Парето определял элиту как – Вы точно человек?

Теория элиты Вильфредо Парето

Вильфредо Парето родился 15 июля 1848 г. в Париже в семье итальян­ского маркиза, выходца из Генуи, вынужденного эмигрировать из-за своих либеральных и республиканских убеждений. Мать Парето была францу­женкой, и он с детства одинаково хорошо владел языками обоих родите­лей; однако всю жизнь он ощущал себя прежде всего итальянцем. В 1858 г. семья Парето возвращается в Италию. Там он получает прекрасное образование, одновременно классическое гуманитарное и техническое; большое внимание он уделяет изучению матема­тики. После окончания Политехнической школы в Турине Парето в 1869 г. защи­щает диссертацию «Фундаментальные принципы равновесия в твердых телах». Тема эта воспринимается как предзнаме­нование, учитывая важное место понятия равновесия в его последующих экономи­ческих и социологических трудах. В те­чение ряда лет он занимал довольно важ­ные должности в железнодорожном ве­домстве и в металлургической компании.

В 90-е годы он предпринимает неуда­чную попытку заняться политической деятельностью.

В это же время он активно занимается публицистикой, чте­нием и переводами классических текстов. В первой половине 90-х годов Парето публикует ряд исследований в области экономической теории и математической экономики. С 1893 г. и до конца жизни он был профессором политической экономии Лозаннского уни­верситета в Швейцарии, сменив в этой должности известного экономиста Леона Вальраса.В последний год жизни Парето в Италии уже установился фашистский режим.Некоторые видные деятели этого режима, и прежде всего сам дуче, считали себя учениками лозаннского профессора. В связи с этим в 1923 г. он был удостоен звания сенатора Италии.Парето выразил сдержанную поддержку новому режиму, одновременно призвав его быть либеральным и не ограничивать академических свобод.Умер Парето 19 августа 1923 г. в Селиньи (Швейцария), где он жил последние годы своей жизни; там он и был похоронен.

Как уже отмечалось, первые научные труды Парето были посвящены экономике. В качестве экономиста он занимает видное место в истории науки. Он внес важный вклад в исследование распределения доходов, мо­нополистического рынка, в становление эконометрии и т.д. [1, 248-260]. Но постепенно он осознает недостаточность и неадекватность представле­ний о человеке как оhomooeconomicus. В свою очередь это осознание было связано с его общим отрицательным отношением к рационалистическим концепциям человека, которое со временем усиливалось. В поисках более адекватной и целостной модели человека Парето обращается к социоло­гии. Обращение это происходит сравнительно поздно, когда он был уже зрелым и известным ученым, но происходит оно не сразу, не вдруг, а испод­воль, постепенно. Оно заметно еще в его несоциологических по жанру на­учных трудах, таких, как «Курс политической экономии» (1896-1897), «Социалистические системы» (1902) и «Учебник политической экономии» (1906). Уже в 1897 г. Парето читал курс социологии в Лозаннском универси­тете, который он продолжал читать и впоследствии, даже тогда, когда из-за болезни был вынужден отказаться от преподавания экономики.

Самое крупное сочинение В. Парето, в котором представлены его соци­ологические теории, — «Трактат по общей социологии». Автор писал его с 1907 по 1912 г. В итальянском оригинале «Трактат» был впервые опубли­кован в 1916 г., во французском варианте, проверенном и одобренном авто­ром, он вышел в 1917-1919 гг. Это огромное и весьма громоздкое по своей структуре сочинение написано в нарочито наукообразном стиле; оно на­считывает около 2 тыс. страниц текста большого формата, 13 глав, 2612 параграфов, не считая приложений.

Правящая и неправящая элиты

Согласно Парето, индивиды неравны между собой в физическом, ин­теллектуальном, нравственном отношениях.

Поэтому и социальное нера­венство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом. Люди, которые обладают наиболее высокими показате­лями в той или иной области деятельности, составляют элиту. В каждой сфере деятельности существует своя элита.

Парето различает два вида элиты: правящую,т. е. принимающую участие в осуществлении политической власти, инеправящую [23, § 2032 и др.]. В целом социальная стратификация изображается в его теории в виде пира­миды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть — основная масса населения («низ­ший слой») [23, §§ 2034, 2047 и др.]. Элиты существуют во всех обще­ствах, независимо от формы правления.

В качестве синонимов этого термина Парето использует термины

«правящий класс», «господствующий класс», «аристократия», «высший слой», это просто объективно «лучшие» в определенной области деятельности: «Может быть аристократия святых или аристократия разбойников, аристократия ученых, аристо­кратия преступников и т.п.» [23, §103]. Проблема, однако, остается: как определить «луч­ших», наиболее компетентных и т.п.? Парето, по существу, игнорировал относительность «элитарных» качеств и их тесную связь с определенными социальными системами, каж­дая из которых вырабатывает свои специфические критерии оценки этих качеств.

Парето стремится к чисто описательной трактовке термина «элита», не внося в него оценочного элемента.Тем не менее ему не удалось избежать известной противоречивости в истолковании этого понятия. С одной сто­роны, он характеризует представителей элиты как наиболее способных и квалифицированных в определенном виде деятельности, как своего рода результат естественного отбора. С другой стороны, в «Трактате» встреча­ются утверждения, что люди могут носить «ярлык» элиты, не обладая соот­ветствующими качествами. Очевидно, что вторая трактовка противоречит первой. По-видимому, в первом случае Парето имеет в виду общество с открытой классовой структурой и совершенной системой социальной мо­бильности, основанное на принципе «естественного отбора». В этом слу­чае элитарные качества и элитарный статус должны совпасть, но подобная ситуация, разумеется, в истории встречается нечасто. И все-таки в целом у Парето доминирует представление о том, что элиты формируются из лю­дей, действительно обладающих соответствующими качествами и достой­ных своего высшего положения в обществе.

Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания; умение улавливать и использовать для своих целей слабые места других людей; способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции; способность применять силу, когда это необходимо.

Последние две способности носят взаимоисключающий характер, и управление происходит либо посредствомсипы,либо посредствомубеж­дения.Если элита неспособна применить то или иное из этих качеств, она сходит со сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История — это кладбище аристо­кратий» [23, §2053].

Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последнего пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит.Благодаря циркуляции элита находится в состоянии постепенной и непрерывной трансформации.

Циркуляция элит

Циркуляция элит функционально необходима для поддержания социаль­ного равновесия.

Она обеспечивает правящую элиту необходимыми для уп­равления качествами. Но если элита оказывается закрытой, т. е. циркуляция не происходит или происходит слишком медленно, это приводит к деграда­ции элиты и ее упадку. В то же время в низшем слое растет число индиви-дов, обладающих необходимыми для управления чертами и способных применить насилие для захвата власти. Но и эта новая элита утрачивает способность к управлению, если она не обновляется за счет представите­лей низшего слоя.

Согласно теории Парето, политические революции происходят вслед­ствие того, что либо из-за замедления циркуляции элиты, либо по другой причине элементы низкого качества накапливаются в высших слоях.Рево­люция выступает как своего рода альтернатива, компенсация и дополнение циркуляции элит. В известном смыслесущность революции и состоит в резкой и насильственной смене состава правящей элиты.

При этом, как правило, в ходе революции индивиды из низших слоев управляются инди­видами из высших, так как последние обладают необходимыми для сраже­ния интеллектуальными качествами и лишены тех качеств, которыми обладают как раз индивиды из низших слоев [23, §§ 2057, 2058].

Типы элиты

Итак, в историческом развитии постоянно наблюдаются циклы подъема и упадка элит. Их чередование, смена — закон существования человеческого общества. Но изменяются не просто составы элит, их контингент; сменя­ют друг друга, чередуются сами типы элит. Причина этой смены состоит в чередовании, точнее, в поочередном преобладании в элитах «осадков» первого и второго классов, т. е. «инстинкта комбинаций» и «настойчивости в сохранении агрегатов» [23, §§2178, 2227 и др.].

Первый тип элиты, в котором преобладает «инстинкт комбинаций», управляет путем использования убеждения, подкупа, обмана, прямого одурачивания масс.

Усиление «осадков» первого класса и ослабление «осад­ков» второго приводят к тому, что правящая элита больше заботится о на­стоящем и меньше — о будущем. Интересы ближайшего будущего господствуют над интересами отдаленного будущего; интересы материаль­ные — над идеальными; интересы индивида — над интересами семьи, дру­гих социальных групп, нации. С течением времени «инстинкт комбинаций» в правящем классе усили­вается, в то время как в управляемом классе, напротив, усиливается ин­стинкт «настойчивости в сохранении агрегатов». Когда расхождение становится достаточно значительным, происходит революция, и к власти приходит другой тип элиты с преобладанием «осадков» второго класса. Для этой категории элиты характерныагрессивность, авторитарность, упор­ство, непримиримость, подозрительностьк маневрированию и ком­промиссам.

Первый тип правящей элиты Парето называет «лисами», второй — льва-ìè»». В сфере экономики этим двум типам соответствуют категории «спе­кулянтов» и «рантье»: в первой из них преобладают «осадки» первого класса, во второй — второго [там же, § 2235]. «Спекулянты», обладая хоро­шими способностями в области экономических комбинаций, не довольст­вуются фиксированным доходом, часто незначительным, и стремятся заработать больше. Каждая из двух категорий выполняет в обществе осо­бую полезную функцию. «Спекулянты» часто «служат причиной измене­ний и экономического и социального прогресса» [там же]. Рантье. наоборот, составляют мощный фактор стабильности. Общество, в котором почти исключительно преобладают «рантье», остается неподвижным и склонно к застою и загниванию; общество, в котором доминируют «спеку­лянты», лишено стабильности; оно находится в состоянии неустойчивого равновесия, которое легко может быть нарушено изнутри или извне.

studfile.net

Теория циркуляции элит по Вильфредо Парето

На основе изучения истории Европы, Вильфредо Парето сформулировал теорию циркуляции элит: постепенно элита, которой принадлежит власть, деградирует – ей на смену приходит новая контр-элита … Через некоторое время цикл повторяется. Деление на способную к управлению «элиту» и «контр-элиту» Вильфредо Парето считал «… существенной чертой всех человеческих обществ, а «круговорот» элит, то есть их стабилизацию и последующую деградацию, — движущей силой общественного развития, лежащей в основе всех исторических событий. Вера в прогресс или эволюцию бессмысленна, ибо человеческое общество обречено на циклическое движение властных структур: от правления «львов» к правлению «лис» и обратно.

В понимании Парето политикой и экономикой руководят две основные группы лидеров: «лисы», способные на эксперимент и открытия, но лишенные преданности принципам, которые гарантируют стабильность социальной жизни, а также «львы», (в указанном смысле ранее термины «львы» и «лисы» ранее использовал Никколо Макиавелли – Прим. И.Л. Викентьева) которые представляют консервативные силы, но имеют также глубокое чувство преданности ценностям семьи и нации. «Львы» отстаивают классовую солидарность, патриотизм и религиозные ценности. При этом они в отличие от склонных к постоянным интригам «лис» не боятся использовать силу, если это необходимо. Парето считал, что он живет во времена «лис» (имея в виду Италию и Францию). Политическая и экономическая сцена заполнена политически недобросовестными юристами и интеллектуалами-софистами, манипулирующими сознанием людей. Если это состояние оставить бесконтрольным, то социальное равновесие будет фундаментально подорвано. Однако он видел в истории доказательства тому, что всегда в подобной ситуации люди консервативных «львиных» качеств начинают набирать силу и отодвигают господство «лис». Они создают уверенность в том, что социальная стабильность установится, а вера, патриотизм и национальная гордость вновь заявят о себе». Васильева Н., Вильфредо Парето: провозвестник львов, в Сб.: Восстание масс, СПб, «Мидгард», 2005 г., с. 25-26.

Вот что писал о циркуляции элит сам Вильфредо Парето: «… феномен новых элит, которые в ходе непрерывной циркуляции, возникая в низших стратах общества, поднимаются в его высшие страты, там захватывают себе пространство и впоследствии приходят в упадок, вымываются и исчезают, представляет собой один из самых важных исторических фактов, и его необходимо принять во внимание, чтобы понять крупные социальные движения. Очень часто существование этого объективного феномена бывает завуалировано воздействием на нас страстей и предрассудков, и то, как мы его воспринимаем, существенно отличается от того, каков он в реальности. Циркуляция, которая возносит элиты, рождающиеся в низших стратах, к вершине, а также низвергает и приводит к исчезновению властвующие элиты, в основном бывает скрыта за множеством фактов. Прежде всего, это связано с тем, что данный процесс развивается, как правило, достаточно медленно, и потому, только изучая историю за длительный период времени, к примеру, в несколько веков, можно постичь общий характер и основные линии такого движения. Современный наблюдатель, охватывающий взглядом лишь короткий период времени, не видит ничего кроме случайных обстоятельств. Он видит соперничество каст, гнет тиранов, народные бунты, либеральные требования; он замечает аристократии, теократии, охлократии, однако общий феномен, по отношению к которому все перечисленное оказывается лишь частными деталями, зачастую полностью ускользает от него. Среди иллюзий, возникающих при этом, есть те, которые встречаются особенно часто и потому заслуживают быть отмеченными. Чтобы влияние эмоций, от которых не так-то легко освободиться, когда рассматриваются конкретные случаи, не могло затемнить наши рассуждения, мы будем рассуждать абстрактно. Пусть А — это элита, находящаяся у власти; В — элита, пытающаяся оттеснить от власти элиту А, чтобы самой занять её место; С — остальная часть населения, включающая неадаптированных людей, тех, кому недостает энергии, характера, ума, одним словом — людей, оставшихся вне элиты. А и В главенствуют и стремятся заручиться поддержкой своих сторонников от С, используемых ими как орудие. Одни С были бы беспомощны, как армия без командиров; они приобретают значимость и вес только тогда, когда их возглавляют А или В. Очень часто и даже почти всегда именно В оказываются во главе их, в то время как А усыпляют себя надеждами на собственную безопасность и презирают С. Впрочем, именно В могут лучше прельстить и привлечь к себе С именно потому, что они не обладают властью и их обещания рассчитаны на более долгий срок. Однако А иногда мечтают опередить В, в надежде на то, что им удастся угодить С мнимыми уступками, не делая их слишком реальными. Если В постепенно занимают места, принадлежащие А, благодаря медленной инфильтрации, если социальная циркуляция не прерывается, то С лишаются лидеров, которые могли бы побудить их к бунту, и наблюдается период процветания. Но обычно А стремятся противодействовать этой инфильтрации, однако такое противодействие может оказаться неэффективным, порождая лишь недовольство и не давая ощутимого результата. Если такое противодействие эффективно, то В могут захватить власть только сразившись с А и обратившись к помощи С. Когда успех окажется на их стороне, В захватят власть и начнет формироваться новая элита D, которая по отношению к В сыграет ту же роль, которую прежде играла элита В по отношению к элите А; и т. д. Большинство историков не замечает этого движения. Они описывают данное явление так, будто оно всегда оказывается борьбой одной и той же аристократии или олигархии против народа, который также все время один и тот же. На самом же деле: 1) речь должна идти о борьбе одной аристократии с другой аристократией; 2) аристократия, пребывающая у власти, непрерывно изменяется, и места, занимаемые сегодня одними людьми, спустя некоторое время будут заняты их противниками. Когда элита В приходит к власти и сменяет элиту А, дошедшую до полного упадка, как правило, наступает период высшего процветания. Некоторые историки видят в этом исключительно заслугу «народа», т. е. С. В таком утверждении верно только одно — то, что низшие классы производят новые элиты. Что же касается самих низших классов, то они не способны управлять, и охлократия не приводила никогда ни к чему другому, кроме бедствий. Более глубоко по сравнению с теми, кто привык смотреть на вещи издалека, заблуждаются люди, вовлечённые в движение и принимающие в нем активное участие. Многие индивиды, входящие в В, искренне верят, что добиваются выгоды не для себя и своего класса, но действуют на благо С и борются просто за то, что называют справедливостью, свободой, гуманностью. Эта иллюзия воздействует также и на представителей А. Среди них появляется немало людей, изменяющих своему классу, верящих, что они воюют за осуществление этих прекрасных принципов ради того, чтобы помочь бедным С, между тем как в действительности единственным результатом их усилий является помощь В в захвате власти, оборачивающейся затем новым игом для С, часто более тяжким, чем иго А. Тот, кто в конце концов понимает, каким окажется результат, порой обвиняет в лицемерии как В, так и А, твердивших, что их стремления направлены только к тому, чтобы оказать помощь С, но в целом он не прав, поскольку многих таких людей как из В, так и из А нельзя упрекнуть в неискренности. Симптомом, почти всегда предвещающим упадок аристократии, является распространение гуманистических настроений и болезненной чувствительности, отчего аристократия оказывается неспособной защитить свои позиции. Не следует путать насилие с силой. Насилию часто сопутствует слабость. Встречаются индивиды и классы, потерявшие могущество и способность удержаться у власти, становившиеся все более одиозными из-за творимого ими насилия, при котором они наносили удары вслепую, наобум. Сильный наносит удар только тогда, когда это совершенно необходимо, и уже ничто не останавливает его. Траян был сильным и не проявлял насилия; Калигула проявлял насилие, но не был сильным. Если у живого существа пропадают чувства, необходимые ему в данных обстоятельствах, чтобы выстоять в борьбе за жизнь, то это верный признак вырождения, поскольку атрофия этих чувств в более или менее недалеком будущем приводит к вымиранию вида. Живое существо, которое не желает ответить ударом на удар и боится пролить кровь своего врага, признаёт себя побеждённым и попадает во власть противника. Баран всегда мог встретиться с волком, готовым его съесть, и если теперь он избегает такой участи, то просто потому, что человек охраняет его, как пищу для себя самого. Всякий народ, который до такой степени боится пролить кровь, что оказывается неспособным себя защитить, рано или поздно становится жертвой какого-нибудь воинственного народа. На нашей планете нет, пожалуй, ни одного клочка земли, который бы не был когда-то завоеван мечом, и на котором народы-оккупанты не удерживались бы с помощью силы. Если бы негры оказались сильнее европейцев, то они поделили бы Европу, а не европейцы — Африку. «Право» народов, называющих себя «цивилизованными», завоевывать народы, которые они именуют «нецивилизованными», выглядит совершенно смехотворно, или, лучше сказать, это право есть не что иное как сила. Пока европейцы будут оставаться сильнее, чем китайцы, они будут навязывать им свою волю, но если бы китайцы стали сильнее, чем европейцы, то позиции переменились бы, и гуманистические декларации не смогли бы воспрепятствовать вторжению армий противника. […] Всякая элита, не готовая сражаться ради защиты своего положения, находится в полном упадке, и ей не остается ничего иного, кроме как уступить место другой элите, обладающей мужеством и твёрдостью, которых прежней недостаёт. И если такая элита верит, что провозглашенные ею гуманные принципы будут применяться к ней самой, то она просто впала в иллюзию. Победители прожужжат ей уши неумолимым vae victis (горе побежденным – Прим. И.Л. Викентьева). Когда в конце XVIII в. французские правящие классы занимались развитием своей «чувствительности», во мраке незаметно затачивался нож гильотины. Это праздное и легкомысленное общество, ведя в стране паразитическую жизнь, занималось на своих изысканных ужинах рассуждениями о необходимости освободить мир от «суеверия» и «раздавить гадину», не предполагая, что само будет раздавлено»./

Источник

isedworld.org

44. Теория элит в.Парето, г.Моска, р.Михельса. Теория элит г.Моски

Идеи политического элитизма, согласно которым функцию управления обществом должны выполнять избранные, лучшие из лучших, аристократы, появились еще в глубокой древности. Наиболее четко эти идеи прослеживаются

в работах Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлейля, Ницше. Но серьезного социологического обоснования эти идеи

еще не получили. Как определенная система взглядов элитарные теории были сформулированы в конце XIX – началеХХ века в работах итальянских мыслителей Гаэтано Моска (1858-1941), Вильфреда Парето (1848-1923) и немецкого социолога Роберта Михельса (1878-1936). Г.Моска в работе «Правящий класс» утверждал, что во

всех обществах существуют два класса: класс управляющих (элита) и класс управляемых. Правящий класс является малочисленным, он монополизирует власть и осуществляет управленческие функции. Господство меньшинства предопределено тем, что это господство организованного меньшинства над инертным, неорганизованным большинством.

Правящий класс стремится упрочить свое господство, используя свои знания и опыт в сфере государственного управления, военную силу, священнический статус, распространяя и поддерживая в обществе ту идеологию, которая способствует легитимации его власти. Вхождение в состав правящего класса, по мнению Г.Моски, обусловлено следующими критериями: способностью к управлению другими людьми (организаторская способность), а также интеллектуальным, моральным и материальным превосходством.

Правящий класс постепенно обновляется. Существуют дветенденции в его развитии. Аристократическая тенденция проявляется в стремлении передать власть наследникам или

ближайшим соратникам, что постепенно приводит к вырождению элиты. Демократическая тенденция реализуется посредством включения в состав правящего класса лучших

представителей из класса управляемых, что предотвращает дегенерацию элиты. Оптимальное сочетание этих двух тенденций наиболее желательно для общества, т.к. позволит

обеспечить преемственность и стабильность в руководстве страной и качественное обновление правящего класса.

Теория «циркуляции элит» В.Парето

В.Парето, введший в политическую науку термин «элита», так же, как и Моска, считал, что все общества делятся на управляющих (элиту) и управляемых. В элите он выделял два главных типа, последовательно сменяющих друг

друга: элиту «львов» и элиту «лис». Для «львов» характерно использование силовых методов правления, консерватизм. «Лисы» предпочитают поддерживать свою власть

пропагандой, они мастера политико-финансовых комбинаций, обмана, хитрости, изворотливости. Правление «лис»эффективно, когда политическая система неустойчива, когда требуются новаторы, комбинаторы. Но «лисы» не способны применять насилие, когда оно необходимо. Тогда им на смену приходит элита «львов», которая готова действовать решительно. Постоянная смена одной элиты другой обусловлена социальной динамикой общества. Каждый тип элиты обладает определенным преимуществом, которое постепенно перестает соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому обеспечение равновесия социальной и политической системы требует постоянной замены одной элиты другой.

Парето выделял также правящую и неправящую элиты. Представители, входящие в состав потенциальной элиты (контрэлиты), наделены характерными для элиты качествами, но не обладают властью из-за своего социального статуса. Со временем правящая элита начинает вырождаться и неэффективно управлять обществом, тогда активизируется контрэлита, претендующая на власть. Но чтобы прийти к власти, ей необходима поддержка масс, которые

она побуждает к активным действиям и с помощью которых свергает правящую элиту. Очередная правящая элита со временем также утратит свои выдающиеся качества, придет в упадок и будет отстранена от власти новой контрэлитой. Через некоторое время процесс «циркуляции элит» повторится вновь и вновь. Парето считал, что постоянная смена и циркуляция элит позволяет понять историческое движение общества, которое предстает как история

постоянной смены аристократий: их возвышений, властвования, упадка и замены новым правящим привилегированным меньшинством. Поэтому революции, с точки зрения Парето, – лишь борьба элит, смена правящей и потенциальной элиты.

«Железный закон олигархичеких тенденций» Р.Михельса

Р.Михельс исследовал социальные механизмы, порождающие элитарность общества, и пришел к выводу, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что

развитие общества сопровождается формированием крупных организаций. Руководство такими организациями не может осуществляться всеми ее членами. Для эффективного функционирования организациям (в том числе и политическим партиям) требуется создание системы иерархически организованного управления, которое приводит в конечном счете к концентрации власти в руках правящего ядра и аппарата. Происходит, таким образом, образование правящей элиты. Правящая элита обладает преимуществами перед рядовыми членами: она в большей степени обладает навыками политической борьбы, имеет превосходство в знании и информации, осуществляет контроль над формальными средствами коммуникации. Рядовые члены организации недостаточно компетентны, информированы и зачастую пассивны.

Правящая элита постепенно выходит из-под контроля своих рядовых членов, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, заботясь о сохранении своего привилегированного положения. В результате любой, даже демократической организацией, реально правит олигархическая группа, члены которой не уступают свою власть массам, передавая ее другим лидерам. Во всех партиях независимо от их типа «демократия ведет к олигархизации». Это

закономерность развития политической организации. Олигархизация означает, что власть в организации концентрируется в руках руководящего аппарата, происходит снижение роли рядовых членов организации в принятии решений.

Увеличивается разница между интересами и идейной позицией руководителей и членов партий с преобладанием интересов руководящего звена.

По существу, Михельс сформулировал одну из первых концепций бюрократизации правящей элиты.

Правящая и неправящая элиты

Согласно Парето, индивиды неравны между собой в физическом, интеллектуальном, нравственном отношениях. Поэтому и социальное неравенство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом.

Люди, которые обладают наиболее высокими показателями в той или иной области деятельности, составляют элиту. В каждой сфере деятельности существует своя элита.

Парето различает два вида элиты: правящую, т. е. принимающую участие в осуществлении политической власти, и неправящую. В целом социальная стратификация изображается в его теории в виде пирамиды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть — основная масса населения («низший слой») . Элиты существуют во всех обществах, независимо от формы правления.

В качестве синонимов этого термина Парето использует термины «правящий класс», «господствующий класс», «аристократия», «высший слой», это просто объективно «лучшие» в определенной области деятельности: «Может быть аристократия святых или аристократия разбойников, аристократия ученых,

аристократия преступников и т.п.» [23, §103]. Проблема, однако, остается: как определить «лучших», наиболее компетентных и т.п.? Парето, по существу, игнорировал относительность «элитарных» качеств и их тесную связь с определенными социальными системами, каждая из которых вырабатывает свои специфические критерии оценки этих качеств.

Парето стремится к чисто описательной трактовке термина «элита», не внося в него оценочного элемента. Тем не менее ему не удалось избежать известной противоречивости в истолковании этого понятия. С одной стороны, он характеризует представителей элиты как наиболее способных и квалифицированных в определенном виде деятельности, как своего рода результат естественного отбора. С другой стороны, в «Трактате» встречаются утверждения, что люди могут носить «ярлык» элиты, не обладая соответствующими качествами. Очевидно, что вторая трактовка противоречит первой. По-видимому, в первом случае Парето имеет в виду общество с открытой классовой структурой и совершенной системой социальной мобильности, основанное на принципе «естественного отбора». В этом случае элитарные качества и элитарный статус должны совпасть, но подобная ситуация, разумеется, в истории встречается нечасто. И все-таки в целом у Парето доминирует представление о том, что элиты формируются из людей, действительно обладающих соответствующими качествами и достойных своего высшего положения в обществе.

Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания; умение улавливать и использовать для своих целей слабые места других людей; способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции; способность применять силу, когда это необходимо. Последние две способности носят взаимоисключающий характер, и управление происходит либо посредством сипы, либо посредством убеждения. Если элита неспособна применить то или иное из этих качеств, она сходит со сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История — это кладбище аристократий».

Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последнего пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит. Благодаря циркуляции элита находится в состоянии постепенной и непрерывной трансформации.

Концепции элит Моски, Парето и Михельса объединяют следующие идеи:

1. Особые качества элиты, связанные с природными дарованиями и воспитанием и проявляющиеся в ее способности к управлению или хотя бы к борьбе за власть.

2. Групповая сплоченность элиты. Это сплоченность группы, объединяемой не только общностью профессионального статуса, социального положения и интересов, но и элитарным самосознанием, восприятием себя особым слоем, призванным руководить обществом.

3. Признание элитарности любого общества, его неизбежного разделения на привилегированное властвующее творческое меньшинство и пассивное, нетворческое большинство. Такое разделение закономерно вытекает из естественной природы человека и общества. Хотя персональный состав элиты изменяется, ее господствующие отношения к массам в своей основе неизменны. Так, например, в ходе истории сменялись вожди племен, монархи, бояре и дворяне, народные комиссары и партийные секретари, министры и президенты, но отношения господства и подчинения между ними и простым людом сохранялись всегда.

4. Формирование и смена элит в ходе борьбы за власть. Господствующее привилегированное положение стремятся занять многие люди, обладающие высокими психологическими и социальными качествами. Однако никто не хочет добровольно уступать им свои посты и положение. Поэтому скрытая или явная борьба за место под солнцем неизбежна.

5. Руководящая и господствующая роль элиты в обществе. Она выполняет необходимую для социальной системы функцию управления, хотя и не всегда эффективно. Стремясь сохранить и передать по наследству свое привилегированное положение, элита имеет тенденцию к вырождению, утрате своих выдающихся качеств.

studfile.net

Концепция элит В. Парето и Г. Моска

Две основные части главного социологического труда итальянского социолога и экономиста В. Парето (1848—1923) «Трактат по общей социологии» составляют концепция «остатков» и «производных» и концепция циркуляции элит и циклов взаимозависимости. В первой части В. Парето констатирует (в согласии с Марксом, Ницше и Фроммом) несовпадение побудительных причин и значений поступков и мыслей людей с теми, которые признаются самими индивидами. Парето подчеркивает значение чувств людей по сравнению с их взглядами, называя первые «остатками», а вторые — «производными». Точнее, «остатки» — это посредники между чувствами, которые мы не можем исследовать непосредственно как таковые, и проявлениями чувств, или поступками; то, что остается, если отбросить все возможные объяснения поступка, которые (объяснения) и будут «производными». «Остатки» относятся к инстинктам человека, порождающим рассудочную деятельность. За пределами «остатков» находятся желания, вкусы, склонности, которые не нуждаются в рассудочном оправдании. По определению Парето, «остатки» суть общие корни большинства видов поведения или экспрессивности. Все «остатки» Парето делит на шесть классов. Первый, называемый «инстинктом комбинаций», представляет собой «склонность к установлению связей между идеями и вещами, к извлечению следствий из провозглашаемого принципа, к правильному или неправильному рассуждению». Другими словами, «инстинкт комбинаций» лежит в основе умственной деятельности. Пример общества, в котором доминируют «остатки» первого класса, — Афины V в. до н.э.
Второй класс «остатков» противоположен первому. Он называется незыблемость агрегатов и заключается в склонности людей . к поддержанию сформировавшихся комбинаций, к отказу от изменений и к согласию с императивами. Насильственные изменения, навязываемые революцией, наталкиваются на сопротивление «остатков» второго класса. У различных народов разные соотношения «остатков» первого и второго класса. Например, известно, что русский народ очень терпелив. Долготерпение как свойство характера связано с консерватизмом как свойством менталитета. Это приводит к накоплению напряжения, которое в конце концов прорывается, приводя к «бунту бессмысленному и беспощадному» (А.С. Пушкин).
Классифицируя «остатки», Парето отмечает важную роль именно двух первых классов. «Инстинкт комбинаций — это начало интеллектуального поиска и развития эгоизма, т.е. он одновременно основа высших цивилизаций и причина их падения. Незыблемость агрегатов становится эквивалентом системы религиозных, национальных, патриотических чувств, которые поддерживают общества».
«Производные» Парето делит на четыре класса: простые повеления, авторитет отца, авторитет влиятельного человека и вербальные доказательства. Они имеют разную силу. Одно из самых эффективных средств убеждения, по Парето, — многократное повторение одного и того же. Это часто используют политики и рекламодатели.
Вводя понятия «остатков» и «производных», Парето обнаруживает промежуточное звено между чувствами людей, их психикой и их социальным поведением. Таким образом Парето уходит от психологизма и в то же время учитывает влияние психологии.

В целом классификация «остатков» и «производных» помогает лучше понять социальную природу человека, в возможности преобразования которой Парето сильно сомневается.
Парето установил закон распределения доходов, в соответствии с которым одна и та же формула распределения доходов применима ко всем странам вне зависимости от формы правления и экономических условий. Отсюда вывод: «Неравенство распределения доходов, очевидно, зависит гораздо больше от самой природы человека, чем от экономической организации общества». Благосостояние бедных классов может улучшить скорее рост производства, чем уравнительное распределение. Парето приходит к выводу, напоминающему рекомендации сторонников демографической школы: «наиболее верное средство улучшения положения бедных классов — сделать так, чтобы богатство росло быстрее населения».

Главное социальное различие Парето видит не между классами, а между массой и элитой, как в макиавеллиевской традиции. Элитой он называет совокупность людей, которые добились наибольшего в своей сфере деятельности. Элита делится на две части: «тех, кто прямо или косвенно играет заметную роль в управлении обществом и составляет правящую элиту; остальные образуют не-управляющую элиту». Правящая элита управляет большинством населения с помощью двух типов средств: силы и хитрости, которая позволяет постоянно вводить массы в заблуждение. Для обозначения двух соперничающих элит Парето использовал макиа-веллиерские образы «львов» и «лисиц», поскольку правящий класс имеет два рычага удержания власти — силу и хитрость. Соответственно политические элиты подразделяются на два семейства — «львов», отдающих предпочтение насилию, и «лис», отличающихся изворотливостью. По отношению к классам «остатков» можно сказать, что у «лис» преобладают «остатки» первого класса, у «львов» — второго.

Четыре взаимозависимых переменных определяют развитие общества: интересы, «остатки», «производные» и социальная гетерогенность, под которой Парето понимает соперничество элит и борьбу масс с элитой. Классовая борьба есть лишь форма борьбы за жизнь, а конфликт между трудбм и капиталом — форма классовой борьбы. В средние века главным конфликтом был религиозный, и можно было полагать, что с преодолением религиозных конфликтов наступит социальный мир. Но когда исчезли религиозные конфликты, их заменили социальные. Происходит то, что можно назвать «сдвигом конфликтов». Если представить, что разрешен конфликт между трудом и капиталом, то это будет означать, что преодолена одна форма классовой борьбы, ее заменят другие, например, вспыхнут конфликты между различными слоями трудящихся социалистического общества, между новаторами и консерваторами.

Правящий класс неоднороден. «Вследствие склонности к персонификации абстракций или приданию им значения объективной реальности многие представляют себе правящий класс в виде одной личности или по крайней, мере конкретной организации, с единой волей, осуществляемой с помощью логических средств и продуманных планов. В действительности правящие классы, как и другие общности, совершают и логичные, и нелогичные действия и в большей степени, чем сознательной волей, руководствуются установленным порядком, который иногда приводит их куда-либо вопреки их желанию».

Управлять обществом всегда будет меньшинство, элита, и, таким образом, результатом революций может быть только смена элит. Элиты формируются, борются, достигают власти и приходят в упадок, чтобы смениться другими элитами. Парето назвал этот процесс циркуляцией элит. Парето считал народное представительство фикцией и полагал, что «повсеместно имеется малочисленный правящий класс, удерживающий власть отчасти силой, отчасти с согласия класса управляемых, значительно более многочисленного». Правящему классу помогает держать в повиновении подданных то, что он «видит свои интересы лучше, чем класс управляемых, поскольку они у него в меньшей степени завуалированы чувствами, тогда как класс управляемых видит их хуже, поскольку у него этот слой чувств более плотный. Поэтому правящий класс может ввести в заблуждение класс управляемых в целях достижения собственных интересов… народ-суверен… верит в то, что он действует в соответствии со своей волей, а на самом деле выполняет волю своих управляющих».

В циркуляции элит Парето видел основную движущую силу общественного развития. Что выступает движущей силой перемен? По Парето, внуки и правнуки тех, кто завоевал власть, с рождения пользовались привилегированным положением и приобрели «остатки» первого класса. Они становятся более умеренными, теряют склонность к насилию и становятся жертвами своей слабости. Всякая элита, не готовая сражаться за свое господствующее положение, уступает место другой элите, обладающей мужеством. К тому же в среде элиты не может быть длительного соответствия дарования индивидов занимаемым им социальным позициям. Последние определяются в большей мере преимуществами, которыми пользовались индивиды благодаря позициям их родителей.

«Революции, — по Парето, — происходят, поскольку с замедлением циркуляции элиты или по какой-либо другой причине в высших стратах общества накапливаются деградировавшие элементы, которые более не обладают остатками, необходимыми для удержания власти, которые избегают применения силы, в то время как в низших стратах возрастает число элементов высшего качества, обладающих остатками, необходимыми для выполнения функции управления, и склонных к использованию силы».

Как поддержать в этих условиях общественную стабильность? Есть два пути: привлекать в элиту способных представителей других классов и высылать потенциальных революционеров (для этого европейскими странами использовались колонии, а в России крестьяне бежали на границы государства, становясь казаками).

Равновесие общества определяется гармонией «остатков» первого и второго класса в элите. Но колебания в сторону скептицизма и разума или, наоборот, патриотической или религиозной веры неизбежны. История соткана из чередования этих двух периодов.

Современное ему западное общество Парето назвал плутократическим, имея в виду связь между правящей элитой и руководящими кадрами промышленности и финансов, и феодализмом в значительной мере экономическим, «где в качестве средства правления используется преимущественно искусство политических клиентел (экономически зависимых людей. — А.Г.), в то время как военный феодализм средневековья использовал главным образом силу вассалов». Он идентифицировал современное западное общество с элитой «лис», но предвидел возможность ее бюрократизации и замену элитой «львов», опирающихся на насилие.

Общество поддерживает свое единство в той мере, в какой индивиды соглашаются жертвовать собственными интересами во имя общего. Этим общим может быть государство, нация, религия. Но полного согласия индивидуальных и общественных интересов никогда не будет, а если бы это и стало возможным, эволюция прекратилась бы. Нельзя логическими умозаключениями убедить индивидов жертвовать собой ради коллектива или даже подчиняться социальным нормам. Сами общества существуют потому, что поведение людей нелогично и ими движут страсти и чувства.

Парето оказал влияние на фашистскую идеологию, по крайней мере, на ее становление в Италии. Фашисты утверждали, в согласии с Парето, что общества «всегда управляются меньшинством и что меньшинство в состоянии удержать свое господство только, если оно достойно взятых на себя функций. Они напоминали, что функции руководителей не всегда приятны и, значит, те, у кого чувствительное сердце, должны будут раз и навсегда отказаться от них или быть отстранены».

Рассматривая соотношение интересов индивида и общества, Парето проводил различие между максимумом пользы для коллектива и максимумом пользы коллектива. Первое, как наибольшее удовлетворение как можно большего числа индивидов, — идеал гуманистов и социал-демократов. Дать по возможности каждому то, чего он желает, поднять уровень жизни всех — это, по Парето, буржуазный идеал плутократических элит. Второе, как максимум пользы, силы и славы коллектива, рассматриваемого как отдельное лицо, может противоречить первому. Всякая легитимность, по Парето, произвольна и поэтому высшей легитимностью становится практический успех.

Продолжил данное направление итальянский юрист и социолог Г. Моска (1858—1941). Он различав правящий и политический класс. В первый входит не только политическая, но экономическая и военная элита; второй включает не только властвующую группу, но и оппозицию. С точки зрения Моска, то, что древние греки назвали демократией, на самом деле было аристократией для большого числа членов общества. Принципы демократии, монархии и аристократии, по Моска, действуют одновременно во всяком политическом организме.

Обращаясь к сторонникам демократической концепции, Моска отмечал, что «трудно доказывать как непреложный и очевидный факт, что меньшинство управляется большинством, а не наоборот… В действительности суверенная власть организованного меньшинства над неорганизованным большинством неизбежна. Власть всякого меньшинства непреодолима для любого представителя большинства, который противостоит тотальности организованного меньшинства. В то же время меньшинство организовано именно потому, что оно меньшинство». Правящий класс организуется и приобретает власть после неолитической революции, когда население делится на постепенно становящихся знатью воинов и закрепощаемых земледельцев. Такой процесс, по Моска, происходил и на Западе, и в России.

Анализ эволюции правящего класса, проведенный Моска, позволяет вспомнить классификацию Платона, в соответствии с которой демократия превращается в олигархию: богатство, по Моска, в процессе эволюции общества становится более доминирующей чертой, чем воинская доблесть. Соответственно «тип политической организации, который можно назвать феодальным государством, трансформируется в принципиально другой тип, который можно назвать бюрократическим государством… Как только осуществляется такая трансформация, богатство создает политическую власть, точно так же, как политическая власть создает богатство».

Моска отвергает концепцию социал-дарвинизма, в соответствии с которой высшие классы олицетворяют верхний уровень социальной эволюции. Вопрос, чем отличается правящая элита от управляемого большинства, в дальнейшем будет решаться в концепции элитарной демократии.

psyera.ru

Вильфредо Парето (Vilfredo Federico Damaso Pareto) — биография, основные теории, закон 20/80

Итальянский экономист, инженер и социолог Вильфредо Парето известен большинству как один из основателей теории элит. Но заслуги Парето далеко не заканчиваются этой разработкой. Великий учёный создал ещё множество трудов, которые широко используются в экономических науках и актуальны на сегодняшний день. 

Вильфредо Парето появился на свет в семье итальянца и француженки 15 июля 1848 года. Его малой родиной стал Париж, куда его отец вынужденно эмигрировал из итальянского города Генуи. Однако через несколько лет семья Парето снова переехала в Италию. Там Вильфредо начал учиться, одновременно получая техническое и гуманитарное образование. С юных лет он проявлял интерес к математическим наукам, поэтому после школы продолжил обучение в Туринском политехническом институте.

В 1869 году Парето получил диплом инженера и защитил диссертацию на тему «Фундаментальные принципы равновесия в твёрдых телах». Именно принцип равновесия впоследствии стал основополагающим в его экономических и социологических трудах.

В последующие годы Парето проживал во Флоренции, где трудился в должности инженера путей сообщения. Позже он стал управлять сетью металлургических заводов Италии.

В 1889 году Вильфредо вступил в брак с русской девушкой Александрой Бакуниной. Их союз просуществовал двенадцать лет, а после их пути разошлись.

В 1893 году Вильфредо переехал в Швейцарию, где начался новый этап в его жизни. Профессор политэкономии Парето возглавил кафедру в университете Лозанны. Параллельно с работой в этот период жизни он активно занимался научными публикациями, которые позже стали известны всему миру.

В 1898 году Парето получил в наследство от дяди огромное состояние, и через три года, в 1901-м, он приобрёл шикарную виллу на берегу Женевского озера. Это место стало самым любимым для труда и отдыха учёного. Через год у Парето появилась новая избранница Жанна Режи. Ей впоследствии он посвятил один из самых главных своих трудов — «Трактат по общей социологии», который писал пять лет (с 1907 по 1912 г.). Первая публикация трактата состоялась в 1916 году.

Общество, по мнению Парето, имеет модель пирамиды, на верхушке которой находится элита. Она представляет собой слой, который руководит социумом. Парето не признавал демократические режимы. Социолог утверждал, что в политике существует закон, согласно которому элита всегда обманывает народ.

Согласно концепции Парето «Циркуляция элит», благополучное развитие общества возможно лишь с регулярным обновлением элит. Со временем её состав должен меняться и дополняться новыми представителями. Некоторые участники элиты, которые исчерпали себя, должны заменяться новыми, более мобильными и энергичными личностями. Причём источником обновления состава вполне может служить неэлита. Это он объяснял тем, что дети элиты не всегда обладают всеми качествами своих родителей, и, наоборот, потомки неэлиты зачастую наделены необходимыми способностями и могут стать достойными преемниками. В случае отсутствия обновлений обществу грозит застой и полная замена старой элиты. 

Закон Парето — ещё одно научное достижение Вильфредо. Принцип «20/80» заключается в следующем: 20% труда при выполнении плана приносят 80% результата, а остальные 80% труда — всего лишь 20% результата. Правило Парето применяется для оптимизации результатов деятельности при анализе её эффективности. Верно определив минимальное количество наиболее значимых действий, можно получить значительную часть от результата. Попытки дальнейшего улучшения, как правило, являются неоправданными. Стоит отметить, что взятые за правило цифры «20/80» не являются абсолютными.

Закон Парето был предложен в 1941 году американским учёным Джозефом Джураном. В это время Вильфредо Парето уже не было в живых, тем не менее за основу было взято его наблюдение о распределении доходов. В своё время учёный выявил, что 80% доходов получают 20% домохозяйств в Италии. 

Последние годы жизни итальянского социолога и экономиста Парето были ознаменованы работой «Трансформация демократии», которая была издана в 1921 году. В ней были изложены все основные идеи Вильфредо Парето. Правительство Италии во главе с Муссолини, который пришёл к власти в 1922 году, чтили Парето. Многие считали себя его учениками. В 1923 году он занял должность сенатора Италии. В этом же году, 20 августа, великий социолог и экономист Вильфредо Парето скончался. Был похоронен в Селиньи, Швейцария. 

journal.open-broker.ru

Теория смены элит Вильфредо Парето POINT-V.RU

Чем известен Вильфредо Парето

Я уже писал о так называемом «законе Парето» и запутанной истории, которая с ним связана. Сейчас я снове расскажу о Вильфредо Парето и его реальном, а не мифическом вкладе в науку.

В первую очередь итальянский ученый, экономист и социолог, Вильфредо Парето (1848–1923) известен не как разработчик мифического «правила пива» 🙂 , а как автор теории круговорота элит. Несмотря на то, что за прошедшую почти сотню лет научная мысль и практика ушла далеко вперед, идеи Парето не потеряли своей актуальности, помогая понимать глубинную логику и смысл тех явлений, которые мы видим вокруг.

В чем суть теории смены элит?

Суть теории смены элит состоит в том, что та часть общества, которой принадлежит власть, деградирует и постепенно теряет способность к контролю над ситуацией. На смену ей со временем приходит другая, новая элита, которая добивается власти с помощью третьей силы — сравнительно многочисленной, но менее активной народной массы. В свою очередь, постепенно новая элита тоже приходит в упадок, теряет инициативу и уступает место следующей молодой элите. Цикл повторяется раз за разом, но суть остается прежней. Парето считал, что приход, стабилизация и деградация правящей элиты неизбежны и являются проявлением движущей силы развития сообществ. Человеческая природа неизменна в разные времена и эпохи, поэтому такой круговорот или «циркуляция элит» вечны и неизменны.

Причины смены правящих элит

По мнению Парето, люди изначально неравны между собой. В силу особенностей люди делятся на группы, часть которых способна стать элитой, а часть — нет. Членам потенциально элитарной группы свойственны такие черты, как самообладание, способность использовать чужие слабости, способность к убеждению, способность к использованию силы когда это нужно.

Будут ли отличаться приходящие к власти группы людей? Вильфредо Парето считал, что да. Последние две из указанных выше способностей исключают друг друга, и управление происходит в основном либо посредством силы, либо посредством убеж­дения. В понимании ученого элиты делятся на два основных класса — «львы» и «лисы». Скорее всего, Парето это деление не придумал сам, а взял из трудов другого известного ученого и деятеля — Никколо Макиавелли. Оба класса элит имеют свои особенности и свою роль.

«Львы» — это консерваторы, традиционалисты, приверженцы семьи, патриотизма и классовой солидарности, рантье. Деятели, принадлежащие к этому типу, предпочитают применять силу как фактор влияния на ситуацию, а не интриги.

«Лисы» имеют более подвижное сознание, могут идти к цели более извилистым путем, изобретательны, спекулянты, способны на открытия, но менее приверженны базовым принципам, морали и традициям, которые придают стабильность обществу. В отличие от «львов», «лисы» склонны воздействовать на ситуацию с помощью интриг, часто склонны оценивать свои действия с точки зрения выгоды, опасаются применения открытой силы.

Образно можно сказать, что если «львы» вызывают ассоциацию с романтичной версией рыцарства, то «лисам» ближе расчетливость купцов.

Независимо от типа правящей элиты часть ее представителей опускается на нижний уровень иерархии, а часть представителей из «народа» наоборот поднимается «наверх» и присоединяется к элитной группе.

Согласно Парето, возможны случаи, когда смена и обновление элит замедляются, из-за застоя в правящей группе накапливается «балласт», не имеющий требуемого для власти набора личных и профессиональных качеств. Наиболее активная часть общества не имеет возможности присоединиться к правящей элите и начинает работать как контр-элита, оппозиция. По этой и другим причинам в обществе накапливаются противоречия, которые разрешаются через революцию. Общество, неспособное к смене правящей элиты, рискует тем, что новая элита будет навязана после подчинения страны другому государству.

Для того, чтобы общество развивалось, необходим более-менее бесконфликтный механизм смены руководящей группы и наличие так называемых «социальных лифтов», которые позволяют выделить наиболее активных членов общества или коллектива и дать им возможность проявить себя конструктивно, без серьезного нарушения установленных правил.

Чем интересна теория смены элит

Парето не выделяет аристократию или элиту именно как группу людей в рамках государства. По его мнению, элита или аристократия могут существовать в любом устойчивом сообществе. Это может быть научная элита, техническая элита, творческая или политическая элита, военная аристократия, аристократия в преступном мире, «аристократия» в частной компании (круг приближенных). Понимание логики развития и смены элит позволяет лучше понять процессы, протекающие не только в государстве, но и в профессиональных сообществах, сетевых комьюнити, устойчивых и достаточно крупных компаниях или любых других крупных коллективах.

Для руководителя крупного коллектива практический вывод из теории смены элит, как мне кажется, в том, что:

  • для избегания кризисов в коллективе необходимо иметь механизм постепенной смены «верхушки»
  • при существенных изменениях в организации неизбежна смена лидеров.

Андрей Осадчий

Аналитик, консультант, тренер. Помогаю выявлять реальные внутренние проблемы организаций, повышать производительность работы и снижать расходы.

Latest posts by Андрей Осадчий (see all)

Смотрите также

point-v.ru

Теория элиты В. Парето — часть 2

Для Парето изучение элиты при всей важности этой проблематики все же не самоцель. Это часть более широкой задачи, а точнее, даже сверхзадачи — исследования «устойчивости общества». Общественное социальное равновесие, в первую очередь зависит от элиты, от ее способности справляться со своими функциями. Поэтому Парето не мог не обратиться к проблеме типологии элиты.

Критериями для нее послужили методы осуществления властных функций. Среди них основополагающими являются два: сила и хитрость. Отсюда выделены и два типа элиты: львы и лисы.

Стабильная политическая система характеризуется преобладанием элиты «львов». Напротив, неустойчивая политсистема требует элиты прагматически мыслящих энергичный деятелей, новаторов, комбинаторов. Постоянная смена одной элиты другой — результат того, что каждый тип элит обладает определенными преимуществами, которые, однако, с течением времени перестают соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому сохранение равновесия социальной системы требует постоянного процесса замены одной элиты другой, по мере того как перед элитами возникают повторяющиеся социальные ситуации.

Общество, в котором преобладает элита «львов — ретроградов», застойно. Напротив «элита» «лис» динамична. Механизм социального равновесия функционирует нормально, когда обеспечен пропорциональный приток в элиту людей первой и второй ориентаций. Прекращение циркуляции приводит к вырождению правящей элиты, к революционной ломке системы, к выделению новой элиты с преобладанием в ней «лис», которые со временем перерождаются во «львов»; сторонников жесткого подавления и деспотизма. Моска, развивая идеи Парето, полагал, что циркуляция элиты — залог здоровья общества, добавляя, впрочем, что все это — при условии преобладания стабилизационной консервативной тенденции, сохранения преемственного обновления элиты за счет лучших выходцев из масс.

Кроме того, итальянский ученый говорит еще об элите типа — S (ее представителей он именует спекулянтами) и элите тип — R (рантье). От первых исходит инициатива к изменениям, к экономическому и социальному прогрессу. Тип R, наоборот, — «мощный элемент стабильности и во многих случаях противодействует опасности, проистекающей от склонных к авантюрам спекулянтов».

Общество, где доминируют рантье, становится неподвижным и как бы кристаллизуется. Общество, где преобладают спекулянты, живет в состоянии шаткого равновесия, которое может рухнуть от незначительной случайности внутри или вне его. Смена или, как предпочитал говорить Парето, циркуляция элит связана, по мысли ученого, с кризисными циклами. Циркуляция элит — это едва ли не основное проявление жизнедеятельности общества. Но дело не только в смене лис львами, рантье спекулянтами или наоборот.

Из рассуждений Парето вытекает, что главной движущей силой процесса циркуляции элит является воля к власти более молодой и энергичной элиты. Как раз этот аспект теории Парето и привлек Муссолини. Его цепкий, но весьма поверхностный ум быстро схватил нужные идеи. Из теоретических построений Парето он извлек для себя главное: новая энергичная элита должна вытеснить старую, одряхлевшую. В отличие от Моски, который не исключал возможности постоянного обновления правящего класса, Парето был убежден в фатальной неотвратимости деградации элиты, ее неспособности устоять под натиском новой элиты. Если Моска допускал такой вариант, как органичная амальгама старого и нового правящих меньшинств, то у Парето дело сводится в конце концов к разным вариантам вытеснения одной элиты другой. Это и находит выражение в знаменитой формуле: «История — это кладбище аристократий». Все же эта эффектная фраза не должна заслонять того факта, что на протяжении ХХ столетия демократическим режимам удалось сформировать такие институциональные механизмы, которые в целом способны воспитывать, отбирать и постоянно обновлять правящую элиту. Не случайно в последние десятилетия заметно увеличился вес так называемых меритократов, т. е. людей, пробившихся наверх благодаря собственным заслугам.

Парето, так же как и Моска, исходил из весьма близкой идеи о наличии в сфере управляющей деятельности каждого общества двух значительно обособленных групп правящих и управляемых. Самое большое новшество, предложенное вышеупомянутыми итальянскими мыслителями при обсуждении этого вопроса, состояло в утверждении, что в обществе всегда правит «ничтожное меньшинство» в виде «политического класса» или «правящей элиты».

Вклад Парето и Моски в современную политическую теорию связан главным образом с определением структуры власти и сосредоточением внимания на групповом характере реализации власти в любой её форме.

4. Заключение

Классические теории элит послужили основой для формирования современных концепций элитаризма. Во второй половине ХХ века сложились различные подходы к изучению проблемы элитарности общества, ведущими среди которых являются макиавеллистский, ценностный, структурнофункциональный и либеральный.

Общество элиты — это система уравнений, служащая для того, чтобы найти оптимум, т.е. то состояние равновесия, при котором ни один индивид не сможет получить больше благ, не причинив одновременно вреда другим. В этом смысле Парето говорил о «социальной системе», а его теория общества должна быть, собственного говоря, крипто-нормативной теорией, подобно экономической теории. Вопрос Дюркгейма, как возможен порядок, прозвучал бы у него иначе: «Как возможно управлять обществом?». Элементами социальной системы являются осадки, интересы, деривация, социальная неоднородность и циркуляция социальных классов. В этой связи Парето говорил о «социальной физиологии» задачей которой является, прежде всего, установление распределения богатства и власти в обществе.

Парето подразделил элиту на правящую и не правящую (контрэлиту). Революция, с его точки зрения, — это всего лишь борьба и смена правящей элиты потенциальной элитой, которая, правда, маскируется тем, что говорит якобы от имени народа, вводя в заблуждение непосвященных (вскоре Б.Шоу напишет, что революция никогда не помогает скинуть бревно тирании, максимум, что они могут — это переложить его с одного плеча на другое). Итак, революция — не более, чем смена элит: старая элита, стоящая у власти, одряхлела, не способна к эффективному управлению, в обществе возникает новая потенциальная элита, но чтобы утвердить в качестве правящей элиты, ей необходима поддержка масс, недовольных старым общественно-политическим строем. Она использует их как стадо баранов. И с их помощью пробивает дыру в ветхом заборе, ограждающем прежние порядки. Причем массы обычно остаются в дураках — новая элита «загоняет их в стойло» и порой экономический и политический гнет становится еще более жестоким и изощренным. Именно в таком плане многие элитаристы интерпретируют октябрьскую революцию.

Однако эти фактические условия и движения перерываются деривациями, которые в зависимости от обстоятельств интерпретируют ситуацию иначе. Народ придерживаются определенных жизненных правил с квазирелигиознам упорством, старая элита считает себя стражем порядка и благополучия народа, а в новом элита утверждает, что борется за народ, а даже сама в это верит. Большое количество рабочих, а тем самым и их политическое значение в условиях современной массовой демократии, придает импульс деривациям, они постоянно используются для воздействия на народ и превращается в демагогию.

Нельзя не видеть и слабые стороны классиков элитизма. Если принять их схему (и тем более абсолютизировать ее), теряет всякий смысл понятие прогресса, невозможно объяснить один из самых глубоких законов общественного развития — возрастания роли масс в истории. Критики отмечают и более частные их недостатки. Известный английский социолог Т.Боттомор справедливо считает, что из работ Парето не ясно, относится ли «циркуляция элит» к процессу динамики неэлит в элиты или же к замене одной элиты другой. Действительно, обе интерпретации присутствуют у Парето, он часто пишет о том, что наиболее способные индивидуумы рекрутируются из низшей страты в высшую, а отдельные элементы элит деградируют, отпускаясь на дно общества. Вместе с тем несомненная заслуга Парето и Моски в том, что они выявили особую роль элиты в политическом процессе, сделали ее объектом специального исследования.

Истинна ли теория Парето, подтверждается ли она истинными фактами?

Ответ на этот вопрос будет отрицательным, если трактовать ее в том смысле (к чему и склоняется сам Парето), что политическая история есть следствие смены элит, что она детерминируется элитами. Но в ней большая доля истины, если трактовать ее более широко, как подч

mirznanii.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о