Ольга ускова муж – Московская бизнес-вумен попробовала вытереть из истории основателя ее бизнеса

Я — плохая мать! | Статьи

Рано или поздно перед каждой работающей женщиной встает вопрос — карьера или ребенок? И все чаще наши соотечественницы выбирают работу, перепоручив ребенка няням или бабушкам. Причин на то много — карьера не ждет, не хочется «выпадать из обоймы», да и семью сегодня нередко содержат именно женщины. Комплекс «плохой матери», не уделяющей ребенку достаточно времени, развивается рано или поздно у каждой работающей женщины. У кого-то в большей степени, у кого-то в меньшей. Но психологи утверждают, что важно не «количество», а «качество» общения с ребенком.

«Известия» расспросили известных и очень занятых мам, как им удается совмещать работу и семью. И конечно же попросили совета у психолога — что надо делать, чтобы ребенок занятой женщины не чувствовал себя заброшенным, а у мамы не развивался комплекс вины.

Писатель Татьяна Устинова: «Мои дети существуют отдельно от меня»

Популярная российская писательница Татьяна Устинова утверждает, что ей не удается совмещать творчество и воспитание детей.

— Ответ на этот вопрос банален до невозможности, прост как правда и вопиющ — никак не удается! Мои дети, если говорить об их существовании, существуют отдельно от меня. У них есть бабушка и дедушка, мои мама и папа, которые с ними занимаются — вместе катаются с горки, ездят смотреть, тронулся ли лед на реке.

Пока я награждаю неведомых людей в Кремле, они берут термос, пироги и едут кататься на снегокатах. Мне остается небольшое пространство: поговорить с учителем насчет экзаменов, провести с ними выходные, посмотреть «Ледниковый период», который всем нам нравится. И мы ждем лета — каникул и отпуска.

Миша, старший сын Татьяны, родился в 1991 году.

— Мы тогда родили ребенка только потому, что были крайне молоды и  не задумывались о последствиях, — говорит Татьяна Устинова. — Я не рассчитала ни свои силы, ни наши с мужем возможности. Как только родился Мишка, стало понятно: мы не можем воспитывать его самостоятельно, надо звать дедушку и бабушку. С ним все время надо было гулять, держать на руках. А мы просто не могли сводить концы с концами. Работали мои папа и мама, сестра нас подкармливала. Сколько людей работало на то, чтобы у меня был ребенок! Я же перешивала какие-то старые тряпки — не было денег, но и в магазинах ничего не было. Рвали старые простыни на подгузники, муж вечером их стирал и, засыпая, нырял головой в ванну…

Когда Мише исполнилось полтора года, Татьяна вышла на работу. С внуком осталась бабушка. А мама с головой ушла в работу и стала зарабатывать деньги для семьи. Тимофей родился через 10 лет после Миши. Татьяна Устинова уже была писателем Устиновой и во всем отдавала себе отчет. Теперь она могла бы вырастить детей даже одна. И этот шаг был осознанным: «Мы с мужем вдруг подумали, что у меня есть сестра, у него брат, а у нашего сына ни сестры, ни брата и он, бедолага, будет один, когда нас не станет».

Татьяна Устинова — занятая мама. Не каждый день ей удается начать утро вместе с детьми, попить с ними чай и поговорить. Но в выходные она старается быть с сыновьями и даже играет с ними в хоккей. Изменить свою жизнь она не в силах: «Если сижу дома больше полутора дней, начинаю бросаться на стены и на людей, и счастья им не прибавляется». И чем дальше, тем меньше Устинова верит в «измышления американских феминисток» о том, что женщина может успешно совмещать карьеру и детей:

— Что-то обязательно будет плохо или полный провал по всем направлениям. Об этом Лев Толстой сказал устами старого князя Щербацкого и Левина: женщина не может ходить в должность и в присутствие до тех пор, пока мужчина не научится грудью кормить детей. При этом у него написано, что в любой семье, бедной или богатой, должны быть няньки, свои или наемные. Если нянек нет, совместить это невозможно.

Устинова-мать винит себя каждый день, приезжая домой, когда ее мальчишки уже спят. Зная, что уедет — когда они еще будут спать. Не получается ничего из этого совмещения интересов!

— Я себя ужасно ругаю, понимая, что ничего не изменить. И утешаю себя тем, что есть бабушка и дедушка и что по возможности я провожу с детьми время. Как-то я пожаловалась Елене Малышевой, что чувствую себя виноватой, и она сказала: «Пойми, наши дети должны знать, что жизнь такова и другой быть не может». Этим я и утешаюсь.

Ведущая канала НТВ+ Юлия Бордовских: «Я дико расстраивалась, когда Маруся тянула ручки к няне…»

Свою любимую дочь Марусю Юлия Бордовских решилась родить, несмотря на вечную занятость на телевидении. Заранее ничего не планировала. Ребенок дается не решением, а Богом, считает Юлия. На НТВ вернулась, когда дочери исполнилось три месяца.

— Поначалу всем тяжело, особенно мамам, которые рано выходят на работу, — говорит Юля. — Ведь большее время ребенок проводит с няней, и вдруг наступает момент, когда он начинает тянуть ручки к ней, а не к маме… Я тогда дико расстраивалась. Как только возвращалась домой, отправляла няню отдыхать и почти год, таким образом, не спала… Маруся просыпалась каждый час, а утром я убегала на работу.

Прошло шесть с половиной лет. Маруся заканчивает первый класс, поет в «Непоседах», а у ее мамы появились маленькие хитрости. Оказалось, что работу и воспитание ребенка можно удачно сочетать: на некоторые мероприятия Юля берет Марусю с собой. И маме приятно, и дочери полезно.

— Я стараюсь, чтобы наша с ней жизнь во всем пересекалась. Например, показ новой коллекции одежды моей подруги Наташи Дриган — хорошая возможность открыть дочери мир, в котором творят дизайнеры. Если уезжаю за границу, стараюсь брать с собой Марусю. Три раза в неделю она поет в «Непоседах» — это в центре города, и я стараюсь заезжать к ней. Если встречаюсь с друзьями, прошу их брать с собой детей.

Выходные они стараются проводить вместе. В этот раз — удалось. В субботу ездили на Марусину репетицию, а потом она сидела среди взрослых зрителей Театра на Таганке, где Юля принимала участие в поэтическом вечере, и аплодировала маме громче всех. На весенних каникулах будут ходить в кино и театр — билеты уже есть.

— Раньше дочь обижалась, что я подолгу на работе, а теперь сама ездит на концерты и понимает, что это труд, — говорит Юлия. — И все же расстраивается. Всегда спрашивает по телефону: «Мамочка, как твои дела? Как прошла встреча? Есть ли пробки на дорогах?» Или говорит: «Мамочка, ты устала, не читай мне сегодня перед сном».

Президент компании Cognitive Technologies Ольга Ускова: «Мы развивались параллельно»

Сыну преуспевающей российской бизнес-вумен Ольги Усковой 20 лет. С двух лет им занималась няня: это цена, которую мама заплатила за успех в бизнесе. Няня Андрея так и осталась в их семье, теперь они почти родня. А Ольга Ускова планирует еще раз стать мамой.

— Конечно, с ребенком трудно, особенно первый год, — признается Ольга.  Но у меня большая команда помощников, и уже не нужно все время быть в офисе. Я не планирую ребенка специально, это как Бог пошлет. Но если так случится, надеюсь, сотрудники меня поймут.

С тех пор, как Андрей стал работать менеджером в компании Ольги, она опять стала проводить много времени с сыном. Но даже когда Андрей был маленьким, он не ревновал маму к работе.

— У нас с ним очень маленькая разница в возрасте, я родила в 20 лет, — смеется Ольга. — И начиная с его семи лет мы развивались параллельно. Ему всегда была интересна моя работа, и всегда были детские понты: «Вот мама в газете, мама на экране!» Он с детства знал, чем я занимаюсь, в итоге и его это увлекло. Андрей — главный человек в жизни президента компании Cognitive Technologies. Но и компания не на последнем месте. Как минимум — дело всей жизни и средство к существованию. Сын понял это в 12 лет.

— В этом возрасте уже достаточно сильна социальная ориентация, и дети страдают, если родители не могут обеспечить им определенный уровень. Печально, но это так.

Психологи бы за это не похвалили: баловала Ольга сына как могла.

— Все вокруг мне говорили, что кончится плохо, но кончилось хорошо. Все, что ему было интересно, покупалось, ограничений не было.

Ольга Тимофеева

Светлана Кривцова, экзистенциальный психотерапевт, доцент факультета психологии МГУ: «Ребенку нужна счастливая мама!»

У деловых и успешных женщин есть три проблемы. Первая — время. Им не хватает времени на отдых и на семью. Они решают сверхсложные задачи, которые требуют самоотверженного труда. Они привыкли думать и работать быстро — но чувствовать быстро нельзя. Чувствам нужно время, чтобы возникнуть и вырасти. Нередко они живут очень эффективно, но не успевают проживать эмоциональную жизнь. Не только порадоваться, но и погрустить некогда. Их жизнь проходит как в тоннеле — только свет в виде какой-то цели. Если так жить долго, появятся зависимости — от шопинговой мании до алкоголизма. Когда такая мама встречается с ребенком, она чувствует себя чужой. Она депрессивна, у нее плохое настроение. Не может разделить нюансы чувств, которыми живет ребенок, сочувствовать, радоваться, просто быть вместе. Чтобы исправить это, нужно время, а она всегда занята.

Вторая проблема — аналитика вместо чувств. Часто деловые женщины занимаются аналитикой, а это не женская работа. Они не чувствуют, а думают. Чтобы быть эффективными, им нужна логика, холодный рассудок. Дети живут по логике сердца — совершенно другой, хотя такой же жесткой. У многих моих клиенток есть чувство вины. Они не могут играть вместе детьми, как хорошие матери: раскладывать камушки или читать. А если они еще и недавно развелись, то переживают свою потерю и неспособны радоваться вместе с ребенком.

Третья проблема — гонка за результатом. В бизнесе есть жесткая установка: результат любой ценой. Подчиненные должны работать так же самоотверженно, как и начальница. Отвергая себя, не думая о себе. Агрессивное и безжалостное отношение невольно переносится и на ребенка. От него требуют результатов уже в детском саду. Нанимают репетиторов и даже говорят как с подчиненным. Хорошо, что ребенка растят честолюбивым. Плохо, что заставляют жестоко относиться к себе. Такие дети искренне верят, что их ценность равна пользе. В отношениях мамы и ребенка это неправильно и непонятно. От мамы зависит, сможет ли он полюбить жизнь, несмотря на испытания и потери. Это невозможно, если мама относится к ребенку прагматично.

Я могу дать занятым мамам несколько советов. Во-первых, всерьез отнестись к планированию времени. Оставлять его столько, сколько нужно, чтобы вам и ребенку было хорошо. Есть дети, которым нужно час молча побыть рядом с мамой, прежде чем они скажут ей о проблеме. Важно не давить: «Давай быстро рассказывай!» — а оставлять пространство, чтобы он мог сказать сам. И дать понять, что для него время есть.

Во-вторых, воспитать в ребенке позитивное отношение к жизни. Мама не может играть с ребенком? Но может взять его с собой туда, где сама счастлива! Маме нравится готовить — и ребенку хорошо рядом с ней. Нравится водить машину — и ребенку это понравится. Дети радостно и бесстрашно катаются на лыжах с гор, видя, что родители счастливы.

В-третьих, учить его наслаждаться тем, что нельзя купить. Наблюдать закат солнца с балкона, кормить птиц зимой, наблюдать, как распускается цветок на подоконнике. Это и формирует любовь к жизни, несмотря ни на что. А в-четвертых, ребенку нужна счастливая мама, и если она будет счастлива, она даст ребенку все, что ему нужно.

ПИСЬМО

«Я в жизни сына «полярный летчик»

Я — плохая мать. Своего 8-летнего сына вижу только утром, когда собираю и веду в школу. Когда возвращаюсь с работы, Саша уже спит. Хотя все выходные мы не расстаемся ни на минуту, но и тут бесконечные обязанности. Побегать по магазинам, что-то сделать по хозяйству, куда-то вечно надо ехать… Сын помогает как может: несет сумку, моет чашки, живет в машине и страшно радуется, что мы вместе.

Да, почти каждую субботу мы ходим в театры, на выставки, гуляем, но разве за два дня наверстаешь целую неделю? Бывает, от усталости я раздражаюсь по мелочам, сил нет вникать в его маленькие дела, вести задушевные разговоры, а на бегу разве можно чему-то научить ребенка?

Изменить свою жизнь я не могу: живем на мою зарплату. Сын это понимает, но когда все неработающие мамочки приходят на очередной утренник, а я туда опять не попадаю, он очень страдает.  Но мне очень тревожно: получается, что мама у него — «полярный летчик», которого он знает только по фотографии.

Елена Пересвет

СОВЕТ ПСИХОЛОГА

«Не становитесь мифической фигурой!»

1. Заранее обсуждайте и планируйте совместное время, чтобы ребенок знал, что оно зарезервировано для него. Выполняйте обещания. Не отменяйте планы в последний момент. Хуже всего, когда ребенка все время водят за нос и мама становится мифической фигурой. Мама для всех может быть недосягаемой и непонятной, а для ребенка — теплой, стабильной и всегда доступной.

2. Не превращайте ваши встречи в «эксклюзив». Это нормально, когда родители общаются с детьми. Поэтому не превращайте ваши встречи в чистые праздники. Лучше проводите вместе выходные. Не опекайте ребенка, а сотрудничайте.

3. Не бойтесь взять няню. Ничего ужасного в ней нет. Но обязательно нужно время, чтобы новый человек прижился. На ребенке плохо сказывается частая смена нянь — у него не формируется устойчивых привязанностей, что также чревато будущими конфликтами.

4. Кормите ребенка грудью. Важнее всех подарков эмоциональный контакт. Полтора года — это минимум, который нужно быть рядом с ребенком. Год тоже хорошо, плохо — два месяца.

5. Не забрасывайте ребенка подарками. Нельзя откупаться от ребенка, компенсируя свое отсутствие. В итоге ребенок станет очень апатичным, а мама пойдет за советом к психологу, потому что ребенок стал плохо учиться, разладился контакт с родителями.

7. Не изводите себя напрасно. Если вы пропадаете на работе, не вы плохая мама, а ситуация плохая. Иногда мама — основной кормилец в семье. Наши женщины на фоне перестроечных процессов повели себя активно. На семьях это отразилось не лучшим образом: дети накормлены, но без присмотра. Но если мама перестанет зарабатывать деньги и будет сидеть дома, у ребенка может развиться «комплекс бедной семьи». Кстати, у многих домохозяек нет контакта с детьми.

8. Не замыкайтесь в семье. Работающая мама лучше домохозяйки. Если женщина становится домохозяйкой, ограничивается круг ее общения, сужаются интересы. Это плохо и для мамы, и для социализации ребенка. Она психологически опускается, ей все меньше надо, ей все равно, как она одета. Если есть деньги, то это бесконечные парикмахерские и шопинги. И на ребенка у такой мамы все равно времени нет.

Ольга Маховская

iz.ru

Ускова Ольга Анатольевна — биография и семья

Биография

Родилась 26 февраля 1964 года в семье программистов. Отец — заведующий лабораторией искусственного интеллекта в МГУ (принимал участие в проекте «Каисса»), мать — главный инженер проектов Гипромост. Оба они — выпускники МГУ.

По рассказам Ольги Усковой, пропустив вступительные экзамены в МГУ, по воле отца она поступила на факультет технической кибернетики Московского института стали и сплавов, который окончила в 1986 году. В том же году она поступила в аспирантуру и начала работу над кандидатской диссертацией, посвященной оптоволоконным сетям.

В этот период Ускова сблизилась с группой сотрудников ГИВЦ СССР, разрабатывавшими под заказ сложные информационные системы, и их руководителем, доктором физ.-мат. наук А. Блешуном (погиб год спустя в автокатастрофе). В 1988—1991 гг. Ольга Ускова работала как сотрудник ВНИИ системных исследований АН СССР, а в 1991—1992 гг. являлась сотрудником Института системного анализа РАН. На его основе в 1991—1993 гг. и была создана компания Cognitive Technologies. В 1992—1999 гг. Ускова работала в ней исполнительным директором.

С 2006 года Ольга Ускова начала участвовать в работе Экспертного совета при Мининформсвязи РФ и возглавила Национальную ассоциацию инноваций и развития информационных технологий ( НАИРИТ).

В 2006 г. принимала участие в заседании президиума Госсовета, на котором решались вопросы развития российской ИТ-индустрии. Смогла убедить президента РФ в том, что необходимо создавать крупные венчурные фонды, которые обеспечат финансирование перспективных российских проектов в сфере новых технологий.

В 2010 г. участвовала в заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию под председательством (на тот момент — президента РФ) Дмитрия Медведева.

В начале 2012 года Институт политики и бизнеса опубликовал рейтинг самых успешных российских деловых женщин по итогам 2011 года. Ольга Ускова заняла третью позицию рейтинга.

Цитаты, интервью

  • Ольга Ускова: «Моя страна — моя команда» — интервью журналу ИКС
  • «У российского «софтвера — большое будущее» — интервью журналу БОСС

«Можно собрать 200 классных программистов, но не получить желаемых заказов» (об успехах «Галактики», «Диасофта», «Паруса»).

«Как-то мы сидели с Владимиром Арлазаровым за рюмкой чая, обсуждали, как жить дальше, как деньги зарабатывать. А одна из наших лабораторий разрабатывала систему распознавания текстов для «Худлита» — впоследствии знаменитая OCR Tiger. Это была одна из немногих систем, написанных под более или менее массовый интерфейс — под DOS. Я сказала: «Возьму и продам десять штук». Арлазаров говорит: «Не продашь». Я на спор договорилась со знакомыми ребятами, которые работали на выставке «Банковские системы», поставила столик у них на стенде, написала первое в жизни рекламное объявление от руки, причем с ошибкой — «мы научим распозновать», и… все продала. То ли система интересная, то ли я… Не знаю. Только и спрашивали: «Сколько стоит?» Отвечаю: столько-то. «А это с НДС или без?» Я — тут же спрашивать, что такое НДС…» (о начале бизнеса в Cognitive Technologies)

«Год общения с экстрасенсами дал мне понимание, что в бизнесе нельзя врать, что, говоря человеку неправду, мы искажаем информационное пространство и для него, и для себя» (о принятии решений).

«Где-то года до 1995-го приходилось отрабатывать какие-то такие схемы, которые защищали бы от всяких неприятных моментов — sexual harrasment имею в виду» (о роли женщины в бизнесе).

«Я больше люблю собаку. Ведь я деспот, и мне нравится, когда мне подчиняются».

Награды

В 2001 году награждена дипломом «Золотой Эталон» Международного экономического форума за вклад в развитие информационных технологий в России.

Ольга Ускова входит в число ТОП-20 самых успешных женщин России за 2003 г. по рейтингу журналов «Эксперт» и Elle. Входила в Top-100 ведущих российских менеджеров ИТ-индустрии (согласно рейтингам газеты «Коммерсантъ-Daily») по данным за 2001-2003 гг.

Является обладательницей награды «Интеллект Нации» за IV место в рейтинге (TOP-25) ведущих ИТ-менеджеров России за 2001 г. (по результатам исследования журнала «Компания»).

По результатам комплексного исследования независимого информационного агентства «Ламинфо», признавалась одной из 10 наиболее влиятельных персон на рынке делового ПО за 1999 г.

Лауреат конкурса «Профессиональный Успех-97» в номинации «Наука и Технологии» журнала COSMOPOLITAN.

По результатам исследования DATOR TOP 100 с 1994 по 1998 г. и TopProfi с 1995 по 2001, признавалась одной из наиболее авторитетных личностей, внесших существенный вклад в развитие российской компьютерной индустрии.

Семья, хобби

Ольга Ускова замужем. У нее есть сын от первого брака (по информации источников TAdviser, близких к Cognitive Technologies — это Андрей Черногоров, который в 2015 году был назначен гендиректором этой компании).

В студенческие годы Ольга Ускова увлекалась драматургией (был издан сборник стихов и поставлена театральная пьеса). В настоящее время любимыми хобби являются путешествия по экзотическим местам, дайвинг, горнолыжный спорт.

Ускова является соведущей в авторской программе «Бизнес без посредников» на радио Finam.Fm.

Источники

  • [1] — биография на сайте компании

rosmanager.ru

мужья главных светских дам Москвы

Банкир Валерий Шевчук с Натальей Якимчик

 

Валерий Шевчук. Экс-глава Мос­комнаследия и бывший вице-президент Московской торгово-промышленной па­латы, человек жесткой православной направленности, обожает свою жену Наталью Якимчик и сдувает пылинки с ее кутюра. Они всегда вместе: придумывают рекламу для купальников Natayakim в любимом ресторане на пляже каннского оте­ля Carlton, ходят в гости к Рудковской–Плющенко и Стасу Михайлову.

 

Виталий Южилин. Седовласый депутат-единорос время от времени совершает ошибку резидента, появляясь то на «Хорошем мероприятии», то на аукционе amfAR в Каннах. Приближенные к семье отмечают, что более очаровательного человека, чем муж Илоны Столье, представить сложно: «Сразу бросается обниматься и обижается, когда к нему обращаются на «вы». Увлечения у Виталия Александровича как представителя правящей партии понятны всей стране: охота, рыбалка, футбол.

Депутат Госдумы РФ Виталий Южилин с Илоной Столье

 

Артем Зуев. Бизнесмен широкого профиля, муж совладелицы «Фантомаса», про которого слишком много пишут, на презентации не ходит. Народ шутит: «Раньше мы думали, что Снежана Георгиева прячет мужа, потому что он у нее страшный, а она, оказывается, боится искушать недремлющих московских невест его правильной красотой». Снежана доверяет только друзьям: на десятилетии свадьбы в Tatler Club плясали люди с исключительно надежной репутацией.

Финансист Артем Зуев со Снежаной Георгиевой и Еленой Лихач

 

Евгений Хавкин. Заслуженный топ-менеджер «Лукойла» предпочитает вызывать на ковер подчиненных, пока на красном ковре в одиночестве блистает его жена — эталонная блондинка Оксана Максимова. Исключение муж делает два раза в год — ради «Золотого граммофона» и скачек радио «Монте-Карло», питаемых лукойловским бензином. Безоблачные отношения ежемесячно пытается пошатнуть внимательная секретарша, которая услужливо составляет для шефа список гранд-выходов его жены.

Евгений Хавкин («Лукойл») с Оксаной Максимовой

 

Зияд Манасир. Падение выходца из Иордании в российском рейтинге Forbes (с тридцать шестого места на семьдесят девятое) заставило заклятых подруг Виктории (чьи мужья в олигархической турнир­ной таблице вообще не значатся) с доволь­ной ухмылкой глотнуть шампанского. В ог­ромном дворце в «Гринфилде», впрочем, без перемен: повара маринуют антрекот в «Шато Петрюс», а Виктория с размахом планирует новый сезон детской анимации в своих московских клубах Vikiland. Да и путешествует большая семья не обозом в Загорск, а джетом в Исландию.

Зияд Манасир («Стройгазконсалтинг») с Викторией

 

Сергей Макаров. Суперсекретный милый друг Алены Ахмадуллиной. Предыдущие мужчины питерского модельера обладали яркой животной харизмой: Аркадий Волк открыл в ней талант, Александр Мамут его огранил. Макаров живет непублично, за него говорит резюме. Бывший вице-президент «Транснефти», бывший президент ОАО «Стройтранс­газ», ныне тихий и простой председатель совета директоров «Станкопрома». Намерения имеет серьезные — пара уже строит дом за городом.

Сергей Макаров («Станкопром»)

Алена Ахмадуллина

 

Алексей Михеев. Единственная совместная фотография Мирославы Думы и Алексея затерялась в архивах журнала Harper’s Bazaar времен Шахри. На открытии бутика Louis Vuitton в Столешниковом Михеев, выздоравливающий после разры­ва с Надеждой Оболенцевой, был мгновенно очарован Мирой. Спустя две недели выпускник МГИМО заявил о серь­езности намерений, а через год подтвердил их трех­каратником Graff. Сейчас глава департамента в Минпромторге РФ смиренно наб­людает за восхождением матери его двоих детей в звезды планетарного масштаба. Сопровождает любимую на Уимблдон, где, впрочем, предпочитает сидеть в тени.

 

Иван Стрешинский. Парт­нер Алишера Усманова и гендиректор USM Advisors только зарплаты получает пятнадцать миллионов долларов в год (он седьмой в форбсовском списке самых высокооплачиваемых топов страны). Но ­главной наградой его жизни стало знаком­­ство с Натальей Давыдовой (по результатам совместной с ним жизни она превратилась в популярного блогера @tetyamotya). Иван попросил телефон у жизнелюбивой дочери смоленского инженера, выдержал недельную паузу и позвонил. Больше пауз не случалось. Они родили двоих сыновей, обвенчались в ­Париже, купили фантасмагорический замок в Версале и два месяца назад предъявили свету новорожденную ­девочку Милу.

Иван Стрешинский (USM Advisors)

Наталья Давыдова (@tetyamotya)

 

Александр Винокуров. Молодой (тридцать три года) наследник фармацевтического бизнеса «Генфа», экс-прези­дент группы «Сумма» ныне президентствует в инвестиционном гиганте «А1 групп». Они с Катей, дочерью минист­ра иностранных дел Сергея Лаврова и директором московского офиса Christie’s, составляют портрет идеальной семьи с двумя чудными крошками в детской. У Винокурова есть только два симпатичных недостатка: он не пьет и не умеет водить машину.

Александр Винокуров («А1 групп») с Екатериной

 

Олег Шелягов. Гендиректор ВМК в свое время окончил в Питере Высшее военно-морское училище им. Фрунзе — отсюда его характерная походка и крейсерская осанка. Уважает эксперименты супруги Виктории с макияжем и чалмами, да и сам склонен к костюмированным эскападам. На июльском показе Dolce&Gabbana Alta Moda вся гавань ­Портофино ходила смотреть на его полосатую джелябу и облегающую футболку с быком в обрамлении красных гвоздик.

Олег Шелягов (ВМК) с Викторией

 

Тимур Иванов. Чиновник, сменивший энергетический сектор на оборонный, продолжает вертикальный взлет. Вот что значит мотивация в лице блистательной Светланы Захаровой. Глава «Оборонстроя» после важных совещаний несется в театр, чтобы его высокоинтеллектуальной красавице с новеньким дипломом искусствоведа МГУ не было скучно. Они вместе как минимум с 2008 года, и Тимур по-прежнему влюблен как мальчишка.

Тимур Иванов («Оборонстрой») со Светланой Захаровой

 

Эдуард Таран. Основатель и президент «РАТМ холдинга» идет на таран во всем, что касается бизнеса в Сибири, но с Маргаритой Лиевой нежен и щедр. В благодарность за рождение двух маленьких таранчиков поддерживает благотворительные инициативы жены. Другим тоже достается — на недавнем аукционе фонда «Выход», устроенном Дуней Смирновой и Оксаной Лаврентьевой, купил самый крупный лот от Disney.

Предприниматель Эдуард Таран с Маргаритой Лиевой

 

Расим Акперов. Любимец «Люто­волка», супруг хозяйки FIF Group Аллы Беляк-Акперовой ударился в публицистику. Половина светской Москвы читает его посты о любви к Путину и думает про себя, что эксперименты с подвернутыми джинсами и клетчатыми рубашками удаются экс-байеру Podium лучше, чем высокопарные оды действующей власти.

Расим Акперов (FIF Group) с Аллой

 

Павел Корнилов. Четыре года назад в баре «Белка» архитектор разглядел золотое сечение в танцевавшей стилистке Кате Мухиной. С тех пор строит не только объекты класса А, но и семью с одной из самых заметных блондинок российского глянца. Под ее влиянием отрастил бороду и архитектурно переоделся в одного из самых модных светских львов.

Архитектор Павел Корнилов с Екатериной Мухиной

 

Илья Давыдов. Специалист по продвижению модных брендов, эстет и бонвиван в трендах разбирается не хуже своей жены, главного редактора Vogue Виктории Давыдовой. Бог деталей на ощупь отличает кашемир Loro Piana от Brunello Cucinelli, может порекомен­довать лучший языковой или спортивный лагерь для сыновей и знает на Доро­гомиловском рынке человека, который поставляет соленые огурцы к кремлев­скому столу.

PR-специалист Илья Давыдов с Викторией

 

Эдуард Киценко. Основатель сети магазинов Podium никогда не фигурирует в Instagram своей мегаактивной жены Полины. Не волнуйтесь, за кадром он всегда рядом: бежит, плывет, крутит педали, болеет на олимпийской трибуне и приобщает к спорту их сына Егора. Человек со вкусом — лично обустроил семейное гнездо в стиле ар-деко на Рублевке. Высший класс!

Эдуард Киценко (Podium) с Полиной

 

Александр Винокуров. Не тот, который «Сумма», а совладелец телеканала «Дождь», Slon.ru, клиник «Чайка». Муж мятежной Натальи Синдеевой. Коридоры их медучреждений украшают ­арт-объекты из проданного во имя спасения разговорчивого «Дождя» дома на ­Новой Риге. В инстаграме Александр непрерывно дает прямые включения из парков, скверов и с других пригодных для бега территорий. И никакой дождь ему не страшен.

Александр Винокуров («Дождь») с Натальей Синдеевой

 

Григорий Березкин. Любитель больших волн: денежную поймал даже во время кризиса 2015-го, на шесть пунк­тов приблизившись к заветной сотне Forbes. Океанские ловит на Маврикии вместе с интеллигентнейшей женой Леной, четырьмя детьми и зятем-серфером ­Петром Тюшкевичем. Заслу­женный энергетик питает слабость к ретрокарам. На Mercedes-Benz 500K — черном, как в Москве любят, но 1936 года выпуска — вихрем проносится от ЦУМа до Барвихи на ралли L.U.C Chopard Classic.

Григорий Березкин (ЕСН) с Еленой

 

Стас Лисиченко. Балагур и спорт­смен с радостью разделяет страсть энергичной Дарьи к бегу, велосипедам, мотоциклам и даже Джареду Лето, которого они привозили на частный концерт в FF Bar. Как кольцо Сатурна, вращается на орбите жены, наследницы «Конько­во». Там китаист с дипломом МГИМО в целях улучшения гастрономической ситуа­ции открыл неплохой ресторан «Китайс­кие новости». Сен-Тропе тоже входит в круг его геополитических интересов — у Лисиченко тут дом, где рядом с обеденным столом укоризненно висят петли TRX.

Стас Лисиченко («Китайские новости») с Дарьей

 

Дмитрий Разумов. То, что мы видим сейчас, не сравнится со старыми фотографиями времен «Норильского никеля». Разумов стал тоньше, моднее и богаче. Сейчас управляет всеми активами Михаила Прохорова, включая его любимую игрушку — баскетбольный клуб Nets. На ужин в «Гараж» и на премию «Сноба» ходит с Полиной Дерипаской, но деликатен ­настолько, что не требует от своей прекрасной дамы, дочери Валентина Юмашева, избавиться от фамилии ее могущественного супруга. Там, где серьезные мужчины сидят в костюмах, Дмитрий является в безупречно сидящих узких джинсах и кедах на босу ногу.

Дмитрий Разумов («Онэксим») с подругой Полиной Дерипаской

 

Вадим Расковалов. Копия Джонни Деппа, но своей Паради — золотоволосому ювелиру Яне Расковаловой — верен много лет. Бывший хозяин сети питерских фитнес-клубов, а ныне совладелец «Подиума» в свое время подарил Яне, матери их троих детей, не один бриллиантовый сет. Потом решил, что педагогичнее будет вручить ей набор «Сделай сам» — в виде инвестиций в ювелирный бренд Yana.

Вадим Расковалов (Podium) с Яной

 

Александр Чистяков. Мил­лио­нер широкого профиля с рекордным для серьезного бизнесмена количе­ством фолловеров в Instagram. Веселый человек. Один из немногих, кому удалось через годы пронести дружбу с Ксенией Собчак. Певица Наташа Ионова, назвав себя Глюк’oZой, предвидела будущую dolce vita. В браке с Александром она обставила особняк на Рублевке, объездила полмира и родила двух дочерей. Несмотря на то, что в их семейную жизнь сплетники регулярно пытаются подсыпать соли, но у пары все по-настоящему сладко.

Александр Чистяков (ФСК ЕЭС) с Натальей Ионовой

 

Сергей Рябцов. Недавно светский сейсмометр не без удовольствия зарегистрировал не типичные для этой образцовой пары колебания. К счастью, землетрясения не случилось. На открытие «Гаража» Сергей с Настей пришли, под­черкнуто держась за руки. Харизматичный финансист терпелив, как никто: у Рябцовых четыре дочери, и отец любит их без памяти. Путешествует семья всегда вместе — по скрупулезно составленному папой маршруту. Обладатель лучшей коллекции Martin Margiela в России — от кедов до костюмов — в «Симачеве» бережно подсаживает девушек на барную стойку, чтобы они там отплясывали. Но главный свой танец дарит все-таки Насте.

Сергей Рябцов («Спутник») с Анастасией

 

Александр Кержаков. Лучший бомбардир сборной России, обжегшись на первых двух браках (с Марией Головой и Екатериной Сафроновой), в третий раз не промазал — красивым дриблингом провел к алтарю дочь сенатора Санкт-Петербурга Вадима Тюльпанова. «Малышка на миллион» сидит с сыном футболиста, пока они с бывшей женой пишут друг на друга заявления в прокуратуру.

Футболист Александр Кержаков с Миланой Тюльпановой

 

Александр Лебедев. Неожи­данно для гражданина такого калибра председатель совета директоров «Нацио­нальной резервной корпорации» завел Instagram, где регулярно хвастается безуп­речной чатурангой дандасаной, красавицей Еленой Перминовой и приключениями с львиным прайдом. Вертолетом управляет не хуже, чем бизнесом. Для всех он Александр Евгеньевич, а для Лены — «любимый пилот».

Александр Лебедев (НРК) с подругой Еленой Перминовой

 

Петр Максаков. Человек с бри­тан­ским образованием, надежда венчурного бизнеса и водки «Кремлевская» привык жить среди знаменитостей — он внук актрисы Людмилы Максаковой и племянник оперной певицы Марии. Скромный юноша, но Галя Юдашкина заставила его сидеть в свадебной жардиньерке перед объек­тивами восьмисот айфонов, давать откровенное интервью Tatler и сниматься для обложки Hello!. В непростых жизненных обстоятельствах Петр держится уверенно и выглядит очень хорошо.

Петр Максаков (водка «Кремлевская») с Галиной Юдашкиной

  

Антон Борисевич. Фотогеничный финансист, вооружившись внушительной коллекцией швейцарских хронометров, выстроил свою жизнь так, что в ней есть время и для успешного бизнеса, и для активной светской деятельности в обществе жены Виктории и семилетнего сына Максима. Никогда не опаздывает — во многом за счет того, что не толкается с женой в гардеробной. Их в квартире на Остоженке две — папина и мамина.

Антон Борисевич (ГТЛК) с Викторией

 

Вадим Аминов. Пока жена Стелла, хозяйка детского бутика Five Kids, поддерживает рублем магазины на Монтень и Спиге, Вадим, совладелец «Нефтетранссервиса», широко инвестирует в еврейскую общину. Он вещь в себе, но иног­да выходит из образа: может спонтанно на­рисоваться на вечеринке в «КМ 20» и зажечь огни. В остальном кошерен и предсказуем: не отвечает на звонки по субботам и хочет еще детей, хотя у Аминовых их уже шестеро.

Вадим Аминов («Нефтетранссервис») со Стеллой

 

Павел Те. Внук знаменитого корейского поэта превратил жизнь своей верной подруги Ольги Карпуть в стихи, где в рифму все: и вилла на Ибице, и вечеринки с Брайаном Ферри у бассейна в гигантской квартире на Цветном. Очевидно, что и ювелирный Дом Bvlgari зовет их на свои ужины не просто так. Для своих нужд совладелец «Капитал-групп» капитально вложился в коллекцию костюмов Hermеs и толстовок Hood by Air из Олиного «КМ 20». Беременной третьим ребенком Карпуть девелопер запекает батат, а друзей вкусно кормит пассе с вонголе и тем, что сам подстрелил на охоте.

Павел Те (Capital Group) с подругой Ольгой Карпуть

 

Андрей Скоч. Широту души депу­тата Госдумы, члена Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, принято измерять в каратах. Продавцы независимого государства Place Vendоme имя блистательной блондинки Елены Лихач произносят с придыханием.

Депутат Госдумы РФ Андрей Скоч

Елена Лихач

 

Александр Оганезов. Ресторатор Александр Оганезов (Glenuill, Mi Piace, «Чайхона № 1», Zupperia) готов всю Моск­ву кормить пастой с трюфельным маслом, лишь бы у Наташи Гольденберг, байера ЦУМа, была шуба Prada во всех доступных человеческому зрению оттенках. Молчаливый Александр и сам не чужд моде: очевидцы рассказывают, что в номер миланского отеля Park Hayatt коробок с сайта Mr Porter несли больше, чем посылок из Net-a-Porter для его любимой женщины.

Ресторатор Александр Оганезов с подругой Натальей Гольденберг

 

Данил Хачатуров. О матримо­ниальном статусе главы «Росгосстраха» Мос­ква судит по размаху кутюрных показов Ульяны Сергеенко в Париже. В прошлом сезоне она ограничилась шоу-румом, в этом было дефиле — и пышное. На последовавшем за ним пикнике, пока стеснительная лань несла тяжкий крест единственного русского дизайнера в Синдикате Высокой моды и мучительно отвечала на вопросы иностранной прессы, Данил с друзьями разливался соловьем. Он вообще блестящий оратор с хорошим чувством юмора, такие люди нашей моде очень нужны.

Данил Хачатуров («Росгосстрах») с Ульяной Сергеенко

 

Борис Белоцерковский. Любое появление постороннего мужчины в своем Instagram наш человек в Провансе Belonika политкорректно отмечает хэштегом #этонеборис. Сам Борис в это время очень занят — переделывает «одноруких бандитов», которые в девяностые принесли ему состояние, в законопослушные машины по продаже лимонада и шоколадок. Умнейший питерский бизнесмен и искрометная Вероника составляют идеальный баланс вкуса к жизни.

Борис Белоцерковский (Uvenco) с Вероникой

 

Дмитрий Конов. Обаятельный глава «Сибура» уже десять лет делит судьбу с сексуальной блондинкой Катариной Конкс. Как бы ни пытались самонадеянные делегатки питерского экономфорума увлечь Конова в ночь, все пустое — он непробиваем. Даже вечеринку Прохорова в «Шатуше» покидает не позже часа — очевидно, идет готовиться к выступлению на панельной сессии.

Дмитрий Конов («Сибур»)

Катарина Конкс

 

Владимир Цыганов. Всю свою кипучую энергию гендиректор ОАО «Белая дача» оставляет на теннисном корте. Даже самые трудные восхождения — на Килиманджаро или Мачу-Пикчу — совершает в обществе жены, хозяйки шоу-рума «Ли-Лу» Оксаны Бондаренко. Их старшие дети уехали учиться в Англию, так что годовалую Мию Владимир лелеет с утроенной ­силой.

Владимир Цыганов («Белая дача») с Оксаной Бондаренко

 

Луи Трудел. Обладатель самого желанного европейского паспорта — монакского — предпочитает улице Принцессы Грейс Петровку, где у его архитектурного бюро офис прямо над конторой жены Айсель. Коллекционирует антикварные ручки, которыми красиво подписывает выгодные контракты. В свободное от каллиграфии время танцует в барах — исключительно в дуэте с энергичной Аей.

Архитектор Луи Трудел с Айсель

 

Мишель Литвак. Если продюсер фильма «Одержимость» чем и одержим, то только своей дражайшей супругой Светла­ной Меткиной. Ради нее авантажный нефтетранспортный и киномагнат бросит все и помчится хоть на день рождения к стилисту Кате Мухиной в Москву, хоть на край света к серферам на Маври­кий. И даже согласится пожертвовать конюшнями и переехать из гигантского ­поместья под Лондоном в центр британской ­столицы, где у актрисы подруги и светская жизнь.

Продюсер Мишель Литвак со Светланой Меткиной

 

Козмо Роэ. Невозможный красавец, инвестбанкир с дипломом Кем­бриджа, топ-менеджер американского отделения Goldman Sachs носит хрупкую, как английская роза, стилистку мирового масш­таба Аню Зюрову на руках. В благодарность за детей — Акулину и Аттикуса — подарил жене богемные кольца Repossi. Пока Анна позирует Томи Тону на Неделях моды и снимает рекламные кампании для Victoria’s Secret, Козмо кормит малышей пюре из брокколи — вечер с детьми ему нравится гораздо больше, чем утро с деривативами.

Козмо Роэ (Goldman Sachs) с Анной Зюровой

 

Чарлз Томпсон. Фотограф в леопардовых лоферах, муж эльфийского дизайнера тканей Ольги Томпсон — стопроцентный инопланетянин, которого космический вихрь принес из невероятной красоты квартиры в Бруклине в дом Большого теат­ра в Романовом переулке. Американский «золотой мальчик» и английский аристократ в одном лице диплом по истории искусств писал в Колумбийском университете. В Москве в основном занят бережным развозом пятерых обожае­мых детей по балетным и музыкальным школам, а в свободное время снимает для Vogue и диджеит в шелковых халатах и брошках Axenoff Jewellery.

Фотограф Чарльз Томпсон с Ольгой

Источник

stil.mirtesen.ru

Освобождение мозга: как открыть собственную экспозицию работ художников-авангардистов | Бизнес

Когда у вас висит на стене Левитан, он прекрасен. Прекрасен дважды: своей ценой — вы ощущаете себя большим человеком, владельцем Левитана, если уверены в его подлинности, и второе — вы вспоминаете настроение, которое у вас вызвал, допустим, осенний лес. Но вы «играетесь» в рамках этого настроения и не включаете свою личную фантазию. Когда же, к примеру, висит Грибков из «Новой реальности», то возникает творческая работа мысли, ее скольжение за линии. Каждый раз, как в калейдоскопе, возникает новое ассоциативное решение. Вы с этой картиной общаетесь, у вас возникает не диалог-воспоминание, а диалог-существование.

Я зачастую не запоминаю названия работ, не хочу их знать, потому что детерминированность в виде названия мне мешает. И вот такой диалог, когда человеку всегда есть с кем поговорить дома, — это очень круто. Это не чек на стене, демонстрирующий вашу состоятельность — вот, коллекционирую современное искусство, могу себе позволить. В первую очередь это вопрос подзарядки вашего жизненного пространства. Все эти картины создавались не на продажу, не было тогда никакого коммерческого индекса базового. Это чистый источник энергии.

Вообще-то я совершенно не человек искусства. Я профессиональный математик, бизнесмен, занимаюсь искусственным интеллектом. Да, я покупала картины для домашней коллекции — работы Зинаиды Серебряковой, Николая Лапшина, Виктора Пивоварова, Джека Пирсона. О Белютине и «Новой реальности» я узнала совершенно случайно. На день рождения друга детства я привезла довольно дорогую картину немецкого абстракциониста (не буду называть имя, чтобы не обижать европейского мастера, потому что он все-таки мастер). Михаил посмотрел на нее и сказал: «Это не живопись». Я говорю: «Почему не живопись?» А в голове: как так, я за нее выложила прилично на аукционе, а во-вторых, по всем экспертным оценкам, это вполне приличный художник. И тогда Миша говорит: «Поехали в Абрамцево».

Мы приехали в «Поселок художников», зашли на дачу, где находилась студия Белютина и осталось хранилище картин. Он их расставил, сказал: «Посиди» — и пошел выпивать с моим мужем. Я села и через некоторое время вдруг расплакалась — такая там была сильная энергетика. Под впечатлением переписала фамилии авторов, приехала в Москву и подумала: это всего лишь настроение, пройдет. Но прошло три недели — не отпускает. Я начала искать, где купить. Белютина я не застала в живых — мы разминулись всего на полгода. Но у Белютина был друг — коллекционер Самвел Оганесян. Он всю жизнь положил на изучение феномена «Новой реальности». Я приехала к нему, купила три картины — Грибкова, Зубарева, Преображенской. Радостно дотащила все это домой. Потом я что-то докупила себе, купила друзьям (с точки зрения европейского рынка это было недорого — в среднем $8000–10 000 за картину). Так и подружилась с Самвелом — он был очень интересным, знающим человеком. И вдруг он заболевает — рак желудка. Пытается лечиться в Америке — неудачно. Вернулся уже умирать. Я приехала прощаться.

Он сказал: «Знаешь, моей семье коллекция не нужна. Я готов тебе дать очень хорошую цену, совсем хорошую, но при условии, что ты ее сохранишь и продолжишь это дело».

Я посоветовалась с мужем, потому что, конечно, ответственность и это не наше профильное занятие. Муж у меня отчаянный человек, он мне многое разрешает… В общем, в 2013 году мы стали обладателями этой коллекции. После чего и появился Фонд русского абстрактного искусства.

Мы не ставили передо собой никаких коммерческих задач, поскольку зарабатываем в другом секторе. Мы хотели — и сейчас можно уже сказать, что это получилось, — восстановить роль России в сфере абстрактного современного искусства. Показать миру, что уровень открытий, которые делал Поллок и делает Херст, — все это было в России уже в 1960-х годах, причем очень высокого качества.

Шестидесятые в СССР — уникальное время, феноменальный творческий подъем. А Элию Белютину, преподавателю Полиграфического института, разрешили создать студию экспериментальной живописи еще в 1954 году. Он объяснил кому-то наверху: нет смысла пользоваться старыми подходами для передачи духа страны-победителя, строящей уникальную общественную систему. Если бы не конфликт с Хрущевым, он бы доделал свою академию художеств. Но Белютина и не загнобили. «Новая реальность» работала, расширялась. Лишь возможность официального взлета — выставки и так далее — была закрыта. Может, и слава богу, но это отодвинуло внимание к тому, что они делали, на 40 лет — до перестройки, когда иностранцы начали скупать в СССР художников-нонконформистов.

О Белютине есть полярные мнения: гений, как и Кандинский, — нет, разводчик и шарлатан. Либо, как и Кандинский, гений и разводчик в одном лице. Мне рассказывали: «Представь, мероприятие или вечеринка. Немало разных очень нестандартных людей. Появляется Белютин. Через 20 минут все вокруг него». Белютин был, с моей точки зрения, средней внешности мужчина. Но все женщины, которые с ним общались, уверяют: «Он был невероятный красавец». Сила личности фантастическая.

В его студии единственной и самой серьезной амбицией был вопрос самореализации. Белютин учил вытаскивать из себя гения, раскрывать внутреннее Я. И это создавало ощущение счастья, которое в его учениках до сих пор живет. Это поразительно: приезжаешь к очень старому человеку, у него болячки, быт не вполне устроен, он начинает с тобой говорить — и ты понимаешь, что он счастлив. Пытаешься докопаться, в чем дело. Оказывается, в возможности ответить на вопрос, зачем я живу. Точно, уверенно и с полным уважением к себе и своему месту в мире. Это самая сильная мотивация для человека.

Белютин нас интересует как методолог, психолог, руководитель. Когда общаешься с художниками из «Новой реальности», они говорят: «Для нас очень важен был соревновательный момент, мы же все стояли за мольбертами в одном месте. И учились друг у друга». Коллективная энергетика — это очень интересный эффект. Белютин, несомненно, целое явление. Хотя бы потому, что некоторые ученики его превзошли. Можно назвать человек пять, которые превзошли, это оценка экспертов, с которыми мы общаемся. Например, Зубарев. Он после белютинской теории всеобщей контактности вышел на следующий уровень — темпоральное искусство, ввел время в пространство рисования. К Зубареву ездили физики, дружили с ним и поражались тому, как человек, не зная физических законов, научился изображать время в девяти проекциях.

С нашим фондом работает художник, ученик Зубарева, ему сейчас 55 лет. Он ведет мастер-классы. И дети, которые никогда не держали кисть в руке, начинают рисовать. В одном занятии участвовали дети и взрослые.

Лучшие картины, по оценке художника, получились у двух детей и ректора технического вуза. А вот у менеджеров из «Газпрома» картинки не удались.

Ведь кто-то находится в постоянном инновационном движении, постоянно работает мозг, и работает оригинальным образом. А у кого-то не получается выйти за рамки.

Однажды мы проводили занятие в Русском музее. Пришли региональные замминистра по закупкам — из 10 регионов, серьезные такие люди. Им надели фартучки, прочитали лекцию. Я смотрю и думаю: «Наверное, плохая идея». И вдруг — полный восторг, оттащить нельзя. Для человека, который далек от искусства и вообще живет в формализованном мире, это было как глоток воздуха. Самый мощный эффект я наблюдала именно в той группе.

Метод Белютина — это не просто работа с эмоциями. Это освобождение части мозга.

Есть три уровня функционирования мозга: первый — сбор информации, второй — оперативное мышление, третий — статическая память. Это доступ в хранилище, система построения связей. В системе стандартного обучения вам дают определенные коридоры, для того чтобы воспроизвести материал. Чем больше человек учится стандартным способом, тем больше у него готовых связей, логических цепочек. Это хорошо для механической работы, но мешает озарению, прорыву.

Белютин наработал систему эмоционального воздействия, для того чтобы человек мог себя переключить, выйти из коридоров, создавать новые цепочки. Он оставил после себя рукописный учебник по теории контактности. Там около 700 страниц, но читать невозможно, все не структурировано. Сейчас мы заказали структуризацию, и учебник выйдет в нормальном виде. А с 2013 года в МИСиС мы ведем курс по методике Белютина — «Новая реальность 2.0» для будущих управленцев.

Дома у меня хранится 20 работ «Новой реальности». Сначала подбирала сама, потом понадобилась консультация Анны Каргановой, директора фонда. Потому что, если не попадаешь в пространство, картины с тобой начинают конфликтовать. У меня висела «Юдифь» Веры Преображенской. Спустя какое-то время муж попросил: «Убери» — такой от нее тяжелый, сложный поток энергии. А если все согласованно, пространство играет фантастически. Например, одна из лучших картин Грибкова висит у меня в спальне и никогда никуда не переместится, я с ней засыпаю и просыпаюсь.

Фонду я сейчас посвящаю процентов десять своего времени. Меньше, чем нужно, но у Cognitive Technologies сейчас идут всякие мегапроекты. Моя основная функция — финансовая. Когда я начинала собирать, можно было купить хорошую работу за $10 000. Сейчас менее чем за $70 000 не договориться и еще надо смотреть источники происхождения. Как только цены пошли в рост, появились фальшивки. Зубарева подделать очень сложно — у него многослойная живопись, а вот Тер-Гевандян можно. Преображенскую тоже можно. Но я пару фальшаков видела, они, конечно, разительно отличаются.

Организационная деятельность фонда требует в среднем $400 000 в год. Все зависит от выставочной активности. Зарубежная выставка стоит дорого. За границу иногда бесплатно приглашают, но перевозка, страховка… Три года назад мы могли перевезти за одну цену, а сегодня на пять умножаем. И не страховать не можем. Я не хочу подключаться к рынку современного искусства, это не мой бизнес, но, чтобы выстроить экономически устойчивую структуру, мы будем время от времени продавать работы второго уровня из нашего собрания. Выйдем на оформительский рынок — копии, постеры. Откроем музей. Картины, лежащие в сейфах, мертвые. Может, это мистикой отдает, но я считаю, что если на картину не смотрят люди, то она умирает. Коллекция — это живой организм: обмен информацией, энергией и так далее. Так что перспектива у нас есть на 10 лет вперед, не меньше.

Если в какой-то момент мне надоест (и вообще, всякое в жизни возможно, от сумы и от тюрьмы не зарекайся), я не буду все это сворачивать. Передам в надежные руки. Хотя бы потому, что дала обещание Самвелу. И еще это важно потому, что все эти картины глубоко идеологичны. Не с политической точки зрения, а в связи с вопросом жизненных целей. Тематика фонда, тематика Белютина сводится к следующему: для современного человека единственный выход из ловушки смысла жизни — это творческая самореализация. В позапрошлом году мы проводили в Русском музее выставку «За гранью предметности» (название — часть высказывания Зубарева). Так вот, основной урок «Новой реальности» — выйти за грань предметности для обретения счастья.

Когда ты создаешь крупный бизнес, он так или иначе превращается в механизм. Ты сидишь где-то наверху, а он крутится там, внизу, только какие-то встряски время от времени происходят. И у меня был момент, когда я начала чувствовать возраст: тут мне все понятно, это я уже видела, с этим дела уже делала. Возникла сильнейшая усталость от повторения бизнес-процедур. И фонд абстрактного искусства не дал мне скатиться в то, во что скатились многие мои ровесники. Он меня вытащил эмоционально и физически. Не позволил перевести смысл жизни в растущий чек.

— Записали Ольга Павлова, Иван Просветов

www.forbes.ru

Ускова, Ольга Анатольевна — это… Что такое Ускова, Ольга Анатольевна?

Question book-4.svg В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 19 февраля 2012.

Ольга Анатольевна Ускова (26 февраля 1964 года, Москва) — известный российский предприниматель, Президент группы компаний Cognitive Technologies — российского разработчика ПО и ИТ-решений. Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ). Председатель комитета ТПП РФ по информационно-коммуникационным технологиям и трансферту технологий. Член Совета директоров ОАО «Росинфокоминвест». Член Экспертного совета Минэкономразвития РФ. Сопредседатель палаты «Наука и технологии» Международного форума творческой и научной интеллигенции государств-участников СНГ.

Биография

Родилась в семье программистов. Отец — заведующий лабораторией искусственного интеллекта в МГУ (принимал участие в проекте «Каисса». Его фотография находится в Silicon Valley Engineering Hall of Fame, США), мать — главный инженер проектов Гипромост, оба выпускники МГУ.

В 1981 году поступила на факультет технической кибернетики Московского института стали и сплавов (закончила в 1986 году). В 1986 году поступила в аспирантуру и начала работу над кандидатской диссертацией, посвященной оптоволоконным сетям. Диссертацию так и не защитила, ученой степени не имеет.

В 1988—1991 гг. работала сотрудником ВНИИ системных исследований АН СССР, в 1991—1992 гг. — сотрудником Института системного анализа РАН.

В 1992 году вместе с заведующим лабораторией искусственного интеллекта ИСА РАН В. Л. Арлазаровым создала компанию Cognitive Technologies. Через год компания заключила контракт по поставке системы распознавания текстов Cuneiform на $1 млн с корпорацией Corel Corp. А через 2 года все сканеры Hewlett-Packard в России комплектовались ПО Cognitive Technologies.

В 1992—1999 гг. — исполнительный директор компании Cognitive Technologies. С 1999 г. Президент группы компаний Cognitive Technologies.

С 2001 по 2008 год входила в Совет по региональной информатизации и Экспертный совет при Минсвязи России.

Она оказала большое влияние на реализацию крупнейших государственных программ в области информационных технологий: ФЦП «Электронная Россия (2002—2010 годы)», ГАС «Выборы», ГАС «Правосудие», а также межгосударственных программах государств-участников СНГ.

Благодаря ее активному участию в России стали динамично развиваться многие важнейшие, структурообразующие направления инфокоммуникационного сектора экономики, такие как электронная торговля.

О. А. Ускова была одной из идеологов и начинателей инициатив по организации экспорта информационных технологий. Руководимая ею компания Cognitive Technologies являлась инвестором ИТ-парка в г. Черноголовка[1].

В феврале 2006 года приняла участие в заседании Президиума Госсовета под председательством Президента РФ Владимира Путина по вопросам развития российской IT-индустрии. В ходе своего выступления смогла убедить Президента России в необходимости создания крупных венчурных фондов, которые бы обеспечили финансирование перспективных отечественных проектов в сфере высоких технологий.

В 2006 году становится инициатором создания и Президентом Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ). На текущий момент это крупнейшее общественное объединение российских инновационных коллективов.

В декабре 2010 года приняла участие в заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию под председательством Президента РФ Дмитрия Медведева.

Ольга Ускова является ведущей передачи «Бизнес без посредников» на радио Finam.Fm и колумнистом «Российской газеты».

Награды

Входит в ТОР-5 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу Lenta.ru за 2009 −2010 г.г.[2]

Входит в ТОР-5 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу РИА «Новости» за 2008 −2009 г.г.

Входит в ТОР-5 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу РИА «Новости» за 2007 −2008 г.г.[3]

Входит в ТОР-5 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу «Независимой газеты» за 2006—2007 гг.[4]

Входит в ТОР-5 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу журнала «Компания» за 2005—2006 гг.[5]

Входит в ТОР-5 бизнес-леди Рунета по частоте упоминаний в СМИ в Интернете за 2005—2007 и (РБК/Cnews)

Входит в ТОР-50 наиболее успешных российских деловых женщин согласно рейтингу журнала «Финанс» за 2005—2006 гг.[6]

Лауреат Национальной премии общественного признания достижении женщин России «Олимпия» Российской академии бизнеса и предпринимательства за 2004 год.

Входит в ТОП-20 самых успешных женщин России за 2003 год по рейтингу журналов «Эксперт» и Elle.

Входит в ТОР-100 ведущих российских менеджеров ИТ-индустрии (согласно рейтингам газеты Коммерсантъ-Daily) по данным за 2002—2003 гг.

Обладатель диплома «Золотой эталон» Международного экономического форума (Москва, Кремль, 2001 г.) за большой вклад в развитие информационных технологии в России.

Обладатель награды «Интеллект Нации» за IV место в рейтинге (TOP 25) ведущих ИТ-менеджеров России за 2001 год (по результатам исследования журнала «Компания»).

По результатам комплексного исследования независимого информационного агентства «Ламинфо», признавалась одной из 10 наиболее влиятельных персон на рынке делового ПО за 1999 год.

Лауреат конкурса «Профессиональный Успех-97» в номинации «Наука и Технологии» журнала «COSMOPOLITAN».

По результатам исследования DATOR ТОР 100 с 1994 по 1998 год TopProfi с 1995 по 2001 год, признавалась одной из наиболее авторитетных личностей, внесших существенный вклад в развитие российской компьютерной индустрии.

Лауреат Национальной премии общественного признания достижений женщин «Олимпия» Российской Академии бизнеса и предпринимательства [7] в 2004 г.

Семейное положение

Замужем. Имеет сына.

Примечания

  1. ИТ-парк в Черноголовке — образец для подражания
  2. Рейтинг самых успешных женщин России. Lenta.ru
  3. Десять самых успешных женщин в российском бизнесе. РИА Новости
  4. Самые деловые и предприимчивые. Женщины – лидеры российского бизнеса сегодня. Независимая газета
  5. Ladies only. Российская Академия Бизнеса и Предпринимательства
  6. Самые успешные женщины России 2006. Финанс
  7. Официальный сайт Российской академии бизнеса и предпринимательства

Ссылки

dic.academic.ru

Ольга Ускова: Пусть роботы смогут многое, но у людей все равно останутся секс и искусство | Программы | ОТР

Ольга Орлова: Массовое появление беспилотного транспорта на дорогах эксперты предрекают к 2020 году. И связано это с разработкой технологий в области искусственного интеллекта. А какие области человеческой деятельности никогда не заменят компьютер? Об этом по гамбургскому счету мы решили спросить заведующую кафедрой перспективных технологий НИТУ «МИСиС», президента компании «Когнитивные технологии» Ольгу Ускову.

Здравствуйте, Ольга. Спасибо, что пришли к нам в программу.

Ольга Ускова: Здравствуйте, Ольга.

Ольга Ускова. Родилась в 1964 году в Москве. В 1987 году окончила факультет инженерной кибернетики Московского института стали и сплавов. В 1991 году получила степень кандидата технических наук. В 1992 году основала компанию «Когнитивные технологии», занимающуюся развитием информационных технологий. С 2012 года заведует кафедрой инженерной кибернетики Национального исследовательского технического университета «МИСиС». Президент национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий. Член экспертного совета по особым экономическим зонам технико-внедренческого типа Минэкономразвития России. Член Общественного экспертного совета аналитического центра при Правительстве Российской Федерации.

С 2013 по 2016 годы – член комиссии Государственной Думы Российской Федерации по развитию стратегических информационных систем. Председатель правления Фонда русского абстрактного искусства.

О.О.: Вы потомственный специалист по искусственному интеллекту. Ваш отец был одним из разработчиком знаменитой программы «Каисса», которая в 1974 году выиграла Чемпионат мира среди всех шахматных программ. И, в общем, наверное, с этого началась история победы компьютеров над шахматами. Знаете, я не нашла рассуждений вашего отца об искусственном интеллекте, но один из его коллег и сподвижников, кто вместе разрабатывал эту программу, Михаил Донской, у него я нашла такую мысль. Он как-то заметил: «Для меня искусственный интеллект – это область сложных неформализуемых задач. Шахматные программы перестали быть явлением из области искусственного интеллекта, как только они научились прилично играть». Это вообще очень такая странная, парадоксальная мысль.

Вы бизнесмен в области сложных интеллектуальных систем. Вы продвигаете технологии из области искусственного интеллекта. Что для вас такое искусственный интеллект? Как вы его понимаете?

О.У.: Миша довольно близко сформулировал. Я вообще хочу сказать, что Миша Донской – не просто член команды, это один из самых известных российских ученых по всему миру, и это достаточно серьезная величина. К сожалению, он уже умер.

О.О.: Да, он не так давно ушел.

О.У.: Это действительно российская звезда. И я хочу сказать, что, действительно, мы, наверное, сегодня с вами на программе можем спокойно объявить нашим замечательным зрителям о том, что кончилась эра информационных технологий. Буквально на днях началась эра роботизированных технологий. IT перешло в RT.

О.О.: А чем это принципиально отличается? Что произошло?

О.У.: Это Миша и сформулировал. Информационные технологии царствовали в мире на протяжении почти 60 лет, занимались хранением, накоплением, сбором информации и решением детерминированных задач. Те задачи, которые имеют четкое «дано» и «надо получить».

Искусственный интеллект, так же как и человек – это уже системы следующего уровня, которые умеют решать недетерминированные задачи, то есть те задачи, где невозможно все предусмотреть, где невозможно четко описать условия, где надо принимать решения по ходу меняющихся условий. Мы занимаемся построением антропоморфных моделей, которые моделируют основные функции человеческого мозга и нервной системы. И я хочу сказать, что последние 6 лет у нас смешанная группа. Там не только математики и программисты, но и нейрофизиологи, нейропатологоанатомы и физики. 

И это связано с тем, что здесь это очень интересный такой симбиоз. Они там очень много дают, но и мы им стали много давать. Потому что состояние изученности мозговой деятельности, нервной системы человека тоже не очень далеко ушло. Очень много вопросов осталось в том, как функционирует наш мозг. Поэтому, когда мы моделируем определенные функции и рассказываем, каких результатов мы добились в работе искусственного мозга, мы им передаем часть методов, например, для практического лечения больных с поражением части коры. И это действительно помогает. То есть это такой интересный сейчас период. Я бы его назвала совершенно революционным. То есть ничего подобного не было вообще за историю человечества.

И, на мой взгляд, он сейчас критично изменит все сферы деятельности человечества: финансы, экономику…

О.О.: Вы знаете, я читала у Михаила Донского, но это не только он, но и, например, те же нейрофизиологи, которые занимались тем, как работает мозг, отмечали такую вещь, что на заре, когда зарождалась вообще идея искусственного интеллекта, то было два подхода: попробовать смоделировать, как это работает у человека (и как раз Донской говорил, что это тупиковый путь), или, наоборот, пусть машина решает так, как она эту задачу может решить, не повторять человека. Вот нейрофизиологи говорили, что нельзя повторить решения человека. Во-первых, мы не знаем, как это происходит у него. А, во-вторых, что так не получится.

О.У.: Я здесь позволю не согласиться. С Мишей точно не согласимся, потому что Миша все-таки занимался искусственным интеллектом очень давно. И мне очень жалко, что он не дожил до этого периода. Потому что, конечно, сейчас ему было бы очень интересно. А то, что касается нейрофизиологов, я хочу привести сразу три фамилии и обратиться к ним, потому что это столпы. Весь мир их считает. Я хочу назвать Александра Лурию. Я хочу назвать Карла Прибрама. И Дэвида Бома. Последний – это физик.

И я хочу сказать, что я не буду сильно утомлять наших зрителей, и хочу сказать, что вывод, который сделали медики и физики еще в прошлом столетии на основании огромной врачебной практики. И у Александра Лурии был, наверное, один из самых крупных госпиталей в мире. В период войны 1941 года ему выделили госпиталь на 500 коек, где он восстанавливал бойцов с поражением мозговой деятельности. Удивительный объем материала. И он действительно много помогал.

И описание всего этого вместе привело к следующему. Во-первых, привело к Нобелевке целую группу ученых в этой зоне. К сожалению, не Лурию. А, во-вторых, это привело к тому заключению, что в человеческом мозгу не существует той зоны, где хранится конкретная память. Мозг действует, как голографическое излучение.

Это вещь понятная. И спинной мозг, и головной мозг – это некоторый набор электромагнитных импульсов, которые запускают определенные нейронные сети и химические механизмы в организме человека.

Мы занялись нейронными сетями. С точки зрения построения систем… Вот есть техническое зрение, есть нейронные сети. И мы пошли по следующему пути. Собственно говоря, как растет человеческое сознание, как оно возникает и растет? Вот малыш. Начинает просыпаться чувство восприятия. Нейронщики считают, что из всех органов осязания, слуха и так далее два ключевых момента – это зрение и обоняние. Вот эти две системы пробуждают генетическую память, записанную в клетках у малыша, и дают восприятие внешнего мира. Это одни из самых сильных систем по воздействию.

Ну вот малышу мама говорит: «Вот это стакан». Он сначала просто воспринимает это как некоторый предмет определенной формы. Он для него лишен смысла. То есть это стакан. То есть есть зрительная картинка, может быть, ощущения тактильные, еще какие-то. И есть слово, которое этому соответствует. По мере развития он начинает наделять это значение, этот предмет смыслом. То есть он понимает, что в стакан можно налить воды. Что потом, если хочешь пить, ты попьешь, что стакан – это часть домашнего сервиза. И так далее, и так далее.

По мере накопления этого пространства смыслов у ребенка у человека начинает формироваться сознание как бы отдельно от этого пространства. Он начинает осознавать себя как Я. Вот какое я место занимаю на всей этой территории смыслов?

Пика это достигает в пубертатный период. Вот это осознание Я, когда происходит перелом. Если мы берем искусственный мозг, собственно говоря, вся система развития мировой науки и мировой промышленности в этой зоне проходит приблизительно эти же стадии. Сначала все учились имитировать органы чувств: техническое зрение, технический слух, осязание, с запахами сложнее.

Как только человечество научилось в искусственном режиме выделять объекты, выяснилось, что это совершенно недостаточно для того, чтобы решать сложные комплексные задачи. Если мы берем с вами автомобиль, а мы сегодня говорим про беспилотные автомобили…

О.О.: Да, мы сейчас как раз поговорим.

О.У.: То не существует отдельно взятого объекта «пешеход», «знак» или «линия разметки». Этот объект должен быть наделен смыслом. То есть дорожная сцена не может быть выстроена просто неподвижным сложением этих действий пешехода или разметки. Ничего не получится. Потому что все это постоянно движется, меняется. У этого есть определенные роли, которые должны быть прописаны, для того чтобы картинка была не застывшей, а в динамике. То есть что произойдет через миллисекунды? Покадровое развитие будет. Уже возникает не 3D-модель, а 3DT-модель, то есть это модель, которая развернута во времени.

И сейчас перед учеными, и, в частности, то, что мы решили, мы считаем, что мы это побороли, возникает тема не распознавания объектов, а распознавания смыслов.

А вот самый интересный момент будет после того, как на пространстве искусственного интеллекта накопится необходимое количество смыслов, когда искусственный интеллект на базе этого огромного пространства смыслов начнет воспринимать себя, возникнет сознание у машины, точно так же как у человека. И к этому моменту, конечно, человечество должно очень серьезно подготовиться.

О.О.: Я хотела уточнить одну вещь. Вы рассказываете процесс динамики, как шли сначала с простых вещей, имитации органов осязания, органов чувств. А какие вы и ваши коллеги чувствуете технические ограничения, когда «вот это мы не можем, это у нас не получается»?

О.У.: Если мы говорим про реальное время, то для решения глобальной задачи целиком нам, конечно, не хватает так называемого совершенного железа. То есть мы уже можем пользоваться, если мы говорим про таких красавцев, как Intel, AMD, Qualcomm и так далее. Уже заявлены новые микропроцессоры. И речь идет о 7 нм. То есть это уже близко к атомному размеру. И здесь будет ограничение. Потому что предел – это 5 нм. Потом начинается уже взаимодействие полей на микроуровне. И тут должно быть какое-то новое изобретение, для того чтобы еще больше ужать информацию в единую картину.

О.О.: То есть вы все равно должны будете все загнать в размер человеческого мозга?

О.У.: Нет. Конечно, не все. Конечно, это будет решено несколько другой архитектурой. И то железо, которое сейчас есть, оно уже позволяет полностью роботизировать часть ситуации на дорогах. То есть уже возникают ситуации, например, движение в пробке. И вот сейчас система полностью готова, чтобы можно было убрать руки с руля и заняться своими делами, грубо говоря – изменить уровень жизни в пробке.

О.О.: Давайте теперь посмотрим, как это выглядит изнутри, то, что вы рассказываете. Сейчас мы нашим зрителям покажем видео, где мы сможем попасть как бы в голову авторобота и посмотреть на мир глазами авторобота.

О.У.: Вот вы видите. Все, что здесь показано – это работа на реальных дорогах. Это, по-моему, Набережные Челны. И мы с вами находится внутри мозга машины. То, что видит машина. Это, кстати, специфика российской разработки «Cognitive», потому что это наша специализация: мы научились работать в самых странных и сложных погодных условиях и состояниях дорог.

О.О.: То есть когда у вас метель, снег?

О.У.: Метель, снег, ночь. Вы видите дороги второго уровня. Боковой разметки просто нет. А та, которая посередине – ну, какая-то там… И вы видите, что система безошибочно определяет направление движения. Определяет все встречные препятствия и машины, которые следуют со всех сторон. Определяет знаки и выстраивает дорожную сцену. Мало того, что ночь – еще и снег, или подтуманено. Видимость даже для человека сложная.

О.О.: Это и для водителей плохие условия.

О.У.: И здесь как раз мы еще глубже с вами залезаем в мозг. Мы фактически залезаем в нервную систему. Это то, как отрабатывает нейронная сеть. Разными цветами выделены те объекты, которые она понимает. И она понимает, что такое автомобиль. Она понимает, что такое разметка. Она понимает, что такое знаки. Понимает, что такое пешеходы. Это одно из самых важных – пешеходные переходы, пешеходы.

Здесь уже Golden Gate. Нам очень приятно то, что нашими технологиями пользуется весь мир. И я хочу сказать, что очень важный момент – это то, что нам удалось дотащить здесь качество распознавания до состояния эксперт-водителя. То есть вот так вожу не я и не усталая девушка с работы так едет на машине, а так едет водитель очень высокого класса. Так же, как эта система.

И о чем мы тут с вами говорим? Мы говорим о том, что в России ежегодно гибнет, по официальной статистике, 280 тысяч человек. В мире – 1 млн 200 тысяч. И это статистика прошлого года. То есть это трупы, это такая небольшая война. И гибнут они в очень большом ряде случаев из-за субъективного фактора: пьяный, алкоголь, наркотики, устал.

О.О.: Плохое самочувствие, заснул.

О.У.: Все, что угодно. Вот это исключено в данной ситуации. И, грубо говоря, такое эмоциональное поражение, когда нарушено логическое решение на дороге, оно исключено. И в этом смысле сейчас уже те роботизированные технологии, которые помогают человеку за рулем, они уже сейчас экономят более 40% вот этих случаев. То есть в каком-то смысле мои ребята чувствуют себя немножко супергероями, потому что, наверное, у каждого в семье либо сам попадал… Вот я была в аварии, у меня погиб мой учитель. И у меня была очень тяжелая авария в Италии. Я очень хорошо помню, как это происходило. Это точно произошло по субъективному фактору. Это был официальный прием. Меня вез водитель фирмы «Hewlett-Packard». Он не был пьян, но он был просто слабенький водитель. И дальше произошло следующее. Итальянцы не всегда, как и тогда в России, ставили знаки, определяющие ремонт дороги. И просто через секунду перед лицом возникла стенка. Человек крутнул руль моим боком. И дальше полгода – разбитые кости, разбитая челюсть, испорченное лицо и так далее.

К чему я это говорю? К тому, что здесь еще есть один момент. Когда у человека возникает неожиданная ситуация, то он не знает, как он себя поведет. Ведь то, что… подставил моим боком машину, это не значит, что он меня ненавидел или что он плохой человек. Это импульсная реакция. В этом нет никакой морали. Это генетика, обучение, какие-то базовые вещи. И каждый раз это случайно. Кто-то, наоборот, собой жертвует, кто-то успевает среагировать. В истории с роботом эти вопросы исключены.

То есть там нет импульсной реакции. Здесь надо определять правила поведения в случае неожиданных ситуаций на дороге. И это в том числе вопрос всего общества, потому что людям надо разобраться, что они считают правильным и кем они готовы жертвовать в каких-то неизбежных случаях.

О.О.: В течение XX века мы много раз наблюдали, как механизмы, машины разного уровня и разной сложности вытесняют определенные сферы человеческой деятельности. Как вы думаете, вы показываете, как умные машины, автомобили на дороге нам могут облегчить жизнь и обезопасить. Какие еще сейчас идут разработки в сфере искусственного интеллекта, которые смогут изменить нашу жизнь и какие-то сферы человеческой деятельности заменить? Что у нас отомрет?

О.У.: Вы знаете, к сожалению, практически во всех сферах это началось и идет взрывным характером – где-то быстрее, где-то меньше. Я здесь могу… только вспомнить банк «TELEGRAF». История следующая. Банки уже просто все. То есть в банках происходит революция. И брокеров уже нет. Это уже системы, которые обеспечивают моментальную реакцию. И все остальное – это уже чисто олдскульная тема. Те, кто держат тетушек и так далее. Все это изменится.

О.О.: Мир финансов полностью…

О.У.: Полностью меняется. И уйдут, конечно, мы должны понимать, должны к этому внутренне приготовиться, что уйдут бумажные деньги, как когда-то ушел золотой рубль и медные…

О.О.: И когда-то ушли лисьи хвосты.

О.У.: Да, лисьи хвосты. К сожалению или к счастью. В общем, это происходит, это произойдет. И мне кажется, что здесь как раз на первый план выступит энергия. Вопрос электроэнергии станет ключевым для этого общества нового типа. И вся эта тема с биткойнами.

О.О.: С криптовалютой.

О.У.: Да. Когда ставят эти фабрики по производству биткойнов – это просто огромные затраты электроэнергии. И это некоторый прообраз того, как оно будет дальше. Медицина, операционная часть, конечно, во многом уходит. Сейчас это более точные, более четкие микроскопические разрезы. Нанороботы, которые доставляют лекарства в пораженные места. Это очень развивающаяся тема. Она очень продвинута с точки зрения науки. Она очень быстро идет. Я думаю, что это тоже вопрос следующих 30 лет.

О.О.: На ваш взгляд, какие виды деятельности, где машины не заменят никогда человека? Я не просто так это спрашиваю. Например, меня интересовало. У вас есть такое необычное увлечение. Вы поддерживаете современных художников, направление «Новая реальность».  И я в связи с этим думала: а вы вообще отличили бы картину, которую рисовал человек и рисовала очень умная машина?

О.У.: Это очень хороший вопрос. Интересно, что вы первая вообще его задаете. Вы знаете, за эту неделю это, наверное, восьмое интервью. Вы первый человек, который на первую тему задумался. Это очень интересно. И это правильный вопрос. Давайте начнем с секса.

О.О.: Давайте с секса. Здесь в этой студии очень редко говорят о сексе.

О.У.: Я могу. Я просто хочу сказать, что секс – это такой явный обмен энергией, который доступен людям с любым развитием. И стремление к сексу…

О.О.: С любым IQ.

О.У.: С любым IQ. Поэтому я с него и начала, собственно говоря. И человек физически стремится к сексу, потому что он хочет перезарядиться. То есть это вопрос… И если секс с правильным человеком… То есть ты можешь зарядиться, а можешь, наоборот, растратиться и разрушиться. То есть, собственно говоря, если у тебя партнер, который на тебя не настроен, настроен на деньги или негативно настроен и так далее, а ты пускаешь его в свой базис… Вот эта история – это всегда обмен энергией. Что касается искусства, особенно рисования… Во-первых, мы говорили, что это одна из самых важных…

О.О.: Компьютер музыку уже пишет.

О.У.: Я просто хочу как раз это рассказать. Это консервант человеческой энергии. И когда вы смотрите картину, написанную художником в порыве, если это гениальная картина, то вы получаете обратно эту энергию. Вы как бы вскрыли консервы…

О.О.: У вас с художником секс.

О.У.: Да. В каком-то смысле это секс. Когда вы смотрите копию, вы не получаете или получаете совсем чуть-чуть, потому что это не был порыв. Это была некоторая техническая работа. И от этого человека не исходил вот этот бам, почему мы это ощущаем как вспышку. И в этом смысле то, что делает робот – это скорее копировка.

О.О.: То есть вы хотите сказать, что если нам компьютер что-то нарисует…

О.У.: Будет визуальное восприятие, вам даже понравится. У вас будет небольшое колебание, у вас будет реакция на это, но не такая, как созданная человеческими руками с передачей вот этой энергии. То есть в этом разница. Разница в том, вскрываете вы полный пакет еды, или там на донышке.

О.О.: А вы, например, до какой степени себя ощущаете экспертом? Вы бы рискнули, допустим, оценивать картины? Если бы вам поставили несколько картин современного искусства.

О.У.: Сто процентов – да. Я понимаю, что это звучит несколько самоуверенно, но это действительно так.

О.О.: Вообще звучит утешающе. Во-первых, у нас есть секс. Во-вторых, у нас есть искусство. И здесь мы всегда останемся людьми. И это две зоны, где…

О.У.: Очень сильно будет от нас зависеть.

О.О.: Где машины не заменят…

О.У.: Это очень зависит от нас. Я просто хочу сказать, что так же не бывает. Человек не должен деградировать. И здесь биологическому существу при существовании вместе с силиконовым разумом придется очень серьезно соревноваться.

О.О.: Большое спасибо. У нас в программе была заведующая кафедрой НИТУ «МИСиС», президент компании «Когнитивные технологии» Ольга Ускова.

otr-online.ru

Ольга Ускова: «Когда мне показали работы „Новой реальности“, было ощущение чуда»

В конце 2017 года в Москве в здании бывшего клуба обувной фабрики «Буревестник», построенном в 1928–1930 годах в Сокольниках по проекту Константина Мельникова, будет открыт частный музей абстрактного искусства. Основой его экспозиции станет коллекция Самвела Оганесяна, включающая около 1 тыс. работ художников-белютинцев — учеников и последователей Элия Белютина, членов его студии «Новая реальность», в том числе картины Владислава Зубарева, Валентина Окорокова, Веры Преображенской и самого Белютина. О том, что будет с собранием, и о ближайших планах музея рассказала Ольга Ускова, учредитель Фонда русского абстрактного искусства, купившая коллекцию Оганесяна еще в 2012 году.

До того, как вы приобрели коллекцию работ художников студии «Новая реальность» — учеников Элия Белютина, вы собирали произведения искусства?

Нет, я ничего не собирала и даже не понимала коллекционеров. Люди, которые что-то собирают, делились для меня на две группы. Первые — профессионалы, увлеченность которых похожа на расстройство сознания. У них вся жизнь, и финансовая в том числе, подчинена одной цели — собиранию. Процедура обмена или расставания с произведением вызывает у таких людей физическую боль, коллекция буквально становится их частью. Вторая группа — те, для кого коллекция — это хобби, развлечение.

Я сама не просто не была коллекционером, я была по другую сторону баррикад. Но я общалась с коллекционерами, что-то у них покупала, делала для себя какие-то заметки. Самвел Оганесян, у которого я прибрела коллекцию, относился к первой группе. Существование коллекции, единой, не распавшейся, продлевает его жизнь, и для меня она продолжение диалога с Самвелом.

Владислав Зубарев. «Свидание». 1972. Холст, масло. 165х103 см. Russian Abstract Art Foundation

Почему вы решили купить коллекцию?

Если бы Самвел был в добром здравии и предложил купить коллекцию, то я бы, скорее всего, отказалась. Но это был разговор с умирающим человеком, от которого оставались эти картины. Семья не собиралась продолжать его дело, они сказали, что у них своя жизнь и посвящать себя коллекции они не хотят, — и я их понимала. Они планировали продавать ее частями. Коллекция — это дело жизни Самвела Оганесяна, и я решила ее сохранить как единое целое. Посоветовалась с мужем (такая покупка — это все-таки серьезный шаг) — и купила целиком.

Вы хорошо знали Самвела Оганесяна?

Мы общались недолго, примерно год. Самвел мне нравился: это был человек энциклопедических знаний. Он учил меня, объяснял теоретические понятия. Самвел много сделал для армянской культуры, организовал музей в Карабахе (он передал в дар 80 работ Государственному музею изобразительных искусств Республики Арцах, в том числе картину Айвазовского). Он дружил с Белютиным, они даже начинали совместные проекты.

Какое впечатление на вас произвели работы художников «Новой реальности»?

Когда я начала покупать картины белютинцев, это было объяснение в любви конкретному художественному направлению. Сперва было ошеломление от качества работ. Я их совсем не знала, приобретала до этого в основном европейских авторов — немцев, голландцев. Меня интересовали беспредметные работы (я не люблю фотографическое отражение реальности). Из нашего «добелютинского» времени меня привлек только Виктор Пивоваров, его цикл «Едоки лимонов».

Когда мне показали работы «Новой реальности», у меня на них была просто физиологическая реакция: это было ощущение чуда, перелом в моем сознании. Тогда-то я и нашла Самвела. Мне была нужна помощь в поиске работ белютинцев, поскольку на рынке встречались их произведения или в плохом состоянии, или третьестепенные. Я ничего не знала о работах, об авторах, но мне нравилось качество. Первыми покупками стали картины Люциана Грибкова, Веры Преображенской и Владислава Зубарева. Эти работы не сразу «вошли» в мою семью, месяца три шло привыкание. Сейчас муж у меня ярый фанатик Зубарева.

Люциан Грибков. «Нарядная девушка». 1962. Картон, темпера. 100х74 см. Russian Abstract Art Foundation

Насколько велика была коллекция на момент ее приобретения и во сколько вам обошлась эта покупка?

Объем коллекции — более 1 тыс. работ, стоимость — в пределах $10 млн. Сейчас коллекция расширяется, добавились архивы семьи Зубаревых.

Вы сразу решили, что будете делать с коллекцией, или стратегия выстраивалась постепенно?

Коллекция была куплена в 2012 году, и тогда же был создан Фонд русского абстрактного искусства. Я сразу знала, что буду делать. Прежде всего я стала изучать все, что связано с абстрактным искусством в ХХ веке в разных странах: где и как оно развивалось. Ольга Свиблова, например, говорила мне по этому поводу, что был Кандинский, были французы, американцы после войны, немного англичан и китайцев, а вот «второго пришествия» русской абстракции в ХХ веке не было и быть не может. И надо сказать, в представлении всего мира дело обстоит именно так — на карте современной абстракции Россия и СССР отсутствуют.

Параллельно начались выставочные проекты в России. От некоторых я отказывалась, поскольку условия экспонирования картин меня не устраивали. А вот в Русском музее в 2014 году получилась отличная выставка «За гранью предметности в русском искусстве второй половины ХХ века». Я обсуждала ее организацию с Евгенией Петровой, и нам дали целый этаж. И даже очередь на выставку образовалась.

Мы сделали несколько совместных выставок с Василием Церетели и его Московским музеем современного искусства; показ наших работ проходил одновременно с выставкой «Пути немецкого искусства с 1949 года по сегодняшний день». С этого момента к нам начали приходить иностранцы, которые заинтересовались нашей коллекцией, с предложениями о покупке и о совместной работе. Это был 2015 год. Тогда мне стало ясно, что нужно делать международные проекты.

Александр Крюков. «Тревога». 1968. Холст, масло. 134х84 см. Russian Abstract Art Foundation

Для чего понадобилось создавать Фонд русского абстрактного искусства?

Сверхзадача фонда — установление исторического места второй волны русского абстрактного искусства. Для нас очевидно, что Белютин — Зубарев по значимости равны явлению «Кандинский — Малевич». Я долго пыталась понять, почему главными фигурами русского абстрактного искусства стали Казимир Малевич и Василий Кандинский. И пришла к выводу, что художник становится фигурой такой величины не потому, что он самый лучший, самый талантливый, а потому, что в его работах выражено состояние времени, квинтэссенция эпохи. Он как резонатор — и поэтому он возглавляет направление.

Я думаю, что благодаря групповой работе и творчеству «на выворот кишок», без денег группа Белютина стала олицетворением оттепели. А оттепель — это не только наша, советская история. В разных странах это выглядело по-разному: здесь и хиппи, и другие процессы. Я подумала, что Россия может показать эту эпоху как некую резонансную точку в мировом пространстве. И фонд мог бы этим заниматься.

Кроме того, мы стали на практике использовать методики Белютина. Это очень интересно — достижение нового результата через эмоциональный разлом. Это работает, особенно на верхних уровнях управления, когда решения должны приниматься за доли секунды, когда должно возникать чудо.

Насколько важна для вас капитализация коллекции?

Да, мы отслеживаем ситуацию на рынках. Большие деньги — это выражение коллективной эмоции, когда все согласны с тем, что это произведение стоит именно столько. Суммы до $100 тыс. — это рабочее пространство, а выше $100 тыс. — это уже коллективная эмоция, поскольку ни один труд не стоит столько в человеко-часах. Но если человечество решает, что какое-то произведение стоит миллионы, значит, вы добились коллективной реакции. Рост стоимости коллекции пока идет без наших целенаправленных усилий.

Владислав Зубарев. «Зов». 1974. Бумага, смт. 78х45 см. Russian Abstract Art Foundation

Чтобы цены росли, произведения должны обращаться на рынке. А вы — владелица одной из самых больших коллекций художников «Новой реальности».

Есть еще две крупные коллекции — в Италии и в Америке. У меня пытались покупать работы, аргументируя именно тем, что на рынке должно быть движение. Говорили, что сейчас я должна продавать, поскольку все на пике, а дальше цены пойдут вниз. Но я объяснила, что деньги, которые я могу получить от продажи, мне не интересны. Движение на рынке должно быть своевременным. Лежали эти картины 30 лет — и еще полежат. И я бы хотела, чтобы движение картин стало международным.

Вы рассматриваете возможность приобретения и продажи картин?

Мы выделим музейную часть коллекции — наследие России, то, что останется в стране. И это будет моя память. Сейчас никто не помнит, какой бизнес был у Третьякова и Морозова, — а их собрания живы и сохраняют их имена.

По поводу покупок: маленьких вещей белютинцев на рынке уже практически нет. Как только узнали, что я купила коллекцию, сразу цены подросли с $1,5 тыс. до $15–25 тыс.

Из учеников Белютина действительно интересны семеро. Первый — Владислав Зубарев, он стоит отдельно. Он продолжил и развил теорию Элия Белютина, сам создал теорию темпорального искусства. Затем Люциан Грибков. Его работ мало, мы нашли около 90 картин. Известно, что пропал грузовик с его картинами — может быть, они где-то уцелели. Потрясающий Александр Крюков. Его работа «Освенцим» представлена на выставке «Оттепель» в Третьяковской галерее. Важны Тамара Тер-Гевондян (на «Оттепели» есть ее работа «Васильсурск. На Волге») и Вера Преображенская. Она была старостой группы, она настоящий хранитель духа, скрупулезно записывавшая за Белютиным каждое слово, и ее работы, на мой взгляд, интереснее работ самого мэтра. У ее дочери приличная коллекция. Анатолий Сафохин — у него необычная методика, он собирал мозаики, у него была своя школа, ученики. Его очень любят покупать, он «французский», понятный публике. Думаю, его работы будут расти в цене — от $80 тыс. и выше.

Вера Преображенская. «Портрет в красном ключе». 1977. Бумага, тушь, цветная пленка. Russian Abstract Art Foundation

Недавно вы сообщили, что приобрели здание клуба фабрики «Буревестник» в Сокольниках для размещения там коллекции и реализации проектов Фонда русского абстрактного искусства. Почему вы выбрали именно это здание?

Представляете, что такое купить здание в Москве? Я этим лично три года занималась. Были разные варианты. Я рассматривала прекрасное здание на Павелецкой, но оно было квартирного типа со сложной историей и владельцами. Рассматривалась усадьба около Новодевичьего монастыря, XVIII век, без каких-либо юридических отягощений. Но там были небольшие площади, и от нее пришлось отказаться.

В итоге в 2015 году мы купили клуб фабрики «Буревестник». Он был заполнен арендаторами — и это хорошо, это значит, что здание отапливалось, инженерные сети были в нормальном состоянии. Потом около года ушло на согласования с Департаментом культурного наследия города Москвы. Так что в состоянии ремонта мы находимся с февраля и надеемся до конца года управиться. Мы должны восстановить проницаемую для света крышу, которая была задумана архитектором, Константином Мельниковым, восстановить авторскую планировку. Это же клуб, там все устроено для шоу: эксплуатируемая круглая летняя крыша, высокие потолки, окна в пол, — все предполагает синергию пространства и проекта. Там не только картины будут висеть, мы там поставим беспилотные Когнитив мобили, организуем творческие лаборатории. Может быть, даже установим памятник Мельникову перед зданием — ему ведь в Москве нет памятника.

Люциан Грибков. «Поссорились». 1962. Бумага, темпера. 86х61 см. Russian Abstract Art Foundation

А что еще в ближайших планах Фонда русского абстрактного искусства?

Ведем переговоры с Атлантой. Американцы вышли с предложением о совместной выставке на осень, но нужно оценить, насколько нам интересно выставляться в галерее, а не в музее. Есть предложение от Россотрудничества по поводу выставки на Кипре и участия в параллельной программе биеннале. Ведем диалог с Лондоном, с Музеем Виктории и Альберта, по поводу совместных проектов. Совместно с МИСиС в доме-коммуне Николаева на улице Орджоникидзе собираемся проводить мастер-классы с коучем на тему «Идеальный человек».

Есть издательские проекты. Мы видим высокий запрос на теорию всеобщей контактности, поэтому занимаемся литературной адаптацией этого труда. Там примерно 700 страниц, довольно трудно понимаемых, а мы хотим сделать страниц 200, чтобы это можно было прочитать и понять. Планируем переиздать книгу «Мифы и реалии „Новой реальности“» Владимира Потресова, друга Белютина, хорошо его знавшего, и издать книгу о Зубареве (у нас есть его архив, дневник, пояснения и эскизы к работам). Мне очень нравится то, как Зубарев определяет искусство. Он говорил, что искусство делает человека беспредельно большой величиной по отношению к той материальной единице-точке, к которой тяготеет познание. В этом отражается удивительный масштаб художника, который видел свое творчество только в глобальном контексте и мыслил сверхзадачами. Поэтому, занимаясь его наследием, мы планку снижать не будем.

www.theartnewspaper.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о