Последствия шоковой терапии – Ȼ 90- . — XXI : :

Содержание

плюсы, минусы, последствия и кто виноват

Шоковая терапия — комплекс радикальных реформ в экономике, антикризисные меры чтобы оздоровить экономику:

  1. либерализация цен,
  2. сокращение денежного оборота,
  3. либерализация внешней торговли,
  4. приватизация нерентабельных государственных предприятий.

Один из успешных примеров шоковой терапии состоялся в послевоенной Германии, которая в конце 1940-х годов, претерпела либерализацию экономики. С 1947 года, по 1948 год, был упразднен контроль над ценами и государственные субсидии для предприятий. Эти реформы послужили стартовым толчком для экономики и, в последствии, были названы Германским экономическим чудом. Германия за короткий срок стала государством с развитой рыночной экономикой (это спустя годы после и войны).

Шоковая терапия, по мнению (самый влиятельный апологет мер), позволяет государствам с переходной экономической стадии быстро перестроиться на рыночные экономические отношения, в отличии от постепенного и растянутого по времени перехода, примером которого является Китай. Основоположником и главным идеологом теории считается известный экономист Джеффри Сакс.

Примеры применения теории:

  • Великобритания — тэтчеризм (с 1979 года).
  • Германия (конец 194-х годов).
  • Новая Зеландия — роджерномика (с 1984 года).
  • Польша (с 1980 года) — удачный опыт.
  • Чили — 70 годы.

Аргументы противников шоковой терапии

Пройдёмся по основным постулатам:

  1. либерализация цен — , рост цен, обнищание населения, вымирание самых социально незащищённых слоёв,
  2. либерализация внешней торговли — для более удобного вывоза ресурсов и ценностей из страны — становится настолько много потоков, что слабеющее государство попросту не может их контролировать. Более дешёвые и качественные продукты из вне завоёвывают рынок и убивают внутреннее производство. Растёт безработица и социальное напряжение.
  3. приватизация нерентабельных государственных предприятий — в этих условиях нерентабельны — все, а деньги на покупку есть только из-вне, в итоге собственность перетекает в руки международной .

Все эти меры часто приводят к ослаблению государства, политической нестабильности, зависимости от внешних инвестиций и воли, как итог часто общество поддаётся националистическим порывам, объединяется против внешних врагов, выбирая во главу страны авторитарного лидера. Пример — Пиночет в Чили.

Скорость терапии не позволяет быстро адаптироваться. Компаниям нужно время для образования корпоративной структуры. Трудовые ресурсы должны приобрести необходимые навыки и адаптироваться к новым условиям.

Развитые западные макроэкономические структуры, по мнению критиков, имеют прочный фундамент из готовой правовой базы, урегулированной правовой практики применения (это касается международных и национальных экономических отношений). Подобное нельзя получить сразу в обществе с бывшим авторитарным режимом, жесткой централизованной властью единственного собственника — государства. Даже разработка и внедрение новых законов о собственности и праве занимает немалое время.

Российские реформы (1992-1998)

Начало радикальных экономических реформ в России было положено 2 января 1992 года. У руля этих реформ стояла команда Е. Гайдара. Эксперимент проводился не по классике «шоковой терапии»: резкого снижения инфляции достичь не удалось (со среднегодового показателя инфляция в России в 1991 году, которая составила 301,5 % в год, прийти к двухзначному числу (21,5 %) удалось лишь в 1996 году), а правительственный бюджет 1992 года образовал дефицит в 40% ВВП.

Первые успехи в экономике России начались только после .

Справедливый вопрос: почему образованные, умные люди, знающие о негативных последствиях шоковой терапии, зная о слабости страны, о наличии больших групп людей, которым требуется социальная помощь. Почему, имея все эти знания, люди, стоящие у руля и их западные консультанты решились на шоковую терапию?

2) Что такое «шоковая терапия»? ……………………………………………….5

3) «Шоковая терапия» в России…………………………………………………7

4) Заключение……………………………………………………………………13

5) Библиография…………………………………………………………………14

Введение

Шоковая терапия − существовавшая в 60-90 гг. XX в. экономическая теория, а также комплекс радикальных экономических реформ, базирующихся на этой теории. Эти реформы, как декларируют постулаты «шоковой терапии», «…направлены на оздоровление экономики государства и вывод её из кризиса». К таким реформам относятся моментальная либерализация цен, сокращение денежной массы и приватизация убыточных государственных предприятий. В подавляющем большинстве случаев применение «шоковой терапии» приводило к катастрофическим последствиям, вплоть до государственных переворотов. В настоящее время данная теория, как доказавшая полную несостоятельность, серьёзными экономистами не рассматривается.

Почти все страны социалистического лагеря столкнулись с проблемой финансового кризиса позднего социализма, необходимостью снятия накопленного при социализме денежного навеса и заметного скачка инфляции в начале рыночного перехода. В этой связи их обычно разделяют на совокупность тех государств, которые сумели противопоставить финансовому кризису жесткую денежную политику и за короткие сроки сбит

kapitalists.ru

Шоковая терапия — e-xecutive.ru

Что такое «Шоковая терапия»?

Шоковая терапия – радикальный подход к проведению реформ в период перехода от административно-командной к свободной рыночной экономике.

Предполагает:
1) рост цен, инфляцию;
2) и вместе с тем – антиинфляционную стабилизационную программу со стороны правительства;
3) преобразования отношений собственности – ускоренная приватизация предприятий и прочих объектов государственного имущества;
4) смену привычного течения хозяйственных отношений;
5) рост безработицы;
6) нефиксированный плавающий курс валют;
7) отмену субсидий.
Все эти процессы проходят в ускоренном темпе, что для граждан и хозяйствующих субъектов выглядит неожиданно, непредсказуемо, как будто «удар», отсюда и название этой экономической теории.
Цель «Шоковой Терапии» – создать рыночные условия, при которых предприятия ради собственных экономических интересов обеспечат эффективный рост национальной экономики.
Сторонники этой теории считают – чем быстрее будут проходить реформы в государствах с переходной экономикой, тем быстрее можно достичь результата – стать страной с развивающейся рыночной экономикой. Но на практике эти эксперименты выглядели не столь оптимистично, в первую очередь для граждан.

Шоковая Терапия в России и в мире

Методы рыночных преобразований в разных странах имели разные последствия, хоть и проходили по одинаковому сценарию.
В странах Латинской Америки (Аргентина, Боливия, Венесуэла, Перу) реформы сопровождались гиперинфляцией. Это происходило в 1980-х годах ХХ века.
В России макроэкономическая стабилизация происходила в начале 1990-х годов ХХ века. Тогда массовая приватизация государственной собственности стала причиной того, что место отсутствующих хозяйствующих субъектов заняли криминальные элементы. Кроме того, вопросы сбережений и инвестиций оказались на втором плане, что негативно отобразилось на состоянии экономики.
Только в Польше и Германии применение «Шоковой Терапии» вывело страну из кризиса, оздоровило национальную экономику, и наладился рост производства.

Российский сценарий проведения «шоковой терапии»

В 1991 году правительство предполагало, что комплекс радикальных мер, направленных на оздоровление экономики, займет несколько недель, не более. Однако на практике процесс растянулся до 1993 года.

Социально-экономический эффект от «шоковой терапии»

В итоге реформы в России обернулись следующими последствиями:
1) Ликвидация ограничений на заработную плату привела к её быстрому повышению во всех секторах экономики.
2) Искусственный прирост денежной массы (деньги «печатались» без обеспечения).
3) Рост потребительской активности привел к стремительному росту цен. В итоге денежная масса стала обесцениваться.
4) Вместо преодоления экономического кризиса, «Шоковая терапия» была направлена на решение политических задач: утверждения нового режима и окончательной ликвидации aдминиcтративно-командной системы народного хозяйства.

5) Ограничение инвестиционного спроса.

6) Уменьшение налоговых поступлений на 40-50% от ожидаемых.
7) Банки занялись спекулятивными операциями и биржевой скупкой валюты.
8) Эмиссия ваучеров – ценных бумаг как заменителей денег.
9) Урезание бюджетных расходов.
10) Падение объемов производства и как следствие, товарный дефицит.
11) Чтобы устранить дефицит бюджетного дохода, был введен слишком высокий косвенный налог на добавленную стоимость – 28%, что имело отрицательное действие и на цены и на отечественных производителей.

Это заготовка энциклопедической статьи по данной теме. Вы можете внести вклад в развитие проекта, улучшив и дополнив текст публикации в соответствии с правилами проекта. Руководство пользователя вы можете найти здесь

www.e-xecutive.ru

Шоковая терапия в экономике

1. Провалившаяся попытка перехода к рыночной экономике

«Шоковая терапия», начавшаяся в январе 1992 г., была попыткой России совершить переход к рыночной экономике. Соответствующая программа, составленная Егором Гайдаром при поддержке западных экономистов, Всемирного банка и МВФ, начала реализовываться вскоре после распада Советского Союза. Многие из основных «шокотерапевтических» идей остаются в силе и сегодня, несмотря на то, что официально от них отказались.

Среди ее последствий американские и другие западные бизнесмены отметили препятствия, возникшие на пути развития российского предпринимательства. К ним относятся: коррупция, запретительный уровень налогообложения, непродуктивный труд рабочих, проблемы со связью, отсутствие финансовых и других институтов рыночной инфраструктуры, стабильной «окружающей среды» для предпринимательской деятельности. В результате часть тех немногих западных фирм, которые решились начать свою деятельность в России, была вынуждена ее прекратить.

2. Основные элементы «шоковой терапии» и их результаты

«Шоковую терапию» Гайдара можно обозначить как «подход СЛП» к переходному периоду, поскольку тремя ее основными элементами являются стабилизация, либерализация и приватизация. Каждый из этих элементов дал результаты, сильно отличающиеся от тех, на которые рассчитывали ее инициаторы, и каждый внес значительный «вклад» в бедствия, выпавшие на долю российской экономики.

Макроэкономическая стабилизация, первая составляющая «подхода СЛП», предполагала установление предельных размеров дефицитов госбюджетов и других переменных макроэкономической политики. Это соответствовало практике макроэкономической политики на Западе, а также опыту МВФ и Всемирного банка по борьбе со структурной инфляцией в Латинской Америке, когда осуществление стабилизационной программы выдвигалось в качестве непременного условия предоставления кредитов. «Шоковая терапия», однако, не стабилизировала экономику, а привела к сочетанию спада и инфляции, по своим негативным параметрам выходящему далеко за рамки «стагфляции», как ее трактуют на Западе. Нынешняя «российская Великая депрессия» является гораздо более тяжелой, чем в США в 30-х годах. С1992 г. по 1996 г. произошел колоссальный спад промышленного производства — на 55% по сравнению со спадом в 35% во время «Великой депрессии» 1929 — 1933 гг. в США. До «шоковой терапии» российская экономика была по величине второй в мире, опережая Японию и Германию и уступая только США. Сейчас она, возможно, занимает 11-е или 12-е место, находясь примерно на одном уровне с Бразилией или Мексикой. Другим аспектом провала стабилизации явился устойчиво высокий уровень инфляции. Хотя она и не достигла параметров гиперинфляции (более 50% в месяц), рост цен длится уже так долго, что рубль фактически ничего не стоит, и происходит долларизация российской экономики. Один нынешний рубль стоит менее 1/2000 рубля 1991 г., когда «шоковая терапия» еще не началась. Эта долгосрочная инфляция уничтожила сбережения и не дала возможности подняться среднему классу, являющемуся основой любой нормальной политической и социальной системы.

Можно отметить множество последствий этого провала стабилизации и связанных с ним спада и инфляции. Одно из них — истощение инвестиций с вытекающей отсюда эрозией основного капитала и масштабным «бегством» накоплений, намного превышающим по своим объемам любую помощь, полученную Россией от международных институтов и западных правительств. Налицо также растущая безработица и огромные масштабы неполной занятости наряду с невыплатой заработной платы. Другое последствие выражено снижением реальной зарплаты и уровня жизни, ведущим к обнищанию значительной части населения. В то время как жизненный уровень падает, мало что осталось от системы социальной безопасности; услуги, обеспечение которых государство ранее либо полностью финансировало (в частности, в области здравоохранения и образования), либо в значительной степени субсидировало (включая обеспечение продовольствием и жильем), ныне обходятся населению гораздо дороже. В результате этих провалов нанесен огромный урон главным активам России — ее человеческому капиталу и природным ресурсам. Кроме того, многие другие системы, являющиеся частью современного государства, также находятся в состоянии коллапса. Это касается здравоохранения (продолжительность жизни мужчин упала с более чем 70 до 54 лет), экологии, науки и технологий. Урок, который можно извлечь из реформ по методу «шоковой терапии», состоит в том, что нельзя стабилизировать экономику, если не дать правительству соответствующих полномочий.

Либерализация цен, вторая составляющая «подхода СЛП», связывалась с допущением того, чтобы цены устанавливались на рынках, а не административными методами. Согласно теории, если цены формируются рыночным способом, они отражают условия спросаи предложения. В российской реальности дело приняло, однако, совсем иной оборот. Цены устанавливаются не столько рынками, сколько монополиями, упрочившимися в результате приватизации, мафиозными группировками, контролирующими важнейшие сектора экономики, а также коррумпированными чиновниками. Урок, который можно из этого извлечь: при либерализации цен до проведения приватизации результатом становится не эффективное производство, а прежде всего создание условий для получения выгоды теми, кто находится у власти.

Приватизация предприятий, третья часть «подхода СЛП», означала превращение предприятий, находящихся в государственной собственности, в частные фирмы, что, согласно замыслу, должно было обеспечить возникновение позитивных стимулов у собственников, управляющих и рабочих. Российская приватизация началась в середине 1992 г. и представляет собой одну из наиболее всеобъемлющих перестроек крупномасштабной экономики. Приватизация государственных предприятий, где новыми собственниками обычно оказываются старые менеджеры («приватизация для своих»), обусловила появление частных монополий с соответствующим монополистическим поведением, включающим надувательство при установлении цен. Кроме того, у новых собственников вовсе не возобладали позитивные стимулы, способствующие росту инвестиций, производства, экспорта, повышению производительности и т.д. Наоборот, появились стимулы негативные: поведение менеджеров характеризуется стремлением добиться личных краткосрочных выгод. Результатом явилась ликвидация активов фирм: новые собственники-менеджеры стали продавать не только готовую продукцию, но и сырье, полуфабрикаты, оборудование и т.п., а полученная от этой деятельности выручка направлялась на их личные оффшорные банковские счета. Следует иметь в виду и то, что новые приватизированные предприятия являются естественными объектами для вымогательства. Наконец, с этими предприятиями связано чрезмерное налогообложение всего, на что только власти могут устанавливать налоги (отсюда и массовые факты выплаты взяток коррумпированным правительственным чиновникам). Существующие же рычаги правового регулирования оказались слишком слабыми, чтобы противостоять этим явлениям. Соответствующий урок: проведение приватизации без должного правового регулирования и действенной юридической системы создает стимулы не к росту эффективности, а к криминализации экономики.

3. Новый подход к переходному периоду и китайская модель

Некоторые экономисты предсказывают российской экономике поворот к лучшему, но эти прогнозы, как представляется, основаны больше на политике, чем на экономике. Одним из признаков такого поворота стало бы возвращение капитала, вывезенного за рубеж; это свидетельствовало бы, что внутренние инвесторы увидели смысл в репатриации своих накоплений. Нечто подобное произошло в экономике Аргентины и других стран Латинской Америки, и, чтобы добиться аналогичного результата, Россия должна избрать новый подход к процессу преобразований. Она прежде всего должна признать, что «шоковая терапия» привела не столько к переходу к рыночной экономике, сколько к появлению разновидности псевдорыночной экономики некоего искусственного капитализма. Искомый же переход предполагает полную перестройку экономики на базе альтернативы. Имеется в виду «подход ИКП»: «институты, конкуренция и правительство». Россия должна начать движение в этом новом направлении, чтобы преодолеть проблемы, вызванные «шоковой терапией».

Указанная первая составляющая «подхода ИКП» — касается институтов рыночной экономики, которые должны быть созданы. Правительство могло бы сыграть главную роль в их образовании (с перспективой передачи их частному сектору). Эти рыночные институты включают: правовую структуру с соответствующими законами, судами, кадрами юристов и системой мер, обеспечивающей соблюдение законодательства; кодифицированные права собственности; торговый, гражданский и налоговый кодексы; банковскую систему, охватывающую коммерческие и инвестиционные банки, которые обеспечивают оборотный и долгосрочный капитал; бухгалтерские, финансовые, страховые и рекламные фирмы; структуры государственного регулирования; жизнеспособную валюту как средство обращения, сохранения стоимости и как расчетную единицу; сеть социальной безопасности в качестве составляющей нового «социального контракта».

Основной проблемой является то, что «шокотерапия» разрушила институты социалистической экономики, но не создала институтов экономики рыночной. Рыночные силы призваны были сформировать эти институты, но последние или не формировались вообще, или формировались очень медленно. (В рыночных экономиках Запада, кстати, для развития подобных институтов потребовались столетия). Институты, заполнившие возникший вакуум, в значительной степени являются криминальными. В результате преступления и коррупция принимают в российской экономике угрожающие размеры. Субъекты этой криминализации — мафиозные группировки, занимающиеся вымогательством, новые менеджеры-собственники приватизированных фирм, действующие как неограниченные монополисты и расточители активов, коррумпированные чиновники, требующие вознаграждения, и т.п.

mirznanii.com

Мифы и факты о шоковой терапии

Большинство людей рассматривают электросудорожную терапию как пережиток прошлого. Наверняка вы смотрели фильмы о психиатрических лечебницах, в которых нерадивые доктора из прошлого заставляли своих пациентов корчиться от боли и заходиться в диком крике. Но если вы полагаете, что современные врачи не прибегают к подобным радикальным методам лечения, спешим вас разуверить. На самом деле шоковая терапия до сих пор используется в медицине. Некоторые факты относительно этого метода могут вас удивить.

Правда: этот метод лечения вызывает судороги

Электросудорожная терапия действительно вызывает судороги. Разряды тока проходят через мозг пациента, что вызывает эпилептический припадок. Этот варварский метод применяется при лечении тяжелых форм депрессии, но никто не знает, почему это работает. Доктор медицинских наук, директор отделения гериатрической психиатрии в Медицинском центре Монтефиоре (Нью-Йорк) Гэри Кеннеди утверждает, что ЭСТ «перезагружает систему» тяжелого пациента: «Это работает так же, как если бы вы стали перезагружать свой компьютер. Пациенты с тяжелой формой клинической депрессии возвращаются к нормальному существованию». Эта процедура восстанавливает нейронные связи в мозге, а также изменяет уровни норадреналина, дофамина и серотонина. Восстановление химического баланса играет важную роль при лечении психических расстройств.

Миф: ЭСТ используется только при лечении депрессии

Электросудорожная терапия используется при лечении депрессивных расстройств в том случае, если оказываются неэффективными любые другие терапевтические меры, особенно если пациенты имеют склонность к суициду или бредят. Если же антидепрессанты в комплексе с другими щадящими мерами дают эффект, ни один современный врач не станет прибегать к шоковой терапии. Однако этот метод используется как крайняя мера избавления и от других психических проблем. ЭСТ применяется при лечении биполярного расстройства, шизофрении и кататонии. Кататонический синдром является такой формой шизофрении, при котором проявляются двигательные нарушения пациента.

Миф: шоковая терапия используется только в психиатрических клиниках

Статистические данные не могут дать точную выкладку относительно людей, ежегодно получающих лечение ЭСТ. Например, в Америке большинство штатов не требуют у медиков отчетности. Однако, согласно данным одной некоммерческой организации, шоковой терапии могут подвергаться около 100 000 пациентов ежегодно. Радикальное лечение может быть получено не только в специализированных психиатрических клиниках, но и в госпиталях, амбулаториях и стационарах. Стандартный курс лечения включает в себя от шести до двенадцати сеансов, которые проводятся за 2-4 недели. Чтобы предотвратить рецидив недуга, некоторым пациентам показаны профилактические сеансы ЭСТ один или два раза в месяц в течение нескольких лет.

Миф: эта процедура опасна

Первые сеансы электросудорожной терапии были весьма опасными в связи с неограниченностью их продолжительности. По мнению нашего сегодняшнего эксперта, доктора Гэри Кеннеди, история лечения с помощью этого метода является «довольно драматичной и покрытой мраком». Однако сегодня все кардинальным образом поменялось. На пациентах не ставятся никакие эксперименты, а продолжительность электрических разрядов давно отрегулирована. К тому же сеансы ЭСТ проводятся только под наблюдением лечащего врача.

Также должны быть соблюдены некоторые основные условия, среди которых — предоставление общей анестезии на начальном этапе курса. Это гарантирует достаточно мягкое воздействие на мозг и мышцы до тех пор, пока не наступит привыкание. Независимые эксперты поднимали статистические данные и, по разным оценкам, обнаружили следующее: из 10 000 пациентов шоковая терапия уносит жизни лишь трех человек. По другим данным, количество трагедий в результате ЭСТ еще меньше: в среднем 4,5 летальных случаев из 100 000 процедур.

Миф: сеанс ЭСТ может разрушить зубы и кости

Чтобы предотвратить разрушение и деформацию костей, доктора предписывают пациентам перед сеансом миорелаксанты, снижающие тонус скелетной мускулатуры. Именно поэтому поломка зубов и костей во время сеанса электросудорожной терапии почти полностью исключена. Однако среди пациентов преклонного возраста существует другая опасность. ЭСТ существенно повышает кровяное давление и сердечный ритм. Поэтому, прежде чем назначить курс шоковой терапии, психотерапевт консультируется с кардиологом. В настоящее время существует множество препаратов, которые помогают ослабить воздействие тока на сердце.

Миф: этот метод абсолютно бесполезный

Эффективность электросудорожной терапии была документально зафиксирована. Этот метод особенно действенен среди категории лиц, склонных к суициду. По словам доктора Кеннеди, 85 процентов пациентов из группы риска после предписанного курса лечения забывают о самоубийстве. И если стандартное лечение депрессии может длиться месяцами, а то и годами, то курс ЭСТ помогает восстановить нервную систему пациента, склонного к суициду, за считанные недели.

Правда: потеря памяти значится в списке побочных эффектов

К сожалению, среди самых распространенных эффектов шоковой терапии — потеря памяти. Актриса Керри Фишер как-то пошутила об этом публично. У некоторых пациентов воздействие тока на мозг приводит к кратковременной потере памяти. Этот эффект может сохраняться до нескольких дней и охватывать события, которые происходили незадолго до сеанса. Как правило, через несколько дней функции памяти нормализуются. У пожилых пациентов может также наблюдаться спутанность сознания, сохраняющаяся в течение нескольких недель после завершения курса лечения.

Миф: ЭСТ используют в качестве меры наказания

Скорее всего, это заблуждение сформировалось под воздействием кинематографа. Фильмы, рассказывающие о жизни в психиатрических клиниках в середине ХХ века, нередко демонстрируют метод шоковой терапии в качестве своеобразного наказания за непослушание. Чарльз Стоун, клинический и судебный психиатр в Орандж Каунти (Калифорния) рассказывает, что эта практика, возможно, имела место вплоть до 60-х годов. Иногда ЭСТ была показана тяжелым пациентам против их воли по решению суда. На одной чаше весов находился пациент с острой манией, на другой — его интересы, а также интересы общества. Если вторая чаша перевешивала, человеку была рекомендована шоковая терапия.

Миф: к этому лечению необходимо прибегать в течение всей жизни

Как показывает практика, электросудорожная терапия не является единственным способом избавления от тяжелой депрессии со склонностью к суициду. Это лишь разовая мера, дающая человеку толчок в понимании собственного психического состояния. В дальнейшем большинство пациентов могут самостоятельно управлять депрессивным расстройством. Рецидивы лечатся с помощью антидепрессантов и других, более щадящих методов.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

fb.ru

Шоковая терапия экономических реформ 90-х годов и её последствия

МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССКИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное  учреждение высшего профессионального  образования

РОССИЙСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ  УНИВЕРСИТЕТ

САРАТОВСКИЙ ИНСТИТУТ 

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин 
 
 
 
 

Творческая  работа (эссе)

по  дисциплине: «История»

Шоковая терапия экономических  реформ 90-х годов  и её последствия 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнила:

Студентка I курса очной формы обучения

Учетно-экономического факультета

Направление: «Экономика»

Профиль: Финансы и кредит» 

Шифр: 11018

Серикова  Анна Дмитриевна 

Проверил:

Д.и.н., профессор  Рашитов Ф.А. 
 
 
 
 
 
 

Саратов 2011

 

     Экономические реформы в России (1990-е годы) — экономические реформы, реализованные в 1990-е годы в России. К ним, в частности, относятся либерализация цен, либерализация внешней торговли и приватизация.

     Шоковая терапия — экономическая теория, а также комплекс радикальных экономических реформ, базирующихся на этой теории. Эти реформы, как декларируют постулаты «шоковой терапии», «…направлены на оздоровление экономики государства и вывод её из кризиса». К таким реформам относятся моментальная либерализация цен, сокращение денежной массы и приватизация убыточных государственных предприятий. В подавляющем большинстве случаев применение «шоковой терапии» приводило к катастрофическим последствиям, вплоть до государственных переворотов. 
Центральная идея шоковой терапии — создать рыночные условия, при которых преследующие свои собственные экономические интересы хозяйствующие субъекты обеспечат эффективный экономический рост и реализацию национального экономического интереса.  
Как показала российская действительность, методы рыночных преобразований, предложенные теоретиками шоковой терапии, оказались, во-первых, неадекватными объекту преобразований, во-вторых, не учитывалась сложность социально-экономических преобразований и вызываемых ими последствий, а также несопоставимость мер шоковой терапии по своему значению. Так, макроэкономическая стабилизация и приватизация были отнесены к приоритетным мерам, проблемы сбережений и инвестиций оказались на втором плане, их предполагали решить после перехода экономики в желаемое конечное состояние; не ожидалось, что место отсутствующих рыночных хозяйствующих субъектов займут криминальные элементы, и т.д. 

     В 1960-е — 1980-е годы СССР наращивал объёмы добычи и экспорта нефти и газа. Экспорт нефти и нефтепродуктов вырос с 75,7 млн.т. в 1965 г. до 193,5 млн.т. в 1985 г.; экспорт в долларовую зону составил 36,6 и 80,7 млн.т., соответственно. По утверждению М. В. Славкиной, полученная в результате экспорта валютная выручка тратилась преимущественно не на модернизацию экономики (приобретение высоких технологий или переоснащение оборудования), а на импорт продовольствия и товаров народного потребления. Как утверждает М. В. Славкина, импортные закупки зерна, мяса, одежды и обуви забирали более 50 % (в отдельные годы до 90 %) валютной выручки (по утверждению С. Г. Кара-Мурзы, импорт продовольствия составлял не более 7 % суммарного импорта). Доля импортного оборудования в промышленности СССР, по данным В. Шлыкова, в 1990 г. была 20 %.

     Секретарь ЦК КПСС В. Медведев в 1994 году писал, что к 1989 году развился «настоящий экономический кризис», оказавший значительное влияние на потребительский рынок со сбоем поставок продовольствия и ажиотажным спросом населения, в том числе на продукты первой необходимости. По утверждению Медведева, денежные доходы населения не контролировались, нарастала инфляционная спираль, а также «фактически оказалась похороненной» программа экономических реформ 1987 года.

     Вместе  с тем, экс-председатель Совета министров  СССР Н. И. Рыжков в 2010 году заявил, что дефицит преднамеренно создавался некоторыми представителями власти (в частности, по его словам, Ельцин инициировал одновременный ремонт 24 табачных фабрик, что спровоцировало дефицит табака).

     В середине ноября 1991 года Ельцин возглавил  первое правительство реформ в России, после чего подписал пакет из десяти президентских указов и правительственных распоряжений, которые намечали конкретные шаги в сторону рыночной экономики. В конце ноября 1991 года Россией были взяты обязательства по долгам СССР.

     По  мнению академика РАН В. М. Полтеровича, дефицит товаров, наблюдавшийся в конце 1991 года, был «в значительной мере порожден ожиданием будущих изменений, в частности, резкого повышения цен в результате либерализации, о которой было фактически объявлено ещё в октябре 1991».

     Ряд учёных в начале девяностых предупреждали  об опасности наступления в результате проведения рыночных реформ «варварского капитализма», по меньшей мере в ближайшие годы].

     В 1990 — 1991 годах было создано несколько  программ проведения экономических  реформ в СССР и России. Это программа  «500 дней» Г.А. Явлинского, «Программа стабилизации экономики и перехода к рыночным отношениям в РСФСР», представленная Верховному Совету РСФСР И.С.Силаевым, и подготовленная группой Н.А.Чуканова программа «Предельно радикальная экономическая реформа».

     19 декабря 1991 — постановление Правительства РСФСР № 55 «О мерах по либерализации цен».

     январь 1992 — либерализация цен, гиперинфляция, начало ваучерной приватизации.

     29 января 1992 — Указ о свободе торговли.

     11 июня 1992 — постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 2980-I утверждена «Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г.»

     июль-сентябрь 1993 — падение темпов инфляции, отмена рубля СССР (денежная реформа).

     1 января 1998 — 1000-кратная деноминация рубля.

     с 17 августа 1998 — экономический кризис, дефолт по внутренним обязательствам (ГКО, ОФЗ), четырёхкратный обвал курса рубля.

     Реформы 90-х годов в России проводились  командой Е. Гайдара не по классическому сценарию «шоковой терапии»: было провалено одно из её главных условий — резкое снижение инфляции (по итогам 1991 годасреднегодовая инфляция в России составила 301,5 % в год, а двухзначных цифр (21,5 %) достигла лишь в 1996 году.), а 1992 год правительство РФ свело бюджет с дефицитом в 40 % ВВП, что также противоречит требованиям проведения «шоковой терапии».

     По  мнению академика РАН А. Д. Некипелова, реализованная в России шоковая терапия (максимальная либерализация экономической деятельности, произвольное распределение госсобственности, финансовая стабилизация за счёт жёсткого ограничения совокупного спроса) привела к созданию убогой квазирыночной системы, особенностями которой были:

     беспрецедентная натурализация хозяйственной деятельности, устойчивое значительное превышение процентной ставкой уровня отдачи капитала в реальном секторе и неизбежная в этих условиях ориентация всей экономики на финансово-торговые спекуляции и растаскивание ранее созданного богатства, хронический фискальный кризис, вызванный возникновением „дурной последовательности“: „дефицит бюджета — сокращение государственных расходов — спад производства и разрастание неплатежей — сокращение налоговых поступлений — дефицит бюджета“.

     — А. Д. Некипелов, Рецензия на книгу «Путь в XXI век»

     Принято считать, что первые экономические успехи в России проявились только после дефолта 1998 года. Многие считают их следствием последующего консерватизма экономической политики. Однако рыночные реформы начали приносить плоды раньше. Так, дефицит товаров был в какой-то степени преодолён в начале 1992 года при помощи импортирования, инфляция снизилась до 83 % по итогам 1998 года, а ВВП продемонстрировал первый рост в 1997 году. События же 1998 года многие экономисты рассматривают как часть мирового экономического кризиса, который начался с финансового кризиса в Азии осенью 1997 года. Известный либеральный экономист А. Н. Илларионов склонен видеть причину кризиса 1998 года в действиях правительства РФ, называя в числе причин фиксированный валютный курс и пирамиду ГКО.

Либерализация цен

     В начале 1992 г. в стране начала проводиться радикальная экономическая реформа, в частности, 2 января 1992 г. вступил в силу Указ Президента РСФСР «О мерах по либерализации цен». Уже в первые месяцы года рынок стал наполняться потребительскими товарами, но монетарная политика эмиссии денег (в том числе и в бывших союзных республиках) привела к гиперинфляции: резкому снижению реальных зарплат и пенсий, обесцениванию банковских накоплений, резкому падению уровня жизни .

     По  мнению академика РАН Н. П. Шмелёва, Егор Гайдар фактически ограбил страну тем, что не ввёл инфляционный коэффициент на вклады в сберегательных кассах. По словам Шмелёва, была возможность через акционирование предприятий распродать основные фонды самим предприятиям и работникам, это позволило бы наполнить предприятия оборудованием: «Не отнимать, а потом делить между мошенниками, а дать людям через акционирование гораздо больше».

     Экономика, вышедшая из-под контроля правительства, страдала от финансовых спекуляций, падения  курса рубля по отношению к  твёрдой валюте. Кризис неплатежей и замена денежных расчётов бартером ухудшали общее состояние хозяйства страны. Результаты реформ стали очевидны к середине 1990-х годов. С одной стороны, в России начала формироваться многоукладная рыночная экономика, улучшились политические и экономические связи со странами Запада, была провозглашена в качестве приоритета государственной политики защита прав и свобод человека. Но в 1991—1995 гг. ВВП и промышленное производство упали более чем на 20 %, уровень жизни большинства населения резко снизился, инвестиции за 1991—1998 годы упали на 70 %.

     Разрушение  советского государственного аппарата регулирования цен и либерализация  цен привели к огромным диспаритетам в ценах и финансовом положении  предприятий и отраслей. В условиях практически полной монополизации производства, либерализация цен фактически привела к смене органов, которые их устанавливают: вместо государственного комитета этим стали заниматься сами монопольные структуры, следствием чего являлось резкое повышение цен и одновременное снижение объёмов производства. Таким образом проявился типично монопольный эффект. В результате, государственная система ценообразования была фактически заменена не рыночной, а монопольной, свойством которой является повышенный уровень рентабельности при низком объёме выпуска продукции, что в свою очередь приводит к ускорению инфляции и к сокращению производства.

     Либерализация цен привела к галопирующей инфляции, росту неплатежей, обесценению заработной платы, обесценению доходов и сбережений населения, росту безработицы, а также к усилению проблемы нерегулярности выплаты заработков.

     Вследствие  либерализации цен к середине 1992 года российские предприятия остались практически без оборотных средств.

     Либерализация цен привела к тому, что рост цен значительно обогнал рост денежной массы, следствием чего являлось её реальное сжатие. Так, за 1992—1997 годы индекс-дефлятор ВВП и индекс потребительских цен выросли примерно в 2400 раз, в то же время агрегат денежной массы увеличился примерно в 280 раз. В результате «реальная» денежная масса сократилась 8 с лишним раз. При этом не произошло такого же увеличения скорости оборачиваемости денег, что могло бы компенсировать сжатие. Положение усугублялось тем, что в результате приватизации на денежную массу легла дополнительная нагрузка по обслуживанию акций, облигаций и т. п., которые ранее не являлись объектами сделок. Вследствие этих процессов к 2000 году денежная масса стала составлять около 15 % ВВП, при том, что в странах с переходной экономикой она составляла тогда 25-30 % ВВП, а в развитых странах — 60-100 % ВВП. При нехватке денег они стали настолько дорогими, что реальный сектор экономики оказался оголён от финансовых ресурсов. Отсутствие денег в экономике также ускорило развитие других негативных процессов: падения экономического роста, восполнения недостающей денежной массы суррогатами и усиления натурализации обмена (бартерных операций).

www.freepapers.ru

Шоковая терапия

Шоковая терапия (shock therapy) — одна из двух теорий экономической трансформации постсоветских обществ в рыночную экономику. Обе теории выступают только в качестве альтернативных, «идеальных типов» рыночных преобразований. Реализуемые на практике смешанные варианты тяготеют, как правило, к одной из двух теорий.

Шоковая терапия — комплекс радикальных мер, направленных на оздоровление экономики, нарушающий привычное течение хозяйственных отношений, явлений и сопровождающийся рядом отрицательных последствий: ростом цен, инфляцией, падением занятости и пр.

Фундамент сторонников теории уходит корнями к либерализации экономики, предпринятой послевоенной Германией в конце 1940-х годов. В течение 1947 и 1948 годов в весьма сжатые сроки были упразднены ценовой контроль и господдержка предприятий. Эти реформы дали эффект стартового толчка, вылившись в Германское экономическое чудо (Виртшафтсвундер). До тех пор Германия имела глубоко авторитарное и интервенционистское правительство и, избавившись от этих административных барьеров «за одну ночь», превратилась в государство с развивающейся рыночной экономикой.

По мнению Международного валютного фонда, для государств с переходной экономикой шоковая терапия является относительно быстрым и универсальным вариантом перехода к рыночным отношениям, в отличие от постепенного и растянутого на десятилетия перехода, как например в Китае.

Теория шоковой терапии имеет неоклассическое (маржиналистское) происхождение. В соответствии с этой доктриной хозяйственная деятельность успешно осуществляется при наличии в стране «совершенной» среды, ассоциирующейся с условиями свободной рыночной экономики в ее идеальной хрестоматийной модели. По утверждению теоретиков, придерживающихся этой концепции, создание свободной рыночной экономики является результатом:

  1. финансовой стабилизации и либерализации цен;
  2. ускоренной приватизации;
  3. открытого внутреннего рынка.

При этом предполагается, что невыполнение хотя бы одного из трех условий ведет к деформации экономического поведения хозяйствующих субъектов. Отсюда доказательство необходимости ускорения («большого удара», «шока») перехода к рыночной экономике.

Центральная идея шоковой терапии — создать рыночные условия, при которых преследующие свои собственные экономические интересы хозяйствующие субъекты обеспечат эффективный экономический рост и реализацию национального экономического интереса.

Как показала действительность, в отечественной практике методы рыночных преобразований, предложенные теоретиками шоковой терапии, оказались, во-первых, неадекватными объекту преобразований, во-вторых, не учитывалась сложность социально-экономических преобразований и вызываемых ими последствий, а также несопоставимость мер шоковой терапии по своему значению. Так, макроэкономическая стабилизация и приватизация были отнесены к приоритетным мерам, проблемы сбережений и инвестиций оказались на втором плане, их предполагали решить после перехода экономики в желаемое конечное состояние; не ожидалось, что место отсутствующих рыночных хозяйствующих субъектов займут криминальные элементы, и т.д.

Противники теории шоковой терапии отмечают, что шоковая терапия имеет целый ряд негативных последствий, в частности:

  • высокий уровень инфляции, гиперинфляция;
  • обвальный спад производства, преимущественно в высокотехнологичных областях;
  • высокий уровень безработицы;
  • имущественное расслоение и резкое снижение уровня жизни;
  • рост социальной напряженности;
  • кризис социальной сферы, снижение рождаемости и резкий рост смертности населения;
  • резкий рост преступности и криминализации экономики;
  • рост задолженности государства при отсутствии финансовых средств на проведение реформ такого масштаба;
  • усиление политической нестабильности;
  • высокая зависимость экономики от иностранных инвестиций;
  • внешнеторговый дисбаланс.

discovered.com.ua

Шоковая терапия (экономика) — это… Что такое Шоковая терапия (экономика)?

Шоковая терапия — экономическая теория, а также комплекс радикальных экономических реформ, базирующихся на этой теории. Эти реформы, как декларируют постулаты «шоковой терапии», «…направлены на оздоровление экономики государства и вывод её из кризиса». К таким реформам относятся моментальная либерализация цен, сокращение денежной массы и приватизация убыточных государственных предприятий. В подавляющем большинстве случаев применение «шоковой терапии» приводило к катастрофическим последствиям, вплоть до государственных переворотов.[1]

Аргументы сторонников

Фундамент сторонников теории уходит корнями к либерализации экономики, предпринятой послевоенной Германией в конце 40-х. В течение 1947 и 1948 гг. в весьма сжатые сроки были упразднены ценовой контроль и господдержка предприятий. Эти реформы дали эффект стартового толчка, вылившись в Германское экономическое чудо (Виртшафтсвундер). До тех пор Германия имела глубоко авторитарное и интервенционистское правительство и, — избавившись от этих административных барьеров «за одну ночь», — превратилась в государство с развивающейся рыночной экономикой.

По мнению Международного валютного фонда, для государств с переходной экономикой шоковая терапия является относительно быстрым и универсальным вариантом перехода к рыночным отношениям, в отличие от постепенного и растянутого на десятилетия перехода, как например в Китае.

Одним из основателей и главных идеологов теории является известный экономист Джеффри Сакс.

Примеры

Аргументы противников

Наоми Кляйн видит в своей книге «Доктрина шока» преимущественно негативные последствия «шоковой терапии», такие как долгая безработица, охватывающая от 20 % до 40 % трудоспособного населения, рост преступности и нищеты, упадок уровня жизни и обострение классовой борьбы. Другие считают это следствием неадекватного применения теории. Несмотря на это, субъекты книги Кляйн, за исключением, пожалуй, реформ Б. Ельцина, имеют мало общего с «шоковой терапией» в описанном выше виде и в том, который поддерживает Д. Сакс.

Не подвергается сомнению тот факт, что для внезапных изменений в структуре и стимулах экономики нужны поведенческие изменения, поток финансов и менее внезапная структура экономики, чем встрясывающий её шок. Компаниям требуется время для формирования и корпоративного устройства; трудовым ресурсам — для приобретения навыков и адаптации к новым условиям. Критики считают также, что развитые западные макроэкономики опираются на готовую правовую базу, урегулированность и отточенную практику правоприменения (в том числе в части национальных и международных экономических взаимоотношений) и исходят из её первоначальной необходимости, чего невозможно создать сразу в бывшем авторитарном обществе с жёсткой централизацией и одним собственником в лице государства. Даже разработка новых законов о собственности и праве занимает время.

Основные аргументы противников:

  • Высокий уровень инфляции;
  • Спад производства;
  • Высокий уровень безработицы;
  • Имущественное расслоение и снижение уровня жизни;
  • Рост социальной напряженности;
  • Рост задолженности государства при отсутствии финансовых средств на проведение реформ такого масштаба;
  • Усиление политической нестабильности;
  • Высокая зависимость экономики от иностранных инвестиций;
  • Внешнеторговый дисбаланс.

Примеры

Шоковая терапия в разных странах

Опираясь на прошлый успешный опыт, на заре 1990-х Д. Сакс порекомендовал новым макроэкономикам в переходной стадии (странам Восточной Европы, бывшего СССР и Латинской Америки) также полностью отпустить все цены, упразднить субсидии, продать государственную собственность и ввести свободный, плавающий курс валют, чтобы дать встряску экономической летаргии времён коммунистической эры. Шок принял форму внезапных и радикальных изменений в структуре и стимулах этих макроэкономик. В результате Польша и другие государства Восточной Европы достигли уровня экономического развития, соответствующего требованиям для вступления в Европейский союз. Макроэкономики же бывшего СССР и Латинской Америки имели переменный успех.

Боливия

В 1985 году Боливия терпела гиперинфляцию и была не в состоянии отвечать по финансовым обязательствам перед Международным валютным фондом. Д. Сакс, ставший тогда экономическим советником правительства Боливии, взял курс на экстенсивный план, — позже ставший известным как «шоковая терапия», — резкого понижения инфляции путём либерализации боливийского рынка, прекращением правительственных субсидий, устранением таможенных пошлин и привязке боливийской экономики к доллару США. После реализации плана Сакса инфляция упала с более 20 000 % в 1985 г. до 15 % в 1989 г.[2]

Израиль (1985—1999)

См. раздел «Шоковая терапия (1985—1999)» в статье «Экономика Израиля».

Польша

Польша рассматривается как образец применения «шоковой терапии». С приходом в эту центральноевропейскую страну демократии, правительство воспользовалось советами Джеффри Сакса и бывшего экономиста МВФ Давида Липтона, незамедлительно упразднив регуляторные меры, ценовой контроль и субсидии промышленности, находящейся в государственной собственности.

Тем не менее, даже с учётом приватизации государственного сектора, постепенные изменения давались очень тяжело. Объёмы производства возросли, но одновременно подскочила и безработица. В то время как многие стимулы оздоровления экономики были использованы сразу, приватизация государственных компаний была растянута, пока процедура разгосударствления не стала безболезненной для общества, чтобы избежать российской ситуации «дикого капитализма».

На сегодняшний день Польша имеет более высокий ВВП, чем во времена плановой экономики, и постепенно развивающуюся экономику, хотя и сталкивается с экономическими проблемами разного характера, присущими странам Центральной Европы постсоветского лагеря (с учётом уровня доходов в 1993—2004 гг., 1 мая 2004 года Польша была принята в ЕС).

Россия (1992—1998)

Реформы 90-х годов в России проводились командой Е. Гайдара не по классическому сценарию «шоковой терапии»: было провалено одно из её главных условий — резкое снижение инфляции (по итогам 1991 года среднегодовая инфляция в России составила 301,5 % в год, а двухзначных чисел (21,5 %) достигла лишь в 1996 году.[3]), а 1992 год правительство РФ свело бюджет с дефицитом в 40 % ВВП[источник не указан 817 дней], что также противоречит требованиям проведения «шоковой терапии».

По мнению академика РАН А. Д. Некипелова, реализованная в России шоковая терапия (максимальная либерализация экономической деятельности, произвольное распределение госсобственности, финансовая стабилизация за счёт жёсткого ограничения совокупного спроса) привела к созданию убогой квазирыночной системы, особенностями которой были:

беспрецедентная натурализация хозяйственной деятельности, устойчивое значительное превышение процентной ставкой уровня отдачи капитала в реальном секторе и неизбежная в этих условиях ориентация всей экономики на финансово-торговые спекуляции и растаскивание ранее созданного богатства, хронический фискальный кризис, вызванный возникновением «дурной последовательности»: «дефицит бюджета — сокращение государственных расходов — спад производства и разрастание неплатежей — сокращение налоговых поступлений — дефицит бюджета».

— А. Д. Некипелов, Рецензия на книгу «Путь в XXI век»

Принято считать, что первые экономические успехи в России проявились только после дефолта 1998 года. Многие считают их следствием последующего консерватизма экономической политики. Однако рыночные реформы начали приносить плоды раньше. Так, дефицит товаров был в какой-то степени преодолён в начале 1992 года при помощи импортирования, инфляция снизилась до 83 % по итогам 1998 года, а ВВП продемонстрировал первый рост в 1997 году. События же 1998 года многие экономисты рассматривают как часть мирового экономического кризиса, который начался с финансового кризиса в Азии осенью 1997 года. Известный либеральный экономист А. Н. Илларионов склонен видеть причину кризиса 1998 года в действиях правительства РФ, называя в числе причин фиксированный валютный курс и пирамиду ГКО.[4]

См. также

Примечания

Ссылки

dal.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *