал Spokane

Ясно, что эта пандемия заставила наше внимание обратить внимание на ближайшую реальность высокого уровня безработицы и необходимость пережить исторический экономический и социальный вызов.Шестьдесят дней назад мы говорили о том, насколько жесткие рынки труда заставили нас сосредоточиться на вовлечении сотрудников в надежде привлечь и удержать лучших сотрудников. Теперь, в отсутствие этих напряженных рынков труда, следует ли нам меньше уделять этому внимание?

Я позволю вам ответить на этот вопрос самостоятельно, но вот две мысли: во-первых, этот кризис закончится, и рынки труда вернутся к более жестким; и, во-вторых, разве вы не рады, что до кризиса привлекли к работе самых лучших сотрудников, тех, кто сейчас помогает вам в этом?

Возможно, нам стоит нажать кнопку паузы в это неловкое время, достаточно долго, чтобы подумать о возможности, которая у нас есть, чтобы поучиться у ваших сотрудников, и подготовить почву для того, как мы можем стать или продолжать быть хорошими работодателями.

Пять лет назад Journal of Business вместе с некоторыми выдающимися партнерами запустил здесь программу, которая помогает работодателям понять, что чувствуют их сотрудники и где компания занимает лидирующие позиции в борьбе за таланты. Он называется «Лучшие места для работы на внутреннем Северо-западе». С тех пор мы отметили здесь десятки работодателей, которые провели основанный на исследованиях процесс опроса своих сотрудников и были признаны лучшими местами для работы.

Помимо признания, мы слышали от участвующих работодателей, что прохождение программы помогает им определить, что у них хорошо получается и что им нужно улучшить как работодателям.Из такого знания может прийти только хорошее.

Для проведения исследования мы нанимаем национальную исследовательскую фирму, которая собирает исчерпывающую информацию о самих работодателях, а затем опрашивает их сотрудников, разумеется, анонимно. Участие бесплатное, хотя работодатели могут купить подробный отчет об ответах своих сотрудников.

На основе этих опросов компания предоставляет нам рейтинг участвующих организаций, и мы публикуем этот список в приложении к нашему октябрьскому отчету.8 выпуск. Мы также надеемся отметить этих работодателей на мероприятии 7 октября.

Это отличная возможность для работодателей, особенно для тех, у кого нет больших бюджетов, которые можно вложить в вовлечение сотрудников. Участвующие работодатели имеют право составить список лучших мест для работы в Журнале и, если они это сделают, также использовать логотипы лучших мест на своих веб-сайтах и ​​в других рекламных материалах и материалах для найма.

Они также могут купить дополнительный отчет от Best Companies Group, в котором будут подробно описаны в совокупности данные об ответах сотрудников, а также то, как организация отличается от других в регионе.

Но крайний срок для участия приближается — 29 мая, поэтому действовать нужно будет быстро. Зарегистрироваться легко, и исследовательская фирма проведет вас через все этапы, которые будут выполнены в конце июня и в течение июля. Вы можете зарегистрироваться на сайте программы www.bestplacestoworkinw.com. Вы также можете связаться со мной напрямую, если у вас есть вопросы, по адресу [email protected]

Ничего из этого было бы невозможно без решительной поддержки наших основных спонсоров, основателей программы, Providence Health Care и Общества внутреннего северо-запада по управлению человеческими ресурсами.

Я настоятельно рекомендую вам рассмотреть возможность участия в этой программе. Этот кризис пройдет. Привлечение и удержание талантов всегда будет в центре внимания.

экспертов считают, как долго продлится кризис с коронавирусом и как мы из него выберемся | Новости

Нас ждут мрачный апрель и суровый май, прежде чем мы приблизимся к новому виду нормальности.

Это сообщение было заложено в статистические модели, официальные документы и заявления, сделанные губернаторами, мэрами и советниками Белого дома в течение пугающе тихих и зверски долгих двух недель, которые длились с 16 марта, когда округ Санта-Клара и пять других районов залива Округа впервые приказали жителям оставаться дома из-за вспышки коронавируса до прошлого вторника, когда округа продлили действие приказа до 3 мая.

Но хотя первоначальная остановка Bay Area казалась неприятной, продление 31 марта казалось почти неизбежным. Между двумя приказами количество подтвержденных случаев заболевания в округе подскочило со 138 до 890, а количество смертей от COVID-19 увеличилось с трех до 30. Школы района Залива официально закрыты до конца учебного года; а президент США Дональд Трамп резко отказался от оптимистичного плана по открытию страны к Пасхе и заявил во вторник: «Это будут три недели, которых мы никогда раньше не видели.»

Хотя эксперты в области здравоохранения неохотно отвечают на неуловимый вопрос« Как долго продлится вспышка? »С любой степенью уверенности или конкретности, большинство мер указывают на то, что в округе Санта-Клара, как и в штате и в стране, произойдет резкое увеличение в апреле и начале мая, прежде чем ситуация начнет стабилизироваться.

Представители здравоохранения неохотно прогнозируют продолжительность вспышки, отчасти потому, что из-за отсутствия широкого тестирования трудно узнать, сколько людей в округе инфицировано. 24 марта исполнительный директор графства Джеффри Смит заявил, что, по его мнению, на основе моделирования, проведенного на данный момент, число инфицированных, вероятно, составляет не менее 5000 человек. (Однако 2 апреля в округе подтверждено только 1019 случаев заражения.)

Тестирование остается далеко не широко распространенным, несмотря на усилия по увеличению количества тестов академическими учреждениями, такими как Стэнфордский университет и Калифорнийский университет, Сан-Франциско и коммерческими фирмами, такими как Abbott, Roche и Quest Diagnostics.

Некоторые эксперты считают, что пик случаев может произойти раньше или позже — частично в зависимости от местоположения.Руководители здравоохранения округа Санта-Клара говорят, что местный всплеск начнется к середине апреля, но доктор Марк Гали, министр здравоохранения и социальных служб штата, прогнозирует пик в штате в целом в середине мая. Руководители штатов и округов отказались публично публиковать подробности своего моделирования, заявив, что предпочитают оставить эти модели для внутреннего принятия решений.

Институт показателей и оценки здоровья, который является частью Вашингтонского университета, создал модель для каждого штата страны.3 апреля было предсказано, что в Калифорнии кривая COVID-19, показывающая количество случаев заболевания, достигнет пика 26 апреля, когда в этот день в штате будет зарегистрировано 119 смертей, связанных с вирусом. Согласно этой модели, количество ежедневных смертей затем постепенно снизится до 16 1 июня, а к середине июня упадет до однозначных цифр.

В лучшем случае эксперты могут сделать только обоснованное предположение, основанное на «предположениях», и подготовиться к худшему, сказали они.

«Никто не знает», — сказала на этой неделе доктор Ивонн Мальдонадо, медицинский директор по инфекционному контролю в детской больнице Люсиль Паккард и профессор кафедры детских инфекционных заболеваний, исследований и политики в области здравоохранения в Стэнфорде, когда его спросили о прогнозируемом пике и когда кризис может закончиться. .

«Две недели назад эксперты сказали, что мы будем похожи на Италию. Прошло две недели, и мы не такие, как Италия. С другой стороны, мы могли бы быть похожими на Нью-Йорк или Нью-Джерси», — сказала она.

Вирус может по-разному распространяться в районе залива, что затрудняет прогнозы, сказал Мальдонадо. В одних общинах уровень инфицирования может быть выше, в других — ниже. Демография, уровень здоровья в сообществах и группах населения, доступ к медицинской помощи, перемещение людей и повседневное поведение — все это может повлиять на распространение вируса.

Есть некоторые официальные лица, которые готовы открыто прогнозировать цифры. Офис менеджера города Сан-Хосе сообщил мрачные оценки округа Санта-Клара на заседании городского совета 24 марта, оценивая от 2 000 до 16 000 смертей и от 9 000 до 19 000 человек, которые могут заболеть в течение следующих 12 недель из 1,94 миллиона населения. Однако руководители здравоохранения округа на следующий день отдалились в заявлении, состоящем из одного абзаца, заявив, что они не проверяли информацию и изучали ее.

1 апреля мэр Сан-Хосе Сэм Ликкардо выразил поддержку этим данным, отметив, что офис городского управления представил их Смиту перед публикацией. Электронные письма показывают, что округ не оспаривал данные, пока было ясно, что цифры основаны на предположениях. И эти оценки и предположения были в основном правильными, сказал Ликкардо, даже несмотря на то, что городской менеджер Дэвид Сайкс признал, что округ и город не были полностью «синхронизированы».

Несмотря на эти тревожные прогнозы, руководители здравоохранения округов говорят, что они начинают видеть признаки надежды.Местные больницы еще не приближаются к своей пропускной способности и не испытывают такого дефицита средств индивидуальной защиты, в котором нуждаются медицинские работники, как в Нью-Йорке и Мичигане.

Доктор Дин Уинслоу, профессор медицины отделения госпитальной медицины, отделения инфекционных заболеваний и географической медицины Медицинской школы Стэнфордского университета, заявил во вторник, что около 33 пациентов в Стэнфорде поступили в больницу с подозрением на инфекцию COVID-19. Около половины — подтвержденные случаи; меньшее число дало отрицательный результат.Остальные результаты еще не получены.

И среди 11 больниц округа, которые имеют 1475 коек, было 152 подтвержденных пациента с COVID-19 и еще 90, у которых 30 марта подозревались COVID-19, по словам Смита.

31 марта, даже когда окружной санитарный врач Сара Коди объявила о продлении срока пребывания на дому и добавила новые ограничения, в том числе запрет на несущественные строительные работы и новые требования к предприятиям публиковать планы по обеспечению безопасности своих объектов — она ​​сказала, что есть признаки того, что порядок работает и распространение вируса замедляется.

«У нас есть некоторые знаки, некоторые очень мягкие знаки, но я думаю, что поезд начинает немного замедляться», — сказал Коуди.

«Нам нужно увидеть, что наша кривая спроса — то есть сколько людей болеют, нуждаются в госпитализации и лечении в отделении интенсивной терапии — — подходит к месту, где она удобно расположена под нашей кривой предложения», — сказал Коди, имея в виду предложение кровати, персонал и медицинское оборудование, необходимое для правильного ухода за пациентами.

«Это сложный баланс.Я хочу сказать, что сбор данных для понимания всех потребностей нашей системы здравоохранения — будь то запасы кроватей, персонал или средства индивидуальной защиты — довольно сложно, как и понимание траектории эпидемии в нашем округе ».

Взгляд на ближайшие месяцы

Любая оценка того, когда закончится пандемия, по своей сути нечеткая, учитывая, что определение зависит от множества переменных, включая доступность тестирования на COVID-19, пропускную способность больниц и эффективность мер социального дистанцирования.

Энди Славитт, который занимал должность исполняющего обязанности администратора центров Medicare и Medicaid Services при администрации Обамы, а сейчас возглавляет организацию United States of Care, в своем сообщении от 28 марта на Medium предположил, что меры социального дистанцирования, вероятно, должны остаться до мая или даже июня, чтобы замедлить распространение вируса.

«Если мы откажемся (от 6 до 10 недель?) Социальной изоляцией, кривая сгладится и при действительно больших усилиях может снизиться. Если мы сдадимся, нас ждет очень тяжелый и смертоносный продолжительный период времени », — писал Славитт.

Недавний анализ, проведенный National Geographic о том, как разные города справились с пандемией гриппа 1918 года, показывает разрушительные последствия прекращения мер по социальному дистанцированию. слишком рано. Сан-Франциско сделал это сразу же после того, как количество ежедневных потерь снизилось, и примерно через месяц после этого произошла вторая волна. Согласно анализу, она составила 673 смертельных случая на 100 000 жителей. Город Нью-Йорк, который сохранил свои показатели на более длительный срок, за тот же период было 452 случая смерти на 100 000 человек.

«Отсрочка или небольшое прекращение социального дистанцирования означает потерю жизней», — написал Славитт, указывая на данные.

Стэнфордские эксперты в области здравоохранения разделяют это мнение.

«Нам действительно нужно быть очень осторожными, чтобы не ослаблять меры слишком рано», — сказал Уинслоу.

Тестирование отстает во всем штате, и это серьезная проблема, сказал он. Бессимптомных людей, которые все еще являются носителями, не тестируют и не отслеживают. По его словам, также нет значительного понимания того, кто потенциально уже застрахован — две части критически важных данных, отсутствующих для понимания вспышки.

Уинслоу и Мальдонадо заявили, что прогностические модели для определения возможности повторного появления болезни также ненадежны на данный момент, и призвали к осторожности.

Некоторые аналитики видят способ выйти из текущего экономического и социального кризиса, не забывая при этом о здоровье населения.

В новом техническом документе Американского института предпринимательства, консервативного аналитического центра, предлагается поэтапная «дорожная карта» выхода из пандемии. На первом этапе правительства вводят меры социального дистанцирования, такие как запреты на публичные собрания, рекомендации по сохранению дома и изоляцию случаев COVID-19 дома или в больницах, позволяя общинам сгладить кривую. За это время система здравоохранения наращивает свои мощности и получает спасательные аппараты ИВЛ, средства индивидуальной защиты и другие важные медицинские инструменты.

Авторы статьи, в список которых входят три бывших должностных лица FDA, а также эпидемиолог Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса Кейтлин Риверс и эксперт по безопасности здоровья Джонса Хопкинса Кристал Уотсон, предлагают оставаться на этой стадии до тех пор, пока число случаев не снизится в течение 14 дней подряд. ; больницы могут безопасно лечить всех пациентов, нуждающихся в госпитализации; и в каждом штате достаточно тестов для людей с симптомами COVID-19.В документе подсчитано, что стране потребуется проводить около 750 000 тестов в неделю — это число основано на коэффициенте тестирования в Южной Корее, стране, которая хвалится своим быстрым и эффективным ответом на пандемию.

Как только эти цели будут достигнуты, страна сможет перейти к следующему этапу, на котором школы могут снова открыться, и большинство людей смогут вернуться к работе. Ограничения физического дистанцирования будут постепенно сниматься, хотя и не устраняться, до третьего этапа, когда будет разработана вакцина.

(На брифинге в среду д-р.Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний и главный советник Белого дома по пандемии, назвал разработку вакцины «окончательным решением», чтобы предотвратить возвращение коронавируса.)

В документе Американского института предпринимательства утверждается для медленного и постепенного перехода между фазами, выполняемого для каждого штата. Кроме того, состояние, которое открывается повторно, должно вернуться к первому этапу, «если значительное количество случаев не может быть прослежено до известных случаев, если наблюдается устойчивый рост новых случаев в течение пяти дней или если больницы в штате больше не могут для безопасного лечения всех пациентов, нуждающихся в госпитализации.«

Другими словами, штатам может потребоваться пройти еще один цикл мер по социальному дистанцированию, если страна еще не разработала и не увеличила производство вакцины COVID-19.

Достижение конечной точки

Биолог Стэнфордского университета Эрин Мордехай и ее команда аналогичным образом моделировали сценарии для критического периода между июнем, когда ожидается ослабление всплеска, и июлем 2021 года, когда предположительно будет установлена ​​вакцина.

Но, как и Американский институт предпринимательства, команда Мардохея стремилась определить способы вернуть общество к его нормальным ритмам до создания вакцины.

«Идея укрытия на месте на год или более не кажется осуществимой», — сказал Мордехай. «Нас интересовала возможная альтернатива тому, чтобы все оставались дома на очень долгое время».

Их моделирование предполагает, что наиболее эффективный подход может потребовать повторных интервенций по социальному дистанцированию, со стратегиями, быстро адаптирующимися к ситуации на местах.

Модели также указывают на то, что внедрение интервенций по социальному дистанцированию на ранних этапах эпидемического цикла более важно, чем строгость принятых социальных мер.

Следовательно, она и ее команда создали подход «выключателя света». В соответствии с этой концепцией меры социального дистанцирования постепенно добавляются или удаляются в течение года в зависимости от колебаний числа случаев COVID-19. На одном конце шкалы — строгие меры вмешательства, такие как карантин и штрафы для людей, которые пренебрегают приказом оставаться дома. С другой стороны, общественная жизнь начинает открываться, в то время как ограничения остаются в силе для уязвимых групп населения и людей с COVID-19.

«Со временем вы можете включать и выключать интервенции по социальному дистанцированию», — сказал Мордехай.

Такой подход, по ее словам, потребует «очень тщательного наблюдения», что позволит властям быстро вмешаться, если количество госпитализированных пациентов с COVID-19 будет расти.

«Мы можем использовать это в качестве ориентира. Вы превышаете вместимость больницы? Тогда нам может потребоваться приют на месте. Будет ли уменьшаться количество госпитализаций? Тогда мы сможем возобновить нормальную деятельность».

(Интерактивный веб-сайт команды, covid-measures.github.io, позволяет пользователям протестировать стратегии вмешательства, построив две из них — одну после вспышки, а другую в конце года — и увидеть влияние этих стратегий на госпитализации и инфекции. , выздоровления и смерти.)

В то время как много обсуждается об эффективных стратегиях борьбы со вспышкой и лучших способах доставки нас к конечной точке, эксперты в области здравоохранения могут только предполагать, будет ли новый коронавирус мутировать и продолжать преследовать нашу жизнь.

Мальдонадо отметил, что COVID-19 связан с шестью другими коронавирусами, включая простуду. Некоторые из них со временем видоизменяются и возвращаются; другие этого не делают.

Коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) 2003 года, от которого заболели 8000 человек и убили почти 800 человек, никогда не возвращался через 16 лет, хотя некоторые думали, что это произойдет.Коронавирус, связанный с ближневосточным респираторным синдромом 2012 года (MERS), действительно появился снова, хотя и не на высоком уровне, поскольку он передавался только через контакт с верблюдами.

COVID-19 очень заразен, что заставляет Мальдонадо задуматься.

«Вполне возможно, мы еще увидим это», — сказала она. «Вот почему нам необходимо разработать противовирусные препараты и вакцину».

Полное освещение реакции Среднего полуострова на новый коронавирус в Palo Alto Online, Mountain View Voice и в Альманахе можно найти здесь.

Кризис с коронавирусом навсегда изменит принципы работы бизнеса — Quartz India

История показывает нам, что устойчивые долгосрочные кризисы изменяют человеческие убеждения и поведение. В отчете BCG приводятся примеры радикальных изменений, которые произошли в мире после кризисов. Черная смерть или чума в XIV веке сформировали европейскую историю, Вторая мировая война оказала непосредственное влияние на расширение участия женщин в рабочей силе, а террористические атаки 11 сентября изменили политику в области транспорта и безопасности во всем мире.

Поскольку пандемия коронавируса меняет вещи вокруг нас сегодня, вот как могут измениться руководители бизнеса и компании — во многих случаях навсегда.

Поведенческие сдвиги

Говорят, что на принятие решений людьми во время кризиса влияет фактическая (статистическая) информация, знания и опыт в реальном времени. Большая часть принятия решений основана на прошлых примерах и сравнениях. Но что происходит, когда нет прецедентов?

Кризис с коронавирусом не имеет аналогов в новейшей истории, поэтому руководители говорят, что они придумывают различные решения, которые, по их мнению, лучше всего подходят для них.Вот некоторые из них:

Будьте стойкими: «Я убежден, что экономический кризис, охвативший мир, не связан исключительно с вирусами. Это отражает отсутствие устойчивости мировой экономики. Вирус просто выявил основные структурные проблемы, которые существовали вокруг. Чтобы пережить перемены, я бы сделал упор на самостоятельности, устойчивости и наращивании реальных возможностей », — говорит Шридхар Вембу, основатель и генеральный директор Zoho.

Сброс: «Хотя трудно предвидеть долгосрочные экономические последствия Covid-19, мы знаем, что последствия не будут одинаково ощущаться во всех отраслях. Некоторые отрасли сильно пострадали, а некоторым открылись различные возможности. Например, в то время как авиалинии и гостиничный бизнес пострадали больше всего, телемедицина теперь стала более доступной для людей. Я ожидаю, что самым большим изменением станет нормализация удаленной работы интеллектуальных работников », — считает Сид Сиджбранди, соучредитель и генеральный директор GitLab.

Reskill: «Будьте очень хороши в том, что вы делаете, это дает преимущество на рынке и увеличивает шансы на выживание. Когда рынок труда становится очень трудным, полезно думать об этом так: «Рынок оценивает мое время как ноль, но я знаю, что могу добиться большего, чем ноль?» — сказал Вембу Зохо.

Сдаются ли компании фитнес-тест?

Подобно людям, компаниям также необходимо иметь хорошее здоровье, чтобы существовать в долгосрочной перспективе. Таким образом, очень важно регулярно отслеживать коэффициент их здоровья, предотвращать потенциальные угрозы и быть готовыми к любым неожиданностям.

В связи с отсутствием систем раннего предупреждения о такой угрозе, как коронавирус, лицам, принимающим решения, необходимо будет постоянно отслеживать каждую ситуацию, а не реагировать на чрезвычайные ситуации после их возникновения.

Питер Абрео, соучредитель и генеральный директор BeSpotted, платформы для сравнительного анализа навыков, перечисляет ментальную модель, с помощью которой основатели могут справиться с этой ситуацией:

  • Продолжение разговора: Команды руководителей должны создать регулярную последовательность надежных и аутентичных каналов связи для гарантировать заинтересованным сторонам прозрачное представление о состоянии своего бизнеса.

Пора быть настоящим лидером

Многие эксперты предупреждали, что непредсказуемость такого рода обычно сопровождается психологическим феноменом «слепоты невнимания». Это означает, что вместо того, чтобы сосредотачиваться на мелких деталях, мы склонны концентрироваться на самых важных вещах.

Одним из самых известных экспериментов, демонстрирующих невнимательную слепоту, является «тест невидимой гориллы», эксперимент, который показывает две вещи: мы упускаем многое из того, что происходит вокруг нас, и мы понятия не имеем, что упускаем так много .

«Многие лидеры, с которыми я разговаривал, живут в отрицании. Лидеры должны ожидать, что все изменится к лучшему. К сожалению, мы хотели бы иметь учебник, но его нет », — сказал Кави Арасу, специалист по обучению и изменениям на рабочих местах и ​​в сообществах. «В дальнейшем я вижу, что появляются сетевые модели, заменяющие отдельные иерархические модели». Что касается возникающих лидерских качеств, Арасу называет следующие важные: «лидеры должны быть готовы лелеять и развивать различия.

Мартин Ривз, председатель BCG Henderson Institute, считает, что это время для достижения превосходного лидерства. «Этот конкретный кризис требует совершенно разных подходов к решению проблем», — сказал он. «Например, на первом этапе принятие решений было реактивным и быстрым. Затем мы перешли к традиционному мышлению, основанному на планировании. В настоящее время мы находимся в неоднозначном периоде, когда мы можем увидеть возобновление болезни, нам необходимо адаптивное мышление. В посткоронавирусном мире нам понадобится творческое мышление.Что нам сейчас нужно, так это амбидекстры лидеров ».

В заключение, нам нужны гибкие лидеры, вдохновляющие лидеры и системные мыслители, которые тесно взаимосвязаны. Ривз считает, что это эпоха лидеров военного времени, которые могут принимать ежечасные решения, поскольку у нас нет роскоши времени.

Мы будем рады вашим комментариям по адресу [email protected]

Кризис закончится, и появится новое поколение лидеров

Леди Гага помогла организовать глобальную трансляцию и цифровую передачу «One World: Together At Home»…. [+] (Фото Getty Images / Getty Images для Global Citizen)

Getty Images для Global Citizen

Сейчас не время сосредоточиваться на предпринимательских инновациях. Во время глобальной пандемии сейчас самое время сосредоточиться на научной политике, правительственном руководстве, эффективном общении и хорошем гражданстве. Торговцев, пытающихся взвинтить цены во время кризиса, справедливо запрещают и избегают. Отрицатели, которые поощряют людей вести свою жизнь так, как будто ничего не изменилось, оказались маргиналами.Этот кризис требует огромных усилий во всем мире. Потребуется вся энергия, которую мы и наши лидеры можем собрать, чтобы пройти через это. Никто не останется равнодушным. Ничего не останется невредимым.

Подобно разрушительному лесному пожару, угрожающему сжечь дотла многие дома, мы должны делать все возможное, чтобы удалить топливо из надвигающегося пламени. И когда пламя утихнет, может быть, через недели, может быть, через месяцы, нам нужно будет работать, чтобы очистить и ввести в действие политику, которая гарантирует, что ничего подобного больше не повторится.

Когда кризис пройдет, как это всегда бывает с кризисами, именно люди с предпринимательским складом ума помогут восстановить общество в лучшем свете. Человеческий дух неудержим. Каждый кризис дает возможность для инноваций.

Уже начинают появляться зеленые побеги и листья. В Сиэтле первое клиническое испытание вакцины началось всего через 60 дней после того, как вирус был обнаружен в Китае. Amazon нанимает 100 000 новых сотрудников. Рестораны быстро расширяют возможности доставки. Правила упрощаются, чтобы стимулировать инновации для тестирования.

Когда мои дети остались дома с работы и учебы, у меня была возможность повторить свой опыт с тех пор, как они достигли возраста, чтобы напомнить им, что кризисы всегда кажутся постоянными, когда вы в них, но они проходят и создают возможности.Вот краткий список кризисов, с которыми я столкнулся с тех пор, как окончил колледж в 1982 году, и пару заметных нововведений, возникших в результате этого сбоя. В то время каждый кризис казался концом света, но можно было привести веский аргумент, что мы с каждым разом становились сильнее.

Рейгановская рецессия (1982) — Я окончил колледж со степенью английского языка в условиях 10,8% безработицы и 18% инфляции. Поскольку на горизонте не было работы, мы с другом основали издательскую компанию и написали книгу, которая стала бестселлером и заставила меня жить предпринимательской жизнью.Администрация Рейгана встретила кризис значительными государственными заимствованиями, что привело к «просачиванию» экономики в «быстрые 80-е», эпоху яппи и «жадность — это хорошо».

Черный понедельник, 19 октября 1987 г. (Фото Жоржа Де Кирле / Getty Images)

Getty Images

Черный понедельник (1987) — Фондовый рынок столкнулся с самым большим однодневным падением в истории. В то время я работал в CNN. Наша аудитория резко возросла, став одним из событий, превративших CNN из того, что насмехались над сетью с куриной лапшой с сомнительным будущим, и превратили ее в обязательный элемент каждой кабельной системы.

Джордж Х.В. Рецессия Буша (1991) — Джордж Х.У. Буш руководил триумфальной военной операцией, но отвлекся от экономического шара, и «это экономика, тупица» выиграли день и президентство Билла Клинтона. Эпоха неолиберализма началась с принятия НАФТА, снижения уровня благосостояния и увеличения иммиграции. Дешевая рабочая сила, производящая и продаваемые в Америке товары, стала обычным явлением и привела к самому продолжительному экономическому росту в истории Америки до того времени.

Крах доткомов (2000 г.) — После расширения Клинтона легкие деньги и слабые финансовые правила помогли запустить виртуальную золотую лихорадку, которая привела к буму доткомов и, в конечном итоге, к краху. Многие компании, которые мы знаем сегодня, такие как Google и Yahoo, были участниками бума, но многие другие, такие как Excite.com, Webvan и Enron, оказались частью кризиса.

11 сентября (2001 г.) — Последствия самого ужасного нападения, когда-либо существовавшего на американской земле, привели к огромному увеличению военных расходов и правительственной финансовой помощи авиационной отрасли.TSA и другие элементы американского общества слежки были созданы в результате создания Министерства внутренней безопасности. Вмешательство правительства, которое раньше было немыслимо, стало обычным явлением, и началась самая продолжительная война Америки в истории в Афганистане. Несмотря на эти недостатки, Аль-Каида была побеждена, а угроза терроризма, спланированного за рубежом, уменьшилась.

Великая рецессия (2008–2009) —После того как председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен прозорливо предупредил об «иррациональном изобилии» во время еще одного периода перегрева, вызванного смягчением финансовых правил, рынок жилья рухнул, а вместе с ним и экономика.Многие знакомые бренды, такие как Facebook, YouTube и Twitter, пережили эту эпоху и продолжили расти, что оказалось экономическим ростом, который длился даже дольше, чем эпоха Клинтона.

У каждого сбоя и восстановления были свои уникальные обстоятельства. Эта пандемия носит глобальный характер и настолько далеко идёт, что в буквальном смысле способность работать вместе на данный момент находится под угрозой. Но история доказывает, что инновации, изменения поведения в масштабах всего стада и новые научные методы могут преодолевать трудности.На этом пути будет много страданий, но большой прогресс человечества показывает, что успех в этих усилиях неизбежен.

Кто будет победителем? Конечно, ценность хорошей науки и раннего обнаружения важна как никогда. Возможно, наше общество будет меньше поощрять наши лучшие умы, направляющиеся на Уолл-стрит в поисках краткосрочной выгоды, которая окажется эфемерной в условиях кризиса. Ценность обучения, ухода и научных инноваций оказалась бесценной и непреходящей.

Каждый кризис создает своих победителей и сметает маржинальные предприятия. Кризис коронавируса 2020 года не будет исключением. Хвастовство, бахвальство и отрицание кажутся бессмысленными перед лицом этого стойкого молчаливого врага. Принятие суровой реальности и решимость перед лицом вызова важны как никогда. Мы справимся с этим, как всегда. Не ошибитесь. Все будет иначе. Но появится новое поколение предпринимателей, которое с надеждой и оптимизмом воспримет изменения.

Советник правительства Индии опасается обострения кризиса с коронавирусом

Температурный скрининг в Мумбаи, Индия, во время пандемии COVID-19 Фото: Сатиш Бейт / Hindustan Times через Getty

На данный момент Индия подтвердила более 450 000 случаев COVID-19, что делает ее четвертой страной в мире, наиболее пострадавшей от этого заболевания. Особенно сильно пострадали такие крупные города, как Дели и Мумбаи, больницы изо всех сил стараются принять тяжелобольных.

Нынешний всплеск инфекций последовал за двух с половиной месяцами карантина по всей Индии, который начался 25 марта и серьезно подорвал экономику и средства к существованию. Некоторые исследователи говорят, что правительству не удалось использовать это время для подготовки находящейся в бедственном положении инфраструктуры здравоохранения страны.

Даже в то время, когда Индия борется, истинный масштаб эпидемии может быть не очевиден. В стране действует неполная система регистрации смертей, что означает, что не все случаи смерти регистрируются, а задокументированная причина часто неверна.

Это вызывает вопросы относительно уровня смертности от COVID-19 в Индии, который официально составляет 11 смертей на миллион человек населения — один из самых низких показателей в мире. Для сравнения: в Соединенном Королевстве на миллион человек погибло 635 человек, а в Соединенных Штатах — 376.

Джаяпракаш Мулиил, эпидемиолог христианского медицинского колледжа в Веллоре, штат Тамил Наду, консультировал правительство Индии по вопросам COVID-19 и помог разработать первое государственное серологическое обследование с участием 26 400 человек, чтобы оценить долю населения с вирусными антителами.Он говорит с Nature о некоторых факторах, влияющих на эпидемию в Индии, и обсуждает, почему официальные лица в некоторых сильно пострадавших городах, похоже, не хотят говорить, что вспышки вызваны передачей инфекции в общинах, когда случаи не могут быть связаны с известными источниками.

Эпидемиолог Джаяпракаш Мулиил Фото: Джаяпракаш Мулиил

Считаете ли вы, что вспышка в Индии прокладывает путь, отличный от вспышек в других сильно пострадавших странах, таких как США, Италия или Испания?

Это есть.Здесь он распространяется намного быстрее, а уровень заражения выше. Беспокойство населения по поводу болезни невелико. Люди охотно выйдут на рынок сегодня и будут принимать меньше мер предосторожности, чтобы защитить себя. Следовательно, по крайней мере, в городах эпидемия очень быстро растет. И мы знаем, что он распространяется и в сельской местности. Вся траектория инфекции движется вверх более резко, чем во многих других странах. Во многих западных странах произошло следующее: когда пострадал такой большой город, как Лондон, другие города резко отреагировали и снизили передачу.Таким образом, везде время удвоения стало больше, но в некоторых индийских городах оно короткое.

Индия сообщает, что уровень смертности в ней один из самых низких в мире. Это точно?

Ожидается, что смертность на миллион человек в Индии будет ниже из-за низкого среднего возраста населения Индии. (У пожилых людей больше шансов умереть от этой инфекции.) Итак, нас может утешить тот факт, что количество смертей меньше, особенно среди сельского населения.

Но проблема со смертью в качестве индикатора заключается в том, что смерть от COVID-19 должна быть сертифицирована как таковая. Единственный способ сделать это — провести ОТ-ПЦР (тест полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией, который ищет вирусный генетический материал в образцах из носа и горла). Как вы думаете, какова доля людей, имеющих доступ к такого рода тестированию, с населением в 1,3 миллиарда человек? Это очень низко.

Итак, подсчитать все смерти от COVID-19 очень сложно.Это невозможно сделать, если только экспресс-тесты не станут более доступными. Помните, что как минимум половина всех смертей произойдет в сельской местности — около 66% нашего населения. И нет никаких реальных механизмов для установления причин смерти в этих селах.

Что вы думаете о реакции правительства Индии на эпидемию на данный момент?

Блокировка по всей стране была неправильной реакцией. Он принес страдания бесчисленному количеству людей и уничтожил жизни.И мы не смогли исправить его последствия для общества. Это было прискорбно. Если бы мы лучше спланировали блокировку, у нас все равно были бы убытки, но они не были бы больше, чем то, что мы испытываем сейчас. У нас был предлог для изоляции, чтобы выиграть время. Но я не думаю, что то, чего мы достигли за это время, соизмеримо с ущербом от изоляции.

О карантине объявили всего за четыре часа. Помогло бы заблаговременное предупреждение?

Общая изоляция имела одно преимущество: всем стало известно о том, что называется COVID-19.Нелегко сообщить об этом всем в Индии с ее многочисленными удаленными регионами, но из-за изоляции люди слышали об этом. Многим непросто понять концепцию инфекционного заболевания. Во многих сельских районах считается, что корь вызвана посещением деревни богиней. Ветряная оспа тоже. Когда вы вводите термин вирус, он не имеет смысла для многих групп людей.

Но мы должны были ввести блокировку после соответствующего предупреждения.И в консультации с людьми, говоря им, чего ожидать и когда это закончится. Напротив, когда об этом было объявлено, было абсолютное удивление. Были потеряны средства к существованию рабочих-мигрантов и поденщиков, которые составляют очень большую часть нашего населения, и люди получили травмы. На устранение этого ущерба может потребоваться время, потому что молча страдают тихие люди.

В то же время развитие инфраструктуры здравоохранения происходило лишь по частям. Некоторые регионы просто не ответили.

Как вы думаете, почему в некоторых городах , кажется, не хотят говорить, что вспышка сейчас вызвана передачей инфекции в общинах?

Кто-то должен был сказать им, что передача от сообщества является признаком неудачи. Я с самого начала пытался поставить под сомнение эту идею — в распространении вируса в сообществе виновато не правительство. Так работает вирус. Поскольку передача частично осуществляется людьми без явных симптомов, остановить вирус очень сложно, особенно в густонаселенной стране, такой как Индия.

По данным первого серологического исследования, проведенного правительством, около 0,73% населения Индии имеют антитела. Теперь, если мы применим этот процент к населению сельских районов Индии, исключая районы проживания племен, около 750 миллионов человек, это означает, что около 5 миллионов человек были инфицированы и вылечились в этих районах.

Единственный способ объяснить это, учитывая, что большинство сельских жителей Индии не выезжают за границу, — это передача инфекции в общинах. И это серологическое обследование проводилось более трех недель назад. С тех пор их число увеличилось бы, потому что каждый человек заразил бы другого.(Исследование еще не прошло рецензирование и не опубликовано, и серологические опросы могут быть ненадежными.)

Что теперь делать городам с крупными вспышками?

Многие города помещают на карантин людей, возвращающихся из штатов или стран, затронутых COVID-19, в общественных местах и ​​отелях. Я бы сказал, что нужно прекратить, и эти люди должны поместить дома на карантин. Большинство из них не знают, были ли они инфицированы, потому что они могли не пройти тестирование. А когда количество инфицированных в сообществе уже велико, карантин прибывающих путешественников в общественных местах, что является очень трудоемким, неэкономичным.

Вместо этого мы должны сосредоточиться на двух вещах. Первый — это обратный карантин для пожилых людей, когда пожилые и уязвимые находятся в карантине от других, чтобы защитить их. Второй — вложить все деньги в больницы и обеспечить пациентов кислородом. Этот маневр спасет жизни.

Пандемия перепутала то, что изучают ученые, и некоторые из них не вернутся

Розер Валенти обычно проводит дни, используя квантовую физику, чтобы понять экзотические состояния материи.Но в прошлом месяце она обратила свои навыки моделирования к совсем другой задаче — моделированию развития пандемии коронавируса. «Наши обычные повседневные дела утратили свое значение», — говорит физик-теоретик из Франкфуртского университета Гете в Германии. «Мы подумали: можем ли мы что-то сделать, чтобы понять, что происходит?»

Даже когда пандемия утихнет, Валентина хочет сохранить свою двойную идентичность, преследуя как старые, так и новые интересы. И не только она ожидает постоянного изменения фокуса.Тысячи ученых по всему миру быстро переключились на изучение COVID-19 или использование своего оборудования для проведения диагностических тестов. Если достаточное количество исследователей воспримут это изменение, это может вызвать огромный сдвиг в научном ландшафте.

«Люди будут интересоваться этим на базовом научном уровне еще долгие годы», — говорит Тревор Форсайт, биофизик, который возглавляет группу наук о жизни в Институте Лауэ-Ланжевена (ILL) в Гренобле, Франция. Его команда обычно использует нейтронные пучки установки для изучения структуры неправильно свернутых белков и других сложных молекул. Но в этом году группа впервые сосредоточилась на вирусах. Его ученики хотят работать над проектами, связанными с коронавирусом — некоторые просто хотят вернуться в лабораторию, независимо от того, что включает в себя работа, — и список исследовательских вопросов длинный, говорит Форсайт. «Я ни на минуту не думаю, что эти вещи исчезнут, когда кризис пройдет».

Исследователи лаборатории Томаса Карелла в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана переключились с химической биологии на изучение генома коронавируса.Предоставлено: Кристоф Олесински / LMU

.

Эксперты говорят, что исследования инфекционных заболеваний, вероятно, будут иметь более высокий статус в результате пандемии, но это будет во многом зависеть от того, изменят ли правительства свои структуры финансирования в долгосрочной перспективе. «Это определенно правда, что мы видели серьезные сдвиги в направлении финансирования науки в прошлом, и, возможно, именно это и произойдет здесь», — говорит Паула Стефан, экономист по науке из Университета штата Джорджия в Атланте. «Но я думаю, что еще рано об этом знать».

Наука после потрясений

Крупные глобальные события часто оставляют драматический отпечаток на исследованиях. Во время Второй мировой войны нации вложили значительные средства в физику и инженерию, и эти области сохранили свою динамику в мирное время; послевоенный бум в физике высоких энергий помог выявить множество новых частиц, говорит Дэвид Кайзер, физик и историк науки из Массачусетского технологического института в Кембридже.А пандемия гриппа 1918 года, вероятно, стимулировала появление вирусологии, говорит Дэвид Джонс, историк медицины из Гарвардского университета, также в Кембридже.

Новый коронавирус SARS-CoV-2 уже оставил след в исследованиях. Данные с серверов препринтов, таких как bioRxiv, medRxiv и arXiv, указывают на большую активность, чем обычно, в определенных областях, что отчасти может быть связано с тем, что некоторые ученые перенаправили свои усилия на изучение коронавируса. Общая доля работ в категории микробиологии bioRxiv, которая включает в себя биологию вирусов, выше, чем в 2019 году, тогда как доля неврологии сократилась. По словам Пола, в области физических наук в области «популяции и эволюция», включающей моделирование и эпидемиологию, в марте, апреле и мае было получено пропорционально почти в пять раз больше заявок, чем за тот же период прошлого года, хотя и с небольшими исходными данными. Гинспарг, физик из Корнельского университета в Итаке, штат Нью-Йорк, соучредитель arXiv. Более 100 авторов, которые обычно публикуются по физике высоких энергий и физике конденсированного состояния, представили работы, связанные с коронавирусом, так что рост таких заявок — это не просто результат чрезмерной работы исследователей инфекционных заболеваний (см. «Смена темы») .Неотложность пандемии также объединяет исследователей из разных дисциплин — тенденция, наблюдаемая во время Второй мировой войны и в течение многих лет после нее, говорит Кайзер.

Источник: документы arXiv, представленные до 25 мая 2020 г. «Связанные с COVID» относятся к статьям с «COVID» или «SARS-CoV-2» в аннотации или заголовке

.

Кризис может оказать сильное влияние на студентов, особенно на тех, кто только начинает учиться. Несколько крупных исследовательских университетов, с которыми связалась Nature , отметили, анекдотично, что интерес к программам последипломного образования в таких областях, как моделирование инфекционных заболеваний, был необычно высоким.Но учреждения предупредили, что время подачи заявок означает, что еще слишком рано говорить о том, повлияла ли пандемия на выбор студентов.

Томас Карелл, химик из Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана в Германии, считает, что кризис с коронавирусом склонит чашу весов в пользу исследований инфекционных заболеваний, что повысит их значимость в области исследований энергии и батарей в химии. Его группа обычно изучает фундаментальную химическую биологию ДНК и РНК, но в последние недели исследователи выразили небольшие части вирусного генома в клетках, в которых они и их сотрудники тестируют способы отключения вирусного материала. По словам Карелла, студенты в его лаборатории — даже те, кто проработал два или три года со степенью доктора философии — переключаются на работу, связанную с коронавирусом, или адаптируют существующие проекты.

Но для многих ученых интерес к COVID-19 может оказаться временным. «Некоторый исследовательский бум исходит от исследователей, которые хотят внести свой вклад в момент социальных потрясений, — отмечает Гинспарг. Другие перешли, потому что изучение вируса — единственный способ открыть свои лаборатории, говорит Джонс.

Дальние перевозки

Финансирование будет основным фактором, определяющим направление исследований в будущем.По словам Стефана, даже миллиардов долларов, уже потраченных на исследования коронавируса, недостаточно, чтобы изменить курс науки. По ее словам, любой серьезный сдвиг потребует стабильных денежных средств — чего может и не произойти, если вакцина появится через год или если бюджеты на исследования резко упадут. «Реакция будет зависеть от того, как быстро все вернется к нормальной жизни», — говорит Стефан.

Но если вирус останется и продолжит поглощать государственные деньги, это может создать «черную дыру», которая притянет исследователей, которые сосредоточились на других заболеваниях или которые вообще работают вне наук о жизни, говорит Джонс.По словам Стефана, в частности, могут проиграть исследования в области голубого неба, из-за которых наука будет сокращаться на десятилетия. По ее словам, еще до пандемии финансирующие агентства уклонялись от рискованных и абстрактных исследований. «Это может еще больше подтолкнуть баланс».

Джозеф Бакли, разработчик математического моделирования в Университетском колледже Лондона, хочет вернуться к своим фундаментальным исследованиям. Он временно заменил теоретические исследования практическим моделированием того, как вирус проникает в клетки человека, но «мне больше нравятся теоретические вещи, чем получение практических результатов», — говорит он.

Другие ученые, такие как Валенти, не могут отказаться от исследований, связанных с пандемией, даже если они возобновят свои обычные исследования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *