Миссия не: Миссия: Невыполнима 7 (2021) — Всё о фильме, отзывы, рецензии

Содержание

Выход из кризиса в условиях санкций: миссия не выполнима? | Афонцев

1. Аукуционек С., Демина Н. (2014). Группировка промышленных предприятий по загрузке производственных мощностей и уровню банковской задолженности // Российский экономический барометр. № 3. С. 11-13.

2. Дынкин А. А., Кобринская И. Я. (ред.) (2014). Ассоциация Украины с Европейским союзом: последствия для России. М.: ИМЭМО РАН.

3. Пелипась И. В., Точицкая И. Э., Шиманович Г. И., Анисимов А. М. (2014). Оценка влияния нетарифных барьеров на взаимную торговлю в ЕЭП на основе опроса предприятий-экспортеров // Евразийская экономическая интеграция. № 4. C. 5-30.

4. ЦИИ ЕАБР (2014). Мониторинг взаимных инвестиций в странах СНГ (Доклад № 26). СПб.: Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития.

5. Цухло А. (2015). Как война в Донбассе помогла российской промышленности // РБК daily. 26 февраля. URL http://daily.rbc.ru/opinions/economics/26/02/2 015/54ef19609a7947471b8adae3.

6. Butzen P., Deroose M., Ide S. (2014). Global imbalances and gross capital flows. National Bank of Belgium Economic Review, September, pp. 41-60.

7. Cortright D., Lopez G.A. (eds.) (2002). Smart Sanctions: Targeting Economic Statecraft. N. Y.: Rowman & Littlefield.

8. European Commission (2015). European Economic Forecast. European Economy, No. 1, Winter.

9. IMF (2014a). World Economic Outlook: Legacies, Clouds, Uncertainties. October. Washington, DC. IMF (2014b). 2014 Pilot External Sector Report. Washington, DC.

10. Portela C. (2014). The EU’s Use of ‘Targeted’ Sanctions: Evaluating Effectiveness. CEPS Working Document, No. 391.

11. WTO (2014). World Trade Report 2014. Trade and Development: Recent Trends and the Role of the WTO. Geneva: World Trade Organization.

День компании в Подмосковье: Миссия НЕ выполнима

В этом сценарии мы выбрали наши лучшие наработки и объединили их в одном сценарии. Сценарий получился на двое суток, сложный, незабываемый, дорогой, не для нытиков.

Прохождение данного сценария научит участников:
· принимать оперативные решения в нестандартных ситуациях;

· слышать других участников Команды;
· идти вперед, несмотря ни на какие сложности.

Рекомендуем для топ-менеджеров, для группы не более 40 человек.


Типовой сценарий проведения в парке «Дракино «, расположенном в 96 км от МКАД на юге Подмосковья:

• Трансфер на автобусе туристического класса от офиса до отеля.

• Заселение в номера отеля.

• Ужин «Шведский стол».

• Инструктаж с погружением в миссию, деление на команды, выдача формы. Командное задание, придумать: название, речевку, «фишку».

• Отбой.

• Завтрак «Шведский стол».

• Представление команд. Выдача маршрутных карт. Старт!

Испытания на выбор, с учетом погоды, летных условий, количества участников и конечно бюджета:

· переезд на площадку на квадроциклах и баггах

;

· пейнтбольные баталии, Вам предстоит разработать тактику захвата автобуса в котором обороняются наши инструкторы, чтобы не дать Вам заполучить очередную ключевую подсказку;

· перелет на вертолетах к реке/карьеру вдоль живописных берегов реки Ока;

· экспресс-курс тимбилдинга «Парусная регата» — проявляем чудеса смекалки и сообразительности, строим плавательное средство, сплавляемся по реке/карьеру к следующему испытанию;
· если вода холодная — плывем на моторной лодке.

· экспресс-вариант тимбилдинга «Лесной курс» — каждый пройденный трек позволит получить очередную подсказку/реквизит;

· скоростной троллей, возвращаемся к вертолетам через реку/карьер;

· перелет на вертолетах к следующему испытанию;

· пневматический тир — выбив все мишени, Вы увидите очередную цифровую подсказку;

· веревочный городок — Вам предстоит освоить основы альпинизма и преодолеть высотную полосу препятствий;

· картинг — какой же квест без погони?, результаты заезда идут в личный зачет;

· работа металлодетектором — ломаем стереотипы, «найти иголку в стоге сена » — легко!;

· работа с ультрафиолетом — с помощью него можно не только загорать, но и искать подсказки;

· освоение азбуки Морзе — необходимо перехватить радио-сигнал и расшифровать его.

• Обед в полевых условия, «война войной …»;

Банкет с развлекательной программой, для Вас:
  · подведение итогов Миссии;
  · слайд-шоу;
  · веселые конкурсы от ведущего;
  · выступление танцевального коллектива с интерактивом;
  · презентация корпоративного ролика прохождения Миссии;
  · зажигательная дискотека от DJ.

• Отбой.

• Завтрак «Шведский стол» для тех, кто еще не ложился.

Отдыхаем, делимся впечатлениями, восстанавливаем силы:
  · пляжный отдых;
  · отмокание в бассейне и бане;
  · релаксирующие SPA-процедуры.

• Обед «Шведский стол».

• Трансфер на автобусе от отеля до офиса.


Позвоните нам или оставьте заявку, мы расскажем подробности, доработаем под Вас сценарий и смету на проведение данной Миссии.

Матвиенко: наша миссия — не дать забыть зверства фашистов

Фото: Пресс-служба Совета Федерации

Нужно делать все, чтобы не забывались страшные страницы истории и зверства фашистов, — для нас это миссия, прописанная кровью сограждан, написала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в своем блоге на сайте палаты.

«Для нас это, если хотите, особая миссия, прописанная кровью миллионов наших соотечественников, погибших в борьбе с фашизмом. Миссия, от которой мы не имеем права уклониться», — отметила она, процитировав строчки из стихотворения Твардовского «Я убит подо Ржевом»: «Ибо мертвых проклятье — эта кара страшна. Это грозное право нам навеки дано, и за нами оно — это горькое право».

«Наверное, потому мы до сих пор ищем захоронения солдат той войны, возвращаем имена павшим, продолжаем восстанавливать страшные страницы истории, делаем все, чтобы не забывались зверства гитлеровских палачей в СССР», — объяснила Матвиенко.

Она напомнила, что недавно суд признал геноцидом убийства советского населения в Новгородской области. По ее словам, это важное событие имеет не только прецедентное значение, но еще нравственное и историческое.

27 октября завершился первый в истории России судебный процесс о признании геноцидом действий нацистов против народов СССР и массовых убийств мирных жителей в деревне Жестяная Горка Новгородской области в 1942 году. Дело завели после обнаружения там останков расстрелянного населения, в том числе детей и советских военнопленных. В этом районе действовала специальная карательная тайлькоманда полиции и СД, сформированная немецко-фашистскими захватчиками. Мирных жителей расстреливали, рубили холодным оружием и забивали до смерти. Всего, по архивным данным, было убито и сброшено в ямы за пределами деревни больше 2600 человек — в основном жители территории нынешних Новгородской и Псковской областей.

Член миссии ВОЗ в Ухане: Китай раскрыл не все данные о начале вспышки коронавируса

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

По словам профессора Доминика Дуайера, Китай предоставил лишь краткое обобщение важных данных

Китай отказался предоставить экспертам Всемирной организации здравоохранения ключевые сведения о возникновении нового коронавируса.

Об этом в интервью Рейтер, New York Times и Wall Street Journal рассказал австралийский микробиолог Доминик Дуайер — один из участников международной исследовательской миссии в город Ухань, где в 2019 году был впервые обнаружен коронавирус, вызывающий Covid-19.

По словам ученого, когда эксперты из ВОЗ приехали в Китай для проведения расследования, китайские власти не показали им исходные данные о первых известных пациентах, что является стандартной практикой. Вместо этого ученые получили краткое обобщение запрошенных данных.

Китай пока никак не прокомментировал слова ученого, но во время поездки представители министерства здравоохранения страны заверяли, что группе ВОЗ оказывают всестороннюю поддержку.

Власти США призвали Китай дать экспертам доступ к необходимой им информации о самой первой стадии появления Covid-19, подчеркнув, что доклад ВОЗ вызывает у них глубокое беспокойство.

На прошлой неделе команда ВОЗ поделилась первыми выводами расследования. В частности они назвали крайне маловероятной теорию о лабораторном происхождении коронавируса.

Полный доклад о поездке может появиться уже в начале следующей недели, и в нем будет указано, что команда не получила полных данных о первых заболевших, сказал профессор Дуайер.

С тех пор как в конце 2019 года в Ухане был обнаружен новый коронавирус, во всем мире было зарегистрировано более 106 миллионов случаев вызванного им заболевания Covid-19. Скончались более 2,3 миллионов человек с этим диагнозом.

Что эксперты ВОЗ надеялись найти в Ухане?

Специалисты ВОЗ прилетели в Китай в конце января и провели там четыре недели, первые две из них — в карантине.

Участники миссии ВОЗ обратились к властям Китая с просьбой предоставить исходные данные о 174 случаях Covid-19, выявленных в Ухане в декабре 2019 года, объяснил профессор Дуайер.

По его словам, команде было крайне важно увидеть подробную информацию об этих заболевших, потому что лишь половина из них вступила в контакт с вирусом на рынке морепродуктов, где он был впервые обнаружен.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

У команды ВОЗ остается много вопросов о первых пациентах с коронавирусом

Почему китайская сторона не предоставила исходных данных — ученый не знает. «Будь то политические причины, отсутствие времени, сложности с поиском этих данных или что-то еще — я просто не знаю, можно только спекулировать», — сказал профессор Дуайер агентству Рейтер.

Другая участница экспедиции, датский иммунолог Теа Колсен Фишер, в интервью газете New York Times назвала расследование «в высокой степени геополитическим».

«Все знают, сколько давления оказывается на Китай, чтобы он сотрудничал с этим расследованием, и сколько обвинений может возникнуть в связи с этим», — сказала она.

Как ответил Китай?

Власти Китая настаивали, что полностью сотрудничают с расследованием ВОЗ.

Однако переговоры о миссии длились несколько месяцев, а во время самой поездки китайские власти полностью контролировали передвижения экспертов.

США обвиняли Китай в сокрытии истинного масштаба первой вспышки коронавируса, а также критиковали страну за то, что экспертам ВОЗ не предоставили свободных условий работы. В частности, ученые не смогли взять интервью у простых жителей и свидетелей начала пандемии.

Участники поездки также рассказали прессе о напряженной обстановке, царившей во время общения с китайскими коллегами: просьбы предоставить данные о пациентах переходили в споры на повышенных тонах.

В январе ВОЗ назвала изначальную реакцию властей Китая на появление вируса недостаточно решительной. Эксперты также хотят дальнейшего расследования теории о распространения вируса через поверхности замороженных продуктов путем их продажи и транспортировки. По мнению ученых, есть вероятность, что он впервые мог появиться в Юго-Восточной Азии.

На съемках фильма «Миссия невыполнима 7» произошла драка

https://ria.ru/20201113/mission-impossible-1584290728.html

На съемках фильма «Миссия невыполнима 7» произошла драка

На съемках фильма «Миссия невыполнима 7» произошла драка

В Сети появились кадры со съемок боевика «Миссия невыполнима 7», на которых персонаж Эсая Моралеса дерется с героиней Ребекки Фергюсон, сообщает Daily Mail. РИА Новости, 13.11.2020

2020-11-13T06:32

2020-11-13T06:32

2020-11-13T06:42

культура

кино и сериалы

новости культуры

ми-6

том круз

рим

норвегия

венеция

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/116041/53/1160415333_0:0:1200:676_1920x0_80_0_0_3cce782693d2d47e5f3822422e73d887.jpg

МОСКВА, 13 ноя — РИА Новости. В Сети появились кадры со съемок боевика «Миссия невыполнима 7», на которых персонаж Эсая Моралеса дерется с героиней Ребекки Фергюсон, сообщает Daily Mail. На снимках, сделанных папарацци в Венеции, где сейчас снимают ленту, Моралес и Фергюсон ожесточенно сражаются на мосту в темноте. Что стало причиной их боя — пока неизвестно. Но судя по тому, что актер одет в белый смокинг, он явно был или будет гостем на каком-то светском мероприятии. Ребекка Фергюсон, которая играет агента разведывательной службы МИ-6, старается остаться незамеченной, так как одета во все черное, но не вечернее. Ранее фотографы заметили в Риме исполнителя главной роли Тома Круза. Вместе с Хейли Этвелл он на большой скорости ездил по городу на автомобиле без дверей.За последние несколько недель Тома Круза и других участников проекта уже не раз видели на съемках зрелищных сцен «Миссии невыполнима 7». Например, в Норвегии, где актер прыгал на мотоцикле, с парашютом и катался на крыше движущегося поезда. Премьера «Миссии невыполнима 7» запланирована на 17 ноября 2021 года.

https://ria.ru/20200829/cruise-1576437279.html

рим

норвегия

венеция

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/116041/53/1160415333_79:0:1092:760_1920x0_80_0_0_e26ddcd3ca716f1470299fd7c6fba55e.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

кино и сериалы, новости культуры, ми-6, том круз, рим, норвегия, венеция

МОСКВА, 13 ноя — РИА Новости. В Сети появились кадры со съемок боевика «Миссия невыполнима 7», на которых персонаж Эсая Моралеса дерется с героиней Ребекки Фергюсон, сообщает Daily Mail.

На снимках, сделанных папарацци в Венеции, где сейчас снимают ленту, Моралес и Фергюсон ожесточенно сражаются на мосту в темноте. Что стало причиной их боя — пока неизвестно. Но судя по тому, что актер одет в белый смокинг, он явно был или будет гостем на каком-то светском мероприятии.

Ребекка Фергюсон, которая играет агента разведывательной службы МИ-6, старается остаться незамеченной, так как одета во все черное, но не вечернее.

Ранее фотографы заметили в Риме исполнителя главной роли Тома Круза. Вместе с Хейли Этвелл он на большой скорости ездил по городу на автомобиле без дверей.

За последние несколько недель Тома Круза и других участников проекта уже не раз видели на съемках зрелищных сцен «Миссии невыполнима 7». Например, в Норвегии, где актер прыгал на мотоцикле, с парашютом и катался на крыше движущегося поезда.

Премьера «Миссии невыполнима 7» запланирована на 17 ноября 2021 года.

29 августа 2020, 04:41КультураТому Крузу пришлось сажать вертолет в центре Лондона в ливень

финальный кризис» в шестом сезоне второй главы

Эпицентр стал ещё более нестабильным! Во вторник, 16 марта 2021 года, начнётся шестой сезон второй главы, и в его преддверии мы хотим поделиться важными новостями.

Эпицентр: финальный кризис

16 марта начнётся шестой сезон второй главы. Он станет эпическим завершением событий пятого сезона. После начала очередного сезона вы сможете пройти заключительную миссию агента Джоунса — «Эпицентр: финальный кризис». Развязка этой миссии неизбежно изменит всю нашу реальность.

Не волнуйтесь, миссия «Эпицентр: финальный кризис» рассчитана на прохождение в одиночку. Вы сможете завершить его при первом входе в игру после начала нового сезона. Сперва хотите поучаствовать в качестве зрителя? Скоро мы подробно расскажем о том, где и как вы сможете увидеть мировую премьеру, в том числе наш самый масштабный сюжетный ролик! 

На кону судьба всего мироздания. Вот несколько полезных советов по завершению пятого сезона. Увидимся в новом сезоне! 

Тратьте золотые слитки

Таких низких цен на экзотическое оружие ещё не было! Обитатели острова недавно пополнили свои запасы экзотического оружия и готовы расстаться с ними в обмен на слитки с щедрой скидкой. 

Спешите набрать всего, что вы можете унести, и упивайтесь хаосом, потому что мы обнулим ваш запас слитков в конце сезона — этого требуют крутые нововведения, которые мы представим в шестом сезоне второй главы.

Последний шанс прокачать боевой пропуск для пятого сезона

Перед тем как в игре появится новый боевой пропуск, вот что вам необходимо сделать за оставшуюся неделю.

Таков путь: у вас осталась всего одна неделя, чтобы выполнить задания на бескар, собрать броню Мандалорца из бескара и получить украшение на спину «Малыш» за 100-й уровень.

Сияние сапфиров: зарабатывайте уровни боевого пропуска, чтобы открыть все недостающие хрустальные стили, доступные после 100-го уровня. Речь идёт о трёх сверкающих стилях для Риза, Блинчика, Мэйв, Кондора и Менеса.

Кирка «Исполнители желаний»: если вы не успели получить в награду кирку «Исполнители желаний» в событии с командными боями «Пламенные сердца», выполните эпические задания Карася или Любимки до конца сезона, и через несколько дней после начала шестого сезона кирка станет вашей.

Россия не исключила отправку срочной миссии на Венеру для поисков жизни :: Общество :: РБК

Россия допускает возможность отправки в 2027 году станции для изучения предполагаемых признаков жизни на Венере. Об этом сообщил представитель НПО имени Лавочкина, входящего в «Роскосмос», на «Днях космической науки» в Институте космических исследований РАН, передает «РИА Новости».

На данный момент российская программа исследования второй по удаленности от Солнца планеты включает три миссии: первая, «Венера-Д», будет запущена в ноябре 2029 года, она предполагает изучение поверхности, атмосферы, внутреннего строения и окружающей плазмы Венеры, вторая миссия в июне 2031 года продолжит эти исследования. А третья в июне 2034 года должна доставить на Землю образцы атмосферы, аэрозолей и, возможно, грунта с этой планеты.

«Сейчас оценивается возможность в 2027 году «быстрой» дополнительной атмосферной целевой экспедиции для исследования источника фосфинов», — говорится в презентации представителя НПО имени Лавочкина.

NASA заявило о подготовке миссии для поиска жизни на Венере

Группа астрономов во главе с Джейн Гривз из Кардиффского университета в середине сентября объявила об обнаружении в атмосфере Венеры газа фосфина, который считается биомаркером — признаком возможной жизни на планете. Этот газ вырабатывается некоторыми живыми организмами. Глава NASA Джим Брайденстайн считает обнаружение фосфина в атмосфере Венеры «наиболее важным событием» за все время поисков свидетельств существования внеземной жизни.

Миссия не выполнена: Democracy Journal

Спустя долгое время после того, как война в Ираке разошлась, когда ее неудачи уже нельзя было свести к минимуму, элитные газеты и еженедельники, наконец, добрались до того, чтобы предложить обоснованный анализ и задать администрации Буша сложные вопросы. На это потребовалось достаточно времени — только после декабря 2003 года, когда война уже шла, а нанесенный ей ущерб был необратим.

И все же элитная печатная пресса до сих пор не смогла серьезно оценить собственные репортажи в первые годы войны.Были отдельные экзамены, сфокусированные на конкретной газете или предмете, такие как обзор The Washington Post довоенных репортажей The Washington Post , сделанный Ховардом Курцем, и оценка The New York Times его охвата ОМП. Но не было предпринято всесторонних усилий, чтобы просмотреть всю довоенную печатную отчетность и сделать выводы о ее успехах и неудачах.

Эта статья представляет собой именно такую ​​оценку в надежде, что журналистские центры, и особенно сама элитная пресса, углубят свои исследования.Ставки не могут быть выше: наши общественные дебаты и наша демократия в значительной степени зависят от того, насколько хорошо наши самые престижные печатные издания освещают вопросы войны и мира.

«Элитная пресса» здесь включает три ежедневные газеты ( The New York Times, The Washington Post, и The Wall Street Journal ) и две еженедельные газеты ( Time и Newsweek ). По состоянию на 2008 год они в совокупности охватывают около десяти миллионов человек в печати и миллионы онлайн, включая наиболее влиятельных правительственных, деловых, СМИ и общественных лидеров.Основные статьи в элитной прессе могут привлечь дополнительное внимание теленовостей и Конгресса. Выбранные здесь пять публикаций в значительной степени являются главными центурионами нашей демократии.

Мы оцениваем их эффективность в первые годы иракского конфликта в несколько ключевых моментов. Мы просмотрели 576 новостей и историй мнений во всех — 104 статьи, написанные во время голосования в Конгрессе в 2002 году по вопросу о предполагаемом применении силы, 193 статьи были написаны во время презентации госсекретарем Колином Пауэллом преступлений Ирака в Организации Объединенных Наций, 113 статей во время президентства Джорджа У.Речь Буша «Миссия выполнена» и 166, написанных сразу после поимки Саддама Хусейна. Безусловно, будет справедливо выбрать другие ранние моменты или расширить временную шкалу до известного периода «всплеска». Но расследование здесь произвольно ограничено ранними годами.

Наши результаты могут удивить как критиков, так и защитников СМИ: освещая первые годы войны, элитная печатная пресса не смущала себя в той степени, которая широко распространена, и при этом не выделялась. Только эпизодически наши лучшие новостные агентства предоставляли необходимую альтернативную информацию заявлениям администрации, задавали необходимые вопросы о политике администрации или представляли проницательный анализ самого Ирака.По большей части элитная печатная пресса передавала заявления и обоснования администрации без особых критических комментариев.

Мы объективировали наши суждения об историях с помощью следующей системы:

0: История полностью наклонена, подавляет скептицизм и полностью поддерживает линию администрации

.

1: История несколько наклонена в сторону администрации, где скептические и сомнительные предложения перевешивают поддерживающие

2: История добросовестно сообщает обе стороны, балансируя экспертов или политических лидеров

3: История вызывает вопросы об официальных заявлениях и событиях и в целом вызывает скептицизм

4: История вызывает серьезные сомнения в объяснениях, политике и заявлениях администрации.

5: История вызывает серьезные сомнения, а затем сообщает о реакции администрации на это сомнение.

По вопросам войны и мира статья с оценкой 3.0 представляет приемлемый уровень скептицизма. Он сказал / она сказала, что отчетности, возможно, адекватной, когда ставки ниже, недостаточно, когда так много на кону. Журналисты не должны быть стенографистами. В нашем процессе оценки мы наказываем те истории, которые просто передают утверждения официального Вашингтона и его критиков; и наоборот, мы благосклонно относились к тем, кто выставлял все утверждения на рассмотрение, и становились на сторону критиков. Ибо критики были правы.

К сожалению, я не был одним из них. В таких деликатных и важных вещах, как война и мир, люди в стеклянных домах должны быть осторожны, когда они бросают камни. Я был решительным сторонником войны в Ираке. Я был уверен, что у Саддама Хусейна было химическое оружие, потому что он применил его против Ирана и иракских курдов. Он также напал на Иран и Кувейт. И я считал, что он либо обладал ядерным оружием, либо был близок к нему, и высказался за то, чтобы избавиться от него до того дня. Я бы дождался дополнительной помощи от наших друзей и союзников, поскольку президент Джордж Х.У. Буш сделал это во время первой войны в Персидском заливе. И я бы ограничил атаку южной шиитской частью Ирака, в то время как мы держались бы за уже защищенный курдский регион на севере. Это отрезало бы Хусейна от поставок нефти и, как я полагаю, привело бы к его отставке иракскими военными.

Но несмотря на все «а», «если», «но» и «возможно», факт был в том, что я недостаточно внимательно смотрел на страну, ее историю и культуру, факты об ОМП и, прежде всего, на то, продумала ли администрация, что делать. с Ираком после разгрома армии Хусейна.Более того, в то время я знал, что недостаточно внимательно смотрю на эти вопросы. Чтобы исправить это, я создал две рабочие группы Совета по международным отношениям по нашей политике в отношении Ирака, как раз до и после начала войны.

Я начал серьезно сомневаться в войне через несколько месяцев после падения Багдада, когда стало очевидно, что администрация Буша не знала, что делать после своей быстрой победы. Мои вопросы вскоре переросли в оппозицию, когда стало ясно, что у Хусейна не было оружия массового уничтожения.Но этого было слишком мало, слишком поздно. То же самое можно сказать и о печатной машине.

История прессы и войны в Ираке

Голосование за санкционирование войны

В начале октября 2002 года Конгресс обсуждал предоставление Бушу полномочий вести войну против Ирака на основании его обширных заявлений о ядерных амбициях Багдада и предполагаемых связях с террористами. Вместо того чтобы критически оценивать заявления администрации об угрозах Ирака, пресса в основном повторяла эти утверждения и почти не высказывала мнения скептиков.Слишком мало историй ставило под сомнение доказательства предполагаемого наличия у Ирака ОМУ или его связи с терроризмом. Еще меньше исследователей изучали планы действий в Ираке после Хусейна или то, как вторжение США может повлиять на баланс сил на Ближнем Востоке. Позиция нейтралитета элитных СМИ была не более чем уважением к позиции администрации.

Во многих историях чрезмерное внимание уделялось личности Буша в его борьбе за убеждение Конгресса, а не сути его аргументов. Отчасти этого следовало ожидать, учитывая конституционную власть президента и популярность Буша после 11 сентября.Однако в результате он получил виртуальный карт-бланш. СМИ обратили внимание на телеобращение Буша 7 октября, в котором он изложил свои аргументы в пользу войны американскому народу.

The Post на следующий день опубликовала статью Карен ДеЯнг «Буш цитирует неотложную угрозу Ирака», которая фактически была усилением заявления президента о том, что, поскольку Хусейн обладал химическим и биологическим оружием и преследовал ядерное оружие, он был «серьезной угрозой миру».

В статье Бушу приписывают «трезвое и вдумчивое обращение», и она не вступала в контакт с критиками почти до самого конца.В более позднем обзоре освещения войны, проведенном газетой Post , написанном Говардом Курцем и опубликованном летом 2004 года, ДеЯнг признал проблему этого подхода:

Если бы я сделал что-то по-другому — а в ретроспективе это всегда легко, — в начале рассказа было бы сказано: «Мы идем на войну, мы идем на войну против зла». Но позже было сказано: «Но некоторые люди ставят это под сомнение.» Осторожность и допрос скрылись под барабанной дробью.

Другие источники дали президенту аналогичные основания для сомнений. Нью-Йорк Таймс сыграла на культе личности Буша, интенсивно и благоприятно освещая то, что заголовки писали как «Речь президента». Написанный Дэвидом Сэнгером и опубликованный 8 октября 2002 года, он включал только одно краткое упоминание о скептицизме и ждал до конца, чтобы отметить, что большинство американцев, согласно опросам, против краткосрочных односторонних военных действий. Другая статья Тодда Пурдума из Times «Суровые тона, прямое обращение», появившаяся в тот же день, что и статья Сэнгера, началась с одобрения поверхностных аспектов речи, ожидая, пока не пройдет полпути, чтобы отметить что президент «не столько выдвинул новые доказательства против Ирака, сколько сплел воедино известные факты.Точно так же The Wall Street Journal опубликовал 9 октября статью «ЦРУ утверждает, что Ирак на грани войны будет использовать террор», при этом почти не рассматривая возможность того, что, возможно, война была менее, а не более целесообразной, на основе выводов, содержащихся в Заголовок. Резолюция была принята Палатой представителей через три дня после выступления Буша, а вскоре и Сенат.

В новостях должны были рассказываться о трудностях послевоенной оккупации, государственного строительства и связанных с этим издержках.Вместо этого были замалчены потенциальные трудности. В одной из ключевых статей Times о военном планировании госсекретаря Дональда Рамсфелда «Рамсфелд приказывает переделать военные планы для более быстрых действий», планы секретаря — прежде всего, по меньшему количеству войск — были подробно описаны. Тем не менее, несмотря на признание в первом абзаце, что численность войск, которую хотел Рамсфелд, будет ниже, «чем считалось возможным — или даже разумным — до атак 11 сентября», критика планов Рамсфелда не появлялась до конца.И даже тогда опасения суммировались и обобщались.

Заметным исключением была статья Питера Слевина для The Washington Post «Неопределенные планы США по решению проблем Ирака после Хуссейна», в которой содержалась эта проницательная цитата «высокопоставленного арабского дипломата в Вашингтоне»:

Если вы выиграете в военном отношении, нам придется мириться с последствиями нестабильности или хаоса, либо из-за разделения Ирака, либо из-за серии государственных переворотов, либо из-за дисбаланса между Ираком и Ираном.

Между тем обозреватели более или менее однозначно поддержали утверждения администрации. Обозреватель Post Ричард Коэн «Готов к войне», опубликованный в день голосования, сделал именно это, ссылаясь на память о Второй мировой войне:

Перечисляя свои причины (вероятно) скоро начать войну против Ирака — угроза оружия массового уничтожения, характер режима Саддама Хусейна и его нарушение международного права — президент Буш накануне вечером не упомянул самую важную из них. : Сейчас самое время.

Подобно тому, как нападение на Перл-Харбор позволило президенту Рузвельту начать войну против Германии и Японии, террористические атаки 11 сентября дали Бушу возможность сделать то, что три администрации — его, его отца и Билла Клинтона — хотел сделать какое-то время. Атаки взбудоражили нацию и изменили политический климат. Хусейн ничего не изменил. Америка имела.

Коэну вторил его коллега по Post Джим Хоугланд, который 13 октября написал о нескольких выживших после тоталитарных режимов, рассказы которых помогли убедить его поддержать войну.Что касается тех, кто скептически относился к послевоенным планам администрации, Хогланд возразил: «Сегодня скрытый расизм скрывается в большей части споров о« послезавтра »в Ираке и Персидском заливе».

В этот критический период, когда Буш выступал с доводами о войне перед нацией, элитные СМИ незаметно транслировали линию администрации. Мы присвоили их общему охвату ровно 2,0 балла — идеальная картина журналистики «или / или». Этого недостаточно, когда ставки так высоки.

Пауэлл в ООН

По мере того, как марш к войне становился все более интенсивным, госсекретарь Колин Пауэлл 5 февраля 2003 года выступил перед ООН со своим историческим заявлением о вторжении в Ирак. На кону стояло доверие как к США, так и к ООН. Более чем когда-либо СМИ были обязаны задавать зондирующие вопросы о доказательствах и, в частности, об отсутствии дымящегося пистолета. Что на самом деле Вашингтон знал об иракской программе создания биологического оружия в поддержку театрализованного представления Пауэллом иракского флакона с сибирской язвой собравшимся? За этот период мы получили 1 балл по охвату.77, самый низкий балл для изученных событий. СМИ не только не сумели проявить скептицизма в нужный момент; это было откровенно почтительно.

Яркая личность и бесподобная репутация

Пауэлла, несомненно, повлияли на сообщения. Майкл Гордон заключил в Times на следующий день после презентации:

Даже скептикам пришлось признать, что презентация г-на Пауэлла стала важной вехой в дебатах … Критики могут попытаться оспорить убедительность доводов администрации, и они, несомненно, будут утверждать, что инспекторам будет предоставлено больше времени … Но это будет сложно чтобы скептики утверждали, что аргументы Вашингтона против Ирака основаны на беспочвенных подозрениях, а не на разведывательной информации.

Точно так же Ричард Вольф и Дэниел Клайдман из Newsweek пришли в восторг: «Испытанный бесчисленными военными инструкциями Пауэлл был воплощением превосходящей силы. В отличие от расплывчатых, но убедительных проповедей президента Джорджа Буша о добре и зле, Пауэлл выпустил 76-минутный залп подробных доказательств с фотографиями, записями, источниками и названиями мест ».

Репортеры не смогли оспорить извращенную логику, которую Пауэлл использовал для обоснования своих доказательств: он эффективно попросил Хусейна продемонстрировать отрицание, прося его опровергнуть существование ОМУ в Ираке.Мало кто требовал от него дымящегося пистолета. Заметным исключением была статья Wall Street Journal от 6 февраля, в которой отмечалось, что «[в] серии интригующих разведданных [в презентации Пауэлла] не было ни единого дымящегося пистолета, доказывающего, что Ирак обладает таким оружием».

Неоднократно и в многочисленных статьях иракское руководство, не говоря уже о самих иракцах, резко опровергало обвинения. Но пресса их фактически отклонила. Отчеты, противоречащие общему мнению, были спрятаны на внутренних страницах.На следующий день после выступления Пауэлла Си Джей Чиверс из Times сообщил из Северного Ирака, где, по утверждениям Пауэлла, находится тренировочный лагерь террористов. Коренные курды «были рады услышать об усилиях Америки по дискредитации своих исламистских врагов и почувствовать приближение войны с целью свергнуть Саддама Хусейна. Но некоторые также задавались вопросом, были ли разведданные, представленные г-ном Пауэллом Совету Безопасности ООН, неточными ». Статья «Курды озадачены отчетом о террористическом лагере» попала только на страницу 22.8 февраля в газете « Times» Иэн Фишер сообщил из одного из иракских мест, где Пауэлл утверждал, что участвовал в производстве оружия массового уничтожения. Фишер цитирует менеджера завода, отвечая Пауэллу: «Это все ложь». В результате появилась статья «Репортеры на земле опровергают спутниковые фотографии Ирака» на странице 8. Раджив Чандрасекаран из «Пост» представил аналогичный отчет: «Ирак показывает объекты, цитируемые Пауэллом; Ракеты в пределах возможностей ООН, утверждают официальные лица »в тот же день, в котором иракские официальные лица опровергают утверждения Пауэлла на месте.Статья появилась на странице 14.

Из всех основных ежедневных газет того времени только одна значимая статья была посвящена конкретным ошибкам презентации Пауэлла. «Под сомнением предполагаемые связи с Аль-Каидой» написанного Уолтером Пинкусом, появилось 7 февраля на последних страницах первого раздела Post . В нем подчеркивается строгая критика предполагаемой связи между Аль-Каидой и Хусейном:

Иностранные правительственные чиновники, эксперты по терроризму и несколько членов Конгресса вчера подняли вопросы по поводу описания администрацией Буша связей между иракским руководством и террористической сетью «Аль-Каида».

Статья была редкостью, и ее идеи не повторялись.

Среди обозревателей мнений наиболее заметным может быть «Клуб« Я-не могу-поверить-я-ястреб »» Билла Келлера, опубликованный в Times через три дня после выступления Пауэлла. ее автор стал исполнительным редактором газеты, но из-за того, как в ней была выражена либеральная поддержка войны:

Мы, сопротивляющиеся «ястребы», можем не соглашаться между собой по поводу наиболее убедительной логики войны — защиты Америки, освобождения угнетенных иракцев или реформирования Ближнего Востока — но мы в целом согласны с тем, что логика постоянного действия не работает.Как бы нам ни хотелось, чтобы администрация организовала мероприятия, чтобы у инспекторов был год вместо трех месяцев, как бы мы ни сожалели о высокомерии и бинарном морализме, как бы мы ни беспокоились о всех вещах, которые могут пойти не так, нам трудно понять альтернатива, которая не основана на принятии желаемого за действительное.

Не то чтобы публика требовала скептицизма со стороны прессы. Согласно Медиа и война с терроризмом , прекрасной книге 2003 года под редакцией Стивена Хесса и Марвина Калба, Марк Юрковиц, заместитель директора Проекта передового опыта в журналистике, сообщил, что, когда Исследовательский центр Pew спросил респондентов, кто должен контролировать новости о войне с террором: «Почти два к одному в начале войны ответ был:« Мы хотим, чтобы Пентагон контролировал поток информации.Принимая во внимание эти тревожные данные, трудно поверить, что провоенное общественное мнение не влияло на освещение событий.

Момент Пауэлла был, возможно, последней возможностью для прессы выдвинуть обширную на тот момент информацию, которая противоречила утверждениям секретаря, последний шанс поднять основные вопросы о военной политике и альтернативах. Ничего подобного он не сделал.

Миссия выполнена

1 мая 2003 г. Буш объявил о победе с палубы авианосца «Авраам Линкольн» под лозунгом «Миссия выполнена.«Это знамя, конечно, не соответствовало реальности на местах: повстанцы уже перегруппировывались и проводили атаки. Но хотя элитную прессу можно похвалить за публикацию нескольких статей о росте этнического насилия и нестабильности в дни, близкие к этому моменту, она не смогла включить этот фон в свое освещение речи Буша. Немногочисленные материалы об этой речи ставят под сомнение его провозглашение победы. Наша оценка для момента «Миссия выполнена» — 2,12, лучше, чем в предыдущие периоды, но все же ниже.

Трудности на местах в основном не освещались. 29 апреля журналист Post Вернон Лоеб сообщил из Ирака о поездке министра обороны Дональда Рамсфелда, в которой он «напал на [ред]» военных критиков и непреклонно защищал войну. Нигде в материале критикам не давали шанс защитить себя, и не было отмечено всплеска насилия.

Скептицизм, по общему признанию, рос в общем освещении Ирака из Ирака, но не из Вашингтона.Действительно, несколько новостных агентств отметили всплеск насилия. 30 апреля газета Times описала планы по введению 4000 американских солдат в Багдад и помощи в восстановлении порядка. В тот же день в газетах появилась информация о том, что солдаты США застрелили более десятка иракцев на антиамериканском митинге. В последующие дни Times ’Ян Фишер и Скотт Уилсон из Post аналогичным образом сообщили, что солдаты США убили дополнительных иракцев, протестуя против первоначальной смерти. Но, опять же, ни одна из этих статей не связала точки между признаками растущего мятежа и речью Буша.

Написавший 2 мая для Times Майкл Гордон был одним из немногих, кто противопоставил триумфальный настрой администрации ситуации в Ираке. В «Между войной и миром» он пишет:

.

Боевые вертолеты Apache устремились в сторону группы боевиков военизированных формирований, которые крали ящики с боеприпасами из тайника с оружием недалеко от Тикрита, родного города Саддама Хусейна. Когда иракцы попытались скрыться, апачи открыли огонь, превратив грузовик иракцев в кусок искореженного металла и убив 14 человек.

Это не старый эпизод с войны. Это произошло в среду вечером, всего за день до того, как президент Буш вылетел на авианосец «Авраам Линкольн», чтобы объявить об окончании крупных боевых операций в Ираке, и это иллюстрирует сложную миссию, с которой сейчас сталкиваются американские войска, пытаясь обеспечить стабильность в Ираке.

Но даже эта статья была далека от оправданного скептицизма — и показывалась в таких материалах, как «Наша новая гражданская война» Майкла Хирша, опубликованная Newsweek 12 мая:

Две альтернативные версии послевоенного Ирака натолкнулись друг на друга в новостях на прошлой неделе … Одна была выражена в сияющем лице президента Буша … Другая была потрясающей реальностью на земле в таких местах, как Аль-Фаллуджа и Тикрит, где мало что есть пока свершилось … Здесь администрация продолжает войну с собой.

Обозреватели были настроены несколько более скептически, чем репортеры, но не в достаточной степени. Хотя у него были сомнения, обозреватель Post Ричард Коэн «все еще верит, что [d] мы поступили правильно». Обозреватель Times Том Фридман тоже оставался сторонником, только начиная сомневаться в послевоенном планировании. Обозреватель газеты «Пост» Дэвид Игнатиус сделал аналогичную заметку в своей статье «Предзнаменования проблем в Ираке» от 29 апреля, в которой утверждалось, что американские силы потерпели ряд неудач в достижении своих долгосрочных целей.Но ни он, ни Фридман не связали эту «проблему» с заявлением администрации о победе.

Баннер «Миссия выполнена» останется одним из непреходящих образов президентства Буша. В то время как общее качество освещения стало несколько более скептическим, чем в прошлые моменты, репортеры слишком плохо справились с противопоставлением свидетельств разрастающегося насилия в Ираке театральности речи Буша. Обозреватели показали лишь незначительно лучшие результаты — 2,36 балла по сравнению с общим баллом 2.15. Читатели основной прессы, должно быть, были застигнуты врасплох, когда вскоре после этого вспыхнуло повстанческое движение.

Захват Саддама Хусейна

Прессе было бы слишком легко изобразить поимку Саддама Хусейна в паучьей норе около Тикрита 13 декабря 2003 года как окончательную победу администрации. Вместо этого пресса пошла на все, чтобы не изображать это как еще одну «Миссию выполнена». Его освещение было сосредоточено на растущем повстанческом движении в Ираке и усилиях по объединению такой разноплановой и лишенной инфраструктуры страны, как Ирак.Наша оценка составляет 2,24 — наивысший и, следовательно, наиболее скептический из всех исследованных моментов, хотя даже этот рейтинг значительно отстает от желаемого нами стандарта 3,0.

Возьмите эти заголовки 15 декабря Post : «Вера в то, что повстанческое движение исчезнет, ​​может быть неуместной» и «Сложные задачи остаются на нескольких фронтах». The Times также может заявить о некоторых своих собственных критических статьях, в том числе «Багдадское соседство, когда-то обнадеживающее, теперь продолжается по мере того, как беспорядки в Ираке продолжаются» от 14 декабря. В частности, в его статье от 17 декабря «Когда иракцы становятся объектами террористов, некоторые» Теперь во всем виновата американская миссия », — Иэн Фишер проанализировал поворот иракского мнения против Соединенных Штатов, произошедший одновременно с эскалацией насилия.

Еженедельники наиболее резко критиковали работу администрации. 22 декабря Нэнси Гиббс из Time написала:

Мы можем измерить значение захвата [Хусейна] по мерам, которые мы приняли: старые союзы и давние традиции были отброшены, чтобы пойти на войну, чтобы победить его, и, во имя демократии, войной, против которой выступало подавляющее большинство в большинство демократий на земле. Сотни солдат убиты, сотни ранены, потрачено 4 миллиарда долларов в месяц и еще миллиарды — страна, расколотая на куски, и мы будем помогать восстанавливать ее на долгие годы.

В статье Newsweek от 15 декабря, озаглавленной «Отвлечение внимания к миссии», Марк Хозенболл проницательно отметил:

Немногочисленные ресурсы разведки США в Ираке используются для охоты на повстанцев, в то время как около 1400 сотрудников разведки, прикомандированных к Иракской исследовательской группе ЦРУ / ЦЕНТКОМ, продолжают свою охоту за предполагаемыми запасами Саддама химического, биологического и химического оружия. ядерное оружие.

В то время как несколько человек открыто атаковали администрацию, многие, по крайней мере, пытались задать серьезные вопросы о том, действительно ли победа была «достигнута».«Растущий переход к отчетности внутри страны, вероятно, способствовал этому улучшению критического взгляда. Действительно, для первого из четырех исследуемых периодов багдадские репортажи перевешивали материалы, исходящие из Вашингтона.

Тем не менее, ключевые вопросы по-прежнему отсутствуют в отчетах: точность разведывательных данных, используемых для обоснования войны, жертвы среди гражданского населения в результате атак США и, что наиболее важно, растущее присутствие Аль-Каиды в Ираке. Одним из достойных похвалы исключением из этого последнего пункта была пророческая статья в Newsweek от 15 декабря «Планы Бен Ладена по Ираку:»

До сих пор атаки… исходили в основном от местных сторонников Саддама, а не от притока иностранных джихадистов.Но если источники талибов верны, бен Ладен может стремиться помочь превратить Ирак в «центральный фронт» войны с террором.

Следует поблагодарить прессу за то, что она не присоединилась к параду победы администрации, как это было шесть месяцев назад. Но качество его покрытия все же оставляло желать лучшего.

Что случилось?

Элитная печатная машина должна оцениваться по самым высоким стандартам. Они — наша последняя надежда на серьезное рассмотрение наиболее важных вопросов государственной политики — войны и мира, экономической политики, здравоохранения и образования.Если широкая публика не может получить от них достоверную информацию и анализ, они вряд ли получат их где-нибудь еще. (Блоги хоть и полезны, но еще не достигли необходимого уровня проверки фактов.)

Альтернатива — верю на слово администрации — не запускается. Слишком много ожидать, что собственная команда президента будет проводить политику и тщательно анализировать свои собственные суждения. Все надеются вопреки надежде на такую ​​серьезную и открытую самоанализу в правительстве там, где это имеет наибольшее значение. Но на самом деле пропаганда и политика изгоняют скептицизм изнутри.Мы также не должны ожидать от Конгресса постоянной проверки — не говоря уже о информированном скептицизме. Политическое давление в поддержку президента, наших войск на местах и ​​страны просто подавляет оппозицию и даже вызывает серьезные вопросы.

Что касается теневого правительства — мозговых центров и университетов — оно в подавляющем большинстве случаев стало участником, а не арбитром в крупных политических спорах, не говоря уже о независимом голосе. Большинство старших научных сотрудников и профессоров теперь берутся за дубину за свои дела, идеологии и политические партии, и многие из них приходят в правительство и уходят из него.Слишком много аналитических центров и университетов подкрепляют эту тенденцию вербовкой по идеологическим мотивам.

Остается элитная пресса. У них больше возможностей для выполнения этой тяжелой роли, чем у других основных игроков, по нескольким причинам: в большей степени, чем другие институты, их традиция — это традиция относительной политической независимости. Действительно, репортеров обычно награждают за соблюдение традиций независимости и точности. И по большей части владельцы этих драгоценных предприятий, хотя они неизбежно больше озабочены своими деловыми интересами, чем раньше, все же не решаются пойти на компромисс в отношении журналистских стандартов.Эти обстоятельства далеки от совершенства, но они достаточно хороши, чтобы дать элитным печатным изданиям возможность предоставлять общественности надежную информацию для информированных демократических дебатов.

Почему этого не произошло в их раннем освещении войны в Ираке? Какие факторы ослабили профессионализм прессы? Самые большие проблемы были и остаются структурными, то есть они связаны с тем, как печатные СМИ выполняют свою работу. Во-первых, источники хороших новостей фактически попадают в ловушку, будучи источниками хороших новостей; их первая обязанность — сообщать о том, что нового.И вообще, главные новости — это то, что администрация считает важным. Согласно хорошим и надлежащим журналистским стандартам, главная обязанность новостей — точно представлять заявления правительства. Вот где обитают сила и ответственность, и поэтому новости должны последовать за ним. Это хорошая процедура. Это тоже смирительная рубашка. Редакторам не следует менять то, что они там делают, но они должны осознавать эффект смирительной рубашки и добавлять другие статьи, ставящие под сомнение политику президента. В противном случае они дают президентам сильное и несправедливое преимущество.

Однако, отдав должное президенту, журналистам труднее выполнять свою работу правильно. Они могут, должны и часто объединяют прямые новости с анализом новостей или репортажами с противоположными точками зрения. И они должны быть представлены на видном месте, когда редакторы считают, что альтернативные взгляды хорошо составлены, а не просто утверждения или осуждения политики, о которой сообщается. Однако в преддверии войны в Ираке в этих аналитических статьях не хватало массы альтернативных идей.По большей части, эти критически важные части были в основном списками сказанных им цитат.

Еще одна структурная проблема заключалась в том, что в большинстве историй политика ставилась выше политики. Когда журналисты доходили до аналитических вопросов, они, как правило, больше полагались на политические факторы, чем на политические соображения. Конечно, политика, несомненно, играет важную роль как в политике администрации, так и в ее критике. Хотя большинство правительственных чиновников отрицают роль политики, хорошие репортеры поступили бы изгоем, если бы не разоблачили эти расчеты власти.Но зацикливание на политике вызывает беспокойство. Иногда это говорит о том, что писатель мало знает о политике или об истинных идеологических позициях политиков. Это также свидетельство того, что писатель не усвоил суть своего предмета. За прошедшие годы я обнаружил, что если люди не разбираются в сути дела, они говорят о чистой политике. Каждый политический эксперт; это великий выравниватель.

Отсутствие существенных знаний — серьезная проблема, потому что большинство журналистов не думают, что это проблема.Многие считают, что либо они знают много, либо им не нужно знать много. Исправить это непросто. Это означает, что репортерам нужно дольше оставаться на связи и поощрять их посещать политические конференции за источниками и информацией. Пробел в знаниях также можно было бы ликвидировать путем ротации зарубежных корреспондентов, которые много узнали о регионе, в Вашингтон, где они работают.

Более чем на полпути к войне в Ираке и за пределами этой статьи, элитная печатная пресса уловила некоторые из своих проблем, исправила их, а затем исправила чрезмерно.С другой стороны, они перестали уделять внимание заявлениям Буша на первых полосах и стали регулярно задавать сложные вопросы. Проблема заключалась в том, что к концу 2006 года они слишком мало освещали Буша, когда он, наконец, согласился с правдоподобной новой стратегией. Следовательно, пресса занижала новые успехи, а когда сообщала о них, то обычно ошибочно относила их к «всплеску», то есть только к увеличению численности американских военнослужащих на 30 000 человек. Фактически, успех «всплеска» также был связан с изменением военной стратегии (получение U.S. войск из своих баз на улицы), неожиданный вывод ополчения Муктады аль-Садра в Багдаде, новая открытость для финансовых и военных связей с бывшими суннитскими и шиитскими противниками, а также неожиданное появление премьер-министра Нури аль-Малики как сильный лидер. Редко упоминались все эти факторы.

Излечение или, лучше сказать, просто управление этим явлением недостаточной / чрезмерной реакции требует большей бдительности с обеих сторон политической истории. Вначале прессе нет необходимости продолжать сообщать о тех же старых президентских заявлениях перед лицом противоположных фактов или утверждений.Точно так же он должен внимательно следить за реальными и эффективными изменениями политики, которые могут изменить реалии в этой области.

В целом — и это очень важно — репортажи с мест были лучше, чем из Вашингтона. Среди статей, рассмотренных в нашем исследовании, статьи из стран Ближнего Востока получили в среднем 2,33 балла, а статьи из США — 1,96. Репортажи корреспондентов на месте происшествия оказались намного лучше, чем репортажи из Вашингтона.Удивительно, что редакторы и репортеры в столице страны так долго позволяли этим противоречивым реальностям счастливо жить бок о бок.

Иногда реальность на местах явно не доходила до дома. Репортеры и редакторы из Вашингтона поверили доводам администрации о том, что репортеры на местах продали товар из одного или двух предвзятых источников и не видели «общей картины», или что ситуация меняется, и те, кто находится в известном Изолированная Зеленая зона Багдада этого не осознавала.

На протяжении большей части первых лет войны в Ираке вашингтонские репортеры были склонны делать то, что естественно: они обращались к своим источникам в администрации, писали то, что им рассказывали эти источники, и тем самым брали дубинки против своих коллег-репортеров на местах. Несколько вашингтонских репортеров поступили правильно: взяли рассказы из Ирака и превратили их в убедительные вопросы и собственные сильные аналитические статьи. Возьмем, к примеру, статью Иэна Фишера в феврале 2003 года для Times «Репортеры на земле опровергают иракские спутниковые фотографии», статью Арианы Ынджунг Ча в декабре 2003 года для Post «Рекруты бросают иракскую армию» или статью Алекса Беренсона в Times. «Багдадский район, который когда-то был обнадеживающим, теперь продолжает разворачиваться по мере продолжения беспорядков в Ираке», также с декабря 2003 года.

Как правило, когда слово Соединенных Штатов противопоставляется слову другой страны, бремя доказывания в общественном сознании ложится на иностранца. Это, безусловно, касалось вопроса о том, обладал ли Хусейн оружием массового уничтожения и было ли разрешено инспекторам ООН выполнять свою работу. Большинство американских экспертов по внешней политике встали на сторону администрации Буша, и это нормально, но качественные новостные агентства не должны впадать в линию, как это сделали они.

И последнее, что нужно сделать, чтобы завершить картину освещения в элитной прессе первых лет войны, и речь идет не только об освещении в новостях.Это про обозревателей. Справедливо сказать, что большинство ведущих обозревателей были решительными сторонниками войны, даже ее сторонниками. Интересно, что самые ранние колонки с несогласными были в еженедельниках, особенно в Newsweek. Еженедельники были более склонны отступить достаточно далеко, чтобы более подробно ознакомиться с историей Ирака и исследовать будущие ловушки и противопехотные мины. В определенной степени корреспонденты Times ’, такие как Джон Бернс, сделали то же самое в Week in Review. Возможно, в дистанции от ежедневных новостных страниц есть что-то освобождающее.

Рекомендации

Элитная пресса должна подвергаться такому же тщательному анализу, как мы ожидаем, что она будет отражать политику и действия правительства. Если независимые журналы и школы журналистики верят тому, чему они учат и проповедуют, у них не должно быть более важной цели для своих расследований, чем элитная пресса. Независимые центры и школы должны ухватиться за кольцо и проводить больше исследований. Конечно, элитной прессе это не понравится. Но если они хотят выполнять ту работу в нашем обществе, для которой они обладают уникальной квалификацией, они присоединятся к нам.Они правильно никогда не перестают звонить, чтобы получить дополнительную информацию о правительстве. Тот же стандарт применяется к ним, хранителям демократического пламени. И кто может лучше провести обзор, чем множество журналистских центров при университетах по всей стране?

Вот несколько скромных рекомендаций, которые должны помочь зажечь давно назревший разговор, основанный как на исследовании для этой статьи, так и на моей собственной карьере в журналистике. Во-первых, чтобы правильно выполнять свою работу, элитная пресса должна занять агрессивное, но справедливое отношение ко всем историям о войне и мире.Редакторы должны подчеркивать это, чтобы репортеры не боялись, что их накажут за чрезмерную критику. А чтобы помочь им вести себя агрессивно и информированно, редакторы должны поощрять их читать историю и не отставать от других историй и статей. Репортеры должны знать достаточно, чтобы задавать разумные уточняющие вопросы.

Во-вторых, делайте больше и лучше анализируйте новости. За последнее десятилетие эти критически важные статьи превратились в шаблон, который, по его словам / ее словам, не намного превосходит кабельные новости.Они должны касаться того, что мы знаем и чего не знаем, и указывать на то, насколько сложно установить ключевые факты в определенных ситуациях. В этих материалах необходимо глубоко изучить идеи политики. Например, успех политики зависит от вероятной реакции извне. Может ли американское давление подтолкнуть иностранных лидеров в правильном направлении? Сработает ли убеждение или нет?

В-третьих, чаще используйте зарубежных корреспондентов, освещающих ключевые истории, возвращая их в Вашингтон для освещения того же региона или вопросов.Обычно иностранные корреспонденты не любят связываться с вашингтонскими заданиями; это слишком ограничивает. Но их знания необходимы по важным историям.

В-четвертых, школы и центры журналистики должны следить за тем, как СМИ освещают основные события. Что могли сделать эти профессора и приглашенные научные сотрудники лучше, чем требовать от средств массовой информации отчета так же, как мы ожидаем, что средства массовой информации будут привлекать к ответственности правительство? Им следует проводить длинные исследования и короткие отчеты, и они должны основываться на внимательном прочтении историй, а также на жестких и уважительных интервью с репортерами и редакторами.

Моя первоначальная поддержка войны была симптомом неудачных тенденций во внешнеполитическом сообществе, а именно склонности и стимулов поддерживать войны для сохранения политического и профессионального авторитета. Нам, «экспертам», есть над чем подумать, даже если мы «совершенствуем» СМИ. Мы должны удвоить нашу приверженность независимому мышлению и принять, а не отвергать мнения и факты, которые разносят общепринятую — часто ошибочную — мудрость на части. Наша демократия не требует меньшего.

Gelb.pdf

Миссия не выполнена | AAUP

О включении: расизм и разнообразие в институциональной жизни. Сара Ахмед. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press, 2012.

Одной из моих основных целей было описать физический и эмоциональный труд «биться головой о кирпичную стену». . . . Увести людей за стол, не говоря о стене. . . не означает, что стена исчезнет.

Ценная новая книга Сары Ахмед является чем-то вроде отхода от ее предыдущей работы в области феноменологии и культурной критики, в которой особое внимание уделялось эмоциям и «аффектам» в понимании феминистской, постколониальной и квир-теории. О включении — это практическая книга об институциональной практике, основанная на качественных эмпирических исследованиях — набор полуструктурированных интервью, а также более «мимолетных встреч» с «практиками разнообразия» в различных учреждениях в Великобритании и Австралии — и на ее собственный опыт работы в качестве члена «команды по расовому равенству» своего университета, занимающейся разработкой политики, и участия в междисциплинарном исследовательском проекте, финансируемом из внешних источников. Ахмед описывает ее метод как «следование разнообразию вокруг», а ее цель — дать подробное описание того, что значит «делать» разнообразие, особенно как , делающее , соотносится с , говорящим .По ее словам, опыт работы через институциональные разломы с практикующими специалистами из отдела кадров был особенно ценным, поскольку он заставил ее «думать о словах как о инструментах для выполнения определенных действий» и помочь ей понять, что «презумпция нашей собственной критичности может быть способ защитить себя от соучастия ».

Но вместо того, чтобы отворачиваться от теоретического мышления, как можно было бы добродетельно вздохнуть и собраться на заседание комитета (оставив свою «настоящую работу» в библиотеке), Ахмед привносит сложные критические идеи в пространство и отношения институциональной жизни в ясный, вдумчивый голос, доступный для всех читателей.Социальная теория и фокусирование феноменологии на структурах жизненного опыта помогают нам понять, что институт — это процесс, а не вещь, что институты — это «глаголы, а также существительные». И хотя раса, а не пол, является ее фокусом здесь, она обращается к черному британскому феминизму и к феминистским теоретикам, таким как Джудит Батлер, которые «предлагают критическое понимание механизмов власти как таковых и, в частности, того, как власть может быть переделана заново . на данный момент считается, что аннулированы. «Это то, что мы должны понять, если мы хотим понять, почему после десятилетий« диалога »так мало действительно изменилось в привилегиях белых в наших учреждениях.Книга Ахмеда не является руководством к тому, «что работает». Но о включении был бы отличным выбором для преподавательской группы, читающей о социальной справедливости в академии, потому что Ахмед предоставляет богатый ресурс для серьезного переосмысления: «Моя цель не в том, чтобы предложить нам прекратить заниматься разнообразием, но что нам нужно постоянно спрашивать, что мы делаем ».

Собственная работа Ахмеда по вопросам разнообразия проводилась в рамках строго унифицированной и регулируемой системы высшего образования Англии в контексте ряда установленных сверху вниз «рамок равенства», обеспечиваемых посредством государственных инспекций.Как и многие другие недавние британские статьи о высшем образовании, ее книга критикует «культуру аудита», которая делает равенство «показателем результативности», создавая «менталитет галочки», при котором энергия практиков уходит от , выполняющего работы по разнообразию, на написание отчетов, демонстрирующих успех своего учреждения в этом. И все же, если мы переведем «галочку» как «контрольный список», «аудит» как «оценка» и «единая схема равенства» как «процесс стратегического планирования в масштабах университета», читатели из США могут найти много такого, что находит отклик в ее рассказе о том, как «это это как если бы наличие политики заменяло действие.”

Те, кто уже скептически относятся к «разнообразию» как к маркетинговой стратегии по связям с общественностью — мягкое, тактичное слово, заменяющее озабоченность институциональным расизмом и несправедливостью приятным празднованием академии как своего рода международного фуд-корта, маскировки поскольку институты могут быть глубоко токсичными пространствами, воспроизводящими несправедливость и изоляцию более широкой культуры (и добавляя некоторые новые только для вас), — здесь мы найдем некоторое подтверждение этой точки зрения. Но Ахмеда больше интересует, как те, кто отвечает за разнообразие, понимают и испытывают то, что они делают.Неудивительно, что сторонники разнообразия, как правило, больше связаны с администраторами, которым они подчиняются, и говорят на их языке, вместо того, чтобы поддерживать сеть активистов или словарный запас; они «стремятся связать слово« разнообразие »с терминами, которые уже оценены организациями» и отойти от терминов, которые кажутся «утомленными». Как говорит один из участников ее исследования,

Этот офис два с половиной года назад, когда я здесь начинал, был офисом гендерного равенства.Он был сосредоточен прежде всего на. . . проблемы женщин в сфере укомплектования кадрами, а также в некоторой степени связаны с повышением успеваемости женщин в нетрадиционных областях обучения и аспирантуры. . . . Они проделали действительно важную работу, и я, конечно, никоим образом не хочу преуменьшать или очернять моего предшественника, но я думаю, чтобы быть полностью откровенным, он стал немного устаревшим и фактически начал отчуждать и становиться маргинальным от общества. бизнес вуза.

Мне грустно читать это.И все же те же рабочие выразили разочарование, когда политические заявления были «похоронены» или когда они натолкнулись на то, что они описали как «кирпичную стену». Их «амбивалентность» кажется неизбежной, учитывая явную странность того, что им платят за то, чтобы быть агентом перемен там, где перемены на самом деле не нужны, двойную роль представления и защиты учреждения, а также отстаивания интересов населения, которое было нанято представлять, и служить, парадокс, что «назначение сотрудника по разнообразию может. . . представляют собой отсутствие более широкой поддержки разнообразия.Ахмед как раз и исследует эту двойственность: «В некоторых интервью я заметил, как рассказы о плохой практике« выходили »постепенно: для работы в учреждениях, как это делают практикующие, может потребоваться, чтобы вы выработали привычку говорить во время миссионерской беседы, то, что мы можем назвать «счастливым разговором», способ рассказать счастливую историю об учреждении, которая одновременно является историей об учреждении как о счастливом ».

«Веселый разговор» легко высмеять. Но избежать этого сложнее. Приступая к написанию этого обзора, я хотел идентифицировать себя — говорить из своего социального положения, как и следовало бы делать — и обнаружил, что пишу, что я «старший преподаватель небольшого гуманитарного колледжа на Среднем Западе, где мы согласованные усилия, посредством совместной административной и преподавательской приверженности и лидерства, чтобы быть менее белыми и, учитывая все обстоятельства, не так уж плохо.«Я действительно верю в это, как бы самодовольно это ни звучало; но как мне узнать, прав ли я? Согласны ли коллеги и цветные студенты?

Или, когда я жалуюсь веб-команде, что «нам нужно больше женщин и цветных людей на домашней странице», что я говорю? Что веб-сайт нерепрезентативен или что он более точен, чем я бы предпочел верить? Точнее, чем мне кажется, посторонние?

Проблема со «счастливым разговором» не только в том, что он заставляет нас казаться степфордской женой, но и в том, что есть вещи, которые он просто не может сказать, что нужно сказать.Если «агенты перемен» выполняют свою работу, они будут указывать на то, что у нас дела обстоят не так хорошо, как мы могли бы подумать, — и тогда они рискуют оказаться ублюдком за семейным обеденным столом, призраком за обеденным столом. праздник. «О, вот она снова. Какое разочарование. »

Это понравится феминисткам. Книга Ахмеда 2010 года, The Promise of Happiness , представляет собой убедительный аргумент в пользу того, что требование, чтобы люди были счастливы, может способствовать социальному соответствию и замалчивать альтернативы.Мы могли бы подумать о том, как утверждение «Она не будет здесь счастлива» в контексте поиска может способствовать тому, что критически настроенные теоретики расы Филомена Эссед и Дэвид Тео Голдберг назвали «культурным клонированием», исключая некоторых кандидатов и становясь самоисполняющееся пророчество для тех, кто действительно его переживает. Настаивание на представительной, клубной «коллегиальности» может быть частью того, что делает академию токсичным пространством для некоторых. Несчастье или гнев становятся оправданием для определения людей как сумасшедших; определение людей как сумасшедших — это, конечно, очень мощный способ свести их с ума.Указание на то, что вы исключены, ведет к вашему исключению.

Между тем, любопытно подумать, сколько усилий прикладывают прогрессивные преподаватели, чтобы могущественного человека сказать что-то конкретное. «Нам нужно, чтобы президент сделал заявление», предпочтительно заявление, близкое к тому, которое мы для него написали бы. Почему это приобретает такую ​​важность? Ахмед использует теорию речевого акта Дж. Л. Остина, чтобы рассмотреть такие утверждения, как «Наш институт стремится к разнообразию» или «Мы — универсальный университет.Комитеты факультета тщательно взвешивают каждую точку с запятой. Затем снова привлекаются консультанты. Почему? Поскольку мы предполагаем, что такие высказывания — это то, что Остин называет «перформативными высказываниями», речевые акты «совершают действия со словами». Но это не так: «Они не вызывают тех эффектов, которые они называют». На самом деле они делают прямо противоположное: «знак включения заставляет исчезнуть признаки исключения», оставляя за собой исключение, о котором все труднее и труднее говорить.

Важным основанием для книги Ахмеда является ее феноменологический отчет о том, как он себя чувствует, как о «политике создания незнакомцев; как одни, а не другие становятся чужими; как представления о страхе и ненависти прилипают к определенным телам; как некоторые тела становятся законными обитателями определенных пространств.Кое-что из того, что она может нам рассказать о жизненном опыте, когда она была единственным цветным лицом или единственной женщиной в определенном институциональном пространстве, которую попросили работать в каждом комитете, предположительно представляли интересы своей группы, а затем обвиняли в этом так что не станет новостью для тех, кто обращал внимание; но то, что проблема неоднократно называлась, не означает, что она решена. О включении особенно исследует язык «приветствия» и «приглашения», язык, который многие из нас обязаны использовать в своих объявлениях о вакансиях по уважительным и общепринятым причинам.Поскольку гости черные, гостеприимное заведение остается белым. Чтобы это увидеть, не нужно быть деконструктивистом. Но не видя этого, возникают моменты обратной реакции: «Чего еще они от нас хотят?» (Они. Нас.) На самом деле, чем сильнее будут публичные заявления организации о разнообразии и инклюзивности, тем сильнее будет сводящий с ума индивидуальный опыт расизма и нетерпимости, который до сих пор встречается повсюду.

Многие из «нас», глубоко заботящихся о том, что стало называться разнообразием, поступают так, потому что мы рассматриваем это как восстановительное правосудие.Но есть множество других кейсов, которые можно сделать для этого — бизнес-кейс, кейс по связям с общественностью, кейс «подготовка наших студентов к успеху в глобальном мире», кейс «здесь было бы интереснее, если бы» . В конце концов, рассмотрев эти аргументы разными способами, во что, если вообще, кто-то на самом деле верит? Как и в случае с любой другой формой активизма, мы можем понимать работу разнообразия или антирасистскую работу как процесс, с помощью которого люди действительно меняют то, как они думают и чувствуют.Или мы могли бы подойти к этому более ориентированным на результат способом, который я ассоциирую с Правилами для радикалов Сола Алинского: цель вмешательства или переговоров — заставить декана (или кого-то еще) поступить правильно, а не беспокоиться о , почему он или она это делает, хороший ли он человек, политкорректный или что-то еще. Это вопрос дел, а не веры, так сказать.

Одна практикующая, которую опрашивал Ахмед, описывает себя как «полную шлюху, когда дело доходит до использования любых средств, которые я могу сделать, чтобы включить в повестку дня дела, чтобы все произошло.Но Ахмед комментирует,

Если отношение к языку определяется в чисто инструментальных терминах, оно может фактически создать пространство, из которого можно отделиться от используемых слов. Есть отстранение от самих слов, поскольку они становятся просто способом делать что-то. Политический вопрос становится тем, насколько мы можем отделиться от слов, которые мы используем. Я рассматриваю этот вопрос как открытый эмпирический вопрос, который всегда стоит задавать самим себе, поскольку мы работаем как «над», так и «внутри» институтов.Если мы делаем что-то с помощью слов, слова тоже могут что-то делать с нами. Мы не всегда знаем, что они будут делать.

Я подозреваю, что мы научились описывать расизм и сексизм как «неосознанный» или «бессознательный» не потому, что мы думаем, что это правда (хотя мы можем так думать), а чтобы предоставить людям спасительный способ изменить свое поведение, при этом маскируя более глубокая проблема. И все же, если мы работаем над улучшением «климата в кампусе», очень важно заставить людей говорить определенные вещи или, по крайней мере, заставить их перестать говорить определенные вещи.Высказывания о том, что запугивают и стыдят, технически не могут быть «перформативными», но они определенно делают что-то, часто что-то необратимое.

«Веселый разговор» вполне может быть плацебо или даже ловушкой. Но определенный вид недовольства, когда мы сидим вокруг (реального или виртуального) кулера для воды, ворча, что «это учреждение действительно должно делать что-то, кроме пустых слов о разнообразии», — это просто обратная сторона той же медали — это позволяет нам сойти с крючка. признание того, что у нас есть агентство, например, при поиске, или при принятии решения о том, как измерить, что мы ценим с точки зрения срока пребывания в должности, или в том, как мы относимся друг к другу изо дня в день.«Если институт является расистским субъектом, — пишет Ахмед, — тогда толерантные и либеральные ученые могут легко представить, что это не так».

Есть ли что-то среднее между счастливым админбурлом и удручающим цинизмом? Ахмед очень ясно заявляет, что она не предлагает нам прекратить «заниматься разнообразием» или даже отказаться от попыток включить это в первый абзац заявления о миссии. Предполагается, что просто полезно знать, обманываем ли мы себя и когда. Но если мы с самого начала предположим, что то, что мы говорим и делаем, не имеет значения, тогда это, и мы, безусловно, будем.

Мерил Альтман — профессор английского языка и женских исследований в Университете ДеПау. Она опубликовала статьи о метафоре, Сафо, домашнем труде женщин-мигрантов, истории сексуальности и Симоне де Бовуар. Ее адрес электронной почты: [email protected]

Подключение к Apple Health | Моя виртуальная миссия и справочный центр серии событий Conqueror

Если вы используете приложение

The Conqueror App , перейдите к этой статье, чтобы увидеть конкретные шаги.

Использование приложения My Virtual Mission

Apple Health может автоматически отправлять данные из разных источников в ваши миссии в My Virtual Mission.

Если вы уже настроили Apple Health и ищете информацию о том, как управлять данными Apple Health, прочтите эту статью

Требования для подключения к Apple Health:

  1. iPhone с включенным Apple Health и под управлением iOS версии 12.4 или выше
  2. Последняя версия приложения My Virtual Mission, установленная из App Store
  3. Учетная запись My Virtual Mission

Обратите внимание, что мы отправляем данные Apple Health в миссию каждые 6 часов.Таким образом, вы не увидите информацию о расстоянии до вашей миссии в течение 6 часов.

Теперь все, что вам нужно сделать, это выполнить следующие шаги

  1. Откройте и войдите в приложение My Virtual Mission на вашем iPhone (это должно быть приложение, а не веб-сайт)
  2. Перейти в главное меню в приложении
  3. Нажмите «Мои настройки»
  4. На странице настроек нажмите красную кнопку «Apple Health».
  5. Включить Apple Health
  6. При этом приложение «Здоровье» запросит у вас разрешения на чтение ваших данных из Health.
  7. ВКЛЮЧИТЕ ВСЕ 3 ОПЦИИ — Это очень важно.
  8. В правом верхнем углу экрана нажмите «Разрешить»
  9. ВАЖНО — вы вернетесь в настройки MVM. Вы должны нажать «Сохранить» внизу! Должно появиться подтверждающее сообщение, указывающее, что ваши настройки сохранены.

Теперь, когда вы настроили Apple Health, очень важно научиться управлять источниками данных Apple Health, чтобы избежать дублирования.

Вот статья о том, как управлять подключением Apple Health

Видео: Как подключиться к Apple Health

Устранение неполадок

Если ваши расстояния не достигаются из Apple Health, как вы ожидаете затем проверьте каждую точку ниже , прежде чем обращаться в службу поддержки .

  • Обратите внимание, что мы отправляем данные Apple Health в миссию каждые 6 часов. Таким образом, вы не увидите информацию о расстоянии до вашей миссии в течение 6 часов.
  • Убедитесь, что вы настроили и включили подключение к Apple Health, выполнив указанные выше действия.
  • Откройте Apple Health, щелкните круглый значок, который, вероятно, содержит ваши инициалы, справа от заголовка «Сводка». Выберите «Приложения», затем «Моя миссия» и убедитесь, что включены ВСЕ 3 параметра. «Велосипедные дистанции», «Шаги» и «Дистанции для ходьбы и бега».
  • Проверьте настройки публикации миссий, чтобы убедиться, что ваша миссия настроена на прием данных Apple Health и типа упражнений, которые вы хотите опубликовать, например, ходьба.
  • Если вы выполняете групповую миссию, узнайте у администратора миссии, что они разрешают Apple Health в качестве источника, и убедитесь, что они разрешают использовать в миссии тип упражнений, например ходьбу (или все, что вы пытаетесь опубликовать). Некоторые администраторы предпочитают отключать некоторые источники и типы, например Миссии «Только Страва», которые не хотят, чтобы люди писали о расстояниях пешком.
  • Если проблема не исчезнет, ​​полностью удалите приложение MVM со своего телефона (не волнуйтесь, ваши данные не будут потеряны), подождите 24 часа, а затем переустановите его. Убедитесь, что вы включили все разрешения.

Мои расстояния неточные

  • Убедитесь, что ваш часовой пояс MVM установлен на тот же часовой пояс, что и ваш iPhone. (Главное меню >>> Мои настройки)
  • Проверьте источники данных Apple Health изнутри MVM и из Apple Health

Мои расстояния больше, чем то, что показано в Apple Health

Strava Устранение неполадок | Моя виртуальная миссия и справочный центр серии событий Conqueror

Мы понимаем, как это неприятно, когда вещи, которые должны работать, не работают.


Вот несколько советов по устранению неполадок Strava. Внимательно прочтите их, поскольку они решают 99,9% проблем.

  1. Ваши настройки конфиденциальности в Strava ДОЛЖНЫ быть установлены как доступные для просмотра «всем» или «подписчикам». Это можно найти в приложении Strava: Настройки >>> Контроль конфиденциальности >>> Действия
  2. Пожалуйста, проверьте в своей учетной записи Strava, нет ли каких-либо нерешенных обновлений политики, с которыми вы должны согласиться, например, Политики конфиденциальности и т. Д.
  3. Будут введены только расстояния ПОСЛЕ того, как вы подключите Strava к MVM. Т.е. он не будет импортировать какие-либо расстояния до того, как вы установите соединение.
  4. Если возникнут проблемы, дважды проверьте, что вы подключили MVM к правильной учетной записи Strava. У некоторых людей случайно есть две учетные записи Strava, одна из которых активна, а другая неактивна. (Обычно, если они регистрируются через Facebook, а затем пишут по электронной почте)
  5. Иногда может быть задержка в несколько часов с момента завершения действия Strava до момента его отправки на MVM
  6. По какой-то причине иногда бывает первое расстояние, на которое вы публикуете в Strava после подключения к MVM не проходит.Следите, и вам, возможно, придется вручную ввести первый.
  7. Разрешения на публикацию групповых миссий — если вы выполняете групповую миссию, администратор миссии мог отключить Strava, что означает, что вам не разрешено публиковать расстояния до этой миссии через Strava. Возможно, они также отключили бег или езду на велосипеде. Пожалуйста, свяжитесь с администратором групповой миссии.
  8. Настройки публикации сообщений. Возможно, вы намеренно или случайно отключили Strava в качестве источника для миссии. В приложении вы можете проверить это, перейдя в «Я и мои миссии» и щелкнув маленький символ «+», чтобы увидеть, какие источники и типы вы разрешаете размещать в миссии.Прочтите статью здесь, чтобы узнать больше об этом.
  9. Если ничего из этого не сработает, удалите соединение Strava из MVM, подождите 24 часа и подключитесь заново.
  10. Обратите внимание: если вы удалите расстояние в Strava, оно не будет удалено в MVM. Вам нужно будет удалить его вручную.
  11. Иногда на стороне Strava у них бывают тайм-ауты, и они не отправляют нам данные. Однако это не должно происходить регулярно.

Не удается подключиться к Strava через Google Войти?

Если вы входите в свою учетную запись Strava через Google Sign In, вы не сможете установить соединение через мобильное приложение MVM из-за изменений, внесенных Google.Вы можете просто войти в свою учетную запись MVM на сайте www.myvirtualmission.com и настроить там соединение. Ваши расстояния Strava будут применены к вашим миссиям.

Мы надеемся, что это поможет вам в настройке Strava и My Virtual Mission.

Важность заявления о миссии для некоммерческой организации | Small Business

Заявление о миссии для некоммерческой организации — важный инструмент, служащий множеству целей. Мало того, что четкое и понятное заявление о миссии определяет цель организации, это инструмент связи с общественностью для привлечения волонтеров, доноров и членов.Чем менее сложна и понятна ваша миссия, тем больше вероятность того, что вы получите необходимую поддержку и статус освобожденного от налогов. В качестве средства коммуникации заявление о миссии может вызвать интерес в вашей организации, способствуя достижению высших благородных целей некоммерческой организации.

Определите цель

Заявление о миссии определит цель и цель некоммерческой организации. В нем также будут изложены планы организации в отношении причины. Изложение миссии может быть как коротким, так и состоять из нескольких предложений.Без понятного заявления о миссии члены и доноры некоммерческой организации могут не иметь четкого единого видения и расходиться во мнениях относительно целей и планов. Если все, кто связан с организацией, смогут понять и согласовать формулировку миссии, это устранит путаницу в отношении цели некоммерческой организации и объединит тех, кто работает над достижением цели.

Привлечение поддержки

Поскольку в заявлении миссии определяется цель, это важно для привлечения волонтеров, доноров и других источников помощи для помощи некоммерческой организации.Некоммерческие организации часто существуют на пожертвования и волонтеров. Без того и другого организация не сможет работать. Наличие четкого заявления о миссии, которое могут поддержать как волонтеры, так и доноры, важно для получения необходимой поддержки. Заявление о миссии не только привлечет членов, волонтеров и жертвователей, эти люди могут с гордостью распространить информацию, используя заявление о миссии некоммерческой организации.

Классификация IRS

Некоммерческие организации обычно добиваются статуса освобожденных от налогов в соответствии с разделом 501 (c) (3) Налогового кодекса.Налоговая служба требует от тех, кто хочет получить этот статус, формальный процесс подачи заявления. Использование вашего заявления о миссии как часть процесса подачи заявки прояснит ваши намерения и цели для IRS. Он проверит вашу миссию как часть заявки и убедится, что она соответствует требованиям классификации, не подлежащей налогообложению. Изложение вашей миссии может быть важной частью, которая поможет вам получить статус 501 (c) (3).

Составление заявления о миссии

При создании заявления о миссии начните с предложения «Миссия организации заключается в том, чтобы… «Начните свой первый черновик с рассмотрения того, чего ваша организация планирует достичь и как. Вам нужно, чтобы несколько человек, включая членов, предоставили отзывы на ваш черновик, чтобы убедиться, что он ясен, а не слишком широк или узок по своему охвату. Возможно, вам понадобится работать с профессиональным писателем, который может добровольно предлагать свои услуги, чтобы создать эффективное заявление о миссии. Поиск шаблонов заявлений о миссии для некоммерческих организаций в Интернете также может дать вам начало в правильном направлении.

Ссылки

Writer Bio

Francine Richards is лицензированный межгосударственный страховой агент с многолетним опытом работы в сфере управления персоналом и страхованием.Ее работы появлялись на веб-сайтах Blue Cross Blue Shield и в информационных бюллетенях, Houston Chronicle и The Nest. Ричардс имеет степень бакалавра искусств в области коммуникаций Университета Мэриленда.

Миссия не невыполнима! — creation.com

Изменение мировоззрения восточных мистиков

Рассел Григ

Одна из причин, по которой люди не откликаются на Евангелие, заключается в том, что они придерживаются мировоззрения. что мешает им сделать это. Мировоззрение — это то, как человек думает о мир и его или ее место в нем, и жизнь в целом.Он включает в себя убеждения относительно такие вопросы, как, кто я? Почему я здесь? Как я отношусь к окружающему миру мне? Что есть на самом деле? Почему существуют зло и страдания? Как мне узнать, что правильно а что не так? Есть ли Бог? Что будет со мной после того, как я умру? Традиционный Восточная мысль по этим вопросам радикально отличается от западной. 1

Восточное пантеистическое мировоззрение

2 Фото stock.xchng

Наиболее распространенная вера в азиатских религиях, таких как индуизм, 3 Буддизм, 4 Даосизм, 5 синтоизм, 6 и современные формы восточного мистицизм как нью-эйджизм, 7 в том, что «Бог есть все, что есть».Это называется пантеизмом. Пантеистам, Бога нельзя отделить от мира или вселенной, и поэтому Бог не Личность, и поэтому не является личным Создателем, Законодателем, Спасителем и Судьей Библии.

В мировоззрении, которое гласит, что «все есть бог», реальность мистична, в основе всего лежат духовные силы, а время и пространство во многом иллюзорны. мужчина находится внутри круга реальности, но является незначительной частью целого. Его роль состоит в том, чтобы гармонично относиться к природе и вселенной.Это не так уж и много вопрос доктрины как техники. Если этого не сделать, это приведет к несчастью, а не к несчастью. зарабатывание заслуг. Страдание возникает из желания. Покой приходит через медитацию, достижение внутренней гармонии и, в конечном итоге, от погружения в целое.

В этой мистической системе верований человек считается в основном хорошим. Правильно и неправильно, добро и зло, добрые духи и злые духи не противостоят друг другу, но все являются дополнительными частями целого и уравновешивают друг друга.Хорошее настроение нужно поклоняться, чтобы принести удачу; злые духи должны быть умиротворены, чтобы они приносят вред. Таким образом, адепты могут носить талисманы удачи и поклоняться своим предкам. через подношения еды, а также может заниматься другими оккультными практиками.

Грех — это поведение, которое нарушает гармонию и нарушает покой всего; это ведет к «потере лица». 8 «История движется по циклам, приближаясь к золотому веку, а затем снова возвращаясь. во тьму », а цель -« уйти от кругового процесса. колеса жизни ». 9

Мировоззрение западных эволюционистов

На Западе основным нехристианским мировоззрением является атеистический (или агностический 10 ) эволюционизм. Эта система убеждений говорит что все началось с беспричинного большого взрыва миллиарды лет назад. После многих миллиарды лет жизнь возникла случайно и с тех пор превратилась в формы, которые мы видим сегодня. Бог не имеет значения, и ему больше не нужно ничего объяснять.

Согласно этой системе убеждений, человек — просто еще одно животное.Тем не менее он в основном хорошо и нуждается в обучении, а не в спасении от греха или избавлении от моральная вина. «Правильный» и «неправильный» — понятия относительные, решенные человеком — и поэтому этические стандарты устанавливаются общественным соглашением или правительством указ, а не христианская / библейская мораль. Нет абсолютных требований или ответственности судье после смерти. Реальность — это то, что человек может распознать своими чувствами. или выводил своим умом. Духовных сил не существует. Смерть и страдания всегда было неотъемлемой частью эволюционного мира «выживания сильнейших».История рассматривается как эволюция в действии — все «эволюционировало», включая «Религия».

Библейское мировоззрение

Библейское (или христианское) мировоззрение происходит из того, что Бог сказал нам в Своем Слове: Библия. Это не результат медитации или человеческого рассуждения, а результат откровения. Богом. Он говорит, что Бог является высшей и вечной реальностью (Исход 3:14) и источником всего сущего. Бог бесконечен и не ограничен пространством и не содержится в нем (3 Царств 8:27; Иеремия 23:24).Это называется трансцендентностью Бога . Он присутствует везде, в том числе в нашем мире (Деяния 17: 24–28). Это называется имманентностью Бога . Он сотворил все «хорошее весьма» силой Своего Слова (Бытие 1: 1–31; Иоанна 1: 1–3), поэтому все создания обязаны своим происхождением и пропитание Ему.

Фото stock.xchng

Согласно этому мировоззрению, каждый человек в мире произошел от одного человека, Адама (Бытие 3:20), которого Бог создал по Своему образу и подобию. (Бытие 1: 26–27).Таким образом, Адам имел духовную природу, что отличает его от животных, которых создал Бог. Адам восстал против Божья власть над ним (Бытие 3) и, таким образом, принесла грех в мир (Римлянам 5:12). Грех — все в натуре, цель и поведение нравственных созданий Бога, которое противоречит выраженным воля Бога. Страдания и смерть — это часть проклятия, которое Бог наложил на мир. из-за греха Адама (Бытие 3: 16–19; Римлянам 6:23).

Мы все созданы по образу и подобию Бога (Бытие 9: 6; Иакова 3: 9), i.е. с духовной природой, чтобы иметь общение с Ним и для вечной судьбы. Однако из-за Адама у нас тоже есть все восстали против воли Бога и Его власти над нами (Римлянам 3:23) и нуждаются в примирении с Богом (2 Коринфянам 5: 18–21).

В этой системе убеждений Бог есть дух — вездесущий, всеведущий и всемогущий — и Бог личен (три Личности). Бог свят, а Бог есть любовь. 11 Он установил правила, чтобы человек знал, что правильно а что не так. Мы несем ответственность перед Ним за то, как живем, и будем судили Им соответственно (Деян. 17:31; Евреям 9:27).

Бог суверенно контролирует историю, которая сосредоточена на Его Сыне, Господе Иисусе. Христос — Творец, принявший человеческую природу (Иоанна 1:14; Галатам 4: 4). Будучи безгрешным, Христос мог, потому что Он Бог, заплативший за наши грехи Своей смертью на кресте. Он поднялся из мертвых, давая Ему возможность быть нашим Посредником, Первосвященником и Защитником; и Воскресение подтвердило его утверждения. Его смерть эффективна для всех, кто хочет получить бесплатный дар спасения. Таким образом, Бог в Своей любви предоставил единственное способ для Него справедливо простить наш грех (потому что наказание было уплачено), освободить избавиться от вины и восстановить правильные отношения с Ним (1 Иоанна 1: 9).

Портрет Джона Г. Мердока Чарльз Дарвин

Очевидно, что эволюционное мировоззрение и библейское мировоззрение взаимно взаимосвязаны. исключительный — каждый полностью противоречит всем принципам другого. Таким образом, концепция теистической эволюции («Бог использовал эволюцию») — это окончательный оксюморон.

Пантеизм и истоки

Большинство пантеистических религий эволюционны в своей космологии. Они отрицают идею Бога как трансцендентного Создателя и как имманентного любящего Искупителя.Они могут научить что материя вечна, или что она сама себя сотворила, или что силы природы, иногда олицетворяемые как боги и богини, воздействовали на вселенную, чтобы принести ее в его нынешнем виде. Даосизм выражает свой пантеизм двумя первоэлементами. Инь (что означает: вода / женщина / тьма) и Ян (что означает: огонь / мужчина / свет). Индуизм учит, что все произошло из основных материальных вещей пракрити.

Пантеистические религии легко впитали дарвинизм.Поскольку эти религии включают эволюционные аспекты, так называемый «научный» эволюционизм был легко добавлены к их системам убеждений.

Христианский миссионер / евангелист может привлечь индуиста или синтоиста (например) к читать «молитву грешника» или предпринимать другие действия евангелизации, и думаю, что он обратил. Однако «новообращенный» возможно, просто добавил Иисуса Христа к множеству богов / духов, которые он или она уже почитает, возможно, как дополнительный «страховой полис».

Бог — высшая и вечная реальность и источник всего сущего.

Почему так происходит? Причина вполне может быть в том, что миссионер не отправился в путь. изменить или даже обратиться к мировоззрению заинтересованного лица (особенно относительно значения слова «грех»), но только для получения устного согласия к его собственному изложению Евангелия. Для западного человека слово «да» означает «я согласен», тогда как для азиата это может означать только «я слышу то, что вы говорите ». Таким образом, человек может все еще сохранять свой пантеистический мировоззрение, в котором грех не рассматривается как преступление против Бога. 12

Точно так же на Западе, когда христианин пытается представить Евангелие неверующему, ему необходимо понять, что у нехристианина, вероятно, будет «религиозный» мировоззрение (сильно пострадавшее от атеистического / агностического эволюционного мышления), которое это огромный барьер для принятия Евангелия. Это потому, что этот гуманист образ мышления антагонистичен вере не только в истине Слова Божьего, но и в также в его авторитете (то есть в потребности человека в нем). Таким образом, если что первая книга Библии, Бытие, прямо говорится о Боге-Творце, считается неверным, почему кто-то должен рассматривать то, что остальная часть Библии говорит о Боге — как Спаситель, умерший на кресте, или Судья всей земли? (См.Иоанна 3:12).

ВОСТОЧНЫЙ МИСТИЦИЗМ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ГУМАНИЗМ ХРИСТИАНСТВО
« Бог » — это «все, что есть». Бога не существует (кроме как плод воображения). Бог — Творец, Законодатель, Судья и Спаситель.
Реальность мистична. Реальность — это то, что мы можем наблюдать. Бог — высшая реальность.
Физический мир иллюзорен. Физический мир реален. Физический мир реален.
Происхождение не важно. Не было начала. Все началось с большого взрыва (если вообще было начало). Бог создал все Своим Словом.
Мужчина незначителен. Человек — просто животное. Человек создан по образу Бога.
Правильное и неправильное — взаимодополняющие части целого; нет абсолютов. Правильное и неправильное относительны; нет абсолютов. Правильное и неправильное определяется Богом в Библии.
Грех : вызывая дисгармонию. Нет такой вещи, как грех. Грех: непослушание Богу.
Цель жизни — убежать от жизни. Цель — передать гены. Цель — угодить Богу.
«Спасение» проходит через множество воплощений. Спасение: не нужно. Спасение по Божьей благодати через веру в смерть Христа (за грех) и Воскресение.
Священные книги : Каждая восточная религия имеет свои собственные, например Индуизм: Веды и Упанишады . Дарвин Происхождение видов . Библия.

Решение

Одно только библейское мировоззрение отвечает на вопросы, которые поднимают другие религии, но не могут решить, например, кто такой Бог и на что Он похож? Как мне обрести душевное спокойствие обо всех неправильных поступках, которые я сделал? Почему Иисусу Христу нужно было умереть за мою грехи?

Для христианского миссионера / евангелиста это означает:

  1. Он должен безоговорочно придерживаться библейского мировоззрения.Он не может изменить это в любым способом (например, путем введения теистической эволюции или прогрессивного творения / миллиардов лет), чтобы попытаться привести его в соответствие с мировоззрением того, с кем он разговаривает. Короче говоря, он должен принять полную власть Слова Божьего.
  2. Ему нужно выяснить мировоззрение человека, которого он пытается победить. Тогда он должен уметь логически отстаивать и защищать библейское мировоззрение против аргументов другого мировоззрения (ей) и уметь отвечать на вопросы искателей и скептиков.Короче говоря, ему нужно заменить эволюционный пантеистический или атеистический человек. мировоззрение с библейским мировоззрением.
  3. Ему нужно понять эту эволюцию является основой или ассимилирован практически всеми антибогами. религия во всем мире. Поэтому ему необходимо изучить и использовать некоторые простые аргументы. от науки, опровергающей эволюционное мышление. 13

Эволюционное мировоззрение и библейское мировоззрение исключают друг друга — каждое полностью противостоит всем принципам другого…

Библейский пример

Когда апостол Павел стремился евангелизировать идолопоклонников греческих философов в свое время в Афинах (Деяния 17: 16–34) он обращался к эволюционным политеистам и пантеисты.Эпикурейцы считали, что все во Вселенной возникло из слепое взаимодействие частиц; стоики были пантеистами и считали, что «разум», в форме судьбы управляла всем, что происходило. 14 Павел сначала бросил вызов и попытался изменить эти два мировоззрения, прежде чем он упомянул Иисусу.

Его подход заключался в том, чтобы установить контактную информацию, указав на их «неизвестные Бог »(ст. 22–23):

  1. Есть один и только один истинный Бог — Он Господь Небес и Земли. (ст.23–24).
  2. Этот Бог — Творец — мир не сотворил себя (ст. 24).
  3. Жизнь исходит от Бога — Он дает всем людям жизнь и дыхание, и все остальное. еще (ст. 25).
  4. Их эволюционное мировоззрение было неверным — мы все произошли от один человек, которого создал Бог (ст. 26).
  5. Их политеистическое / пантеистическое мировоззрение было неверным — если они Потомство Бога (как они признавали), значит, Бог не может быть сделан из золота серебро или камень — продукт человеческого замысла и умений (ст.29).
  6. Покайтесь! Только после этого Павел рассказал им, что этот личный Создатель Бог повелевает всем людям повсюду покаяться, потому что все человечество несет ответственность Ему, и однажды он будет судим Человеком (Иисусом Христом), из которого Бог воскресил мертвые (ст. 30–31).

«Благовестие творения» Павла было эффективным — оно началось в не менее шести новообращенных (Деяния 17:34), и со временем была основана церковь в Афинах. Считается, что его первый епископ был одним из первых Полин. обращенные, а именно Дионисий.

Этот образец «евангелизации творения» из Слова Божьего должен быть рассматривается как божественный план евангелизации восточных пантеистов и политеистов, а также западных атеистов и агностиков сегодня. 15

Ссылки и примечания

  1. Монотеистический ортодоксальный иудаизм исторически верит в Книгу Бытия; однако он не принимает Евангелие (пока!). Вернуться к тексту.
  2. Этот раздел адаптирован из Lane, D., One world two minds: Восточные и западные взгляды в изменяющемся мире, OMF International, Колорадо, США, 1995 г.Вернуться к тексту.
  3. Хотя жители Запада могут навесить ярлык на индуизм с его миллионами богов, будучи политеистами, индусы рассматривают своих богов как различные формы единого высшее существо, Брахман, по сути тождественное со вселенной и поэтому пантеистично. Вернуться к тексту.
  4. В буддизме конечной причиной является принцип кармы — причина и эффект. Смит, A.G., Буддизм: глазами христианина, , за рубежом. Миссионерское товарищество, Колорадо, США, стр. 40 и далее, 2001. Вернуться к тексту.
  5. Азиатские религии имеют тенденцию быть синкретичными. «В китайском буддизме Конфуцианство [образ жизни, которому учил Конфуций (551–479 до н.э.)], даосизм и народные религии настолько смешаны, что трудно провести четкое различие ». Смит, А.Г., Букварь по буддизму, East Asia’s Millions , 2 nd Квартал, стр. 7, 1999. Вернуться к тексту.
  6. Синтоизм — коренной пантеизм Японии, предшествовавший Буддизм; он рассматривает природу как место обитания божеств. Он приписывает божественное атрибуты каждого существа, как и около восьми миллионов богов.Тейлор, Дж. И Тревор, Х., Подружиться с японским языком , ISCS и OMF, стр. 17, 1997. Вернуться к тексту.
  7. Иудаизм и ислам монотеистичны, а не пантеистичны. следующее обсуждение к ним не относится. Вернуться к тексту.
  8. В индуизме принятие любой формы животной жизни является «грехом». Буддизм также запрещает отнятие жизни, но считает это скорее «отрицательным заслуга »или« вредная карма ». Вернуться к тексту.
  9. Арт. 2, стр. 31. Вернуться к тексту.
  10. Агностицизм — это вера в то, что Бога нельзя познать, потому что человек не может знать ничего, кроме мира природных явлений, и поэтому концепция лежит вне досягаемости человеческого разума; ср.атеизм, который категорически отрицает существование Бога. Вернуться к тексту.
  11. Иоанна 4:24; Исход 3: 13–15; Иеремия 23: 23–24; Исайя 46:10; Иеремия 32:17; Исайя 6: 3; 1 Иоанна 4: 8. Вернуться к тексту.
  12. Это, вероятно, одна из причин, почему некоторые «обращаются» не продолжай. Вернуться к тексту.
  13. Например. Сарфати, Дж., Опровергая эволюцию , Creation Ministries Интернешнл, Квинсленд, Австралия, 1999 г.См. Также Batten, D. (ed.) et ​​al ., Книга ответов о творении , Международное служение творения, Квинсленд, Австралия, 2006 г. Вернуться к тексту.
  14. Эпикурейцы искали счастья через телесные удовольствия. Для стоиков счастье заключалось в подражании спокойствию и порядку вселенной с помощью стойко переносить невзгоды и сохранять спокойствие. См. Григг Р. Краткая история. дизайна, Creation 22 (2): 50–53, 2000. Вернуться к тексту.
  15. См. Также Grigg, R., Если миссионерские общества занимают позицию по созданию / эволюции? Creation 12 (3): 42–45, 1990. Вернуться к тексту.

Миссия: Невыполнима

Наша миссия в healthfinch — и всегда была — устранить рутинные, повторяющиеся задачи, с которыми поставщики сталкиваются в своей повседневной практике, снизить риск выгорания и дать им возможность работать на высшем уровне (т. Е. наибольшая степень их образования и обучения). Мы представляем себе мир, в котором все поставщики услуг могут действительно сосредоточиться на уходе за пациентами, а не на тяжелой административной нагрузке, которая возникает при каждой встрече с пациентом.

Мы делаем это, следуя нашему девизу «автоматизировать то, что можно автоматизировать, делегировать то, что можно делегировать, и упростить остальное». В частности, мы применяем это к рутинной повторяющейся задаче запросов на продление рецепта.

Автоматика

Внедрение нашего решения по делегированию продления рецептов, Чарли, позволяет системам здравоохранения достичь более высокого уровня эффективности за счет автоматизации некоторых ручных операций, которые обычно требуются при каждом запросе на продление рецепта.Чарли автоматически очищает карты пациентов, представляет всю необходимую информацию о продлении и дает рекомендации по управлению каждым запросом. Таким образом, Чарли значительно экономит время поставщиков и сотрудников и помогает гарантировать, что важная информация о лекарствах, такая как пропущенные лабораторные работы или посещения, не будет случайно упущена из виду.

Делегация

В большинстве штатов разрешено делегирование запросов на продление рецептов на некоторый уровень, будь то магистр медицины, медперсонал или персонал аптек.Если поставщики по-прежнему получают все запросы на продление прямо в свои почтовые ящики, крайне важно исключить эти задачи из их рабочих нагрузок. Чарли помогает безопасно делегировать запросы на продление рецепта соответствующему персоналу, не являющемуся поставщиком медицинских услуг.

Упрощение

Упрощение рабочих процессов продления также является ценным упражнением. Мы оцениваем существующие протоколы и процессы наших клиентов, чтобы помочь выявить неэффективность, позволяя поставщикам и персоналу выполнять задачи как можно быстрее и безопаснее.

С запросами на продление рецептов у поставщиков они могут сосредоточиться на более насущных потребностях — будь то ежедневный уход за пациентами, координация специализированных услуг или даже реагирование на кризисы в области здравоохранения в стране, такие как текущая вспышка COVID-19. Когда возникает ситуация «все руки в руках», каждая свободная минута становится гораздо более ценной.

Какое влияние может оказать Чарли? Предположим, основной поставщик медицинских услуг получает в среднем 10 запросов на продление рецептов в день и тратит на каждый запрос 3 минуты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *