Полина рычалова – Живи в зоне комфорта – Зожник

Содержание

Полина Рычалова,психотерапевт и бизнес-коуч:«Свобода человека – в паузе»

Один из лучших практикующих психотерапевтов Полина Рычалова рассказала о том, как справляться с растущей тревогой, характерной для современности. Без общей ценностной базы и предписанного маршрута, выбитый из колеи необходимостью быстро принимать решения в условиях недостатка информации, человек должен выстоять, развиваться, оказывать поддержку близким и еще помочь стать на ноги детям. В этих условиях не будет лишним совет специалиста, совместившего компетенции психотерапевта и бизнес-коуча.

У каждого времени есть собственное безумие. Люди эпохи не замечают отклонения, потому что именно его они и называют рациональностью. Какие перверсии характеризуют современную ситуацию?

У нашей эпохи есть свои особенности. Они влияют на нас всех по нарастающей — с тех самых пор, как было заявлено, что «Бог умер». Или, говоря психоаналитически, «отец мертв».

Бог умер, за ним Ницше умер и, в общем, все умерли. Что же делать?

Сейчас в обществе нет единого нарратива [общего сказания, «как все на самом деле»]. Пропали силовые линии, следуя которым можно было почти спокойно и безопасно прожить целую жизнь.

В смысле, предсказуемо?

Полина Рычалова

Еще 30-40 лет назад было известно, что сначала ты рождаешься, и тебя отдают в ясли и детский сад, потом ты идешь в школу, потом поступаешь в институт или идешь в училище, женишься или выходишь замуж, рожаешь и растишь детей, работаешь, пока они растут, потом выходишь на пенсию, и так проживается жизнь. Ограничено количество жизненных стратегий, то есть предписанных нарративов. Развилок мало, все они фиксированы.

Безысходная предсказуемость. И в конце любой версии гроб покидает подъезд под траурный марш Шопена

Именно по этой причине раньше преобладали депрессии, но сегодня — растут тревоги. В России статистики в этой области не ведется, насколько я знаю; но американская неутешительна. Количество тревожных расстройств статистически уже превысило количество депрессивных расстройств.

Быть свободным – это знать свое желание и обладать достаточной силой, чтобы его реализовать. Или не реализовывать, если ты считаешь именно это правильным.

Это и есть симптом современной жизни?

Да, это тревога, связанная с высокой неопределенностью. Поле возможностей расширилось, все процессы ускорились, выбирать приходится все чаще, быстрее и без достаточной информации. Начиная с прилавка магазинов, и, вообще, идея мира как супермаркета – она про это.

Как выбрать, на что потратить эквивалент прожитой тобой жизни?

Причем ведь жизненные выборы мы делаем не только за себя, но и относительно собственного ребенка, например, и за других близких людей. Под таким грузом ответственности может исчезнуть желание иметь семью и детей. А, с другой стороны, обзор необозримых возможностей разрушает представление о партнере, с которым хотел бы прожить жизнь.

Уберизация брака

Так и есть, выбор всегда – сложная задача, а невозможность все просчитать — каждое решение делает стрессом. Выбирая одну возможность, ты отказываешься от многих других. Как же решиться?

Ты отказываешься от мира возможностей ради единственной, скорее всего, совершенно случайной

В таком поле возможностей наступает паралич выбора, но отказ от выбора – это тоже выбор. Чтобы с этим справляться, человек должен объяснить себе, в чем источник его тревоги. Раньше эти объяснения задавались условным «отцом». Церковь долго постулировала, что правильно, а что нет. Всем понятные ценности разделялись большинством. Это давало внешнюю опору, сейчас таких опор стало гораздо меньше.

Ключевая особенность нарциссической структуры – двойное ядро личности. Ложное, очень раздутое и грандиозное «Я» — и ничтожное, забитое «я». А между ними нет связи. Только переключается тумблер, между двумя состояниями: или одно, или другое.

А ответственности, значит, больше

Ответственности, да, но какой? Не к кому идти за однозначным решением, ты один на один с проблемой и скорее всего ошибешься, но тебе придется внутри этого жить.

Подумать некогда, а времени все меньше. Что же делать человеку?

Психотерапия дает возможность найти… не опору, опора – это что-то жесткое. Она, наоборот, придает жизненную гибкость, способность не разваливаться в потревоженном хаосе, а продолжать действовать осмысленно, отбирая для себя такие ценности, с которыми ты готов согласиться и которые помогут тебе продолжать. Используй свою тревогу, чтобы оттолкнуться от ситуации, а не вращаться в ней без конца.

Интересно, воспитательные схемы, заложенные уже в самые последние советские поколения, продолжают работать?

По большому счету, в Советском Союзе всегда стояла задача выживания, а личность на этом фоне никому не была интересна. Одет, обут, сыт, какое-никакое образование получил, и слава богу. Дальше сам разбирайся, что у тебя накопилось. Все мы прошли через раннюю депривацию —  ясли и детский сад, потом школьную унификацию, и все эти травмы увеличивали дистанцию между нами и счастьем.

То есть первая проблема – это раннее изъятие ребенка?

Качество привязанности между родителями и ребенком имеет фундаментальное значение. Неспособность справляться с тревогой – во многом это последствия травм развития, полученных в детстве.

Теперь с этим стало проще?

В последние 10 лет все больше внимания обращается к ребенку. Тут есть свои гримасы с гиперопекой. Например, если на западе растет число молодых людей, предпочитающих жить с родителями и вообще не выходить в самостоятельную жизнь, то есть если инфантильность и зависимость так высока, очевидно, что-то пошло не так. Новейшей болезнью нашей эпохи называют нарциссизм.

Нарциссизм – следствие повышенной опеки?

Не совсем так, потому что фокусироваться на личности ребенка можно по-разному. Можно видеть его только сквозь свою подавленность: «Моя жизнь не сложилась, но я инвестирую себя в ребенка, он должен получить хорошее образование, быть успешным и состояться». Или наоборот, через свою самовлюбленность: «У меня, настолько прекрасного, должен быть обязательно прекрасный ребенок». Но он снова вам должен, хотя ничего об этом не знает, он входит в жизнь, уже обвешанный долгами и со сложной кредитной историей.

А как проследить отсюда переход к нарциссизму?

Ключевая особенность нарциссической структуры – двойное ядро личности. Ложное, очень раздутое и грандиозное «Я» — и ничтожное, забитое «я». А между ними нет связи. Только переключается тумблер, между двумя состояниями: или одно, или другое.

Если родители любят ребенка и восхищается им, только когда он соответствует их требованиям, то ребенок адаптируется, у него нет выбора. Бессознательно он старается демонстрировать только то, что родителям нравится. А все, что выбивается из требований, каким ему быть, активно ненавидится, удаляется им и затаптывается… Но не исчезает. Все слабости и страхи, где «я» — маленький, неуспешный и путающийся, невидимо формируют второе ядро.

Рано или поздно, пузырь может лопнуть. И нарцисс столкнется с переживаниями своей «ничтожной» личности, несовместимыми с жизнью. Это невозможно «уложить в контейнер» и нести с собой.

Сейчас в обществе нет единого нарратива. Пропали силовые линии, следуя которым можно было почти спокойно и безопасно прожить целую жизнь.

С точки зрения психотерапии, насколько это похоже на человека в современном бизнесе?

Разные бывают типы менеджеров. Если с детства в ребенке отрицаются его потребности и подменяются требованиями родителей, он всегда хочет отвечать чьему-то требованию, при этом не зная, чего он сам-то хочет.

Он может воспринимать организацию, как мать: «Я попал туда, где безопасно, где спокойно». Внутри крупной организации редко кто себя переживает прямо в такой уж безопасности. Но это же регламентированные угрозы и подстрахованные риски. Главное, что нечто большее защищает тебя от той вот страшной реальности.

Можно ставить вопрос так. Если растет внутренняя ценность работы в корпорации для работника, и параллельно растет тревога по поводу своего соответствия или несоответствия ее требованиям — о какой системной проблеме в организации такая тревога сигнализирует?

Можно дать портрет жителя мегаполиса, который пользуется всеми его благами, а не угнетается городом?

Это люди в широком смысле предпринимательского склада. Высокая тревожность имеет и свои достоинства: она повышает чувствительность к миру. Если мир однозначно «опасен», это скорее уже параноидальная история. Но если перед вами мир «неясного и нерешенного», тревожность может дать чувствительность «пионера» к тому, что происходит. Если хватает сил конструктивно обходиться со своей чувствительностью, она сублимируется в творчество, любого характера.

В активность

Да, в активное чутье: «Я чувствую бизнес-возможности и могу создать здесь что-то».

А человек человека — чувствует все меньше?

Виртуализация нашей жизни повлияла на ценность человеческого контакта. Виртуальная реальность дает нам возможность в какой-то степени удовлетворять свои потребности в контакте, но при этом ничем не рискуя.

Можно ли при этом быть свободным?

Быть свободным – это знать свое желание и обладать достаточной силой, чтобы его реализовать. Или не реализовывать, если ты считаешь именно это правильным. В свободе выбора есть зазор между стимулом и реакцией. Свобода лежит как раз в этой паузе. В умении чуть-чуть притормозить, хотя мир тебя уже тащит.

content_manager

pltf.ru

Счастье есть: найти себя и быть довольной — советы психологов и коучей :: Здоровье :: РБК Pink

Ваши желания не обязательно равны социальным установкам

Елена Перова, экзистенциальный психотерапевт:

«В XXI веке в обществе все еще существуют определенные установки, какой должна быть женщина, хотя вообще-то она ничего не должна. Такие установки нередко вступают в конфликт с нашими внутренними убеждениями и желаниями. Осознать это противоречие не всегда легко, особенно если вокруг давят мнениями родственники и знакомые. Отсюда и сильное внутреннее напряжение, и ощущение «со мной что-то не так».

Заведите привычку время от времени спрашивать себя: «Хочу ли я того, что происходит в моей жизни? Хочу ли я делать то, что я делаю?» Это вовсе не про ставшую в последнее время популярной идею «делать то, что хочется, а то, что не хочется, не делать». У всех в жизни бывают периоды, когда происходит совсем не то, что нам приятно, но избежать этого мы не можем — остается только принять и расхлебывать. Каждый взрослый человек вынужден иногда делать то, что ему не нравится.

В этом вопросе к себе акцент должен быть сделан на Я. Как то, что я делаю, то, что сейчас наполняет мою жизнь, сообразуется именно со Мной — с тем человеком, которым я себя вижу, с моими ценностями? Привычка периодически соотносить дела и задачи с собой и тем, что ценно именно вам, может помочь разобраться и отбросить навязываемое извне, чтобы высвободить ресурсы для действительно важного».

Злость — сигнал для работы над собой

Наталья Борзенко, экзистенциальный психотерапевт:

«Злость незаслуженно недолюбливают в нашем обществе. Либо ты добрый и хороший, либо злой и плохой. Кто не помнит фразу из детства «Ты же хорошая девочка, нельзя ломать игрушки/обзываться/капризничать»? Вырастая, мы продолжаем делить мир на тех, кто на стороне добра, и тех, кто на стороне зла, — а заодно и себя. Зачастую разделение внутри человека настолько радикальное, что он даже мысли не допускает, что у него есть другая сторона. Злость становится запертым пленником, который рано или поздно вырывается из плена и сносит все и всех на своем пути. Грубость по отношению к близким, раздражение от окружающих, крики на собственных детей — это все она, злость. Человек утверждается в своей вере, что злость — это страшно и разрушительно и надо ее всячески «вытаптывать и вырубать».

Злость — это самый энергичный наш помощник. Ее задача — вовремя показать, что не так в нашей жизни. Работа, которая не нравится, слишком высокий темп жизни, много разных изменений одновременно, которые вы не успели прожить, синдром накопленной усталости — вариантов этого «не так» великое множество. Важно суметь вовремя услышать сигнал своей злости, честно признаться, что же на самом деле не устраивает вас в данную минуту, и предпринять действие. И тогда злость принесет не разрушение, а облегчение».

Важные изменения требуют времени

Полина Рычалова, психотерапевт, коуч:

«Десять тысяч шагов начинаются с одного шага, десять тысяч часов — с одного часа. Мы часто хотим что-то изменить в жизни, и на старте есть ожидание, что должно произойти чудесное быстрое превращение.

Но быстрые изменения редко бывают стабильными и устойчивыми во времени. Нужны корни, правильная среда, уход, способность продолжать делать и ждать плодов. Научиться замечать маленькие изменения, отмечать, как они складываются во что-то большое. Искать метафоры изменений в жизни. Жизнь как сад, в котором каждый из нас садовник. Что в нем посадить? Что-то необходимое для выживания? Или красивое? Или создать место для отдыха?

Нужно помнить, что для всего требуется время: вырастить ребенка, получить новую профессию, похудеть, выучить язык, создать свой проект. Большое начинается с малого».

Адаптируйтесь к тому, что нельзя изменить

Анна Зябрева, психолог-консультант: 

«Мы часто ждем триумфальных и стремительных изменений. Но ценны не столько они, сколько принятие своих ограничений. В первую очередь стремиться стоит к тому, чтобы адаптироваться к тем жизненным аспектам и личным особенностям, которые нельзя изменить.

Невозможно обогнать свою психику. Отгоревать, вспомнить, отпустить, принять — все это не произойдет, пока не произойдет. Понимание этого не равно бездействию. Но равно огромному терпению, знанию, пристальной работе, встрече с реальностью, со своими возможностями, своими ограничениями.

Цель в виде быстрых, наглядных изменений — улучшить настроение, сразу начать действовать по-другому — скорее внешняя, а не внутренняя задача. А вот акцент на адаптацию к неизменяемому — путь, возможно, менее яркий, но зато более честный. Способность увидеть и признать свои ограничения, прожить и оплакать это горе, сформировать личные поддерживающие стратегии в конечном счете дает фундаментальные изменения. Этот процесс бывает нелегким и требует большого смирения — но те глубинные изменения и достижения, которые он приносит, ценнее всего».

Иногда поиск себя требует помощи извне — и это нормально

Екатерина Лебедева, психолог-консультант:

«Для каждого человека путь к себе имеет разные дистанции. Кто-то с детства умеет уважать свои мнения и желания и конструктивно отстаивать их. Для других быть в контакте с собой — очень сложная задача. Возможно, это было не принято в их родительской семье. «Мало ли кто не любит кашу, а ты должен ее есть» — знакомая история? Становясь взрослыми, некоторые люди не доверяют себе и находятся далеко от понимания того, что им важно и нужно. Услышать свои желания, а также заявить о них открыто в таком случае очень непросто. Ведь у многих хорошо развита привычка не слушать свой внутренний зов, а в глубине души — вообще сомневаться в праве на собственные желания.

Чтобы начать разворот к себе и выбрать курс «на себя», нужно постараться мысленно отделить ваше состояние от того, что происходит в объективной реальности. А она для всех людей абсолютно разная. Кто-то может быть счастлив в тот момент, когда вам кажется, что жизнь серая и никчемная. Способность отделить свое плохое самочувствие от «реально происходящего» порой значительно влияет на парадигму восприятия.

Вера в себя и установка на то, что только мы сами несем полную ответственность за свое самочувствие, здоровье, комфорт и счастье — это очень важный компонент внутренней гармонии. Тогда есть и драйв, и азарт жить: пробовать, искать, делать выводы, наслаждаться. Сложнее, когда их нет, а жизненная энергия отсутствует по тем или иным причинам — здесь может помочь психотерапия, консультации психологов или коучей. Иногда даже пары встреч со специалистом бывает достаточно, чтобы стало легче, чтобы вдохнуть полной грудью и разобраться с мучительными вопросами, которые мешают комфортно и счастливо жить».

Берегите свой ресурс — не забывайте отдыхать

Евгения Ганиева, карьерный коуч, консультант по реализации:

«Скоро начнется предновогодняя суета: закрытие года, подготовка к корпоративам, елки в садах и школах у детей, поиск платья и подарков, подведение итогов года… Все это может закрутить так, что и новогодних каникул не хватит, чтобы отдохнуть и восполнить потерянные ресурсы.

А между тем декабрь — время возможности погрузиться в праздничную атмосферу. Старайтесь замедляться в этот период. И не перегружайте себя мелкими и не очень срочными делами — это рождает суету и усталость. Составьте список всех дел, которые вы хотите сделать до Нового года. Оцените его реальность и смело вычеркните лишнее: то, что можно перенести на другой месяц или вообще не делать. Включите в свой календарь время на отдых и займите его чем-то приятным, тем, что доставляет радость именно вам. Добавьте время на релаксацию. Теплая ванна, приятная музыка перед сном, творчество, медитация, поход на массаж.

Не пытайтесь успеть все. Прислушивайтесь к себе и задавайте вопрос: «Что и зачем я сейчас делаю? Насколько мне это важно именно сейчас?» Подводя итоги года, фокусируйте свое внимание на том хорошем, что случилось в этом году и что вы точно хотите забрать с собой в следующий».

pink.rbc.ru

Полина Рычалова о том, как все успеть — T&P

Умение эффективно распоряжаться свободным временем и противостоять соблазнам дано не каждому, но не стоит отчаиваться. Сила воли поддается тренировке даже в зрелом возрасте, если воспользоваться несколькими простыми лайфхаками. T&P публикуют отрывок лекции психолога Полины Рычаловой, прочитанной в рамках «Городского лектория» — совместного проекта с департаментом культуры города Москвы для модернизированных культурных центров в спальных районах.

Полина Рычалова, психолог

Время — это сложная категория. Физики до сих пор спорят, является ли она объективной или субъективной. И если мы задумаемся, то в какие-то моменты пять минут становятся вечностью, а в какие-то эти пять минут проходят настолько быстро, что мы даже не успеваем засечь их. Современная жизнь устроена таким образом, что у нас нет возможности подумать об этом: мы рождаемся, достаточно быстро попадаем в детский сад, школу, институт, выходим на работу. Режим, в котором мы существуем, задается внешними силами, мы сами не можем управлять временем. Сначала нам задают режим родители или детский сад, затем мы приходим в школу, где есть сорокаминутные уроки и перерывы, а занятиями после уроков опять-таки управляют родители. Потом мы поступаем в институт и устраиваемся на работу, где происходит то же самое. И очень часто — особенно это касается женщин — в первый раз мы сами сталкиваемся со временем лишь после рождения ребенка. Когда рождается ребенок, мы оказываемся с ним один на один в нашей квартире, а время заполняет все пространство. У меня есть гипотеза: молодые мамы спешат сбежать из дома обратно на работу именно потому, что они впервые сталкиваются со временем, и в этот момент оказывается, что у них нет никаких навыков, чтобы с ним справляться.

Когда начинаешь делать первые шаги, связанные с планированием, очень важно понять, какой ты человек. Есть такая типология, в которой людей делят на организованных, умеющих с этим пространством разбираться, и так называемых хаотиков, кому свойственен творческий беспорядок. Эти люди очень разные, и инструменты планирования времени и жизни должны отличаться. Некоторые имеют предрасположенность к планированию в силу детского опыта, они более исполнительны, а есть люди более спонтанные и менее склонные к этому. Однако каким бы человеком вы ни были до рождения ребенка, вам приходится пересматривать инструменты планирования и контроля: нужно от чего-то отказываться, что-то добавлять, а также совмещать разные виды активности.

Самоконтроль

Сила воли возникает в тот момент, когда мы переживаем внутренний конфликт, когда нам хочется одного и параллельно — другого. В зависимости от того, насколько у нас «накачана» сила воли, мы можем либо справиться, либо не справиться с каким-то соблазном. Три года назад я проводила исследование, встречаясь с людьми, которые считали себя волевыми, и с людьми, которые считали себя, наоборот, безвольными. Я разговаривала с ними по определенной схеме, выясняя некоторые закономерности, особенности, связанные с этим понятием. В результате я пришла к выводу, что большинство людей считают, что сила воли — это то, с чем рождаются, и в крайнем случае то, что формируется в детстве. Либо ты родился волевым (к примеру, решил бросить курить и бросил), либо тебе не повезло (в детстве тебя не поддержали родители, а потому ты вырастаешь безвольным). Я провела порядка 60 интервью, и в 80% случаев люди говорили именно так: «Не дано мне» или что-то вроде «Мой папа заставлял меня приседать по сто раз, и благодаря папе я сейчас такой». К счастью для многих из нас, современные исследования опровергают эти стереотипы. На самом деле сила воли поддается тренировке, причем даже в зрелом возрасте. Если знать, что нужно делать, то вполне можно справиться со всякими соблазнами и организовать свое время таким образом, чтобы достигать больше при тех же затратах усилий, времени и энергии.

Помимо того что сила воли тренируется, она еще и расходуется в течение дня, о чем говорят многие западные исследователи. В российской практике это известно в меньшей степени: у нас силой воли и вообще этими понятиями интересуются только в рамках спортивной психологии, то есть когда нужно вырастить спортсмена. На бытовом уровне про волю существует мало информации, в основном все источники — переводные. Возможно, у нас этой проблемой интересуются в меньшей степени в силу связанных с этим предрассудков.

Болезни и стресс

Чтобы понимать, каким образом можно управлять силой воли, достаточно знать несколько фактов. На силу воли очень влияют, во-первых, хронические болезни и, во-вторых, стрессовые ситуации. Если вдруг в настоящий момент времени происходит стрессовое событие или вдруг у вас развилась хроническая болезнь, то в этой ситуации очень большой резерв энергии расходуется на преодоление этой ситуации. Например, если я нахожусь в процессе развода, мне очень сложно что-то делать параллельно. Поэтому нужно учитывать, что вы или ваш близкий может заболеть, а потому не планировать все на определенное время и не рассчитывать на то, что у вас будет масса внутренних ресурсов, чтобы серьезно изменить свою жизнь. В этой ситуации нужно относиться к себе бережно и понимать, что, к сожалению, чудес не бывает, и если что-то отнимает у вас энергию, то с высокой вероятностью потратить ее на что-то более эффективное в данный период времени не получится.

Сон

Лучший способ повысить доступный резерв — это выполнять три элементарно простые вещи, а именно: спать, хорошо питаться и заниматься спортом. Мне кажется, это особенность русского менталитета — думать, что, несмотря на то, что нашему телу плохо, мы мало ели, плохо спали и очень давно не совершали пеших прогулок, мы все сможем преодолеть. Да, до какого-то момента мы, естественно, с этим справляемся и вполне себе преодолеваем. Но в какой-то момент тело все равно скажет «стоп». Оно заболеет и так или иначе сломается. Чтобы этого не допустить, нужно прежде всего хорошо высыпаться. В среднем человеку необходимо спать по восемь часов, но у всех разные особенности организма, и необходимо ориентироваться на себя. Обычно меньше шести часов человеку недостаточно, хотя бывают исключения.

Говорят, что Наполеон спал по четыре часа, а Сальвадор Дали делал это хитро: спал, потом просыпался, потом снова спал. Тем не менее эти шесть часов — минимальная отметка, и лучше, если этого времени больше. Перераспределение и дисбаланс происходят, если вы недосыпаете, а следовательно, вашему организму необходимо больше глюкозы. Увеличение количества потребляемой глюкозы ведет к очень разнообразным последствиям. Соотнесите это со своим опытом: стоит не выспаться, и после пробуждения сразу же хочется сладкого. Мозг — самый энергозатратный орган нашего тела, который употребляет наибольшее количество глюкозы, которая поступает в кровь вместе с едой. Соответственно, если мы не доспали, большая часть глюкозы уходит на другие резервы: во-первых, мы начинаем есть больше сладкого, и это часто заканчивается не очень хорошо. Во-вторых, глюкозы все равно не хватает, отчего прежде всего страдает самая молодая часть нашего мозга, то есть префронтальная кора, которой не хватает энергии. В то время, когда мы длительный период переживаем хронический недосып, не стоит ожидать от себя, что вы сможете быть эффективными, планировать свою жизнь, становиться более продуктивными.

Физическая нагрузка

Спорт в нашей жизни очень важен. Я имею в виду регулярную утреннюю нагрузку. Сейчас очень много разных «челленджей», которые запускаются в социальных сетях. Например, делать 20 приседаний в день в течение месяца или каждый вечер гулять быстрым шагом. Важны именно такие незамысловатые вещи. Ни в коем случае нельзя себе ставить цели из разряда «сейчас я полтора часа буду заниматься по программе Синди Кроуфорд». Это не сработает, потому что вы один раз позанимаетесь, на вас повиснет ребенок, и все закончится через 20 минут, и больше вы к этому никогда не вернетесь. Найдите себе какое-то упражнение и делайте его хотя бы пять минут в день в течение месяца. После этого срока вы, конечно же, не превратитесь в суперволевого и продуктивного человека, но вы заметите в себе изменения, которые побудят вас меняться дальше и становиться более ответственным по отношению к самому себе.

Помимо того что спорт тренирует каждодневное усилие, он также вымывает стрессовые гормоны, которые подрывают наше здоровье. Сейчас считается, что лучшая каждодневная спортивная нагрузка для людей, которые не занимаются профессиональным спортом, — это ходьба. Если выделить 30 минут вечером для прогулки и делать это регулярно, жить станет гораздо приятнее.

«С понедельника я бросаю курить…»

Очень часто одно волевое усилие влечет за собой поблажки. Например, вы побегали, пришли домой и съели пончик. Если посчитать с точки зрения калорий, то количество калорий в пончике, который вы съели, и то, сколько вы пробежали, то можно было не бегать, а сразу сесть и съесть его. Это происходит не осознанно, а бессознательно. Такие вещи необходимо знать: если вы себя поймаете на таком желании, то сможете себя остановить или же сказать себе: «Не сейчас, позже!» — и дать десять минут отсрочки. Это простой прием, который очень хорошо работает с вашим мозгом. Если хочется отказаться от какой-то вредной привычки, наш мозг очень боится всего, что нельзя изменить. «С понедельника я бросаю курить и больше никогда не буду курить, вместо двух пачек в день я буду курить одну — до этого понедельника», и в понедельник, естественно, ничего не происходит.

Гораздо эффективнее, если вы хотите от чего-то отказаться, говорить себе: «Сейчас, десять минут передышки, я не сейчас пойду курить, а через десять минут». Обычно это очень хорошо работает, желание пропадает через минуту. Стоит минуту пережить, и дальше становится легче. И еще одна ловушка мозга: мы верим в то, что завтра мы будем другими. Нам кажется, что «сейчас я ем сладкое, а с понедельника перестану». Мы это произносим, начинаем верить и попадаемся раз за разом. Если не принимать дополнительных усилий, то все наши благие намерения так и останутся благими намерениями. Я думаю, что у каждого из нас есть куча примеров того, как мы хотели стать другими и что из этого получилось.

Самокритика

Есть еще одна особенность российского менталитета. Если с детства мы достаточно критичны к себе и другим детям, нам кажется, что если мы будем указывать на ошибки самому себе и нашим детям, то из этого получится что-то хорошее. На самом деле это не так. Самокритичность — в силу того как устроен наш мозг — подрывает самоконтроль. Многие сталкивались с этим ощущением, когда пытались что-то сделать по-другому, а потом все-таки срывались. Например, люди, которые худеют, часто срываются. «Я держалась, держалась, держалась, а сегодня вдруг съела пирожок». За одним пирожком следует второй, потом еще один и еще один. После первого пирожка все было неплохо, ведь никто не умирал от одного пирожка. Но после того как вы накрутили себя, решили, что «все, я не справилась», и махнули на себя рукой, то страшен стал не один пирожок, а те десять условных пирожков, которые были после этого. Это сложно, но если помнить об этом и работать в этом направлении, то в какой-то момент начинает получаться. Надо сказать себе: «Один пирожок — это один пирожок», — не заостряя на нем внимания, и продолжить двигаться по выбранному пути.

Хронотипы

У многих людей есть понятие хронотипа: люди-жаворонки, люди-совы, люди-голуби. Согласно исследованиям, процентов тридцать людей — жаворонки. Они встают рано, их продуктивность утром выше, чем в другое время дня. Процентов тридцать — совы, которые ложатся чем позже, тем лучше; это люди, которые с утра вообще ничего не видят, не слышат, им необходимо выпить десять чашек кофе, чтобы прийти в себя, а самое продуктивное время для них — ночной период. И большая часть — это люди, которые могут быть и жаворонками, и совами в зависимости от того, как организована их жизнь. Поэтому важно знать периоды наибольшей продуктивности в течение дня, чтобы спланировать на это время самые сложные задачи, которые требуют наибольшего ресурса головного мозга, и в соответствии с этими данными стараться таким образом организовать свой режим в течение дня, чтобы именно это время было свободным для самых важных задач. Важно не занимать это время ничем другим, кроме как работой, и, соответственно, на другое время планировать какие-то другие вещи.

Число Миллера

Очень часто, когда мы пытаемся что-то изменить в своей жизни, мы хотим изменить сразу все, «начать новую жизнь». Вроде «я хочу начать заниматься спортом, а параллельно похудеть, уделять больше времени ребенку». У мозга есть одна интересная особенность, которая получила название «число Миллера». Магическое число Миллера в оригинале звучит как 7 ± 2, но сейчас наша способность к запоминанию и возможность управления разными проектами в широком смысле этого слова снизилась из-за того, что количество белого шума вокруг очень сильно возросло. Что происходило с информацией в 50-е годы, когда число Миллера было открыто? C 50-х годов до настоящего времени объем информации увеличился в десять раз, если не больше. Белый шум — это информация, которую мы сознательно не потребляем, но она существует вокруг нас. К ней можно отнести телевизор, рекламу, людей, которые разговаривают вокруг нас, газеты, журналы. Несмотря на увеличивающееся количество шума, наша способность к запоминанию и обработке информации никак не изменилась — а возможно, даже снизилась из-за того, что стало сложнее с этим объемом информации обходиться. Наш мозг не меняется так быстро, он формировался миллионы лет и эволюционно адаптируется крайне медленно. Поэтому, если хочется что-то изменить, лучше действовать последовательно: взялись за задачу, довели ее до конца, зафиксировали, взялись за что-то другое. Максимум — три задачи. Например, у вас есть ребенок, и вы посвящаете ему много времени, а чем больше у вас детей, тем меньшее количество доступного ресурса остается на какие-то другие вещи. И именно поэтому многодетная мать — это работа. Если занятия с ребенком, ссоры с мужем и проблемы на работе отнимают много энергии, рассчитывайте свои силы, держа в голове число три. Не надо планировать, что вы параллельно начнете заниматься спортом или будете худеть. Запланируйте что-то одно — например, что будете каждое утро пять минут приседать по 20 раз или качать пресс 40 раз в течение месяца. Когда сделаете это, посмотрите, что изменилось, и только после этого планируйте что-то еще.

Последовательность

Когда вы двигаетесь последовательно, вероятность успеха сильно повышается. У многих людей утро продуктивнее вечера. Можно представить себе мешок, поместить туда вашу силу воли и начать ее расходовать в течение дня на разные вещи — например, на детей, которые требуют очень много воли. Вы где-то себя сдержали и не накричали на ребенка, где-то он требовал много времени во время готовки. Почему чаще всего срывы случаются вечером? Почему мы наедаемся вечером, почему мы вечером часто эмоционально более несдержанные, почему больше всего ссор происходит вечером? Потому что мешок с силой воли к вечеру оказывается пуст, у нас не остается доступного резерва, нам неоткуда взять ресурсы для того, чтобы себя поддержать и чтобы лучше управлять собой. Если вы хотите внедрять что-то новое в свою жизнь и принимать решения, спланируйте это лучше на утро — потому что утром вы более продуктивны.

Записывание

Записывать — очень важный навык планирования, которым мы зачастую пренебрегаем, так как нам кажется, что мы все запомнили, а потом выходит, что мы запланировали три дела на одно время. Записывание является ключевым техническим навыком, который помогает сильно повысить продуктивность, помогает внедрить какие-то полезные привычки, связанные с планированием временного ресурса. Не только планируйте, но и записывайте и делайте ревизию. Записали какие-то задачи, составили список задач — сядьте вечером и посмотрите, что вы сделали, а что нет. Планирование ради планирования никому не нужно, не нужно писать списки и никогда в них не заглядывать. Если вы начали писать что-то вечером, проверьте результаты в конце недели, потому что иначе это не имеет смысла.

Простые задачи

Выполнять простые операции, которые требуют до трех минут, — важный навык. Если вы знаете, что есть какая-то задача, которая займет у вас мало времени, решите ее сразу. К примеру, ты работаешь, ребенок подходит к тебе и просит: «Почитай мне книжку!» И очень часто получается, что я начинаю объяснять сыну, что я не могу, потому что мне нужно доделать свои дела, ребенок начинает ныть, висеть на ноге, и в итоге я не могу доделать работу. Мне хочется быть последовательной, чтобы не выглядеть плохо в глазах ребенка и в собственных глазах, в итоге я трачу на это гораздо больше усилий и времени. Я многократно проверяла, что, если бы я села и почитала ему эту книжку на протяжении пяти-семи минут, после этого он бы от меня отстал и дал бы мне доделать то, что нужно было доделать. Важно вовремя себя останавливать, и какие-то вещи лучше делать сразу, а потом вернуться к чему-то более продолжительному, нежели пытаться эту задачу отложить. Если это ребенок, то очень часто его просьбу отложить нельзя.

Иконки: 1) Icons8, 2) Aenne Brielmann, 3) Les vieux garçons, 4), 10) Creative Stall, 5) Bob Holzer, 6) Luis Prado, 7) B Barrett, 8) Niels Gesquiere, 9) Peipei Feng, 11) Dan Hetteix — from the Noun Project.

theoryandpractice.ru

Fit-Girl: Полина Рычалова. 30 полумарафонов за 30 дней

Полина Рычалова весной 2014 года решила бегать полумарафон каждый день в течение месяца.
С Полиной Рычаловой я познакомилась в фейсбуке. Меня заинтриговала эта девушка, которая поставила себе целью каждый день в течение месяца бегать полумарафон. Все не просто так — Полина собирала деньги на свой проект Selfmama Forum. Я тогда только-только пробежала первый полумарафон, устала и не представляла, как можно это делать каждый день. Полина стала человеком, который снова вернул мне интерес к бегу.

В детстве я все время чем-то занималась: баскетболом, плаванием, танцами, легкой атлетикой. Но недолго — от двух до шести месяцев. Правда, в старших классах поняла, что мне нравится бегать длинные дистанции.

После школы был перерыв. На четвертом курсе университета я решила пробежать 10 км на Сибирском международном марафоне. В то время я жила в Омске, SIM проходил в день города и был частью праздника. Может быть, это побудило меня бежать, хотелось праздника и подвига? Не знаю, но другой мотивации не помню. Пару месяцев готовилась на школьном стадионе возле дома. Бегала 2-3 раза в неделю по 2-3 км. Вышла на дистанцию, примерно столько и пробежала, остальное прошла. На этом мои отношения с бегом прервалась и возобновились два года назад.

Когда первый раз пробежала 10-ку, мне казалось, что полумарафон могут пробежать только боги

В 2011 году родился сын. Прошел год с небольшим и возникло желание часть времени тратить на себя. К этому моменту закончилось действие карты в фитнес-клубе, начинался беговой бум, мне нужен был спорт с минимальным отрывом от ребенка и сохранились воспоминания, что когда-то мне нравилось бегать — звезды сложились и я вышла на пробежку. У меня не было никаких специальных целей. Просто немного времени для себя и немного физической активности.

Первый раз я пробежала около 3,5 км. Знаю точно, так как бежала на стадионе 10 кругов. Потом скачала программу Nike+ и со следующего раза стала бегать 5 км.

Эти пять километров я бегала шесть раз в неделю в течение 4 месяцев. Было очень удобно: 5 км за 30 минут — и снова с ребенком. Потом увеличила дистанцию до 7 км. Когда первый раз пробежала 10-ку, мне казалось, что полумарафон могут пробежать только боги.

Через полгода пробежала свой первый полумарафон. Было воскресенье, в тот день проходил МММР 2012. Я бежала по набережной часть маршрута вместе с участниками марафона и это очень мне помогло. Было очень тяжело и когда я закончила, то при одной мысли о марафоне мне было страшно.

И я все думала о том, что лично могу сделать, чтобы показать другим людям, как важно для меня все затеянное. Так и родилась идея забега: полумарафон каждый день 30 дней подряд

Свой первый марафон я пробежала через год после полумарафона – это был Московский марафон. Год подготовки, точнее, год объемов. Я адски не люблю интервалы и любые ускорения, поэтому вся моя подготовка – это объемы и регулярность тренировок.

Этой весной я думала о том, как собрать деньги на Selfmamaforum. Это проект для мам, которые хотят найти баланс между материнством и самореализацией. Решила попробовать сделать это с помощью технологии краудфандинга. И параллельно родилась идея часть денег отдать на благотворительные цели — для одного из партнеров Форума, Института Развития Семейного Устройства, где обучают специалистов, занимающихся устройством детей-сирот в семьи.

И я все думала о том, что лично могу сделать, чтобы показать другим людям, как важно для меня все затеянное. Так и родилась идея забега: полумарафон каждый день 30 дней подряд.

Сначала я хотела бегать два месяца :). Но не успела восстановиться после марафона «Дорога жизни». Я проконсультировалась с парой опытных бегунов и решила попробовать один месяц. Почему полумарафон? Больше я бы не справилась, меньше как-то несерьезно, остановилась на полумарафоне. Рассказала мужу, он впечатлился и поддержал, конечно:) Без него я бы не справилась.

На этот месяц в жизни стало меньше отдыха и сна. Было сложно, конечно. Помимо полумарафонов, я по-прежнему занималась ребенком, сбором средств и подготовкой первого Selfmamaforum’a. Срывов не было, я бегала каждый день в течение 30 дней. Сложности были и физические, и психологические. В разное время ныли ноги в разных местах. Три дня очень не везло с погодой, был сильный снегопад — шла уже третья неделя пробежек, я была уставшая и в эти дни бегать было адски тяжело. В один из этих дней мне хотелось сойти с дистанции и всю пробежку я уговаривала себя бежать дальше. Последние две недели ныли колени и это сильно напрягало, так как обычно колени не болят.

У меня очень сильные эмоции вызывает эта история. Пожалуй, я никогда раньше не испытывала такого сильного чувства благодарности к такому большому количеству людей. Ну и я не похудела :))

Было очень много поддержки от знакомых и незнакомых людей. Дима Ерохин (ультрамарафонец, за плечами которого и 232 км по пескам пустыни Сахара, и 1700 км от Москвы до Сочи за 26 дней — прим. BI) прочитал мой пост и создал страницу в Facebook для этого мероприятия. 25 бегунов присоединились в течение месяца. Это было очень странно для меня, бегающей обычно в одиночестве. Я до сих пор признательна каждому, кто бегал со мной в эти дни.

В последний день в забеге участвовало 10 бегунов. Мы стартовали с места проведения Selfmamaforum’а и закончили на Нулевом километре. Мы собрали деньги и передали запланированную сумму на благотворительные цели.

У меня очень сильные эмоции вызывает эта история. Пожалуй, я никогда раньше не испытывала такого сильного чувства благодарности к такому большому количеству людей. Ну и я не похудела :))

Бег все изменил в жизни. Ха-ха. Наверное каждый так говорит 🙂 Я стала физически, эмоционально и психологически другой. Гораздо лучше понимающей себя и управляющей собой. Добивающейся больших результатов не только в беге, меньше склонной к самооправданиям, но и более зрелой. Сейчас я могу отказаться от запланированного, если понимаю, что не готова. Но и рискнуть многим тоже могу. Я стала больше доверять себе во всем. Это, пожалуй, самое главное.

Еще почитать о забеге Полины — на newrunners.ru

Блог Полины, где есть все о ее полумарафонах, Форуме, ИРСУ и даже книгах, которые она читает

www.beautyinsider.ru

Учись учиться — learn2learn

Мария Золотарева, Полина Рычалова, Юлия Пшеницина, Trainings.ru
, 20 декабря 2010 г.

Рубрику «Достойный собеседник» мы решили открыть обсуждением злободневной темы: возможно ли существенно развить компетенцию «умение учиться», или же довольствоваться тем, что дано природой? В гостях у Trainings.ru Полина Рычалова, независимый консультант, и Юлия Пшеницина, автор проекта learn2learn. Полина и Юля неоднократно спорили на эту тему в жизни и теперь собрались в редакции, чтобы расставить все точки над i. Модератором дискуссии выступила Мария Золотарева, главный редактор Trainings.ru.

Полина Рычалова: Для обсуждения вопроса нам нужно дать определение умению учиться. Как ты для себя формулируешь, что это такое?

Юлия Пшеницина: Есть такие термины как learning agility (в переводе на русский язык «проворность в обучении») и learning — agile people («проворные в обучении люди»), которые Майкл Ломбардо и Роберт Эхингер впервые предложили в своей книге «Машина лидерства». По их мнению, «проворные в обучении люди» обладают похожими чертами, а именно: критически мыслят и глубоко анализируют проблемы, создавая новые причинно-следственные связи, хорошо осознают себя, знают и эффективно используют свои сильные стороны, понимают, как компенсировать слабые черты, не боятся экспериментов и чувствуют себя комфортно во времена перемен, достигают результатов через создание команд и свой личный драйв. Эти термины прижились в компаниях. Интересно также определение компетенции «умение учиться» от Евросоюза. Помнишь, мы как-то его уже обсуждали?

Определение понятия «умение учиться» от Евросоюза: «Это способность к обучению через организацию своей учебной деятельности, в том числе через эффективное управление временем и информацией, индивидуально и в группе. Эта компетенция включает осознание собственного процесса обучения и своих потребностей, определение доступных возможностей, и способность преодолевать препятствия, чтобы учиться успешно. Эта компетенция подразумевает получение, анализ и усвоение новых знаний и навыков, также как поиск и использование наставничества. Умение учиться вовлекает учащихся в опережающее обучение и в использование жизненного опыта для применения полученных знаний и навыков в разных условиях: дома, на работе, в образовании и в тренинге. Мотивация и уверенность в себе критичны для формирования компетенции».

Полина Рычалова: Мне не нравятся оба определения, — оба включают в себя очень много составляющих. Например, волю и мотивацию я бы точно не стала включать в состав этой компетенции, а рассматривала отдельно оба феномена. С моей точки зрения, умение учиться состоит из 3 компонентов. Первый компонент — это открытость новому. Второй составляющая — умение работать с информацией: искать, отбирать, структурировать, связывать между собой факты. Третий компонент — умение адаптироваться к этому знанию: изменяться самому или изменять свое окружение. По моему мнению, развивать каждый из трех компонентов можно. Начнем с умения работать с информацией. В основе этого умения лежит базовый интеллект, поэтому добиться серьезного прогресса в умении работать с информацией не получится. Но это умение можно развивать через передачу человеку конкретных приемов и инструментов работы с информацией. Это могут быть диаграммы Ишикава, ментальные карты и многое другое. По мере того, как человек формирует библиотеку приемов, на работу с новой информацией ему будет требоваться меньше времени и усилий. Про открытость новому… здесь сложно, потому что я до конца не понимаю ее природу. С одной стороны я считаю, что у нее есть биологический компонент, — у животных есть поисковое поведение, когда они проявляют интерес к новым вещам, появляющимся в их жизни. С другой стороны, открытость новому можно формировать как установку. Поэтому говорить о том, что это такое, мне непросто…

Юлия Пшеницина: Я хочу сказать несколько слов об открытости новому. Все дети рождаются с открытостью новому, с ожиданием познавать мир. Это заложено в биологической программе вида. Задача среды, в которой растет ребенок, — поддержать его врожденный исследовательский интерес и не мешать реализации его биологической программы.

Полина Рычалова: Я знаю ребенка, который закрыт новому. И он такой не один. Дети часто могут смотреть любимые мультики по 100 раз и при этом не проявлять интереса к новинкам.

Юлия Пшеницина: Они просто ищут новые смыслы в старых мультфильмах. А по-настоящему закрытые новому дети, вырастающие в закрытых взрослых, которых, действительно, очень много вокруг, — это результат ошибок ухода и воспитания с самого начала. Как ты помнишь, мы описали это художественно в нашей квадралогии «История одного «человеческого ресурса»». На мой взгляд, — это трагедия нашего общества и одна из причин, почему я затеяла проект learn2learn. Открытость новому для меня — это стремление познавать мир и почти что стремление жить полноценно. Еще я верю, что у каждого человека есть свое предназначение в жизни. Очень важно его определить, так как люди не на «своем» месте чувствуют себя не счастливо. Однако в нашем обществе самореализующиеся люди — большая редкость. С пеленок за ребенка решают, каким ему быть. В школах «формируют» личности под общество. В ВУЗах готовят «кадры» под потребности государства. В компаниях работают люди, за которых определяют их профессиональный путь в соответствии с бизнес — задачами. Самореализующихся и самостоятельно мыслящих сотрудников, которые открыты новому, организации вообще боятся, так как считают, что это риск потерять управление. Хотя, я уверяю, это ложная тревога и элементарное отсутствие дальновидности.

Полина Рычалова: Предлагаю вернуться к теме. Для взрослого человека учебная деятельность является вторичной по отношению к другим жизненным целям. Я имею ввиду, что учеба ему нужна для чего-то,например, для повышения по службе. Поэтому если мы хотим развивать умение учиться среди сотрудников в организации, мы можем ставить людям бизнес — цели, которые будут побуждать их учиться чему-тоновому. Например, мне как T&D-специалисту может быть поставлена цель создать систему кадрового резерва в организации. И если я этим не занималась, то мне нужно будет изучить литературу, пообщаться с коллегами, сходить на семинары, собрать информацию воедино, адаптировать ее к своей организации, затем подготовить концепцию и реализовать ее. То есть получается, что, с одной стороны, мы не развиваем умение учиться напрямую, с другой стороны хочешь — не хочешь, а оно будет развиваться. Иначе не будет достигнута поставленная цель. Это один вариант. Также можно создавать особую среду в организации, которая будет способствовать развитию умения учиться. Например, можем заложить открытость новому в корпоративные ценности и дать ей определение, расшифровать ее на языке поведения. Исходя из определения, возникнет алгоритм действий для работы с сотрудниками. Например, стимулировать руководителей всех уровней демонстрировать такое поведение своим подчиненным. Еще один подход: мы можем принимать на работу людей с уже сформированной компетенцией «умение учиться». Я думала над тем, какой процент таких людей должен быть в организации. Совершенно точно компанию разнесет на атомы, если их будет очень много. Но определенный процент людей, которые стимулируют своих коллег к познанию нового и внедрению изменений, необходим. Если их слишком мало, есть риск, что их просто вытеснят из организации. Еще один путь, которым мы можем пойти, чтобы побудить людей развиваться, — это поставить их в невыносимые условия. Кому-то это может показаться жестоким, но я не вижу ничего страшного в этом. Человек меняется вслед за реальностью, а это всегда болезненный процесс. Как устроен естественный отбор: если ты не адаптируешься к новым условиям жизни, ты умираешь. Так и в организации, так и в обычной жизни. Если говорить про обучающие программы, то я не знаю программ с таким названием на российском рынке. Есть программы, которые развивают отдельные компоненты умения учиться. В принципе провайдеры готовы разрабатывать программы под запрос клиента, если такой запрос будет. Если нет программ, значит, пока нет запроса.

Юлия Пшеницина: Не хочу, чтобы это звучало как реклама, но признаюсь, что участники проекта learn2learn разработали образовательный продукт, который как раз направлен на то, чтобы стимулировать у взрослых людей способность непрерывно учиться. Правда, основа его не навыковая, а мотивационная. Полина, я очень внимательно слушала тебя и хочу вставить свою ремарку. Повторюсь, что само учение человека и то, что он думает об этом — это не одно и то же. Все люди без исключения умеют учиться. Однако если сотрудник пришел на работу, которая ему не нравится, он возможно будет все равно работать. Но учиться для этой работы он, конечно, будет неохотно. На сегодняшний день в компаниях около 90% людей — не на «своем» месте. Они вышли такими из школ, поучились на «востребованных» факультетах институтов и пришли на «престижные» позиции в компании. В организациях мы продолжаем ставить таким людям задачи и цели, говорим: «Вы просто не умеете учиться. Сейчас мы вам поставим развивающие цели, и вы о-го-го как разовьетесь!» А им не хочется! Да, человека слегка замотивирует новая должность, повышение зарплаты, сверхзадача. Но если в целом ему не интересно то, чем он занимается, то существенно развить его способность учиться в этой области все равно не удастся. Здесь я соглашусь с Полиной: учебная деятельность вторична по отношению к личным целям.

Мария Золотарева: Допустим, мы набрали людей, которым нравится предлагаемая работа. Что дальше?HR-менеджер пускает все на самотек, веря в то, что люди будут развиваться сами? Или же все-таки он должен чем-то им помогать?

Юлия Пшеницина: HR-менеджер может создать комфортную среду для развития. Например, это может быть доступ в Интернет, внутренние блоги, библиотека знаний, креативная обстановка. Элементы этого у многих компаний есть. Просто те люди, которые в них трудятся, не слишком заинтересованы в своей работе, и не ищут дополнительные знания. Если бы им было нужно, они бы и книгу сами с полки взяли, и тренинг попросили бы, а то и организовали бы сами. Поэтому я говорю о том, что на самом деле все люди прекрасно учатся, когда им интересна сама деятельность, а истинное учение возникает в процессе осмысленной деятельности и только.

Мария Золотарева: Как соотносить бизнес — цели компании и интересы сотрудников?

Юлия Пшеницина:Недавно мне коллега рассказала об истории компании «Буковоед», где на позициях продавцов-консультантов работают книговеды и книголюбы. Так вот: эта компания сейчас гораздо успешнее своих конкурентов. Ее руководство доказало, что когда интересы сотрудника совпадают с его работой, у него все прекрасно получается, и бизнес — показатели растут. Если людям нравится работать с продуктом, то они легко будут его предлагать покупателям. Человек же, выходя на работу, заключает с организацией «контракт». Компания просит что-то у сотрудника взамен за то, что он будет реализовывать себя и свои идеи. Все честно и взаимовыгодно.

Полина Рычалова: Я считаю, что невозможно согласовать бизнес — цели и цели сотрудников на 100%. Но это не значит, что к этому не нужно стремиться. Идея «контракта» между работодателем и сотрудником мне близка. Просто, на мой взгляд, важно отдавать себе отчет в том, что достигнуть этого в полной мере не удастся. Это утопия.

Юлия Пшеницина: Я знала, что ты так скажешь.

Полина Рычалова: Понятно. Если бы ты создавала Вселенную, ты бы создала ее такой (улыбается). Но люди не такие. Я не считаю, что у людей есть призвание, миссия, данная при рождении. Есть выбор, который делает человек в разные моменты жизни, сознательно или не очень. У многих людей даже жизненных целей нет

Юлия Пшеницина: Ок, давай обсудим компании, которые уже существуют. До 90% сотрудников в тех компаниях, с которыми я лично работала, точно занимались не тем, чем им хотелось бы.

Полина Рычалова: Откуда такая точная информация? Ты их опрашивала?

Юлия Пшеницина: Полина, но и наоборот тоже сложно сказать? Это мои ощущения. Я общалась с людьми, видела их на тренингах. Многие сами признавались в том, что им не нравится то, что они делают, и они хотели бы заниматься чем-то другим даже в рамках этой компании. Но им не всегда предоставлялась такая возможность. Что мы можем сделать? Наверное, как ты однажды мне сказала, нужна политика малых дел. Например, начать с рекрутмента. Все люди, которые приходят в компанию, принимаются с учетом того, чем они реально хотят заниматься. Таким образом рекрутеры пытаются найти согласие между опытом человека и его личными интересами. Второй момент: в компаниях идет процесс ротации людей, и вполне можно попробовать поставить человека на ту позицию, которая ему интересна. Еще есть путь — поиск человеком в своей работе тех прелестей, которые ему нравится делать в обычной жизни. Например, у вас работает секретарь, которая в душе художница. Почему бы не предложить ей организовать в офисе мини-выставку? Мотивация должна быть индивидуальной. Если человек найдет какие-то смыслы, которые оправдывают его8-часовое пребывание на рабочем месте, и перестанет говорить: «Тут у меня работа, а вот там — в выходные и праздники, у меня жизнь», он начнет по-другому относиться и к обучению для этой работы. Мне кажется, ключевая вещь, как и Полина говорила, — это деятельность человека. И есть масса способов, как в этой деятельности искать смысл для себя.

Мария Золотарева: Юля, как выявить индивидуальные запросы людей в больших компаниях и удовлетворить их? И еще момент: все стоит денег.

Юлия Пшеницина: У каждого сотрудника есть свой руководитель, который общается с сотрудником. Он должен понимать мотивацию членов своей команды. И не обязательно компании брать на себя оплату хобби сотрудника. Вопрос в осознанности человеком смысла своей деятельности. С момента запуска проекта learn2learn я еженедельно получаю письма от сотрудников разных компаний, которые находятся в поиске себя, понимают, что занимаются не «своим» делом и не видят никаких перспектив у своего работодателя. Вот таких людей мне лично важно поддержать. Это тенденция в обществе, которую нельзя игнорировать бизнесу.

Мария Золотарева: Но если ты каждого будешь раскрывать, а он потом со временем просто уйдет от тебя, получается, масса усилий будет регулярно тратиться впустую?

Юлия Пшеницина: То есть ты считаешь, что если человек нашел себя, организация должна этому препятствовать? Это не очень-то гуманно. Если человек нашел себя, пусть занимается тем, чем нравится. Это лучше, чем протирать штаны в офисе на работе, которая не по душе. Было бы здорово, если бы работодатель не боялся этого процесса, а помогал бы человеку в этих поисках. Такой сотрудник намного эффективнее других. Однако почему-то в большинстве компаний на человека продолжают смотреть как на гайку, которую нужно закрутить. Многое из того, что я говорю, находится за рамками стандартного видения работы организации. Это действия на долгосрочную перспективу.

Полина Рычалова: Мне нравится идея, которую высказала Юля. Если человек видит смысл в своей деятельности, — это прекрасно. С другой стороны, для меня нет никакого противоречия в том, что человек понимает, что занят не тем и при этом ничего не меняет в своей жизни, потому что очень часто, как я уже выше говорила, не знает что выбрать, талант не очевиден. Мне очень понравилась фраза, сказанная моим другом: «Смысл — это производная от вложенных усилий». Очень часто мы обретаем смысл и понимаем, что находимся на своем месте только через какое-то время и пройдя определенный путь. Поэтому для меня важна роль руководителя или наставника, который в сложной ситуации может помочь обрести смысл в том, чем человек занимается.

Мария Золотарева: Коллеги, по-моему, мы уходим от развития компетенции «умение учиться»

Юлия Пшеницина: Маша, все правильно, и надо уйти! Мне кажется, организациям надо сконцентрироваться на деятельности своих сотрудников, а не на их обучении. Еще я использую идею Полины о том, что если человеку поставить интересную задачу, процесс обучения пойдет сам собой. Тогда задача HR-а — обеспечить поддерживающую среду. Пусть продолжаются классные тренинги в компаниях. Ведь вопрос не в тренинге, а в том, с каким отношением человек идет на этот тренинг, а также как люди относятся к своей деятельности и тем ресурсам, которые лежат у них под ногами, но они не хотят их поднять.

Мария Золотарева: То есть получается, что если человек находится на «своем» месте и в комфортной среде, то он и без дополнительных стимулов будет учиться новому для того, чтобы хорошо выполнять свою работу?

Юлия Пшеницина: Именно так. Это заложено природой. Все мы можем думать и также мы ежесекундно учимся. Хотя большой вопрос, что больше влияет — среда или генетика. И мы с Полиной, хоть и спорим про это давно, вряд ли разрешим сейчас это. Я склонюсь к тому, что среда влияет после рождения. Генетика уже какая есть, такая и есть. Мне кажется, что мы к чему-то пришли и если продолжить беседу вне редакции, мы бы с Полиной придумали какую-то оригинальную модель, которую можно с успехом применять в компаниях (смеется). Есть над чем подумать, да?

learn2learn.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *