Почему мы зависим от доллара: Почему мы так зависим от курса доллара: просто о сложном | DAEDU.RU

Содержание

Яков Миркин — Почему мы зависим от США? Может быть, на 40…

С любовью к русским
Любой народ уникален. Мы все хотели бы сберечь каждый народ, чтобы он был вечно, пусть даже в человеческом измерении. В конце XIX века в мире жили 55 млн русских, перед второй мировой – примерно 100 млн, в 1989 г., в СССР — 145 млн. Потом русские начали сжиматься. В 1989 г. на территории России жили 120 млн русских, в 2002 г. – 116 млн, в 2010 г. – 111 млн (переписи). Доля русских в населении России в 1979 г. – 82,6%, в 1989 г. – 81,4%, в 2010 г. – 77,7%. В 2021 году – наверняка, еще меньше. Русские убывают (страшное слово) быстрее, чем население всей России. Оно ведь тоже убывает, у нас – человеческое опустынивание.

А что случилось с русскими за пределами России? На Украине в 1989 г. жили 11,4 млн русских, в 2001 г. – 8,3 млн. Их доля в населении упала за это время с 22,1% до 17,3%. Проклятая арифметика! В границах переписи 2001 г. (она –последняя на Украине), сегодня русских еще меньше. Население Украины, как и России, убывает.

Вся надежда на Казахстан? В 1989 г. там жили 6,2 млн русских, в 2020 г. (зажмуримся) – 3,5 млн. Их доля в населении упала с 37,8% до 18,8%. Где они? Уехали в Россию или в другие страны? Ушли от нас и не вернулись новыми жизнями? Когда народ сжимается не десятками и даже не сотнями тысяч, а миллионами, всего за 30 лет – спрашиваешь себя, когда же это закончится? Так не должно быть! Не должно!

Идем в Узбекистан. Смотрим перепись 1989 г. Там, где сладострастная отрава – золотая Брич-Мулла, там, где царят Чимганские горы, жили 1,65 млн русских, 8,3% населения Узбекистана. Сегодня двукратно меньше – 0,8 млн (2013 г.), 2,9%. Сжатие, год за годом, как вода уходит в песок!

Беларусь? Там, на братской земле в 1989 г. русских было 1,3 млн, а в 2009 г. – 0,7 млн. Доля в населении Беларуси – 13,2% и 7,5%, соответственно. Всюду – одно и то же. Эстония в 1989 г. – 0,47 млн русских, 30% жителей. Та же страна в 2013 г. – 0,32 млн., 25,1%. Численность русских в Латвии в 1989 г.

– 0,9 млн (33,7%), в 2015 г. – 0,5 млн (25,8%). Повсеместное сжатие в 1,5 – 2 раза. В каждой постсоветской стране повторяется одна и та же история. Жили в Литве в 1989 г. 0,34 млн русских (9,4% населения), нынче 0,18 млн (5,8%, 2011 г.).

Форменное бегство случилось в Грузии. Мы все любим там бывать, там много тепла у людей, мы обожаем грузинское гостеприимство. В 1989 г. 0,34 млн русских жили в Грузии постоянно (6,3% населения). В 2014 г. – в десять с лишним раз меньше. В Азербайджане сокращение числа русских с 1989 г. более, чем в 3 раза, в Армении – в 4 раза, в Киргизии – в 2,6 раза, в Таджикистане – более, чем в 10 раз.

В 1989 г. в республиках Советского Союза, кроме РСФСР, жили 25,3 млн русских. В 2010 –х в постсоветских странах, занявших их место, по оценке, 15 – 15,5 млн. Общая убыль (снова это проклятое слово) русских на всем пространстве бывшего СССР, включая Россию, не меньше 20 – 25 млн. человек. Где же они? Куда они ушли? Если даже считать, что 4 – 5 млн человек уехали в «дальнее зарубежье», если сделать все скидки на ассимиляцию в смешанных семьях, на мимикрию во враждебном для меньшинств окружении, то все равно миллионы исчезнувших, ушедших, не живущих сегодня вместе с нами – это невероятная по несчастью потеря для русского народа.

Исчезновение до 10 — 15% народа за 30 лет – катастрофа.

Могут быть, конечно, рассуждения о втором демографическом переходе, о волнах в движении населения, о том, что многие народы так живут, но русские – не многие. Больше ста лет немыслимых жертв, войн, революций, массового террора, административной или огосударствленной экономики, в которой народ – расходуемый ресурс. Больше ста лет невероятного напряжения, когда русский народ – вместе с другими, живущими в России — разбрасывался по границам и окраинам самой большой страны в мире, нещадно, без счета, потому что так нужно. Больше ста лет крайностей в общественных системах, полных нелюбви – и к народу, и к отдельному человеку.

Есть очень простые истины. Каждый народ в России, каждая народность или меньшинство должны быть сберегаемы и любимы. В этом не может быть различий между ними. Их ценность — беспредельна. Но для этого они – и русские тоже — должны знать свой счет. Должны понимать, растут или уходят со сцены. Становятся сильнее, ярче, состоятельнее – или же в них запущен отрицательный отбор, та самая «естественная убыль», всеми проклятая, сносящая народ со сцены.

Не совершает ли народ коллективное самоубийство. И как бы ни работал плавильный котел – и пусть он работает – каждый из нас должен обладать своим личным счетом – кто ты для своих корней, что ты делаешь для своего народа.

Это очень простое чувство – быть русским, татарином, чувашом, евреем, осетином, кем угодно – но в то же время быть частью российского народа. Это очень просто — думать о себе, как о русском, работать, чтобы русские перестали уходить, и в то же время быть и работать для всех, чья жизнь в России.

Огромное напряжение, которое испытывал русский народ – и все мы — последние сто лет, больше не может повториться. Русские, все народы России – на изломе. Всё в России должно быть подчинено самым простым вещам – состоятельность для всех. Жить так долго, как в первой десятке стран мира (мы на 100-м месте). Больше семей и больше детей. Об этом стоит кричать. Пока же прогноз Росстата обещает, что «в среднем» каждый год нас будет на 300 – 500 тыс. чел меньше, и среди них – на 240 – 400 тыс.

русских. И еще меньше тех русских, кто живет вне России, пока они не исчезнут, как русская эмиграция 1918 – 1921 годов. Что же с этим делать?

Это моя новая колонка в «Российской газете»
https://rg.ru/2021/02/15/mirkin-kazhdyj-narod-v-rossii-dolzhen-byt-sberegaem-i-liubim.html

Лавров: все мы зависим от доллара | Россия | ИноСМИ

 

Президент Обама вступил в должность, желая перезагрузить отношения с Россией, которые, по его мнению, развивались в неправильном направлении. Итак, улучшились ли наши отношения с этой страной, которая по-прежнему является второй в мире ядерной сверхдержавой и имеет право вето в Организации Объединенных Наций, интересы которой распространяются от Европы до Ирана и Азии?

Мой следующий гость был частью этих важных отношений на протяжении почти четырех десятилетий. Сергей Лавров представлял тогдашний Советский Союз в ООН в 1980-х. Теперь же он занимает должность министра иностранных дел России.

Спасибо за участие, господин Лавров!

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ, министр иностранных дел России: Спасибо вам за приглашение.

В мае 2010 года в русскую редакцию журнала Newsweek просочился 70-страничный документ, в котором вы якобы написали, что у Барака Обамы есть потенциал стать президентом, который бы изменил характер американо-российских отношений?

И он при этом боролся с системой спецслужб, военных и Госдепа, желающей более конфронтационных отношений. Теперь, когда за плечами два года правления, изменил ли Обама отношения между США и Россией?

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Я не думаю, что мы написали именно так, как вы процитировали. Но мы, безусловно, считаем, что тот призыв к изменениям, с которым президент Обама вступил в свою должность, носил всеобъемлющий характер, так как затрагивал не только внутригосударственные, но и международные вопросы. И мы, безусловно, увидели, что появился новый подход.

Атмосфера сильно отличается от той, которая царила в последние годы администрации Буша. Думаю, что с первой же встречи с президентом Медведевым, — кажется, это было в Лондоне — они друг друга поняли и договорились не игнорировать имеющиеся разногласия и, в первую очередь, сконцентрироваться на том, чтобы обеспечить реализацию всех возможных мер для устранения этих разногласий.

Так что я думаю, что Вашингтон значительно изменил свой подход к российско-американским отношениям. И мы, в свою очередь, тоже идем навстречу.

Позвольте задать вам вопрос об «арабской весне» в общем. Позиция России по Ливии такова, что она крайне нерасположена поддерживать какое бы то ни было вмешательство, направленное на свержение Каддафи. Вы были против бесполетной зоны и в конечном счете воздержались на голосовании. Вы также против любого внешнего вмешательства в дела Сирии.

Может, России просто отстает от развития событий, результатом которого станет смена режима во всех этих странах — и тогда получится, что вы поддерживали устаревший режим, старый порядок?

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Знаете, когда полковник Каддафи стал применять воздушные силы против гражданского населения на земле, сомнений у нас не было: тогда мы поддержали резолюцию Совета Безопасности о введении для Ливии эмбарго на оружие. Никаких поставок никакого оружия никому на территории Ливии, так как это было средством предотвращения нового насилия и кровопролития.

Мы также поддержали тот пункт, в котором говорилось о введении бесполетной зоны, о том, что ни один самолет не может появляться в воздушном пространстве Ливии без разрешения комитета Совета Безопасности.

Воздержаться нас заставил следующий пункт, согласно которому для обеспечения всего вышеупомянутого кто угодно может делать что угодно, так как в данном случае это будет законно. И как оказалось, именно этот пункт и использовали для превышения полномочий Совета Безопасности.

Вы считаете, что НАТО превышает свои полномочия?

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: О да, еще как. И мы это обсуждали с НАТО.

Вы поддержали санкции против Ирана. Вы считаете, что они действуют, что из-за этих санкций Иран пересматривает свой курс в ядерной области?

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Мы убеждены, что переговоры — единственный способ разрешить проблему с иранской ядерной программой. И мы напоминаем нашим партнерам по группе «три плюс три», что, несмотря на «арабскую весну», «арабское лето» и «арабскую осень», мы не должны забывать о необходимости привлекать Иран к более активному участию в международных процессах.

И логика, я имею в виду логику, которой мы хотим руководствоваться в отношении Ирана, — та же самая, на которую мы согласились в отношении Северной Кореи: Иран должен сделать первый шаг, скажем, заморозить производство центрифуг. Тогда мы заморозим новые… мы не будем принимать новые санкции – ни в Совбезе ООН, ни в одностороннем порядке.

А вы замечаете расположенность Ирана к какому-то сотрудничеству?

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Я уверен: если Иран получит четкий сигнал, что все это направлено не на смену режима, а связано с нераспространением ядерного оружия, я думаю, что у нас будет шанс начать серьезные переговоры.

Разрешите мне задать последний вопрос. Вы говорите, что между Соединенными Штатами и Россией хорошие отношения. Однако в прошлом месяце премьер Владимир Путин называет США паразитом и обвиняет нас в том, что у нас экономика-паразит, которая живет за счет других. Вот его точная цитата. Он сказал: «Это паразит. Страна живет в долг.

Она живет не по средствам. Она перекидывает бремя ответственности на другие страны и в некотором смысле действует как паразит». Это не очень похоже на укрепление американо-российского сотрудничества.

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Это его мнение, и могу сказать, что он обсуждает это на встречах с лидерами. Владимир Путин поднимал вопрос мировой экономики, когда президент Обама находился в Москве и встречался с ним. Это мнение премьер-министра.

Надеюсь, Соединенные Штаты будут сотрудничать с «Большой двадцаткой» и другими партнерами, чтобы сократить свой долг. Долг — это проблема. Ваша проблема, но, к сожалению, это касается и нас, и всего остального мира, потому что все мы так или иначе зависим от доллара.

Мы действительно считаем, что должно быть больше резервных валют. Мы очень обеспокоены тем, что происходит с евро. Мы храним свои резервы, в основном, в долларах и евро. Так что в этой игре мы не просто наблюдатель. Это непосредственно затрагивает нашу экономику, наши финансы. Вот как я бы описал эту ситуацию.

Сергей Лавров, большое спасибо за интервью.

СЕРГЕЙ ЛАВРОВ: Спасибо, господин Закария.

Мы скоро вернемся.

Перевод выполнен ИноТВ.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Почему мы зависим от доллара, и когда он пойдет в рост, – расскажет «Красная карточка» №433

Проходить мимо обменных пунктов и не посмотреть на цифры, которые расположены в окошечках, определяющие сегодня стоимость доллара – это уже не характерно для большинства украинцев. Курс доллара многие фиксируют подспудно и то, сколько сегодня или вчера стоила национальная валюта по отношению к основным мировым платежным единицам, – это уже не просто интерес. Это подсознательная реакция организма на постоянный стресс, вызванный экономическими факторами. Потому что все прекрасно знают: у подавляющего большинства людей зарплата в гривнях. Поэтому, как только подорожает доллар, они станут жить хуже, чем прежде. Но и удешевление доллара – тоже лишь успокоение для нервов. Как бы ни укреплялась национальная валюта – цены от этого не падают. Для многих это важно – ну хоть не растут.

Почему у нас такая зависимость от доллара? Разбираться с этим будет Андрей Томский – автор и ведущий программы «Красная карточка», вышедшей в эфире телеканала NewsNetwork в четверг, 20 апреля.

Основная причина того, что в Украине все, так или иначе, привязано к доллару состоит в том, что мы не только чрезвычайно бедная страна, а еще и нестабильная в своей бедности. Наша экономика развивается не так, как положено и как происходит во всем мире. Наша экономика управляется руками чиновников политической элиты, которая влияет не только на курс валют, но и на глобальные тенденции развития или ступора украинской экономики в целом.

Главной причиной бедности в богатой Украине является умопомрачительная и просто патологическая жадность и неполноценность тех, кто сегодня занимает важные правительственные кресла. И когда их деятельность и результат работы направлены на служение олигархам, а не национальным интересам, все общество становится больным: властная элита – духовно, а народ – физически и морально. У одних денег просто завались, потому что они воруют отовсюду, где только можно и где нельзя, а другие не знают, чем завтра накормить детей. В итоге и те, и другие не могут спокойно спать, живут в страхе за свое будущее.

Те, кто ворует деньги из наших с вами карманов, делают все, чтобы эти средства либо никто не нашел, либо чтобы никто не отобрал, используя для этого внешние или родственные связи, подкупая судей или пользуясь своим служебным положением.

Об этом более чем красноречиво говорит статистика. Так по состоянию на первый квартал этого года в специальный фонд государственного бюджета поступили аж целых 5 100 грн, конфискованных за коррупционные правонарушения по решению суда. Такая информация содержится в отчете казначейства об исполнении госбюджета.

Конечно, согласно закону о государственном бюджете, в общем до конца года правительство рассчитывает вернуть 11,5 млрд грн, конфискованных судами у коррупционеров. Но это, скорее всего, очередные танцы с бубном, которым сбыться будет не суждено, так же, как и в былые ожидания. Ведь в прошлом году наши доблестные депутаты заложили в бюджет 7,7 млрд грн, которые планировали забрать у воров. А поступило только 165 тыс. грн. То есть в 46,5 ТЫСЯЧ раз меньше.

Та же история была и в позапрошлом году, когда из запланированных 1,5 млрд грн украденных активов вернули 100 тыс. грн.

А ведь, между прочим, в конце 2016 Финансовый мониторинг отчитался, что сумма финансовых операций, которые могут быть связаны с легализацией доходов, полученных преступным путем, проведенных с участием бывших высокопоставленных течение последних трех лет, составляет более 200 млрд грн.

Чтобы понимать, сколько это денег – то это пенсии всех украинских пенсионеров почти за целый год. Я вообще удивляюсь, что при таких размерах хищений у нас вообще в стране еще хоть как-то живут люди. И если бы такое происходило где-то в Германии или Франции, то при сопоставимом размере воровства денег из бюджета эти страны бы уже давно оказались голыми и босыми, их бы выкинули из Шенгена и еврозоны, а головы их правительственной верхушки были бы торжественно отделены от туловища на центральной площади столицы.

Мы же еще при этом умудряемся как-то выживать, при этом правительство умудряется заявлять на всю страну, что у нас экономический рост 2,2%, а национальная валюта уже почти месяц не только стабильна, но даже растет, чем заставляет доллар и евро «краснеть от стыда».

Что же у нас на самом деле происходит с долларом? Ведь он еще совсем недавно был 27, 28, даже почти 30. А тут как вкопанный стоит и угрожает уйти на позиции 26,5 грн. Неужели у нас и правда улучшение в экономике намечается? Увы. Ни один эксперт в это не верит. Некоторые робко заявляют, что курс доллара стабилен, потому что нам таки дали очередной транш МВФ, поэтому в правительстве решили, что пока курс доллара может оставаться неизменным какой-то промежуток времени.

Но помилуйте, транши от Международного валютного фонда Украине поступают в течение трех лет, но на девальвации гривни это никак не сказывалось все эти годы. Всегда транш был – траншем, а обвал гривни – обвалом гривни. Ну, или мягкая девальвация.

Есть еще одно мнение экспертов, которое вызывает значительно больше доверия, чем все стенания о росте экономики. Экономический эксперт Андрей Новак считает, что пляска валютных курсов прекратилась, потому что рынок мгновенно и положительно отреагировал на заявление главы НБУ Валерии Гонтаревой об отставке. Валюта и валютные игроки успокоились в ожидании более эффективного руководителя, так как при Гонтеревий происходили только негативные процессы как по курсу гривни, так и в банковской системе, – говорит эксперт.

По словам Новака, дальнейшее укрепление курса гривни пока зависеть от назначения нового главы НБУ. Если назначение затянется, а выполнять обязанность продолжит Гонтарева, то гривня может вновь начать девальвировать. Если новый глава Нацбанка назначат быстро, то рынок будет давать аванс доверия новому руководителю, и курс не будет сильно колебаться. Дальше уже все будет зависеть от работы главы НБУ.

А НБУ сейчас предстоит на самом деле титанический труд. Естественно, в том случае, если в организации решат заняться своими прямыми обязанностями, а не традиционным дерибаном денег. Ведь нужно понимать, что транши зарубежных кредиторов с каждым разом уменьшаются, а условия ужесточаются. И нет никакой гарантии на получение 5-го транша. А отдавать ранее взятые кредиты все труднее, потому что притока валюты в страну не наблюдается.

Соответственно, снова складывается патовая ситуация, когда денег нет и денег, скорее всего, не будет и взять их практически негде. Потому что МВФ за свои кредиты стало сильно много хотеть, европейцы требуют не только реформ, а доступа к украинским национальным богатствам, а тут еще и Соединенные Штаты заявили, что также намерены сократить программу помощи Украине, потому что режут бюджеты и у себя в стране.

Еще важная деталь, что скоро 2019 год, до конца которого Украина должна выплатить почти 13 млрд долл. по внешним обязательствам. То есть реальный коллапс только назревает. Вполне логично, что Гонтарева решила именно сейчас покинуть свой пост. Пока это произойдет еще подобру-поздорову в общей экономической зачетной таблице.

Напомним, Валерия Гонтарева возглавила Нацбанк летом 2014 года, назначение тогда поддержал МВФ. После своего назначения Гонтарева стала проводить политику, направленную на сокращение штата Нацбанка, а также на закрытие большого числа банков в Украине.

Тем не менее, сама работа Гонтаревой ознаменовалась огромным количеством коррупционных скандалов и ее решение покинуть свой пост может оказаться не столько экономической необходимостью, сколько вопросом ее личной безопасности. Ведь главу НБУ не на шутку сейчас обвиняют в работе на подрыв национальной экономики и чудовищных коррупционных деяниях.

За время нахождения на посту главы НБУ Валерии Гонтаревой Украина потеряла 500 млрд грн, заявил глава Совета ассоциации украинских банков Станислав Аржевитин. По словам эксперта, именно такой ущерб был нанесен Украине, пока Валерия Гонтарева находилась на должности главы Национального банка Украины. «Сюда входят потери для государственного бюджета, для общества и в целом для страны», – отметил Аржевитин.

Стоит ли надеяться, что все так и останется на вывесках обменных пунктов, как есть сейчас? Вряд ли. Тут самый простой ориентир – заложенный курс доллара в Госбюджете – 27,20 грн, хотя и он достаточно условный. Потому что в бюджете на 2016 год был заложен курс 24,1-24,4 грн, но в результате курс дорос до 27 грн.

Лучшим ориентиром курса гривни был бы тот, который бы закладывал сам Нацбанк. Но для этого должно быть курсовая стратегия, которой нет. То, что исповедовала Гонтарева – так называемый плавающий курс – это как раз отказ от курсовой стратегии. А ведь это прямое нарушение своих обязанностей, потому что по закону за стабильность национальной валюты отвечает именно НБУ. Если новый руководитель предложит стратегию денежно-кредитной политики, то эти ориентиры были бы более реальными. Но вот вопрос: кто станет у руля Нацбанка? Пустят ли туда человека, который не продолжит «славное дело» Гонтаревой по пособничеству разворовывания Украины? Ведь в противном случае уже осенью в обменниках мы сможем увидеть курс и 40, и 50 – в зависимости от наглости и потребностей нашей экономической верхушки.

Вы смотрели программу «Красная карточка». До свидания.

FT заявила о планах ЕС снизить «господство доллара» после ухода Трампа

https://ria.ru/20210116/dollar-1593359809.html

FT заявила о планах ЕС снизить «господство доллара» после ухода Трампа

FT заявила о планах ЕС снизить «господство доллара» после ухода Трампа

Евросоюз планирует бороться с «господством доллара» на мировых рынках, пишет Financial Times со ссылкой на источники в Еврокомиссии. РИА Новости, 16.01.2021

2021-01-16T22:09

2021-01-16T22:09

2021-01-16T23:45

дональд трамп

еврокомиссия

евросоюз

джо байден

иран

сша

евро

доллар

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22. img.ria.ru/images/realty/40864/36/408643663_0:161:3071:1888_1920x0_80_0_0_0a10149d412bb68b11d8c1f7137237f1.jpg

МОСКВА, 16 янв — РИА Новости. Евросоюз планирует бороться с «господством доллара» на мировых рынках, пишет Financial Times со ссылкой на источники в Еврокомиссии.»Мировые финансовые рынки слишком зависимы от доллара», — говорится в одном из документов, с которыми ознакомились журналисты.По словам авторов статьи, вопрос о зависимости от доллара планируется поднять незадолго до инаугурации избранного президента США Джо Байдена. Один из ключевых проектов планируют принять 19 января. Сообщается, что документ связан с преодолением трудностей на примере тех, с которыми ЕС столкнулся после восстановления Дональдом Трампом санкций против Ирана. Также в инициативе говорится о необходимости защитить страны от «последствий незаконного экстерриториального применения» подобных мер.»Годы президентства Трампа выявили наши уязвимые места, и мы должны устранить их <…>. Речь идет о месте Евросоюза в мире: о возможности иметь достаточную экономическую и финансовую мощность», — цитирует издание представителя ЕК. Помимо прочего, как отмечается в статье, ЕС указал на необходимость найти способы повышения роли евро на мировой арене — в частности, за счет уроков, извлеченных из пандемии коронавируса.

https://ria.ru/20201230/dollar-1591499953.html

https://radiosputnik.ria.ru/20210105/evro-1592038945.html

иран

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/realty/40864/36/408643663_171:0:2900:2047_1920x0_80_0_0_7cfb2cbca2397d87a2a4ffd7bd282710. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

дональд трамп, еврокомиссия, евросоюз, джо байден, иран, сша, евро, доллар, в мире, экономика

Минус $ 7,7 млрд: Кремль заплатил за отказ от доллара

Политика Владимира Путина по сокращению доллара в золотовалютных резервах обошлась в $ 7,7 млрд. недополученной прибыли за первый год. Об этом 15 октября сообщило агентство Bloomberg.

Банк России, пытаясь снизить санкционные риски, вкладывался в евро и юань, и упустил рост доллара на 6,5%, отмечает агентство. По его подсчетам, если бы ЦБ сохранил прежнюю, основанную в основном на долларе, структуру резервов, они бы увеличились к марту 2019 года примерно на 3,8%. Центробанк публикует данные о структуре и результатах управления резервами с задержкой в полгода, поэтому более актуальных данных пока нет, отметило агентство.

«Это экономическая цена занятия геополитикой, сложно сказать, стоило ли оно того», — заявила Bloomberg Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста Института международных финансов (Institute of International Finance).

Как указывается в отчете Банка России, с марта 2018 года по март 2019-го доля доллара в активах ЦБ снизилась почти вдвое — с 43,7% до 23,6%. Доля юаня при этом выросла почти втрое — с 5% до 14,2%. Доля евро увеличилась с 22,2% до 30,3%.

Изменение структуры резервов было частью стратегии дедолларизации российской экономики и снижения ее уязвимости к санкциям США, пишет Bloomberg. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина в мае назвала этот шаг необходимым и подчеркнула: «Мы не валютные спекулянты, мы не пытаемся зарабатывать краткосрочные деньги на колебаниях обменного курса».

Такая политика сделала Россию крупнейшим владельцем резервов в юанях, по данным Goldman Sachs Group. Причем, ставка на китайские активы оказалась не такой уж провальной, отмечает Bloomberg: потери на курсе юаня были частично компенсированы благодаря более высокой доходности китайских облигаций по сравнению с казначейскими облигациями США (4,4% против 1,4%).

Часть потерь от ставки на юань и евро компенсируют растущие запасы золота, утверждает Bloomberg. Стоимость драгметалла выросла на 40%, и сейчас золото занимает третье место по объему в активах Банка России после евро и доллара.

Напомним, летом советник президента РФ, экономист Сергей Глазьев заявил, что ответом РФ на санкции Запада должен стать отказ от доллара во всех сферах использования, в том числе в безналичных расчетах. Необходимость такого шага Глазьев объяснил тем, что американская валюта стала «очень токсичной для России».

«Доллар де-факто перестал быть мировой валютой, поскольку его использование для значительного количества стран, подвергнутых санкциям, стало очень опасно», — заявлял экономист. «Не нужно использовать доллар в качестве резервной валюты — следует перевести резервы в другие валюты и увеличить долю золота», — настаивал Глазьев.

Однако на практике отказаться от доллара не так-то просто. Доля доллара в торговых операциях РФ по экспорту составляет 67%, по импорту — 36%. Причем, основной объем экспортных торговых операций приходится на сырье, котировки которого номинированы в долларах — это сужает возможности для дедолларизации.

Естественным сегментом для дедолларизации российской внешней торговли могло бы стать евразийское пространство. Но доля торговли со странами ЕАЭС ничтожно мала — составляет всего 8%.

Как теперь выглядят горизонты дедолларизации, способен ли Кремль избавиться от долларовой зависимости?

— $ 7,7 млрд. недополученной прибыли — не повод посыпать голову пеплом, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России, кандидат экономических наук Андрей Бунич. — Мы действительно потеряли, потому что вышли из доллара, а доллар начал укрепляться относительно других валют. Но дело в том, что вариант сохранять доллары просто отсутствовал. Если бы мы не вышли из американской валюты, существовал бы вариант блокировки наших активов.

Выход из доллара — не заслуга правительства или ЦБ. Это вынужденная мера, причем реактивная. Кабмин сделал то, что обязан был сделать — вывел активы из-под удара. А то, что мы потеряли — что ж, это плата за собственный геополитический курс.

Замечу, Банк России еще до крымских событий, когда не было риска, что доллары отнимут, не раз попадал впросак — покупал валюту, которая потом начинала дешеветь, или выходил из валюты, а та начинала дорожать. Тогдашние потери от неудачных входов и выходов были сопоставимыми с нынешними.

«СП»: — Как далеко мы можем продвинуться в направлении дедолларизации?

— Надо различать дедолларизацию во внешних расчетах от вообще курса на независимость экономики от доллара. Это разные вещи.

Исключить из расчетов доллар вполне реально. Можно рассчитываться в других валютах — и не только в юанях и евро. Можно, например, начать привязывать контракты к доллару — с расчетами в национальных валютах на даты исполнения, или в других валютах. На деле, выйти из положения можно — Советский Союз существовал так долгие годы, и через систему зарубежных спецбанков осуществлял торговлю и финансовые операции со всем миром.

Главное, чтобы было, чем торговать. Если потребность купить российский товар реальная, наши контрагенты на Западе и Востоке найдут, чем рассчитаться и в какой форме.

Если же наши товары можно будет заменить — вот тогда возникнут проблемы. Если, например, Запад сумеет вытолкать нас с энергетического рынка, и наши энергоресурсы станут ненужными. Вот тогда система расчетов нас никак не спасет.

Но пока наши нефть и газ нужны — с нами в любом случае рассчитаются. Да и американскую валюту из расчетов вычеркивать преждевременно, поскольку расчеты за нефть производятся в долларах. Никто сейчас эти операции блокировать не станет — на Западе к этому пока не готовы.

«СП»: — Но теоретически это возможно?

— Возможно, и когда будет выбор, покупать ли нефть и газ у России или нет — риск блокировки будет играть большую роль. Но пока отказ от доллара — всего лишь вопрос страхования активов и небольшого роста издержек при расчетах. То есть, проблема вполне решаемая.

«СП»: — Можно ли экономику РФ полностью отвязать от доллара?

— Это более сложная задача — отвязать Россию от мировой экономики, от ее конъюнктуры, и от доллара как главной валюты расчетов в мире.

Мы сейчас сильно привязаны к мировым процессам. Если в глобальной экономике начинается кризис, это передается на рынки сырьевых активов, на рынки рисковых активов — и в первую очередь на развивающиеся рынки.

Это целая цепочка связей, и мы от нее полностью зависим — зависит вся наша выручка, все, что мы имеем. Говоря по-простому, у нас весь рост обусловлен внешними факторами — мы не являемся кузнецами своего счастья.

Нам, по идее, надо переходить на принципы так называемого эндогенного роста — роста, вызванного внутренними причинами. Замечу, в 2018 году премия национального банка Швеции по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля была присуждена Полу Ромеру как раз за работы, рассматривающие эндогенные факторы экономического роста.

У нас весь наш ВВП, резервы, уровень жизни — зеркальное отражение мировой финансовой конъюнктуры. Когда в мире все растет, а энергетические активы идут в гору — и у нас растет экономика, и прибавляется денежная масса. Но как только мировая экономика тормозит — у нас показатели летят вниз.

Серьезная дедолларизация заточена на изменение структуры экономики — в пользу большего импортозамещения, развития экспортно-ориентированных отраслей, налаживания новых кооперационных связей с другими партнерами. Это позволит выстраивать совершенно новые цепочки добавленной стоимости.

Такой подход требует структурной перестройки и промышленности, и сельского хозяйства, а также реформу финансовой системы. Но способен ли на такие изменения Кремль — вопрос чисто риторический.


Новости России: Кудрин раскритиковал проект бюджета на 2020−2022 годы

Как перейти на расчеты в нацвалютах

Реализация расчетов в нацвалютах обсуждается на площадке ЕЭК, и Евразийский банк развития принимает активное участие в этой работе

МОСКВА, 18 мар — Sputnik. Необходимость перехода на взаиморасчеты в национальных валютах назрела давно, однако важно обеспечить оперативность и невысокую стоимость такой системы, считает директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец. В Евразийском банке развития агентству Sputnik рассказали, что готовы обеспечить расчеты в нацвалютах.

Что нужно для перехода на расчеты в нацвалютах

Ранее глава кыргызского Кабмина Мухаммедкалый Абылгазиев заявил, что правительства Кыргызстана, России и Казахстана обсуждают переход на национальные валюты в бизнес-операциях в связи с резким скачком курса доллара.

«Это здравая мера, которая назрела давно. Но вопрос в том, чтобы обеспечить ликвидность этой системы, быстроту и дешевизну таких расчетов, а также единую политику по выравниванию курсов валют по отношению друг к другу, чтобы в кризисные моменты у бизнеса не возникали потери из-за дисбаланса курсов», — подчеркнул эксперт в интервью Sputnik.  

© Sputnik / Антон Денисов

Алексей Зубец

В условиях кризиса доступ к долларовой ликвидности для рынков может быть сильно ограничен, а переход на прямые кросс-курсы (цена денежной единицы одной страны, выраженная в денежной единице другой страны – Sputnik) национальных валют дает возможность проще и быстрее заплатить, отмечает собеседник агентства.

«Сегодня на каких-то рынках сложно купить доллары, а национальная валюта доступна. Поэтому перевод расчетов в нацвалюты снимает проблему чрезвычайных расходов на оплату промежуточных звеньев финансовых цепочек, которые в кризис могут стоит дорого», — объясняет Зубец.

Однако введение такой системы не снимает проблему колебаний курса нацвалют, одной по отношению к другой, и возникает вопрос, как эти кросс-курсы будут регулироваться, обращает внимание эксперт.

Странам ЕАЭС рекомендовано уходить от доллара

Также, по словам собеседника Sputnik, странам постсоветского пространства необходимо решить еще одну проблему – это несинхронная девальвация национальных валют по отношению к доллару и по отношению к друг другу. Одни страны пытаются удерживать курс, другие склонны отпускать свою национальную валюту в открытое плавание.

«На постсоветском пространстве есть валюты, прочность которых нулевая по сравнению с рублем. Поэтому здесь возникает вопрос — как синхронно правительства разных государств будут реагировать на вот эти внешние шоки, чтобы у предпринимателей не возникло перекосов. Например, девальвация российского рубля уже произошла, а, условно, белорусский рубль еще не упал до прежнего паритета. Это создает диспропорции, которые могут стоить бизнесу очень больших денег. Такую историю мы наблюдали в 2014 году, когда белорусский национальный банк пытался сдержать свой рубль, а Россия уже девальвировала валюту. В результате белорусы ездили в Россию покупать товары вместо того, чтобы производить их на месте», — заключил Зубец.

Казахстан и Россия хотят увеличить долю расчетов в нацвалютах до 70%

Сроки перехода на расчеты в нацвалютах зависят от правительств

Реализация расчетов в национальных валютах обсуждается на площадке Евразийской экономической комиссии, и Евразийский банк развития принимает активное участие в этой работе, отмечает в интервью Sputnik заместитель председателя правления ЕАБР Андрей Крайний.

«Что касается сроков перехода к расчетам в нацвалютах — это прерогатива правительств и руководства стран. Но сама ситуация в экономике подталкивает к активному движению на этом треке», — говорит зампред банка.

Евразийский банк развития готов предоставить всю необходимую инфраструктуру для расчета в нацвалютах и стать системообразующим в этих процессах, подчеркнул он.

© Sputnik

Заместитель председателя правления ЕАБР Андрей Крайний

Крайний отметил, что банк с 2018 года реализует собственную расчетно-клиринговую систему в национальных валютах. С ее помощью можно осуществлять трансграничные платежи с использованием национальных платежных систем.

Консультационный совет по курсовой политике появится в ЕАЭС

Кроме того, с 2019 года ЕАБР выступает «хабом» для банков государств-членов ЕАЭС. Расчетно-клиринговая система ЕАБР позволяет банкам быстрее и дешевле переводить деньги клиентов в другие страны ЕАЭС с одновременной конвертацией национальных валют.

В ЕАЭС на тенге спрос выше, чем на доллар и евро — Бельянинов

Кризис показал, насколько мы зависим от Китая

Страны-конкуренты поддерживают свой легпром, Казахстан – нет.

Автор:Елена ТумашоваФото: Максим Морозов

Легкая промышленность Казахстана оказалась в трудном положении. Небольшую по размерам отрасль не отнесли к наиболее пострадавшим от воздействия пандемии коронавируса, притом что эта индустрия, помимо прочего, сильно зависит от курса доллара: сырье в стране практически не производится. Некоторые инструменты господдержки, предложенные малому и среднему бизнесу, оказались недоступными для предприятий легпрома. «Вишенка на торте» – история с защитными масками как показатель уязвимости государства и его отношения к собственным производителям.

Участники рынка перечислили меры, которые, на их взгляд, помогут бизнесу в этой сфере сориентироваться в новой экономической ситуации, адаптироваться, сохранить производство и обеспечить занятость.

Цены могут вырасти

На сегодняшний день в легкой промышленности Казахстана действует 992 предприятия, из них 13 крупных, 27 средних, 952 – малые. «То есть практически 90% бизнеса в легкой промышленности – это малый бизнес», – говорит президент ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь Худова.

Удельный вес легкой промышленности к концу 2019 года составил 0,4%. «Численность предприятий доведена до минимума, примерно 60% их них заняты выпуском одежды. В отрасли трудятся около 13 тысяч человек, если какая-то часть будет сокращена, это нанесет колоссальный ущерб, потому что у нас 90% работников – женщины, матери, сокращение их вызовет социальную напряженность», – обрисовывает ситуацию спикер. По ее словам, режим ЧП очень сильно ударит по отрасли. «Многие предприятия остановили работу. Отсутствуют заказы, нет реализации в торговых центрах, остаются нерешенные вопросы по стоимости арендных площадей. Можно работать, но куда реализовывать продукцию – большой вопрос», – говорит она.

По ее словам, сейчас работают в основном те предприятия, которые имеют обязательства по госзакупкам и заключали договора, например, в начале года. Но ситуация может измениться, и эти предприятия могут оказаться в очень сложном положении. Потому что сырье нужно закупать по новым ценам, договора были заключены ранее на условиях другого курса доллара», – говорит глава ассоциации. Она считает, что сроки исполнение обязательств по госзакупкам должны быть продлены, но пока этот вопрос не рассматривается и не решается.

Почему конкуренты сильнее

«Во всех странах мира легкая промышленность, учитывая ее социальную направленность, поддерживается с помощью налоговых послаблений или с помощью других мер от государства», – продолжает Любовь Худова.

Для примера она приводит страны, компании из которых присутствуют на рынке Казахстана и конкурируют с нашими производителями. «В Кыргызстане предприятия отрасли освобождены от всех видов налогов. Мощная поддержка оказывается в Белоруссии, России, Турции. В Узбекистане принят ряд постановлений и указов, направленных на развитие хлопковой, текстильной, швейно-трикотажной, кожевенно-меховой и обувной отраслей», – перечисляет спикер.

Кроме того, Россия, например, в нынешних условиях дополнительно поддерживает предприятия легпрома: их включили в список пострадавших от распространения коронавируса, 40% торговых площадей отдается под ритейл («это очень хорошая поддержка для легкой промышленности»), предоставляются различные льготы.

«Россия обнулила все налоги, это существенная поддержка. Не отсрочка, а именно обнуление. Такая мера помогла бы и казахстанским производителям начать работу и работать стабильно. Без вот таких мер господдержки удержать цены на прежнем уровне будет сложно. Потому что доллар вырос. 60% себестоимости составляет сырье, а оно почти на 100% импортируется. Наши производители будут прилагать усилия для стабилизации и уменьшения затрат, но без господдержки сделать это будет невозможно. Цены, на мой взгляд, вырастут», – говорит она.

«Мы считаем, что необходимо разработать стратегию развития каждой отрасли легкой промышленности Казахстана. Такие стратегии есть в Белоруссии (до 2050 года), в России (стратегия и программа). И, конечно, мы также хотим получить налоговые послабления, аналогичные послаблениям, которые есть в этих странах», – говорит спикер.

Когда уже нельзя не поддерживать

Основатель MIMIORIKI Инна Апенко рассказала, что в Казахстане не так много производителей, которые работают в розничном сегменте («это не так просто»).

«На протяжении последних лет власть говорит о том, что необходимо слезать с «иглы» госзакупок и уходить в розницу. Наша компания и ряд предприятий это сделали. Но кризис, возникший из-за пандемии, скажется прежде всего на нас, потому что розница просто закрыта», – говорит спикер.

Три года назад участники отрасли инициировали программу поддержки казахстанских брендов одежды и аксессуаров Kazbrands. Но она «зависла» в процессе обсуждения и согласования в госорганах.

«KazIndustry (Казахстанский центр индустрии и экспорта. – Ред.) очень помогает нам лоббировать ее на государственном уровне. Но минфин за три года так и не нашел возможность даже какую-то часть инструментов профинансировать. Сейчас как раз та ситуация, когда казахстанские бренды вообще могут умереть, и это тот момент, когда отрасль уже просто нельзя не поддерживать», – считает производитель.

Что поможет казахстанским брендам

Инна Апенко перечисляет основные, на ее взгляд, инструменты, которые помогли бы простимулировать казахстанские бренды.

Прежде всего – меры, связанные с арендой торговых площадей. Доля аренды в стоимости конечного продукта доходит до 30%, а у кого-то – и до 50%. «Мы просим и в рамках нашей программы просили субсидировать половину стоимости аренды торговых площадей. На время, когда торговые центры закрыты, просим арендные каникулы – чтобы торговые центры не взимали ни арендную плату, ни коммунальные платежи вообще. Какая-то часть ТРЦ уже подтвердила такие условия, но некоторые все еще находятся в переговорном процессе со своими арендаторами, особенно в регионах», – говорит собеседница.

Арендные каникулы, по ее словам, нужны с 15 марта до 30 июня («потому что торговые центры не откроются с 11 мая и не понятно, откроются ли 1 июня»). Субсидирование арендной ставки необходимо до конца 2020 года.

Еще одна необходимая легкой промышленности мера – обнуление импортной пошлины на сырье, которое не производится в Казахстане. «Мы зависим от импортного сырья, ситуация с коронавирусом и изменение валютного курса отразятся на его стоимости. Такая мера позволила бы нам сохранить как минимум тот уровень цены, который был до валютного изменения, до коронакризиса. Сейчас потребитель станет как никогда чувствительным к цене. За месяц-полтора мы все стали немного беднее. Несмотря на то, что себестоимость будет расти, мы ищем любые способы сохранить прежнюю цену», – говорит Инна Апенко.

Еще один инструмент, который обязательно нужно предоставить в этом году, – обнуление НДС для предприятий, выпускающих школьную форму. «Школьная одежда является обязательной. Покупать ее по более высокой цене чувствительно для потребителей, в том числе для многодетных семей. Обнуление НДС могло бы на 12-15% сократить стоимость школьной одежды для конечного потребителя», – уверена спикер.

Инструменты, которые не работают

Директор компании «КазСпо-Н» Елена Свечникова обратила внимание на то, что некоторыми инструментами предприятия легкой промышленности пользоваться не могут.

В их числе – субсидии для экспортно ориентированных компаний на содержание представительства, торговых площадей и складов за рубежом. Получить субсидии можно только в том случае, если казахстанская компания заключает договор аренды с ТРЦ или складскими помещениями или просто арендует офис. «Но российские компании не хотят работать с казахстанскими, потому что нужно дополнительно давать налоговые отчеты об уплате НДС. Мы готовы открыть компанию с учредителем-казахстанцем. Но если мы откроем в России, субсидии мы тоже не получим, потому что налоги будут уплачиваться в Российскую Федерацию. Этот инструмент очень нужен, но для легкой промышленности он не работает», – поясняет спикер.

Другой пример – возмещение части затрат на участие в выставке. «Для любого производителя в сфере легпрома это очень важно, компенсация – 40-50% в зависимости от размера бизнеса. Но эта сумма еще облагается налогом на прибыль в 20%, компенсация в итоге составил около 30%», – приводит цифры собеседница.

По ее словам, из-за этого казахстанские производители значительно проигрывают российским: на одной из крупнейших отраслевых выставок в Москве российские производители участвуют целыми стендами, потому что их участие на 100% оплачивает государство. «На этой выставке мы единственные от Казахстана. Потому что стоимость участия – около 4 млн тенге, даже с компенсацией 30% это все равно очень большие затраты. Многие не имеют возможности участвовать. Это выставка мирового уровня. Страновой эффект полностью отсутствует, видно всех, кроме Казахстана», – делится проблемой Елена Свечникова.

Она вспоминает, что в пору существования Нацагентства по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST участие в одной выставке в год казахстанским производителям оплачивалось полностью, сейчас этого инструмента нет. «Возможно, его можно было восстановить через другие программы», – предлагает спикер.

На ее взгляд, есть и «абсолютно бестолковый инструмент» – 100% оплаты торговой миссии. «Практика давным-давно показала, что у каждой отрасли есть отраслевые выставки, и клиентов мы набираем только там. Никакие групповые поездки всех сразу – и строителей, и пищевиков, и легковиков – не будут давать результат. Но это продукт есть, и он оплачивается», – говорит спикер.

Отсрочка по налогам – не мера поддержки

«Перед каждой компанией стоит вопрос: как пережить шторм? Нет тех, кто не пострадал. Время сейчас самый критичный фактор, действовать нужно максимально оперативно и на упреждение», – продолжает беседу директор швейной фирмы «Семирамида» Наталья Ахшабаева.

Она указывает на то, что отрасль не сможет воспользоваться всеми предложенными мерами. Например, с 1 января этого года вступили в силу изменения, внесенные в Налоговый кодекс, в частности освобождение от корпоративного и индивидуального подоходного налога до 2023 года. «Это отличная новость для МСБ, но она коснется только тех предприятий, которые оказывают услуги. Мы завозим сырье из-за рубежа, а значит, занимаемся внешнеэкономической деятельностью, и поэтому не сможем воспользоваться этой льготой», – поясняет спикер.

По ее словам, отсрочка уплаты налогов до 1 июня не может считаться мерой поддержки, так как бизнес не работает, нет начислений, нет отгрузки, соответственно, нет налога. «Отсрочка – это не мера поддержки, когда бизнес не работает. А если работает, то накапливает долги, и это хуже, чем платить вовремя», – подчеркивает Наталья Ахшабаева.

Он отмечает, что предприятия легкой промышленности не попали в список тех, кому дали послабления по налогам с фонда оплаты труда (ввели поправочный коэффициент ноль) до 1 октября 2020 года, также – нет и в перечне тех, кого до 1 октября освободили от налога на имущество.

Кабальным называет Наталья Ахшабаева НДС. Уплата этого налога происходит не кассовым методом, а методом начисления при отгрузке. «Никого не волнует, продан ли товар. Если ты его отгрузил, то обязан заплатить в казну», – поясняет она.

Также, по ее словам, международные эксперты по фискальной политике очень удивляются тому, что казахстанские предприятия уплачивают корпоративный налог 20% от полученной прибыли, хотя эти деньги снова инвестируют в производство. Получается, налог на налог.

НДС, КПН, пошлины

Наталья Ахшабаева также озвучила несколько предложений, каким образом можно помочь легкой промышленности пережить коронакризис.

«Предлагаем предоставить МСБ в нашей отрасли налоговые каникулы до конца 2020 года, а в дальнейшем разработать и внедрить упрощенный налоговый режим для малого и среднего бизнеса. Также – ввести единый налог с оборота 3-4%. По НДС: перейти на кассовый метод начисления. Обнулить НДС на школьную форму для казахстанских производителей. КПН сделать обязательным к уплате только при изъятии прибыли из оборота и отменить, если предприятие эти деньги из оборота не забирает (это позволит нам увеличить оборотные средства и направить их на модернизацию)», – перечисляет необходимые налоговые решения эксперт.

Далее: учитывая, что легпром – низкорентабельная отрасль, необходимо снизить базовую ставку Нацбанка, чтобы удешевить деньги, и давать кредиты не под 6-8%, а под 3-4%. Отметим, базовая ставка в настоящее время составляет 9,5%.

Также важным способом поддержки отрасли спикер считает введение 100% пошлины на такие ввозимые товарные позиции, как спецодежда, спецобувь, школьная форма. «Анализ этих товарных позиций показал, что бизнес готов закрыть по ним все потребности рынка», – комментирует она.

Кроме того, необходимо ускорить продвижение вопроса обнуления пошлин на материалы и сырье, которые в Казахстане не производятся (обращение в Евразийскую экономическую комиссию уже сделано).

«Внесение изменений в Налоговый кодекс именно сегодня было бы очень большой поддержкой производителей, не требующей затрат из бюджета. Если мы не сможем поддержать производителей из сегмента среднего бизнеса, то они уйдут в микро- или малый бизнес, где более комфортные условия для налогообложения», – уверена Наталья Ахшабаева.

История с масками: мы зависим от Китая

Любовь Худова рассказала, что поскольку в этот период население и больницы необходимо было обеспечить защитными масками, комбинезонами и другие медицинскими изделиями, некоторые предприятия начали выпускать эту продукцию. И столкнулись с проблемой: заказ не регулируется.

«То есть каждая компания должна произвести маски и самостоятельно найти, кому их поставить. Мы считаем, что в условиях ЧП и карантина это неприемлемо. Должен быть централизованный закуп этих изделий, и потом уже их распределение по больницам, аптекам и тем, кому нужно», – представляет позицию отрасли спикер.

Инна Апенко продолжает: «Около месяца была закрыта граница с Китаем – 80% бизнеса просто встало. Кто-то из швейников работает с китайским сырьем, наша компания не работает, но мы все равно ощутили, насколько беспомощными мы как страна становимся, когда граница с Поднебесной закрывается. Я убеждена, что это вопрос национальной безопасности. Объявили пандемию, а у нас даже запаса масок не было».

«Акиматы к нам обращались и просто заставляли снимать с потока текущий ассортимент и шить маски. Но как только граница с Китаем открылась, и, кстати, за наши деньги, деньги налогоплательщиков, министерство здравоохранения закупило в КНР одноразовые маски, то сразу почему-то определили максимальный порог цены, и казахстанские производители в очередной раз стали никому не нужны со своими масками», – говорит бизнесвумен.

Она считает такой подход в корне неправильным. «Есть тезисы о слышащем государстве, о развитии экономики простых вещей. Но вот наступает определенная ситуация, и мы видим зависимость государства и неготовность обрабатывающей промышленности закрыть даже базовые потребности внутри страны», – говорит собеседница.

По ее мнению, обрабатывающей промышленности нужен «особый фокус». «Стоимость нефти падает, мы страна, которая зависит от нефти. На протяжении десятилетий мы говорим, что нужно развивать обрабатывающую промышленность и тут же показываем абсолютное равнодушие государства к обрабатывающей промышленности. Это парадокс», – считает Инна Апенко.

Любовь Худова также уверена, что легкой промышленности требуется повышенное внимание государства, причем каждую из 16 подотраслей этой отрасли следует рассматривать отдельно, чтобы точечно оказывать помощь и создавать цепочку добавленной стоимости в стране.

Подробнее: https://inbusiness.kz/ru/news/krizis-pokazal-naskolko-my-zavisim-ot-kitaya

 

поделиться в соц сетях:
  • Кризис показал, насколько мы зависим от Китая

    http://aplp.kz/wp-content/uploads/2012/10/aplp_zaglushka-150×150.png

    Страны-конкуренты поддерживают свой легпром, Казахстан – нет. Автор:Елена ТумашоваФото: Максим Морозов Легкая промышленность Казахстана оказалась в трудном положении. Небольшую по размерам отрасль не отнесли к наиболее пострадавшим от воздействия пандемии коронавируса, притом что эта индустрия, помимо прочего, сильно зависит от курса доллара: сырье в стране практически не производится. Некоторые инструменты господдержки, предложенные малому и среднему […]

  • Facebook
  • Twitter
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Mail.ru
  • Google+
  • Livejournal

Мощность доллара США

Сила доллара США заключается в его использовании в качестве мировой валюты. Доллар также поддерживается мощью экономики Америки.

Вот несколько причин непреходящей силы доллара. Они объясняют, почему никакая другая валюта не заменит ее быстро.

1944: Доллар объявлен мировой валютой

После Второй мировой войны развитые страны мира встретились в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гэмпшир, чтобы создать более стабильную денежную систему.В Бреттон-Вудском соглашении они обещали привязать стоимость своих валют к доллару США. Соединенные Штаты согласились выкупить любой доллар за его стоимость в золоте.

Почему доллары? На Соединенные Штаты приходилось три четверти мировых запасов золота. Ни у одной другой страны не было достаточно золота, чтобы поддержать стоимость своей валюты. Бреттон-Вудс позволил миру перейти от золотого стандарта к долларовому стандарту.

Согласно Бреттон-Вудскому соглашению доллар США стал самой мощной валютой в мировой экономике.

Бреттон-Вудс позволил доллару стать заменителем золота. В результате стоимость доллара начала расти по отношению к другим валютам.

1970-е: доллар заменяет золотой стандарт

К началу 1970-х годов инфляция, выраженная двузначными числами, снизила стоимость евродоллара. Иностранные банки начали требовать золото за свои доллары. Соединенные Штаты больше не могли выполнять это растущее обязательство. Вместо того, чтобы позволить инвесторам истощить Форт-Нокс из всех его золотых резервов, президент Никсон отвязал доллар от золота.К тому времени доллар стал доминирующей мировой резервной валютой. На этом этапе доллар полностью заменил золотой стандарт.

Большинство международных товарных контрактов, включая нефть, выражено в долларах США.

Сила доллара означает, что многие крупные экономики, такие как Китай, Гонконг, Малайзия и Сингапур, привязывают свою валюту к доллару. Сильный доллар увеличивает прибыли их экспортеров. В этих странах также находятся крупные депозиты U.S. Treasurys: Теоретически эти страны могут продать свои активы и вызвать обвал доллара. Но поскольку экспортная прибыль связана с силой доллара, это не в их интересах.

Почему евро не скоро станет мировой валютой

В 2007 году бывший председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен заявил в интервью немецкому еженедельнику Stern: «Совершенно очевидно, что евро заменит доллар в качестве резервной валюты или будет торговаться в качестве не менее важной резервной валюты.»

Гринспен сказал это потому, что в конце 2006 года евро набирал силу. По данным Международного валютного фонда (МВФ), 25% всех валютных резервов центральных банков были в евро в четвертом квартале 2006 года по сравнению с 17,7% в первом квартале 2001 года. В мире евро заменял доллар.

Шансу на превращение евро в мировую валюту повредил кризис еврозоны, который длился с 2009 по 2012 год.Это выявило трудности валютного союза, которым руководят отдельные политические образования. Например, канцлер Германии Ангела Меркель хотела ввести меры жесткой экономии, чтобы взять под контроль долг, тогда как президент Франции Франсуа Олланд хотел финансировать программы стимулирования, создав программу облигаций для экономического блока.

Как сила доллара США влияет на вас

Сила доллара дает вам много преимуществ и мало недостатков.

Сильный доллар означает низкие процентные ставки.Сильный доллар увеличивает спрос на казначейские облигации США, которые продаются на аукционах. Когда спрос высок, инвесторы готовы платить за облигации больше и требуют меньшего дохода, чем когда спрос слаб. В результате доходность казначейских облигаций ниже. Это снижает процентные ставки по долгосрочным облигациям, таким как ипотечные ссуды на 15 и 30 лет.

Будущие налоги низкие, когда доллар силен. Конгресс может увеличить дефицит при низких процентных ставках без увеличения процентов по государственному долгу.Поскольку эти выплаты остаются небольшими, маловероятно, что Конгрессу потребуется повышать налоги для их выплаты.

Импорт стоит дешевле. Сильный доллар снижает цены на иностранные товары по сравнению с товарами, произведенными в США, что приводит к снижению цен на французский сыр, корейские телевизоры и японские автомобили.

Более сильный доллар может означать более низкие цены на газ, потому что нефтяные контракты оцениваются в долларах. Более сильный доллар означает, что нефтяные доходы дороже для стран-экспортеров нефти. Цены на нефть — огромный фактор, определяющий стоимость газа на заправке.

Самым большим недостатком является то, что экспортные цены США высоки по сравнению с иностранными товарами и услугами. В результате продукция из США становится менее конкурентоспособной на мировом рынке. Это стоит американских рабочих мест, поскольку производители в США занижены или вынуждены закупать продукцию за границей, чтобы снизить свои затраты.

3 фактора, определяющих доллар США

Эффективность экономики лежит в основе решения о покупке или продаже долларов. Сильная экономика будет привлекать инвестиции со всего мира из-за предполагаемой безопасности и способности достичь приемлемой нормы возврата инвестиций.Поскольку инвесторы всегда стремятся к наивысшей предсказуемой или «безопасной» доходности, увеличение инвестиций, особенно из-за границы, создает сильный счет движения капитала и, как следствие, высокий спрос на доллары.

С другой стороны, американское потребление, которое приводит к импорту товаров и услуг из других стран, заставляет доллары уходить из страны. Если наш импорт превышает наш экспорт, у нас будет дефицит на нашем текущем счете. При сильной экономике страна может привлечь иностранный капитал для компенсации торгового дефицита.Это позволяет США продолжать играть роль двигателя потребления, питающего все мировые экономики, даже несмотря на то, что это страна-должник, которая занимает эти деньги для потребления. Это также позволяет другим странам экспортировать в США и поддерживать свою экономику. растет.

С точки зрения торговли валютой, когда дело доходит до открытия позиции по доллару, трейдеру необходимо оценить эти различные факторы, которые влияют на стоимость доллара, чтобы попытаться определить направление или тренд.

Ключевые выводы

  • Доллар США был основой мировой экономики и резервной валютой для международной торговли и финансов.
  • Как и любой другой фиатной валюты, относительная стоимость доллара зависит от экономической активности и перспектив Соединенных Штатов.
  • Помимо фундаментальных и технических факторов, рыночная психология и геополитический риск также влияют на стоимость доллара на мировом рынке.
3 фактора, которыми движет U.Южнокорейский доллар

Факторы, влияющие на стоимость доллара

Методологию определения долларовой стоимости сделок можно разделить на три группы:

  • Факторы спроса и предложения
  • Настроения и психология рынка
  • Технические факторы

Ниже мы рассмотрим каждую группу по отдельности, а затем посмотрим, как они работают вместе как единое целое.

Supply Vs. Спрос на повышение стоимости доллара

Когда U.S. экспортирует товары или услуги, это создает спрос на доллары, потому что покупателям нужно платить за товары и услуги в долларах. Поэтому им придется конвертировать свою местную валюту в доллары, продав свою собственную валюту, чтобы купить доллары для осуществления платежа. Кроме того, когда правительство США или крупные американские корпорации выпускают облигации для привлечения капитала, который затем покупается иностранными инвесторами, эти платежи также должны производиться в долларах. Это также относится к покупке U.S. корпоративные акции от инвесторов за пределами США, что потребует от иностранного инвестора продать свою валюту, чтобы купить доллары для покупки этих акций.

Эти примеры показывают, как США создают больший спрос на доллары, что, в свою очередь, оказывает давление на предложение долларов, повышая стоимость доллара по сравнению с валютами, продаваемыми для покупки долларов. Вдобавок к этому доллар США считается убежищем во времена глобальной экономической неопределенности, поэтому спрос на доллары часто может сохраняться, несмотря на колебания в показателях U.С. экономика.

Настроения и рыночная психология стоимости доллара

В случае, если экономика США ослабевает и потребление замедляется из-за роста безработицы, например, США сталкиваются с возможностью распродажи, которая может произойти в форме возврата денежных средств от продажи облигаций или акций в чтобы вернуться к своей местной валюте. Когда иностранные инвесторы выкупают свою местную валюту, это оказывает сдерживающее воздействие на доллар.

Технические факторы, влияющие на доллар

Перед трейдерами стоит задача оценить, будет ли предложение долларов больше или меньше спроса на доллары.Чтобы помочь нам определить это, нам нужно обращать внимание на любые новости или события, которые могут повлиять на стоимость доллара. Это включает публикацию различной государственной статистики, такой как данные о заработной плате, данные о ВВП и другую экономическую информацию, которая может помочь нам определить, есть ли у экономики сильные или слабые стороны.

Кроме того, нам необходимо учитывать мнения более крупных игроков на рынке, таких как инвестиционные банки и фирмы по управлению активами, чтобы определить общее экономическое настроение.Настроения часто будут определять рынок, а не экономические основы спроса и предложения. Чтобы добавить к этому сочетанию прогнозов, трейдерам поручено анализировать исторические закономерности, созданные сезонными факторами, такими как уровни поддержки и сопротивления и технические индикаторы. Многие трейдеры считают, что эти модели цикличны и могут использоваться для прогнозирования будущих ценовых движений.

Объединяя факторы

Трейдеры обычно применяют некоторые методы комбинирования, описанные выше, чтобы принимать решения о покупке или продаже.Искусство торговли заключается в суммировании шансов — в форме совпадения трех методологий — в вашу пользу и создании преимущества. Если вероятность того, что он окажется правильным, высока, трейдер возьмет на себя риск входа на рынок и соответственно управляет своей гипотезой.

Пример изменения стоимости доллара

Экономические условия во время рецессии, начавшейся в 2007 году, вынудили правительство США играть беспрецедентную роль в экономике. Поскольку экономический рост замедлился в результате значительного сокращения финансовых активов, правительству пришлось восполнить этот пробел, увеличив расходы и поддерживая экономику.Целью государственных расходов было создание рабочих мест, чтобы потребитель мог зарабатывать деньги и увеличивать потребление, тем самым подпитывая рост, необходимый для поддержки экономического роста.

Правительство заняло эту позицию за счет увеличения дефицита и государственного долга. Короче говоря, правительство по сути печатало деньги и продавало государственные облигации иностранным правительствам и инвесторам, чтобы увеличить предложение долларов, что привело к обесценению валюты.

Итог

Помимо уделения пристального внимания настроениям рынка и техническим факторам, таким как правительственные данные, трейдеру может быть полезно следить за графиком индекса доллара, чтобы получить обзор того, как доллар выглядит по отношению к другим валютам в индексе. Трейдер может сформировать общее представление о потоке долларов и сформировать представление о том, как лучше всего выбирать прибыльные торговые позиции, наблюдая за моделями на графике и, как упоминалось выше, прислушиваясь к основным фундаментальным факторам, влияющим на спрос и предложение. (См. Также статью «Как доллар США стал мировой резервной валютой»)

основных экономических факторов, которые обесценивают

доллар США

Снижение курса валюты в контексте доллара США означает снижение стоимости доллара по отношению к другой валюте.Например, если один доллар США можно обменять на один канадский доллар, валюты описываются как имеющие паритет. Если обменный курс изменится и один доллар США теперь можно будет обменять на 0,85 канадского доллара, доллар США потеряет стоимость по сравнению со своим канадским эквивалентом и, следовательно, обесценится по отношению к нему.

Обесценению доллара США могут способствовать различные экономические факторы. К ним относятся денежно-кредитная политика, рост цен или инфляции, спрос на валюту, экономический рост и экспортные цены.

Ключевые выводы

  • Обесценение валюты в контексте доллара США означает снижение стоимости доллара по отношению к другой валюте.
  • Мягкая денежно-кредитная политика ФРС может ослабить доллар, когда инвестиционный капитал покидает США, поскольку инвесторы ищут более высокую доходность в других местах.
  • Снижение экономического роста и прибылей компаний может заставить инвесторов вкладывать свои деньги в другие места.

Денежно-кредитная политика

В Соединенных Штатах Федеральная резервная система (центральный банк страны, обычно называемый просто ФРС) проводит денежно-кредитную политику для повышения или понижения процентных ставок.Например, если ФРС снижает процентные ставки или применяет меры количественного смягчения, такие как покупка облигаций, это называется «смягчением». Ослабление происходит, когда центральные банки снижают процентные ставки, побуждая инвесторов брать деньги в долг. Эти заемные доллары в конечном итоге тратятся потребителями и предприятиями и стимулируют экономику США.

Однако осуществление так называемой «легкой» денежно-кредитной политики ослабляет доллар, что может привести к его обесцениванию. Поскольку СШАДоллар — фиатная валюта, что означает, что он не обеспечен каким-либо материальным товаром (золотом или серебром), его можно создать из воздуха. Когда создается больше денег, срабатывает закон спроса и предложения, делая существующие деньги менее ценными.

Кроме того, инвесторы часто ищут наиболее прибыльные инвестиции, то есть самые высокие процентные ставки. Если ФРС снижает ставки, казначейские облигации США, как правило, последуют его примеру, и их доходность упадет. С более низкими ставками в США инвесторы переводят свои деньги из США.S. и в другие страны, предлагающие более высокие процентные ставки. Результатом является ослабление доллара по отношению к валютам стран с более высокими доходами.

Инфляция

Инфляция — это скорость роста цен в экономике. Существует обратная зависимость между уровнем инфляции в США и его торговыми партнерами и обесцениванием или повышением курса валюты. Условно говоря, более высокая инфляция обесценивает валюту, потому что инфляция означает рост стоимости товаров и услуг.Затем эти товары стоят дороже для других стран. Рост цен может снизить спрос. И наоборот, импортные товары становятся более привлекательными для покупателей в стране с более высоким уровнем инфляции.

Спрос на валюту

Когда валюта страны пользуется спросом, валюта остается сильной. Один из способов сохранения спроса на валюту — это экспорт товаров, которые другие страны хотят покупать, и требующие оплаты в своей валюте. Хотя США не экспортируют больше, чем импортируют, они нашли другой способ создать искусственно высокий мировой спрос на U.С. долларов.

Доллар США — это так называемая резервная валюта. Резервные валюты используются странами по всему миру для покупки желаемых товаров, таких как нефть и золото. Когда продавцы этих товаров требуют оплаты в резервной валюте, создается искусственный спрос на эту валюту, который поддерживает его более сильным, чем он мог бы быть в противном случае.

В Соединенных Штатах опасаются, что растущий интерес Китая к получению статуса резервной валюты для юаня приведет к снижению спроса на США.С. долларов. Аналогичные опасения вызывает идея о том, что нефтедобывающие страны больше не будут требовать оплаты в долларах США. Любое сокращение искусственного спроса на доллары США, вероятно, обесценит доллар.

Замедление роста

Сильные экономики обычно имеют сильную валюту. Слабая экономика, как правило, имеет слабую валюту. Снижение темпов роста и корпоративной прибыли может заставить инвесторов вкладывать свои деньги в другие места. Снижение интереса инвесторов к конкретной стране может ослабить ее валюту.Поскольку валютные спекулянты видят или ожидают ослабления, они могут делать ставки против валюты, что приведет к ее дальнейшему ослаблению.

Падение экспортных цен

Когда цены на ключевой экспортный продукт падают, валюта может обесцениться. Например, канадский доллар (известный как луни) слабеет, когда цены на нефть падают, потому что нефть является основным экспортным продуктом Канады.

А как насчет торговых балансов?

Нации подобны людям. Некоторые из них тратят больше, чем зарабатывают.Это, как знает каждый хороший инвестор, плохая идея, потому что это приводит к возникновению долгов. В случае Соединенных Штатов страна импортирует больше, чем экспортирует, и делала это на протяжении десятилетий.

Один из способов, которыми Соединенные Штаты финансируют свои расточительные методы, — это выпуск долговых обязательств. Китай и Япония, две страны, которые экспортируют значительный объем товаров в США, помогают финансировать дефицитные расходы США, предоставляя им огромные суммы денег. В обмен на займы США выпускают U.S. Казначейские ценные бумаги (в основном долговые расписки) и выплачивают проценты странам, владеющим этими ценными бумагами. Возможно, что когда-нибудь наступит срок погашения этих долгов, и кредиторы захотят вернуть свои деньги. Если кредиторы считают, что уровень долга неприемлем, теоретики полагают, что доллар ослабнет. Однако, поскольку существует значительный спрос на казначейские облигации, США обычно выпускают новые облигации, чтобы погасить любые иностранные облигации, срок погашения которых наступает. На торговый баланс также влияют экспортные цены, инфляция и другие переменные.Торговый баланс изменяется под действием других экономических факторов, но не вызывает эти факторы.

Комплексное уравнение

Ряд других факторов, которые могут способствовать обесцениванию доллара, включают политическую нестабильность (либо в конкретной стране, либо иногда в ее соседях), поведение инвесторов (неприятие риска) и ослабление основных макроэкономических показателей. Между всеми этими факторами существует сложная взаимосвязь, поэтому может быть трудно назвать один фактор, который будет приводить к обесценению валюты отдельно.

Например, политика центрального банка считается важным фактором обесценивания валюты. Если Федеральная резервная система США реализует низкие процентные ставки и уникальные программы количественного смягчения, можно ожидать, что стоимость доллара значительно снизится. Однако, если другие страны осуществят еще более значительные меры смягчения или инвесторы ожидают, что меры смягчения США прекратятся, а усилия иностранных центральных банков увеличатся, сила доллара может фактически вырасти.

Соответственно, необходимо принимать во внимание различные факторы, которые могут вызвать обесценение валюты, по сравнению со всеми другими факторами.Эти проблемы представляют собой серьезные препятствия для инвесторов, которые спекулируют на валютных рынках, как это было видно, когда в 2015 году стоимость швейцарского франка внезапно упала в результате того, что центральный банк этой страны сделал неожиданный шаг по ослаблению валюты.

Амортизация: хорошо или плохо?

Вопрос о том, хорошо или плохо обесценивание валюты, во многом зависит от точки зрения. Если вы являетесь главным исполнительным директором компании, которая экспортирует свою продукцию, обесценивание валюты идет вам на пользу.Когда валюта вашей страны слаба по сравнению с валютой на вашем экспортном рынке, спрос на ваши продукты будет расти, потому что цена на них упала для потребителей на вашем целевом рынке.

С другой стороны, если ваша фирма импортирует сырье для производства готовой продукции, обесценивание валюты — плохая новость. Более слабая валюта означает, что получение сырья будет стоить дороже, что заставит вас либо повысить цены на готовую продукцию (что может привести к снижению спроса на нее), либо снизить маржу прибыли.

Аналогичная динамика наблюдается и у потребителей. Из-за слабого доллара будет дороже поехать в отпуск в Европу или купить новую импортную машину. Это также может привести к безработице, если бизнес вашего работодателя страдает из-за того, что рост стоимости импортного сырья вредит бизнесу и вызывает увольнения. С другой стороны, если бизнес вашего работодателя стремительно растет из-за растущего спроса со стороны иностранных покупателей, это может означать более высокую заработную плату и более надежную работу.

Итог

На стоимость валюты влияет большое количество факторов.Обесценится ли доллар США по отношению к другой валюте, зависит от денежно-кредитной политики обеих стран, торгового баланса, уровня инфляции, уверенности инвесторов, политической стабильности и статуса резервной валюты. Экономисты, наблюдатели за рынком, политики и руководители предприятий внимательно следят за постоянно меняющимся сочетанием экономических факторов, пытаясь определить, как на него реагирует доллар.

долларов США: как США создали оружие из доллара

Сатьяджит Дас

Убежденная в реальной угрозе со стороны конкурентов, Америка использует

в качестве оружия, чтобы сохранить свое глобальное экономическое и геополитическое положение.

В то время как на США приходится около 20 процентов мирового экономического производства, более половины всех мировых валютных резервов и торговли ведется в долларах. Это результат Бреттон-Вудского соглашения 1944 года, эффект которого усилился, когда связь между долларом и золотом закончилась во время шока Никсона 1971 года, что позволило Америке контролировать предложение валюты.

Ключевая роль доллара — «непомерная привилегия», как выразился тогдашний министр финансов Франции Валери Жискар д’Эстен в 1965 году — позволяет Соединенному Королевству. С. легко финансирует свой торговый и бюджетный дефициты. Нация защищена от кризисов платежного баланса, потому что она импортирует и обслуживает заимствования в своей собственной валюте. Американская денежно-кредитная политика, такая как количественное смягчение, может влиять на стоимость доллара, чтобы получить конкурентное преимущество.


Но реальная сила доллара — это его связь с программами санкций. Такие законы, как Закон о международных чрезвычайных экономических полномочиях, Закон о торговле с врагом и Патриотический акт, позволяют Вашингтону использовать поток платежей в качестве оружия.Предлагаемый Закон о защите выборов от угроз путем введения «красных границ» и Закон о защите американской безопасности от агрессии Кремля расширит этот арсенал.

В сочетании с доступом к данным от Swift, глобальной системы обмена сообщениями Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, США осуществляют беспрецедентный контроль над глобальной экономической деятельностью.

Санкции направлены против физических, юридических лиц, организаций, режима или всей страны. Вторичные ограничения не позволяют иностранным корпорациям, финансовым учреждениям и физическим лицам вести дела с организациями, подпадающими под санкции.Любой долларовый платеж, проходящий через банк США или американскую платежную систему, обеспечивает Соединенным Штатам необходимую связь для судебного преследования преступника или действий против своих американских активов.

Это дает стране экстерриториальный контроль над неамериканцами, торгующими или финансирующими санкционную сторону. Простая угроза преследования может дестабилизировать финансы, торговлю и валютные рынки, эффективно подрывая деятельность неамериканцев.

Риск реальный. BNP Paribas SA выплатила 9 миллиардов долларов штрафа и была отстранена от долларового клиринга на один год за нарушение санкций против Ирана, Кубы и Судана.HSBC Holdings Plc, Standard Chartered Plc, Commerzbank AG и Clearstream Banking SA выплатили крупные штрафы за аналогичные нарушения.

Вторичные санкции затруднили для United Co. Rusal рефинансирование долларовых займов, когда глобальные компании, банки и биржи были вынуждены прекратить сотрудничество с российской компанией. Ее облигации и акции упали, хотя компания продает только 14 процентов своей продукции в США, не пользуется услугами американских банков и имеет листинг в Москве и Гонконге.ZTE Corp., китайская электронная компания, сильно пострадала из-за невозможности закупить основные компоненты у поставщиков из-за санкций за торговлю с Северной Кореей и Ираном. В этих случаях организация не нарушала законы страны проживания или деятельности, а запрещенные действия имели место за пределами США.

Китай, Россия и все чаще Европа хотят использовать альтернативную систему резервной валюты. Проблема в том, что немедленная замена доллара затруднительна.

Во-первых, евро, иена, юань и рубль — нереальные варианты.Долгосрочное будущее и стабильность евро не гарантированы, в то время как экономика Японии остается в ловушке двух десятилетий оцепенения. Политическим и экономическим системам Китая и России не хватает прозрачности, а юань не является полностью конвертируемым.

Во-вторых, необходимые изменения в инфраструктуре обескураживают. Валютные рынки, на которых расчетной валютой является доллар, необходимо будет коренным образом реструктурировать. Глубокие и ликвидные денежные рынки для поддержки резервной валюты не могут быть созданы в одночасье.

В-третьих, большинство кандидатов не хотят брать на себя роль глобальной резервной валюты из-за противоречий между национальной и глобальной экономической политикой. Экономист Роберт Триффин указал, что страна, средством обмена которой является мировая резервная валюта, должна удовлетворять внешний спрос на иностранную валюту. Это требует большого торгового дефицита, что требует фундаментальных изменений в меркантилистской политике Германии, Японии и Китая.

Это означает, что СШАможет продолжать использовать доллар для содействия достижению своих торговых, финансовых и геополитических целей, в значительной степени вне рамок международных законов и институтов и без необходимости в беспорядочных и непредсказуемых военных кампаниях. Как сказал в 1971 году министр финансов Ричарда Никсона Джон Конналли-младший: доллар — это «наша валюта, но ваша проблема».

Сатьяджит Дас — бывший банкир, чья последняя книга называется «Банкет последствий». Он также является автором книг «Extreme Money» и «Traders, Guns & Money».«

Конец доллара в том виде, в каком мы его знаем

Текущая неопределенность и опасения четко отражаются на финансовых рынках. Инвесторы бегут в активы, которые считаются безопасными, такие как золото, казначейские облигации США и доллар. Они по-прежнему массово стекаются в США, тогда как нынешняя небезопасность во многом проистекает непосредственно из Белого дома. В то же время мы видим все больше и больше комментариев по поводу того, происходит ли медленный, но верный сдвиг от доллара к другим валютам.

JPMorgan недавно написал: «Мы считаем, что доллар может потерять свой статус доминирующей валюты мира (что может привести к его снижению в среднесрочной перспективе) из-за структурных причин, а также циклических препятствий». А в этом месяце губернатор Банка Англии Марк Карни заявил, что статус доллара как гегемона ставит мировую экономику под все большее напряжение и что ей необходимо положить конец.

То, что доминирование доллара ставится под сомнение, неудивительно в нынешней ситуации.

Текущая и будущая политика США выглядит расплывчатой ​​или несуществующей. Союзники и враги чувствуют себя неконтролируемыми, поскольку им приходится ждать и смотреть, какие бури назревают в ленте Twitter президента США, которые вот-вот начнутся.

Такие страны, как Китай и Россия, занимают все более агрессивную позицию.

Относительное превосходство США ослабевает, и растут сомнения относительно того, будет ли страна продолжать поддерживать и укреплять международную систему, которую она в значительной степени создала и сформировала.

Могущество Соединенных Штатов может уменьшаться в относительном смысле, но страна имеет свои щупальца в проектах и ​​странах практически по всему миру.

Из-за роли финансовых институтов, властей США и доллара в SWIFT (международной платежной системе), неамериканские предприятия боятся, что они понесут штрафы на миллиарды долларов. Они опасаются, что это произойдет, как только появится хотя бы крохотное свидетельство, которое может связать их со страной или корпорацией, на которую наложены санкции Вашингтона.Поэтому многие штаты ищут способы стать менее зависимыми от доллара и США в целом.

Америка действительно начала двигаться к гегемонии незадолго до окончания и после Второй мировой войны, когда союзные страны создали Бреттон-Вудскую систему. Впоследствии США удалось еще больше накапливать финансово-экономическую, политическую и военную мощь, которая позволяет им оставлять структурный и обширный след в мире.

В то же время американцев критиковали за властность.Еще в 1960-х годах тогдашний президент Франции Шарль де Голль с раздражением сказал, что доллар был мировой резервной валютой — это непомерная привилегия для американцев. Время от времени предпринимались попытки ослабить господство доллара, в основном без особого успеха.

Тем не менее, ситуация меняется таким образом, что кажется, будто страны хотят стать менее зависимыми от доллара. Если в 2011 году Китаю принадлежало 14 процентов государственных ценных бумаг США, то к настоящему времени этот процент упал до 7.Если смотреть с более широкой точки зрения, ясно, что долларовые резервы в других центральных банках начали играть чуть менее заметную роль.

Примерно 70 процентов валютных резервов центральных банков примерно в 2000 году составляли доллары, тогда как в настоящее время эта доля составляет 60 процентов. Мы также видим политические инициативы стран, пытающихся уйти от тисков финансовой системы США и доллара.

Европа хочет продолжать торговать с Ираном через так называемый инструмент INSTEX, поскольку стороны пытаются обойти U.С. Санкционный режим. И появляется все больше и больше инициатив, направленных на обеспечение того, чтобы страны могли торговать в своих внутренних валютах вместо использования доллара — например, в контексте торговли энергоносителями между Китаем и Россией.

Однако покупка и продажа нефти и других источников энергии, в частности, показывает, насколько «липкой» гегемония США все еще остается. Восемьдесят процентов мировой торговли нефтью оплачивается в долларах. Есть и другие отрезвляющие данные:

1. Доллар используется контрагентами в 80–90 процентах всех валютных операций.

2. Доллар составляет 62 процента мировых валютных резервов, тогда как евро находится на втором месте с очень скромными 20 процентами.

3. Шестьдесят процентов международного непогашенного долга оценивается в долларах.

Другой конкретный пример: Бразилия и Индия оплачивают 80 процентов своего импорта в долларах, тогда как лишь небольшая часть импорта приходится на сами США.

История показывает, что действующая власть может удерживать определенные привилегии и источники власти в течение очень долгого времени даже после заметного упадка.Уже в 1870 году у Америки была более крупная экономика, чем у Соединенного Королевства, но фунт продолжал оставаться самой важной мировой валютой в течение десятилетий после этого.

Доллар не будет заменен как мировая валюта в ближайшее время. В то же время предварительные меры, которые страны принимают для уменьшения своей зависимости от доллара, показывают, что они ожидают начала постамериканской эры. Эта тенденция должна усилиться сейчас, когда США рассматриваются как все более непостоянный противник и непредсказуемый союзник.

Энди Лангенкамп — старший политический аналитик ECR Research и политический обозреватель, специализирующийся на оценке последствий экономических и геополитических событий для финансовых рынков.

Доллар по-прежнему король. Как (в мире) это случилось?

ЛОНДОН. При поверхностной оценке Соединенные Штаты могут оказаться далеко не идеальным кандидатом для работы по управлению высшей формой денег на планете.

Его государственный долг огромен — 22 триллиона долларов и продолжает расти.Его политика недавно привела к самому длительному отключению правительства в истории Америки. Его банковская система находится всего в десятилетии от худшего финансового кризиса со времен Великой депрессии. Его гордый националистический президент провоцирует жалобы как союзников, так и врагов на то, что он нарушает нормы международных отношений, вызывая разговоры о том, что американский доллар потерял свою ауру как неукротимое убежище.

Но деньги говорят о другом. В последние годы доллар приобрел все большую популярность в качестве излюбленного хранилища глобальных сбережений, главного убежища во время кризиса и ключевой формы обмена на такие товары, как нефть.

Непреходящая сила доллара придает силу способу участия президента Трампа. Это позволило его казначейству найти покупателей для государственных сберегательных облигаций по завидно низким ставкам, даже несмотря на то, что сокращение налогов на 1,5 триллиона долларов добавило к долгу. Это укрепило авторитет Трампа в навязывании своей внешней политики миру, который часто сопротивляется, за счет усиления его торговых санкций — особенно против Ирана и Венесуэлы.

Поскольку банки не могут рисковать своим доступом к водопроводу глобальной финансовой сети, основанной на долларах, они приложили все усилия, чтобы держаться подальше от стран и компаний, которых Вашингтон считает изгоями.

«Альтернативы доллару нет, — сказал Марк Блит, политический экономист-международник из Университета Брауна. «Мы застряли на долларе, который дает Соединенным Штатам потрясающую структурную мощь».

Как явный признак того, что американская валюта набирает силу, долларовое кредитование заемщиков за пределами Соединенных Штатов, за исключением банков, резко выросло в период с конца 2007 по начало 2018 года, согласно Банку международных расчетов. Он увеличился до более чем 14 процентов мирового экономического производства с менее чем 10 процентов.

Это произошло, несмотря на то, что после финансового кризиса хор предсказывал, что доллар наконец-то уступит часть своего господства; что в эпоху отказа от американской исключительности настало время, чтобы чьи-то деньги изменились.

Китай стремился повысить роль своей валюты, юаня, чтобы отразить свой статус мировой державы. За последнее десятилетие он заключил валютные соглашения с множеством стран, включая Канаду, Великобританию и Бразилию.Президент Си Цзиньпин выступил за сбор средств Китая на глобальные инфраструктурные проекты на сумму 1 триллион долларов, известный как Инициатива «Один пояс, один путь», отчасти в качестве средства расширения использования юаня во всем мире. В прошлом году Китай создал торговую систему в Шанхае, позволяющую покупать нефть за китайскую валюту.

Но разворачивающийся экономический спад Китая, опасения по поводу его растущих долгов и беспокойство соседей по поводу того, что его инвестиции являются действительно новой формой колониализма, в совокупности привели к умерению его инфраструктурных планов.

Ограничения китайского правительства на вывоз денег из страны и вызывающие тревогу задержания иностранцев — часто параллельно с геополитическими потрясениями — стали проверкой привлекательности хранения денег с изображением председателя Мао.

«А как насчет Китая?» — спросил мистер Блит, обдумывая возможные альтернативы доллару. «Я мог пойти туда и исчезнуть. Это не внушает доверия. Как только вы начнете такую ​​политику, вы не сможете серьезно относиться к глобальной валюте.

Самым серьезным конкурентом доллара долгое время был евро. В сентябре президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер посвятил часть своего последнего обращения о положении дел в своем выступлении с жалобами на то, что блок оплачивает 80 процентов импорта энергии в долларах, хотя только 2 процента поступают из Соединенных Штатов. .

«Нам придется это изменить», — заявил г-н Юнкер. «Евро должен стать активным инструментом новой суверенной Европы».

Но самые надежные инвестиции, деноминированные в евро, — государственные облигации Германии, — испытывают хронический дефицит.Из-за глубокого культурного отвращения к долгу Германия неохотно финансирует расходы за счет продажи облигаций. В результате инвесторы, ищущие сверхбезопасные места для хранения сбережений, имеют очень мало вариантов в валюте евро. Для сравнения, количество американских сберегательных облигаций практически безгранично.

Серия кризисов в 19 странах, разделяющих евро, вызвала больше враждебности, чем единства, выявив фундаментальный недостаток: евро — это общая валюта, у которой отсутствует общая политическая структура, которая может гарантировать надежную реакцию в случае возникновения проблем.

«Проблемы с евро — это проблемы с управлением», — сказала Кэтрин Шенк, историк экономики из Оксфордского университета. «С самого начала он был глубоко ошибочным. Это не похоже на безопасное убежище от доллара США ».

Напротив, доллар выглядит уникально редким существом на мировом рынке — валютой, свободной от экзистенциальных страхов.

В последние годы Федеральная резервная система повысила процентные ставки, поскольку постепенно отказалась от использования дешевых денег, которые она использовала для борьбы с финансовым кризисом.Более высокие ставки повысили привлекательность доллара для инвесторов за счет повышения нормы доходности долларовых вложений. Еще больше денег вымыло на берега Америки.

«Даже с Трампом в Белом доме и всем, что он сделал до сих пор, чтобы подорвать лидерство Америки в мире, доллар по-прежнему является доминирующей мировой валютой и, похоже, не идет на убыль», — сказал Никола Казарини, старший научный сотрудник Института международных отношений в Риме.

Определенная устойчивость доллара была основополагающим трюизмом в мировых делах с конца Второй мировой войны.Возможно, парадоксально, но это представление только укрепилось в результате глобального кризиса, начавшегося в 2008 году.

Возникновение пожара было вызвано ужасающей возможностью того, что глобальные банки не смогут найти достаточно долларов, чтобы избежать расплаты с долларовыми долгами. ФРС — по сути центральный банк мира — выпустила непостижимый фонтан долларов. Система выжила.

По данным Международного валютного фонда, с начала 2008 года по конец 2018 года доля резервов, которые центральные банки всего мира держат в долларах, оставалась примерно постоянной, упав до 62 процентов от общей суммы с 63 процентов. Это в то время, когда общие резервы — деньги, которые центральные банки держат на своих балансах — увеличились более чем наполовину.

За то же время резервы, переданные в евро, снизились с 27 процентов до 20 процентов. Во многом этот сдвиг отражает снижение стоимости евро по отношению к доллару. По данным I.M.F., валюта Китая составляет всего 2 процента от общих резервов.

Превосходство доллара усилило способность Трампа диктовать ключевые внешнеполитические цели.

Его решение отменить участие Америки в антиядерной сделке с Ираном и возобновить санкции вызвало ужас у ключевых союзников Америки в Европе. Германия, Франция и Италия смотрели на Иран как на источник новой торговли, в то же время полагаясь на сделку как на средство предотвращения своего ядерного влияния.

Тем не менее, Европа соблюдает санкции по той простой причине, что ее банки не могут пережить перспективу прекращения их доступа к глобальной финансовой системе, в которой доминируют доллары.

Для глобального банка «неспособность работать в долларах фактически является смертным приговором», — сказал Брэд Сетсер, бывший чиновник Министерства финансов США, а теперь старший научный сотрудник по международной экономике в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке. «Соединенные Штаты смогли воспользоваться этим».

Аналогичные полномочия были применены к Венесуэле, когда г-н Трамп пытается свергнуть президента Николаса Мадуро. Санкции оказались эффективными, парализовав экспорт нефти и банковскую систему за считанные дни.

Превосходство доллара также усилило давление на Россию. Среди возможных мотивов для вмешательства России в американские выборы 2016 года было стремление президента Владимира Путина избавиться от санкций США, особенно в отношении своих соратников. Годы санкций ограничили их движение денег в глобальной банковской системе. Доминирование доллара облегчило соблюдение таких ограничений.

В мировой экономике нет форвардов, что делает эту эпоху не более постоянной, чем любые другие.Некоторые видят в том, что администрация Трампа использует доллар, спровоцируют негативную реакцию.

Франция, Германия и Великобритания недавно создали торговую компанию, цель которой — позволить европейским и иранским фирмам обменивать продукты питания и лекарства, полагаясь на бартерную систему, чтобы обойти санкции.

В своем выступлении на прошлой неделе Бенуа Кере, член правления Европейского центрального банка, обвинил Соединенные Штаты в использовании доллара для навязывания своей политики другим.

«Быть ​​эмитентом глобальной резервной валюты дает международную валютную мощь, в частности возможность« использовать »доступ к финансовой и платежной системам», — сказал он.Перед лицом такой «жесткой силы» Европа была вынуждена поднять «глобальное положение» евро, используя валюту как «инструмент для демонстрации глобального влияния».

У Китая тоже есть свои представления о законном ходе истории.

Сеть железнодорожных, автомобильных и морских проектов, которые она финансирует из Азии в Европу, частично предназначена для обеспечения транспортировки китайских товаров, не зависящих от морских путей, контролируемых Соединенными Штатами. Его защита Азиатского банка инфраструктурных инвестиций направлена ​​на создание альтернативного источника капитала.

Но хотя это может быть будущее, доллар на данный момент остается тем, чем он был давно — самым близким приближением к уверенности в нестабильной глобальной экономике.

Зависимость от

долларов — Финансы и развитие, сентябрь 2016 г.

Финансы и развитие, сентябрь 2016 г., т. 53, № 3

Луис А.В. Катан и Марко Э. Терронес

PDF версия

Отказ от внутреннего использования доллара закончился на большинстве развивающихся рынков после глобального кризиса, но не в Перу

Долларизация, частичная или полная замена национальной валюты страны иностранной, широко распространилась в 1970-х годах в Латинской Америке, когда высокий уровень инфляции и гиперинфляция лишили национальные валюты их традиционной роли в качестве стабильного средства обмена и сохранения стоимости.Домохозяйства и фирмы в этих странах начали использовать иностранную валюту — обычно доллар — для сбережений, а также для покупки и продажи крупных предметов, таких как недвижимость.

Это явление в конечном итоге распространилось далеко за пределы Латинской Америки и стало общей чертой финансового сектора во многих странах с формирующимся рынком. К началу 1990-х годов банковские системы Турции и некоторых стран Африки, Азии и Восточной Европы обычно накапливали значительные долларовые активы и обязательства. Возможность того, что обязательства банков, выраженных в долларах, существенно превысят активы банков, выраженных в долларах, представляет серьезный риск для финансовых систем в случае значительного и внезапного обесценивания или обесценивания обменного курса.Регуляторы и политики были обеспокоены, и это справедливо оказалось, что, поскольку доллары будут намного дороже после девальвации или обесценивания, дисбаланс между долларовыми обязательствами и активами банков может вызвать большие убытки и вызвать системную финансовую нестабильность. Это несоответствие активов и пассивов стало причиной некоторых из самых серьезных финансовых кризисов в странах с формирующимся рынком в середине 1990-х и начале 2000-х годов, включая Турцию в 1994 году, Аргентину в 1995 году, Россию в 1998 году и снова Аргентину в 2001 году.

Долларизация начала ослабевать в первые годы этого века по мере улучшения экономических условий во многих странах с формирующейся рыночной экономикой. Благоприятные условия торговли, более гибкие обменные курсы и более эффективная экономическая политика, в том числе введение таргетирования инфляции и усиление фискальной дисциплины, помогли удержать инфляцию на низком уровне и снизили риск резкой девальвации валюты во многих из этих стран. Однако в последние годы значительное обесценение валюты в сочетании с менее обоснованными инфляционными ожиданиями и большей подверженностью компаний долговым обязательствам, выраженным в долларах, сделали менее вероятным продолжение отхода от доллара, что, по всей видимости, и происходит.Широкий взгляд на международные данные после глобального финансового кризиса показывает, что дедолларизация остановилась и даже обратилась вспять во многих странах с формирующимся рынком. Но заметные исключения находятся именно на родине современной финансовой долларизации — в Латинской Америке, где движение от доллара продолжается. Мы подробно изучаем перуанский опыт и находим некоторые ключевые политические уроки, которые могут быть актуальны для многих других стран.

Глобальный взгляд

Изучение 28 стран с формирующимся рынком за последние 15 лет показало умеренно высокую финансовую долларизацию в Европе и Латинской Америке, но относительно низкую в Азии и остальном мире (см. Диаграмму 1).Есть две общие и расходящиеся тенденции. Первый — это стойкое снижение долларизации (банковские депозиты в долларах или евро в процентах от общих депозитов) с начала века до кануна мирового финансового кризиса 2007 года; второй — это рост долларизации в Европе с формирующимся рынком и поворот к дедолларизации в Латинской Америке, начиная с 2012 года.

Тем не менее, за средними региональными показателями скрываются значительные различия между странами. Чтобы выявить некоторые из этих различий, на диаграмме 2 мы изобразили разбивку по странам до и после глобального кризиса.Страны, в которых наблюдался рост финансовой долларизации, находятся выше 45-градусной черты; те, у кого упадок, сидят ниже. Большинство стран находятся ниже черты, а это означает, что дедолларизация, произошедшая сразу после кризиса, по-прежнему превышает любое восстановление после 2012 года.

Более того, хотя уровень или дисперсия дедолларизации в Европе, Азии и остальном мире за семь лет до 2007 года и в период после кризиса — с 2010 по 2015 год — изменились незначительно, — это не так в Латинской Америке. .Дедолларизация там продолжалась и в годы после мирового финансового кризиса, в основном из-за продолжающейся значительной дедолларизации в Парагвае, Перу и Уругвае. Эти три страны были сильно долларизованы до 2000-х годов и испытали значительную дедолларизацию в преддверии кризиса. Мы рассмотрим опыт Перу, где темпы финансовой дедолларизации были особенно заметны.

Обуздание зависимости Перу от доллара

Высокий уровень долларизации Перу в 1990-х годах превзошли только такие страны, как Эквадор и Сальвадор, которые официально заменили свои национальные валюты долларом.Как показано на диаграмме 3, к концу 1990-х годов почти 85 процентов банковских депозитов и 80 процентов банковских кредитов в Перу были деноминированы в долларах. Хотя банковские депозиты в долларах были постоянно выше, чем банковские ссуды, оба типа долларизации демонстрировали схожие тенденции примерно до 2000 года. Затем дедолларизация происходила очень быстро. К 2012 году долларовые банковские депозиты упали ниже 50 процентов, а долларовые займы — ниже 45 процентов. Долларизация ссуд продолжала снижаться и к концу 2015 года достигла 30 процентов, хотя долларовые депозиты несколько увеличились.

Важный вопрос для политиков, заинтересованных в уменьшении долларовой зависимости в своих странах, — как этого добиться. В случае Перу, который можно использовать в качестве ориентира, мы обнаружили четыре основных фактора в процессе дедолларизации: введение таргетирования инфляции, введение нормативных положений, которые делают управление долларовыми депозитами и выдачу долларовых кредитов более дорогостоящим для банков, устойчивое повышение реального обменного курса и благоприятные внешние условия, такие как высокие мировые цены на сырьевые товары и низкий уровень неприятия рисков в мире (Catão and Terrones, 2016).

Перу ввело таргетинг по инфляции в начале 2002 года в попытке контролировать внутреннюю инфляцию, когда большая часть денежных агрегатов страны была выражена в долларах. Подход заключался в таргетировании инфляции путем установления краткосрочной директивной процентной ставки для национальной валюты (сол) при использовании нетрадиционных инструментов для контроля общего кредита (большая часть которого была деноминирована в долларах) и снижения нестабильности обменного курса, что может быть особенно дестабилизирующим. в странах с высокой степенью долларизации, таких как Перу.Налоговая и расходная (фискальная) политика соответствовала реализации этой политики. Таргетирование инфляции во многом способствовало снижению долларизации ссуд в Перу, поскольку помогло обеспечить низкую и стабильную инфляцию. Инфляция в среднем составляла около 3 процентов в период с 2002 по 2015 годы по сравнению с 55 процентами с 1991 по 2001 годы. При использовании займов с регулируемой процентной ставкой погашение долга в национальной валюте более предсказуемо, чем в иностранной валюте, поскольку таргетирование инфляции направлено на внутреннюю инфляцию, а не на инфляцию. в долларах. Точно так же, поскольку таргетирование инфляции допускает большую волатильность обменного курса по отношению к изменениям инфляции, оно препятствует иностранным займам фирм, чья выручка не номинирована в основном в долларах.

Повышенные резервные требования

Вторым важным элементом дедолларизации является постановление . Финансовой долларизации можно препятствовать путем налогообложения долларовых займов и долларовых депозитов. Один из способов сделать это — провести различие между депозитами в долларах и солями и увеличить объем средств, которые банки должны поддерживать в центральном банке (резервные требования) для депозитов в долларах.Поскольку резервы обычно приносят проценты от центрального банка ниже рыночных, требование к банкам поддерживать их равносильно обложению этих учреждений налогом, равным упущенным процентам. Что касается кредитования, правила также могут требовать от банков откладывать больше резервов для покрытия убытков по ссудам, выраженным в долларах, чем по ссудам в национальной валюте. Более высокие резервы на возможные потери по ссудам увеличивают предельную стоимость долларовых ссуд и должны уменьшать объем новых ссуд в долларах.

Экономический анализ периода с 1990 по 2014 год показывает, что более высокие резервы для долларовых ссуд в Перу были особенно эффективны для снижения долларизации депозитов и ссуд; Напротив, предельные резервные требования по долларовым депозитам играли меньшую, но все же значительную роль.В 2015 году центральный банк Перу проводил агрессивную программу дедолларизации ссуд, включая не только дополнительное повышение предельных резервных требований по долларовым депозитам, но и лимитов по автомобильным и ипотечным кредитам в долларах. Эти ограничения помогают объяснить непрерывное сокращение долларовых кредитов по сравнению с долларовыми депозитами, которое началось в 2015 году.

В-третьих, разрешение на повышение реального обменного курса представляется важным шагом в уменьшении зависимости от доллара, особенно когда это оправдано фундаментальными экономическими факторами. Безусловно, уменьшение долларизации в результате повышения курса местной валюты может быть просто арифметическим: отношение долларов к общей сумме депозитов имеет тенденцию сокращаться при повышении обменного курса местной валюты. Но, вероятно, здесь действуют и некоторые экономические факторы. Когда реальный обменный курс повышается, цены на товары, которые торгуются на международном уровне, падают по сравнению с ценами на товары, которые не являются предметом торговли. Поскольку неторгуемые товары приносят доход в национальной валюте, поставщики этих товаров обычно предпочитают брать займы в местной валюте.Однако это не всегда так в странах с формирующейся рыночной экономикой, где рост относительной цены неторгуемых товаров может привести к увеличению долларовых займов неторгуемому сектору, например, недвижимости. Но по мере того, как таргетирование инфляции стабилизирует внутреннюю инфляцию, для банков становится менее привлекательным индексировать эти ссуды по отношению к доллару.

Мы обнаружили, что некоторая дедолларизация Перу 2000-х годов была вызвана долгосрочным повышением реального обменного курса. Отмена дедолларизации депозитов, наблюдаемая с конца 2014 года, отчасти объясняется обесцениванием перуанской валюты и сильными ожиданиями обесценения в ожидании нормализации денежно-кредитной политики в Соединенных Штатах.

Внешние силы

Четвертый набор факторов, имеющих значение для дедолларизации Перу, касается внешних сил , таких как более высокие цены на сырьевые товары, которые по ряду причин стимулировали переход на ссуды и депозиты в местной валюте. К ним относятся ускорение экономического роста за счет повышения цен на сырьевые товары. Такой импульс роста стимулирует спрос на ссуды со стороны сектора неторгуемых товаров, поскольку он направлен на расширение операций, а также способствует укреплению доверия к внутренней политике.Короче говоря, отечественные фирмы и потребители более уверены в хранении национальной валюты.

Но другие внешние силы противодействуют дедолларизации. Например, приступы неприятия риска на мировых рынках капитала и более высокие внешние процентные ставки обычно связаны с усилением финансовой долларизации. Стимулы к усилению долларизации от такого более высокого неприятия риска следует ожидать, и он работает против уверенности, порождаемой высокими экспортными ценами на сырьевые товары. Поскольку эти глобальные факторы, объясняющие дедолларизацию в Перу в 2000-х годах, наблюдаются и в других странах, они помогают пролить свет на общую тенденцию развивающихся рынков с 2000 года и глобальное замедление дедолларизации после кризиса.

Однако значительный положительный эффект мировых процентных ставок на долларизацию вызывает большее недоумение. Снижая стоимость заимствования в долларах, можно ожидать, что текущая среда с низкими процентными ставками увеличит предложение долларовых ссуд внутри страны. Но более низкие процентные ставки за рубежом могут побудить фирмы, которые покупают и продают торгуемые товары, брать взаймы за рубежом, а не внутри страны, снижая спрос на внутренние долларовые заимствования и снижая долларизацию. Теоретически чистое влияние более высоких мировых процентных ставок на долларизацию депозитов и ссуд неоднозначно. Это зависит от того, насколько высока начальная долларизация и от предельных затрат на ведение счетов в долларах и местной валюте (Catão and Terrones, 2000). В такой стране, как Перу, где первоначальная долларизация была высокой, можно ожидать разворота по мере снижения мировых процентных ставок. Наш экономический анализ показывает, что в последние годы этот эффект преобладал.

Опыт Перу подчеркивает важность четырех факторов дедолларизации: таргетирование инфляции, нормативные требования, из-за которых банкам становится дороже принимать долларовые депозиты и выдавать долларовые ссуды, устойчивое повышение реального обменного курса и благоприятные внешние факторы, такие как высокие мировые цены на сырье. цены и низкий уровень неприятия риска в мире.Хотя некоторые факторы специфичны для Перу, другие, похоже, имеют более широкое значение (Garcia-Escribano and Sosa, 2011; Mecagni and others, 2015). Эти данные должны быть ценными для разработки политики, направленной на снижение зависимости финансового сектора страны от иностранной валюты.

Луис А.В. Катан — старший экономист, а Марко Э. Терронес — заместитель начальника отдела Исследовательского департамента МВФ.

Номер ссылки

Катан, Луис А.В. и Марко Э. Терронес, 2000 г., «Детерминанты долларизации: банковская сторона», Рабочий документ МВФ 00/146 (Вашингтон: Международный валютный фонд).

———, 2016, «Финансовая дедолларизация: глобальная перспектива и опыт Перу», Рабочий документ МВФ 16/97 (Вашингтон: Международный валютный фонд).

Гарсия-Эскрибано, Мерседес и Себастьян Соса, 2011 г., «Что движет финансовой дедолларизацией в Латинской Америке?» Рабочий документ МВФ 11/10 (Вашингтон: Международный валютный фонд).

Меканьи, Мауро и другие, 2015 г., «Долларизация в странах Африки к югу от Сахары: опыт и уроки», доклад департамента МВФ (Вашингтон: Международный валютный фонд).

Мнения, выраженные в статьях и других материалах, принадлежат авторам; они не обязательно отражают политику МВФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *