Примеры профсоюзов в россии: Профессиональные союзы в России. Справка

Содержание

формальность или реальная защита — Право на vc.ru

Разбираемся, что такое профсоюзы, почему у нас они не пользуются популярностью и почему важны истории Delivery Club и «Ведомостей».

{«id»:141534,»url»:»https:\/\/vc.ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita»,»title»:»\u041f\u0440\u043e\u0444\u0441\u043e\u044e\u0437\u044b \u0432 \u0441\u043e\u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0420\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438: \u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c \u0438\u043b\u0438 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u0430\u044f \u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0430″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer. php?u=https:\/\/vc.ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita&title=\u041f\u0440\u043e\u0444\u0441\u043e\u044e\u0437\u044b \u0432 \u0441\u043e\u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0420\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438: \u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c \u0438\u043b\u0438 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u0430\u044f \u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0430″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita&text=\u041f\u0440\u043e\u0444\u0441\u043e\u044e\u0437\u044b \u0432 \u0441\u043e\u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0420\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438: \u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c \u0438\u043b\u0438 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u0430\u044f \u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0430″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.

ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita&text=\u041f\u0440\u043e\u0444\u0441\u043e\u044e\u0437\u044b \u0432 \u0441\u043e\u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0420\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438: \u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c \u0438\u043b\u0438 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u0430\u044f \u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0430″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041f\u0440\u043e\u0444\u0441\u043e\u044e\u0437\u044b \u0432 \u0441\u043e\u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0420\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438: \u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c \u0438\u043b\u0438 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u0430\u044f \u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0430&body=https:\/\/vc.
ru\/legal\/141534-profsoyuzy-v-sovremennoy-rossii-formalnost-ili-realnaya-zashchita»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

5484 просмотров

Слово «профсоюз» у многих ассоциируется с чем-то устаревшим и советским. Действительно, в СССР практически не было независимых профсоюзов — их воспринимали как структуру власти.

Но только за последний год мы видели несколько громких примеров того, как профсоюзы успешно привлекают внимание к проблемам работников. Давайте разбираться, зачем придумали профсоюзы и нужны ли они сегодня.

Что такое профсоюзы

Профсоюз — добровольное объединение граждан, которые связаны общими производственными или профессиональными интересами по роду деятельности. Профсоюзы представляют и защищают интересы своих членов.

Конечно, работник может самостоятельно защищать свои трудовые права: жаловаться на работодателя в трудовую инспекцию, прокуратуру и подавать иски о нарушении трудовых прав в суд.

Но если одинаковые проблемы возникли сразу у нескольких сотрудников, то профсоюз должен представлять их интересы: составить требование к руководству, подать коллективный иск, грамотно организовать забастовку.

Какие бывают профсоюзы, как они устроены

Виды профсоюзов выделяют в зависимости от их уровня по территориально-отраслевому принципу:

  • Первичные профсоюзные организации (ППО). Например, ППО «Профсоюза журналистов», которое создали журналисты газеты «Ведомости».
  • Территориальные и региональные отраслевые профсоюзы. Как «Профсоюз «Курьер»», который встал на защиту прав курьеров Delivery Club.
  • Общероссийские. Например, профсоюз «Альянс врачей».

Подробнее я остановлюсь на ППО — именно этот вид профсоюзной организации можно создать в отдельной компании.

ППО — первичная ячейка профсоюза, в которую объединяются работники одной организации.

Структура ППО максимально простая: есть рядовые члены, есть председатель. Именно председатель общается от лица профсоюза с руководством компании и организует выполнение решений, которые принимают на собраниях члены профсоюза.

По мере роста профсоюза, структура начинает развиваться. Создают комиссии, которым можно делегировать решение разных задач, избирают ревизионную комиссию (она контролирует, насколько правильно профсоюз расходует средства, полученные от взносов участников).

Однако на первых этапах лучше не усложнять. Брать одну проблему — решать, и только потом брать следующую. Иначе качество перейдет в количество, и тогда эффективность всего объединения начнет вызывать вопросы.

Как организовать профсоюз

Спойлер: это легче, чем устроиться на работу.

От своего профсоюза любого работника старше 14 лет отделяют три шага.

Шаг 1. Найти единомышленников. В одиночку создать профсоюз не получится — нужны ещё минимум двое добровольцев для инициативной группы (ст. 18 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»).

Шаг 2. Провести рекламную кампанию. Это нужно, чтобы работники компании узнали о профсоюзе и решили, хотят ли они в него вступить.

Совет: постарайтесь ещё до создания ППО узнать отношение работодателя к такого рода организациям.

Закон не обязывает ставить работодателя в известность о том, что сотрудники решили создать профсоюз. Но согласитесь, вряд ли работодатель будет рад профсоюзу, когда он действительно нарушает права трудового коллектива. Он предложит другие варианты или, что хуже, начнёт угрожать дисциплинарными санкциями или увольнением.

Поэтому в таком случае лучше не предупреждать работодателя заранее ­— можно сделать это постфактум, когда профсоюз уже начнёт работу. Тем более что после создания профсоюза у его председателя и членов будут дополнительные гарантии, чтобы они не боялись спорить с руководством и настаивать на своем.

Шаг 3. Провести первое собрание. На собрании нужно принять решение о создании ППО, избрать председателя, утвердить устав и положение о профсоюзе. С этого момента профсоюз считается созданным.

Лайфхак: если хочется создать профсоюз, но не хочется возиться с бумажками или идти за помощью к юристу, можно обратиться к отраслевому профсоюзу в регионе или области или общероссийскому профсоюзу и стать его частью. Это сократит время на подготовку учредительных документов — достаточно согласиться с условиями членства в уже действующем объединении. Именно так сделали сотрудники «Ведомостей».

Вступить в профсоюз может каждый работник компании. Для этого достаточно подать в него два заявления:

  1. О вступлении в профсоюз.
  2. О согласии на взимание обязательных взносов.

Взносы будут удерживать ежемесячно с зарплаты работника, который является членом профсоюза. Размер прописывают в уставе или отдельном положении о порядке уплаты взносов. Обычно это до 2% от зарплаты, но в законе нет ограничений по размеру.

Собирать взносы можно через бухгалтерию работодателя или по отдельному договору на обслуживание с банком. В первом случае это безвозмездно (но из вредности работодатель может задерживать перечисление взносов), а во втором — стоит недорого. Смотрите, что удобнее именно вам.

После того, как профсоюз создан, обязательно уведомьте об этом работодателя. Если этого не сделать, сослаться на членство в профсоюзе в случае судебного спора не получится.

Шаг 4. Необязательный. Профсоюз можно зарегистрировать как юрлицо. Это именно право, а не обязанность профсоюза. Некоторые ошибочно считают, что профсоюз может подавать иски в суд, только если зарегистрируется в качестве компании. Но это не так. Вместе с правами юрлица возникнут и обязанности: платить налоги, отчитываться о своей деятельности не только перед вышестоящим профсоюзом, если он есть, но и перед ПФР, ФСС.

Какие права есть у членов профсоюзов

Члены профсоюзов могут участвовать в принятии решений по компании, которые относятся к трудовым отношениям. В Трудовом кодексе закреплен ряд вопросов, по которым работодатель обязан учесть мнение профсоюза. К ним относятся:

  • Временное введение режима неполного рабочего времени по основанию, указанному в части 5 статьи 74 ТК, и отмена такого режима раньше срока, на которое он был установлен.
  • Привлечение работников к сверхурочным работам в случаях, не предусмотренных частями 2–4 статьи 99 ТК.
  • Привлечение работников к работам в выходные и нерабочие праздничные дни в случаях, не предусмотренных частями 2–4 статьи 113 ТК.
  • Утверждение графика отпусков (ч. 1 ст. 123 ТК).
  • Формы расчетного листка (ч. 2 ст. 136 ТК).
  • Правил внутреннего трудового распорядка, некоторых локальных нормативных актов (ч. 1 ст. 190, ч. 4 ст. 135 ТК).
  • Ведение и применение системы нормирования труда (ст. 159 ТК).

Можно ли просто взять и уволить члена профсоюза из компании

Спойлер: да, но будьте готовы к суду.

Очень часто призыв к диалогу работодатель воспринимает как угрозу. Порой это так и есть. Поэтому законодатель предусмотрел особые правила увольнения членов профсоюза.

Сначала про председателя и его заместителей. Для их увольнения работодателю нужно получить предварительное согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа. Сведения о таком органе должны быть в уставе ППО.

Необходимость увольнения нужно аргументировать: предоставить профсоюзу копии документов — оснований для увольнения и проект приказа об увольнении. В течение семи рабочих дней документы рассмотрят и работодатель получит письменный ответ.

Если вышестоящий выборный профсоюзный орган не согласен с решением работодателя, то сторонам дается ещё три рабочих дня на переговоры. Если за это время стороны не пришли к согласию, работодатель может принять окончательное решение самостоятельно. А работник может пойти в суд, если это решение его не устроило.

Теперь про остальных. При увольнении работников — членов профсоюза по инициативе работодателя в некоторых случаях нужно получить мотивированное мнение профсоюза. Это требуется, если работника увольняют по следующим основаниям:

  • Компания сокращает численность или штат работников (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК).
  • Работник не соответствует занимаемой должности или выполняемой работе (п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК).
  • Сотрудник неоднократно не исполнял свои трудовые обязанности, при этом у работника уже есть дисциплинарное взыскание (п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК).

Нужны ли профсоюзы в России

Профсоюз — не панацея от всех трудовых конфликтов. К сожалению, членам небольших объединений не всегда удаётся грамотно вести свою деятельность, защищая права работников и одновременно не переходя на личности с работодателем. Поэтому за профсоюзами закрепилась дурная слава: сотрудники считают их формальными организациями, а работодатели — бесполезными спорщиками.

Вот такое отношение к профсоюзам было в 2019 году. Вряд ли цифры в 2020 сильно изменились:

По результатам опроса ВЦИОМ, 82% опрошенных считают, что профсоюзы в России не играют значительной роли. Лишь 2% респондентов при нарушении трудовых прав обращались в профсоюзы.

«Курьер», «Альянс врачей», «Профсоюз журналистов» — хорошие примеры. И даже несмотря на то что в ситуации с «Ведомостями» работодатель пока удовлетворил только одно из десяти требований сотрудников, они смогли сделать проблему видимой.

Я считаю, профсоюзы нужны далеко не всем компаниям. Но они нужны там, где большинство работников не знают в полной мере своих прав, не могут грамотно обосновать свои требования перед работодателем, где есть большая текучка кадров. А ещё там, где есть большая проблема, к которой нужно привлечь внимание. Чем крупнее профсоюз и чем активнее он ведёт свою деятельность, тем больше шансов, что его услышат.

Хорошо, если будет появляться больше независимых объединений. Только хочется, чтобы их функции не сводились к исключительно бумажной работе, конфетам на Новый Год и скидкам в 10% на автобусные экскурсии.

Расскажите, есть ли в вашей компании профсоюз? Что вообще думаете о такой форме объединения?

Профсоюзы в России: неэффективное наследие

  • Наталья Волкова
  • для bbcrussian.com

Подпись к фото,

Официальное профобъединение России пользуется поддержкой Кремля

Инженер одного из российских автозаводов Олег Мещеринов на днях получил удостоверение члена профсоюза. К этому его подтолкнуло обещание бесплатных путевок в летний лагерь для детей.

О существовании профсоюза он узнал случайно из разговора с коллегами. «Членские взносы небольшие, — говорит Олег. — А путевку обещали дать уже в июне. Почему бы не воспользоваться?»

Но, по словам самого Мещеринова, в то, что профсоюз защитит его права как работника, он верит слабо.

Накануне майских праздников в России было объявлено о планах создать еще одну большую, в масштабах всей страны, профсоюзную организацию.

Однако большинство россиян, несмотря на сложную экономическую ситуацию, не стремится стать членами профсоюзов. Международный день солидарности трудящихся они предпочли отмечать не на демонстрации, а на даче.

Профсоюзы в России, по мнению ряда экспертов, скорее носят формальный характер, чем имеют реальную силу. В своем нынешнем виде они не выгодны ни работодателям, ни работникам.

Профсоюзом больше

В России, по различным подсчетам, членами профсоюзов являются около 30 миллионов человек, то есть около 40% от общего числа экономически активного населения. При этом в стране существует несколько крупных объединений профсоюзов.

На днях было заявлено о создании еще одного. В него должны войти Федеральный профсоюз авиадиспетчеров, Независимый профсоюз горняков, профсоюз докеров, работников автотранспорта и автопрома, а также профобъединения банкиров. Ожидается, что членами нового профсоюза станут как минимум 7 млн россиян.

Декларируемая цель всех подобных организаций — защита интересов каждого работника, входящего в состав профсоюза. При этом, общемировой экономический кризис и его последствия сделали деятельность профсоюзов всего мира более актуальной.

«В сложной экономической ситуации обострились конфликты между работниками и работодателями, особенно в вопросах урезания зарплаты и сокращения штата», — рассказал bbcrussian.com секретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков.

По его словам, в стране сегодня происходит как минимум пять крупных трудовых конфликтов в неделю. «Но далеко не все конфликты выходят за пределы организации и становятся известны широкой общественности», — добавляет Шершуков.

По сравнению с европейскими странами, в России профсоюзное движение находится чуть ли не на начальной стадии развития.

Руководители организаций одной из основных причин этого считают несовершенство российского законодательства в сфере трудовых отношений и деятельности профсоюзов.

Подпись к фото,

Стихийные выступления граждан часто приносят больший эффект, чем участие профсоюзов

Например, по закону вступать в какие-либо значимые переговоры с работодателем профсоюз может лишь при условии, что в его состав входит как минимум половина трудового коллектива. Это ограничение, говорят профсоюзные деятели, ощутимо сказывается на эффективности их работы.

«К примеру, в России действует профсоюз летного состава. В 6 из 10 крупных авиакомпаниях страны он имеется, — рассказал корреспонденту bbcrussian.com президент этой организации Мирослав Бойчук. — Однако работать на полную мощность мы все равно не можем. Ведь количество членов нашего профсоюза, даже если в него войдут почти все летчики компании, а так в основном и бывает, все равно будет около 10% от общего числа работников, а значит, мы не дотягиваем до необходимого по закону уровня».

По словам аналитиков, кризис во многом выявил невысокую эффективность значительного числа этих общественных институтов.

«Это, в частности, выразилось в том, что стихийные протестные выступления трудящихся оказывались по сути более действенными, чем шаги профсоюзов, а задачи регулирования социально-трудовых конфликтов вынужденно брало на себя государство. Яркий пример — ситуация с моногородами», — отмечает аналитик УК «Финам Менеджмент» Максим Клягин.

Не нужен ни тем, ни другим

Между тем многие россияне либо вообще не знают о существовании профсоюзов, либо не стремятся стать их членами.

Так, по данным исследования, проведенного компанией HeadHunter, в большинстве организаций страны профсоюзы отсутствуют. Об этом заявил 71% респондентов, еще 5% опрошенных даже не интересовались, есть ли у них такие объединения.

При этом, согласно опросу, в случае нарушения трудовых прав только треть состоящих в профсоюзе обращается в него за помощью. Таким образом, членство часто становится простой формальностью.

«Нынешние профсоюзы — это далеко не лучшее наследие советского прошлого, — считает руководитель отдела социологических исследований Института общественного проектирования Михаил Тарусин. — Мало что изменилось с тех пор, как профсоюзные деятели занимались в основном тем, что распределяли путевки в оздоровительные и детские лагеря».

По его словам, в России наблюдаются единичные случаи, когда этот общественный институт в полной мере соответствует своему назначению.

Пример с профсоюзом автозавода Ford в Ленинградской области можно считать уникальным, говорят эксперты. У работников этого предприятия — особая ситуация, в том числе и потому что найти рабочих такого уровня в России сегодня довольно проблематично. Поэтому они могут с полным правом рассчитывать на то, что работодатель пойдет им на уступки.

Проблема профсоюзного движения в России еще и в том, что распространенная практика отношений между работодателем и сотрудником не способствует усилению этих организаций.

«Профсоюзы сегодня невыгодны ни работодателям, ни самим работникам, — поделился своим мнением с bbcrussian.com Михаил Тарусин. — Первым — потому что после появления активного профсоюза придется от и до соблюдать трудовое законодательство, а это далеко не всегда им экономически выгодно. А кто из получающих основную часть зарплаты, как говорится, в конверте, будет вступать в профсоюз?»

Многие работники не хотят связываться с профсоюзами из-за опасений вызвать недовольство начальства и потерять работу.

«Помимо прочего, в России нет культуры отстаивания своих прав, в том числе и трудовых, — сказал bbcrussian заместитель председателя комитета по труду и социальной политике Госдумы России Олег Шеин. — А без этого о высокой эффективности профсоюзов говорить не приходится».

Профсоюзы в современной России | Executive.ru

Анна-Стефания Чепик, Goltsblat BLP

При слове «профсоюз» россияне, скорее всего, вспомнят свои годы юности, получение профсоюзных путевок на российские курорты и подарки для детей к новогодним праздникам. После начала перестройки и распада СССР профсоюзное движение оставалось лишь на постсоветских предприятиях и какой-либо действительной силы влияния на работодателей не имело. Недавние опросы показывают, что у большинства россиян все еще нет доверия к профсоюзам как своим представителям в социально-трудовых отношениях, и к подобным инициативам они относятся очень настороженно.

Однако, в последнее время профсоюзное движение в России активизировалось и все чаще заявляет о себе как о реальной силе, способной оказывать влияние на работодателей. Конечно, пока в России вы вряд ли услышите о массовых забастовках, аналогичных по масштабу забастовок в Англии, Франции или Испании, которые бы парализовали жизнь страны на несколько дней. Но единичные примеры профсоюзной борьбы, повлекшие существенные финансовые последствия для работодателей, такие как забастовка на предприятии Ford Motor Company в г. Всеволожске, быстро облетели всю Россию.

В России только за последнее десятилетие стали формироваться профсоюзы нового типа, не подчиненные государству и партии, как в советское время. Хотя профсоюзы старого типа, выполняющие лишь социальные функции современных human research департаментов, занимающиеся вопросами санаторно-курортного обеспечения работников, предоставлениями подарков работникам и не участвующие активно в защите интересов работников, также остались на многих постсоветских предприятиях.

Профсоюзы в России очень сильно защищены на законодательном уровне, у них есть огромное количество прав и политическая поддержка, направленная на развитие данного движения. Например, в последние годы усилилась тенденция заключения трехсторонних соглашений между представителями работодателей, работников и органами исполнительной власти, регулирующих различные социально-трудовые вопросы. И, как мы видим, инициатива заключения подобных соглашений в основном исходит от исполнительных органов власти. В двух словах, речь идет о территориальных или отраслевых соглашениях, которые могут регулировать значительное количество трудовых вопросов начиная от размера минимальной заработной платы, заканчивая отчислениями предприятий средств на охрану труда и привлечением иностранных граждан к работе. Все работодатели, которые не отказались от присоединения к таким соглашениям, являются его стороной, и соглашения будут распространяться на всех работников. На сегодняшний день в России заключено более 130-и трехсторонних соглашений.

Согласно российскому законодательству, профсоюз, как общественная организация, может быть создан при участии трех лиц. Таким образом, достаточно трех недовольных заработной платой, условиями труда работников, чтобы в компании появился профсоюз, который уже обладает достаточно широким набором прав и гарантий. Для создания профсоюза необходимо провести общее собрание членов профсоюза (которых должно быть не меньше трех) и принять решения о создании профсоюза, утверждении устава и избрании руководящих органов. Протокол общего собрания и устав и будут документами, подтверждающими факт создания профсоюза. Далее профсоюз необходимо зарегистрировать как общественное объединение в Министерстве юстиции РФ. Однако для того, чтобы не регистрироваться отдельно, многие локальные профсоюзные организации присоединяются к уже существующим отраслевым или территориальным профсоюзам, которых в России еще с советских времен очень много (Общероссийский профсоюз работников Автомобильного транспорта и дорожного хозяйства, Общероссийский профсоюз работников Агропромышленного комплекса РФ, Общероссийский профсоюз работников угольной промышленности и другие). Подтверждением присоединения к вышестоящему профсоюзу будет соответствующее письмо, направленное на имя лидера локальной профсоюзной организации. С момента выдачи лидеру профсоюзной организации такого подтверждения, прекращение трудовых отношений с лидером по не виновным основаниям возможно лишь с согласия вышестоящей организации (которое никогда не дается). Такая простая процедура создания профсоюза зачастую приводит к тому, что профсоюз создается не как инструмент социального партнерства, а как реакция на конфликтные ситуации, возникающие у ограниченного числа работников с администрацией, и исключительно для защиты их личных интересов.

Суммировав вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что в России нельзя предотвратить создание профсоюза. Грамотная кадровая политика может снизить этот риск, но исключить его полностью нельзя. Тем не менее, даже если профсоюз вдруг создался, с ним можно научиться эффективно сотрудничать.

Первое, с чем сталкивается работодатель при создании у него профсоюза, это необходимость материально-технического обеспечения профсоюзной деятельности. Так, работодатель должен предоставить помещение для заседаний и хранения информации, обеспечить перечисление членских взносов на бесплатной основе, а также передать в пользование оргтехнику, предоставить нормативные документы (при численности работников более 100 человек).

Далее — это необходимость учитывать мнение профсоюза при увольнении членов профсоюза по инициативе работодателя по отдельным основаниям, например, при сокращении численности или штата сотрудников организации, или при увольнении работника в связи с несоответствием занимаемой должности или выполняемой работы вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатом аттестации, или в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если работник имеет не снятое дисциплинарное взыскание. Также профсоюз всегда уведомляется о предстающем высвобождении сотрудников в связи с сокращением численности или штата.

Однако, существенное влияние на работу компании может оказывать только профсоюз, который объединяет более 50% членов организации. Соответственно, чем больше сотрудников в компании, тем сложнее обычно создать профсоюз, объединяющий большинство. Мнение профсоюза, объединяющего более 50 % работников организации должно учитываться при принятии любых локальных нормативных актов компании (политики, процедуры), регулирующих трудовые отношения с работниками. Например, с учетом мнения профсоюза должны приниматься правила внутреннего трудового распорядка (это основной документ любой организации в части регулирования трудовых отношений), положение об аттестации.

Мнение профсоюзного органа также учитывается при введении и отмене режима неполного рабочего времени, привлечении к сверхурочным работам, составлении графика сменности, привлечении к работе в выходные и нерабочие праздничные дни, утверждении графика отпусков, утверждении формы расчетного листка, утверждении системы оплаты и нормирования труда, в том числе повышении оплаты работы в ночное время, выходные и праздничные дни, за сверхурочную работу и т. д.

И, конечно же, профсоюз, объединяющий более 50% работников организации, вправе выступить с инициативой заключения коллективного договора. На самом деле, даже если профсоюзная организация и не объединяет более 50% работников, она может быть уполномочена на ведение коллективных переговоров трудовым коллективом на общем собрании работников (участие в котором также должны принять не менее 50% работников), либо работники могут выбрать другой представительный орган. Представители сторон, получившие предложение о начале коллективных переговоров, обязаны вступить в переговоры в течение семи дней.

Содержание и структура коллективного договора определяются сторонами и могут содержать договоренности по вопросам оплаты труда, пособий, компенсаций, оплаты питания, механизм пересмотра заработной платы в связи с инфляцией, ростом потребительских цен, вопросы занятости, переобучения, рабочего времени и времени отдыха, улучшений условий труда и охраны труда, гарантии и льготы для отдельных категорий работников, контроль выполнения условий коллективного договора, а также любые другие условия, о которых могут договориться стороны. В данном случае у сторон есть максимальная свобода, где единственное условие коллективного договора — нельзя нарушать нормы трудового законодательства и устанавливать более низкий уровень гарантий для работников. Коллективный договор обычно заключается на три года и может быть продлен еще максимум на три. Действие коллективного договора будет распространяться на всех работников организации, а действие коллективного договора, заключенного в филиале, представительстве или ином обособленном структурном подразделении организации — на всех работников такого подразделения.

В случае, если стороны не смогут прийти к соглашению относительно условий коллективного договора, возникает коллективный трудовой спор. Коллективный трудовой спор может возникнуть и в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных нормативных актов.

День начала коллективного трудового спора — день сообщения решения работодателя об отклонении всех или части требований работников или несообщение работодателем своего решения в установленные сроки, а также дата составления протокола разногласий в ходе коллективных переговоров. Порядок разрешения коллективного трудового спора состоит из следующих этапов: рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией (обязательный этап), рассмотрение спора с участием посредника и/или трудовой арбитраж. Соглашения, достигнутые сторонами в ходе разрешения спора, на любой стадии являются для них обязательными.

Если примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного трудового спора, либо работодатель уклоняется от участия в примирительных процедурах, не исполняет соглашения, достигнутые в результате переговоров, работники вправе приступить к организации забастовки. Решение об объявлении забастовки принимается собранием (конференцией) работников, на котором должно присутствовать не менее 50 % от общего числа работников, за проведение забастовки должно проголосовать не менее половины работников, присутствующих на собрании. Участие в забастовке, конечно, не рассматривается как нарушение трудовой дисциплины (если все условиях объявления забастовки были соблюдены), однако, работники не получают заработную плату за время добровольного отказа от работы (если иное не предусмотрено в коллективном договоре). Российское трудовое право не содержит норм, запрещающих работодателю привлекать для выполнения работ во время забастовки временных сотрудников, чем работодатели повсеместно пользуются.

Необходимо также отметить, что Российское трудовое законодательство содержит значительные ограничения на проведение забастовок в достаточно значимых экономических сферах. Например, запрещено проведение забастовок в организациях, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление, водоснабжение, на авиационном, железнодорожном, водном транспорте, в организациях связи и др.) если проведение забастовок создает угрозу обороне страны, безопасности государства, жизни и здоровью населения. Имея такие законодательные ограничения, Профсоюз диспетчеров России так и не смог добиться разрешения на проведение забастовки и был вынужден в апреле 2010 года объявить голодовку, к которой по средствам из СМИ присоединились авиадиспетчеры более 20 городов. Голодовка — абсолютно никак не урегулированный законодательно, но традиционно действенный метод ведения переговоров в России.

В российском законодательстве не урегулирован вопрос поддержки Российскими профсоюзами акций иностранных профсоюзов транснациональных компаний или участие в согласованных акциях. Профсоюз, действующий в компании на территории России, является отдельным самостоятельным субъектом правоотношений, на него будут распространяться только нормы Российского трудового права, и инициирование каких-либо акций возможно только по основаниям, предусмотренным Российским трудовым законодательством (список которых ограничен). Таким образом, в России исключена возможность проведения согласованных действий Российскими профсоюзами, направленных на приостановление работы, в поддержку представителей профсоюзов подразделений транснациональных компаний в других странах. Тем не менее, при проведении забастовок, инициированных профессиональными союзами (объединением профессиональных союзов), решение об участии в таких забастовках принимается коллективом работников без предварительного проведения примирительных процедур с непосредственным работодателем. То есть, правовая база для поддержки работниками действий профсоюзов, объединяющих интересы работников одной отрасли, в России существует.

Зная предпосылки возникновения профсоюзных организаций, работодатель может направить усилия на превентивную политику, занимаясь выстраиванием коммуникационных схем, соблюдая требования законодательства в области оплаты труда, при этом соблюдая баланс интересов работников и работодателя. Вместе с этим, процесс взаимодействия с профсоюзами, также как и любой другой процесс в компании, при грамотном управлении и планировании может развиваться вполне успешно. Этот бизнес-процесс является результатом комплексного подхода и ежедневной работы менеджмента компании, включающей управленческие, правовые и финансовые аспекты.

Фото: pixabay.com

Новости — Правительство России

Обсуждались вопросы совершенствования трудового законодательства, в частности возможность перехода на четырёхдневную рабочую неделю.

Из стенограммы:

Встреча с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым

Д.Медведев: Михаил Викторович, я хотел с Вами обсудить некоторые вопросы, которые сейчас находятся в эпицентре обсуждения. Я обсуждал их несколько раз с представителями общественных организаций работодателей, и естественным является продолжение этого разговора с руководством профессиональных союзов. 

Речь идёт о совершенствовании трудового законодательства – в широком смысле этого слова. Не просто о переходе на 4-дневную или какую-то иную рабочую неделю, а о создании более гибкой рамки трудового законодательства, которая позволяла бы учитывать очень многие пожелания работников и, естественно, позицию работодателя, поскольку это совместный процесс.

Это касается и таких институтов трудового права, как трудовой договор, включающий в себя условия о месте работы, времени работы, порядке его учёта, исчисления соответствующих нормативов, которые связаны с рабочим временем, возможности регулирования такого нового института, как удалённая занятость, и трудовых отношений, которые с этим связаны. И целый ряд других новелл. Но в общем плане я полагал бы правильным, чтобы наше трудовое законодательство стало более гибким, то есть более соответствующим духу экономических отношений, которые складываются в XXI веке, в цифровую эпоху. Но, естественно, при сохранении классических, традиционных институтов.

Что Вы об этом думаете?

М.Шмаков: Дмитрий Анатольевич, наше отношение к Трудовому кодексу и законодательству о труде совпадает с высказанными Вами мыслями. В чём?

Трудовой кодекс – это живой документ, гибкий. Он, безусловно, не может быть застывшим, потому что жизнь идёт вперёд, технологии развиваются, организация труда развивается. Сейчас появляется всё больше удалённых рабочих мест, платформенная занятость внедряется в разных секторах экономики. Поэтому, безусловно, трудовое законодательство должно развиваться. Но при одном условии – это наша жёсткая позиция: не должно быть ухудшения положения работника вне зависимости от того, в традиционных он работает формах или каких-то новых.

В этом смысле та тема, которая Вами поднята была в своё время, – по поводу сокращения рабочей недели… Я думаю, это всё-таки надо переводить не в количество рабочих дней. Ведь в принципе действующее законодательство не мешает и сегодня организовать 4-дневную рабочую неделю. Должны быть новые критерии по количеству рабочих часов в неделю. Россия находится сегодня в большинстве стран, где 40-часовая рабочая неделя и 8-часовой рабочий день при 5-дневном графике. Но есть страны, такие как Франция, где 35 часов, есть Нидерланды, где ещё меньше.

Д.Медведев: У них 29.

М.Шмаков: Сейчас они говорят уже о 21.

Собственно, мы поддерживаем идею, что мы живём не для того, чтобы работать, а работаем для того, чтобы хорошо жить. Но для этого, естественно, нужно, чтобы складывалась масса факторов. В этом отношении я считаю, что такую работу надо делать. И в принципе мы, находясь в диалоге с работодателями, прежде всего в Российской трёхсторонней комиссии, эту тему так или иначе обсуждаем. Но сейчас, после этой новой инициативы, когда возник большой интерес к этой теме, мы договорились создать рабочую группу в рамках РТК, для того чтобы там все эти вопросы рассматривать. Это нельзя сделать щелчком. Это, действительно, займёт какое-то время.

Безусловно, мы видим: рост производительности труда, внедрение новых технологий, цифровизация, роботизация – это всё уменьшает количество человеческого труда и увеличивает количество машинного труда, на который не распространяется трудовое законодательство. Но люди при этом должны как минимум получать не меньше, чем они получают, – если в категориях дней – не меньше, чем за 5-дневную рабочую неделю. Не меньше, но лучше больше.

Вы знаете эту нашу проблему: у нас не самая высокая заработная плата – по сравнению даже с тем трудовым вкладом, который делается нашими работниками.

Поэтому тут большой комплекс вопросов. Трудовое законодательство должно быть гибким. Но, естественно, защищая интересы работника. Сегодня те, кто работает в новых формах – дистанционная занятость, платформенная, – практически остаются без защиты, поскольку не описаны ни их рабочее место, ни трудовой договор (особая форма трудового договора должна быть), ни инструменты, как эту защиту осуществлять в случае нарушения их прав.

Д.Медведев: Абсолютно верно. Я бы всецело согласился с тем, что Вы сказали. Совершенно очевидно, что если и совершенствовать трудовое законодательство, то при соблюдении всех тех гарантий и норм, которые существуют, без ухудшения трудового статуса работника. Наоборот, с появлением каких-то дополнительных возможностей, включая те, о которых мы с Вами говорим. Поскольку очень часто это всё интерпретируют неверно. И естественно, с сохранением условий трудового договора – и об оплате труда, и о размере трудовой недели. В будущем может быть и уменьшение этой трудовой недели. Это будет зависеть от конкретной ситуации в экономике и на конкретных видах производств, о которых так или иначе нужно говорить.

Но погрузить всё это – новое – в законодательство, наверное, необходимо.

Давайте продолжим эту работу – и в формате трёхсторонней комиссии, и в формате совещаний, которые, я ещё некоторое количество раз проведу.

М.Шмаков: Конечно. Мы готовы это сделать.

<…>

Охрана труда через призму профсоюзов: итоги и тенденции | Российское агентство правовой и судебной информации

В истории XXI века еще не было такого периода, когда бы проблема производственного травматизма полностью исчезла из информационной повестки или была сведена к минимуму. И несмотря на наблюдаемую тенденцию по сокращению числа несчастных случаев тысячи людей по всему миру ежегодно погибают на рабочем месте.

РАПСИ на примере МПО «Роснефть» изучило роль профессиональных объединений как инициативных и надзорных органов в обеспечении безопасного труда.


С нулевых годов в России, согласно данным Федеральной службы государственной статистики, наблюдается устойчивое снижение числа пострадавших при несчастных случаях на производстве: за последние 19 лет этот показатель сократился с 151,8 до 23,3 тысячи. Однако порядка 4,5% инцидентов по-прежнему связаны с летальным исходом.

В юридической плоскости эти цифры важны, прежде всего, с позиции соблюдения основополагающего права работника – права на безопасный труд (статья 219 ТК РФ).

Однако в рамках международного права необходимость охраны труда скорее проистекает из фундаментального права на жизнь (статья 6 (1) Международной конвенции о гражданских и политических правах, статья 2 (1) Европейской хартии по правам человека) в отсутствие более конкретных формулировок.

В то же время международные соглашения выделяют другие базовые права человека в этой области: право на труд (Всеобщая декларация прав человека ООН), запрет дискриминации (Конвенция №111 Международной организации труда), право на забастовку (Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах) и право на ассоциацию (Конвенции №87 и №98). Из всех вышеперечисленных право на ассоциацию представляется единственно важным в контексте организации безопасного труда, поскольку сопряжено с защитой интересов сотрудников.

Инициатор, регулятор и гарант безопасности

Вопреки распространенному мнению о неэффективности профсоюзов, объединения трудящихся по-прежнему остаются глобальной организующей силой, следует из исследования Международной организации труда за 2016-2019 гг. А примеры их деятельности как в России, так и за рубежом характеризуют современные профсоюзы как компетентных медиаторов, главной функцией которых является уже не само по себе решение проблемы за пострадавшего, а законотворческие предложения, разъяснительная работа и сопровождение.

Самое высокое число трудящихся, входящих в различные профсоюзы, в последние годы фиксируется в Исландии (90%), Дании (67%), Бельгии (54%). Пятое место в этом рейтинге занимает Россия (30%), существенно опережая Великобританию (24%), Германию (17%), Японию (17%) и США (10%).

Любопытно, что зеркальное отражение данного рейтинга можно наблюдать в статистике по количеству происшествий на производстве, где лидерами являются Япония, Германия и США – то есть страны с наименее развитым профсоюзным движением. Хоть такое совпадение и нельзя воспринимать как результат однозначной зависимости производственной безопасности от числа профсоюзов, но влияние деятельности профессиональных ассоциаций на охрану труда вполне очевидно.

Российское законодательство недвусмысленно наделяет работодателей обязанностью обеспечивать беспрепятственный допуск представителей общественного контроля в организации в целях проведения проверок условий и охраны труда (статья 212 ТК РФ). В соответствии с кодексом представители профсоюзов также могут входить в состав комиссий по охране труда (статья 218). Кроме того, федеральный закон «О профессиональных союзах» наделяет объединения рабочих правом представлять и защищать интересы работников в независимости от их членства в профсоюзах.

Тем самым российский законодатель создал все условия для того, чтобы профессиональные ассоциации контролировали и регулировали вопросы, связанные с охраной труда.

Кроме того, в последнее время все чаще можно наблюдать законотворческие инициативы профессиональных ассоциаций. Только за период пандемии Федерация независимых профсоюзов России предлагала возвратить индексации пенсии работающим пенсионерам и страхования от безработицы, ввести два вида пособия по безработице, а также законодательно урегулировать форматы дистанционной и удаленной работы.


 «Мнение профсоюзов — важный аргумент при разработке ключевых программ и проектов государственного масштаба. Эти предложения ложатся в основу многих поправок в действующее законодательство, направленных на защиту трудовых прав людей, повышение качества их жизни», — заявил председатель правительства РФ Михаил Мишустин в сентябре 2020 года.


Менее заметна, но тем более знакова деятельность профсоюзов в области совершенствования нормативно-правовой базы по охране труда. Причем как в отношении отдельных предприятий, так и на уровне федерального законодательства.

Показателен в этой части опыт межрегиональной профсоюзной организации «Роснефть» (далее – МПО), представители которой регулярно участвуют в круглых столах в регионах по теме совершенствования организации безопасного труда. Кроме того, принятая в 2017 году «Концепция МПО в области промышленной безопасности и охраны труда» предусматривает тесное сотрудничество не только с головным офисом, но также органами власти и вышестоящими профсоюзными ассоциациями по совершенствованию законодательства в этой области.

Последовательная работа МПО в области промышленной безопасности и охраны труда только в 2019 году позволила выявить 3622 нарушения на предприятиях по итогам более тысячи совершенных проверок. В результате работодателю были выданы 694 предписания.

Такие результаты имеют значение не только в масштабах нефтяной компании «Роснефть» и ее дочерних предприятий, но и всей нефтяной отрасли с учетом того, что добывающие и обрабатывающие предприятия из года в год возглавляют антирейтинг Минтруда РФ по числу производственных травм.

Однако основными причинами несчастных случаев на производстве является не сколько неудовлетворительная организация рабочего пространства, сколько нарушение работниками правил дорожного движения, трудового распорядка или дисциплины. В этой связи приоритетным направлением в минимизации случаев производственного травматизма является не тщательная регламентация норм поведения, а внедрение эффективных систем выявления причин, оценки и снижения потенциально опасных ситуаций.

В этом направлении компания также предложила перспективное решение: один из нефтеперерабатывающих заводов «Роснефти» – Новокуйбышевский – недавно разработал и внедрил инновационную программу мониторинга охраны труда с применением обучающейся нейросети. Нововведение базируется на технологии искусственного интеллекта, который захватывает видеопоток с камер наблюдения, выделяет зоны производства и распознает нарушения правил техники безопасности. Данные считываются и автоматически направляются программой в единый информационный центр предприятия. Кроме того, нейросеть позволит контролировать использование сотрудниками средств индивидуальной защиты, что особенно актуально в период пандемии.

Очевидно, что такого рода инновация будет способствовать сокращению числа инцидентов, возникающих из-за халатности сотрудников, и предотвращению несчастных случаев. А распространение данной разработки на другие перерабатывающие предприятия и вовсе позволило бы вывести данный сектор из наиболее травматичных производств, стимулируя интерес к этому виду деятельности и, как следствие, новые притоки рабочей силы.

Таким образом, опыт сотрудничества НК «Роснефти» с межрегиональной профессиональной организацией разоблачает распространенный миф о неэффективности и архаичности профсоюзов. Несмотря на непопулярность рабочих объединений в России (согласно опросу ВЦИОМ, лишь 2% россиян обращаются в профсоюзы в случае нарушения их трудовых прав) они, во-первых, обладают полным спектром прав для осуществления контрольных мероприятий, а во-вторых, все чаще выступают с инициативами по совершенствованию федерального законодательства.

Состоялось заседание Генерального совета Федерации Независимых Профсоюзов России

Состоялось заседание Генерального совета Федерации Независимых Профсоюзов России

Октябрь 27th, 2017 Тамбовское Профобъединение

Председатель Регионального союза «Тамбовское областное объединение организаций профсоюзов» Геннадий Афанасов принял участие в заседании Генерального Совета Федерации Независимых Профсоюзов России, которое состоялось 25 октября. В ходе заседания обсуждались следующие вопросы: «О действиях профсоюзов в современных условиях и выборах Президента Российской Федерации», «О профсоюзном бюджете ФНПР на 2018 год» и ряд других. В заседании приняли участие представители   Администрации Президента РФ, правительства, руководители внебюджетных социальных фондов, депутаты Государственной Думы.

В докладе Председателя ФНПР Михаила Шмакова и выступлениях членов Генсовета отмечалось, что в период президентства Владимира Путина был утвержден политический суверенитет России, вектор развития экономики стал смещаться в сторону поддержки отечественных производителей, начал укрепляться экономический суверенитет страны. Многие вопросы социально-трудовой сферы профсоюзам удалось решить благодаря конструктивному диалогу ФНПР с Президентом России.

Члены Генсовета единодушно проголосовали за предложение В.В. Путину выдвинуть свою кандидатуру на выборах Президента Российской Федерации в марте 2018 года. Будущему президенту России предстоит обратить особое внимание на необходимость решения задач: преодоления бедности работающего населения; обеспечения повышения уровня реального содержания заработной платы; установления базовых окладов по профессиональным квалификационным группам не ниже МРОТ; ликвидации долгов по заработной плате; обязательности решения проблем в сфере социально-трудовых отношений через систему социального партнерства; создания реальных инструментов защиты безработных граждан; поддержки реальной, а не спекулятивной части экономики; построения нового цифрового будущего страны, в котором защищены права и растут доходы работников.

«Уверен, что прозвучавшее в ходе заседания Генсовета ФНПР обращение к Владимиру Путину с предложением выдвинуть свою кандидатуру на выборах Президента Российской Федерации в марте 2018 года полностью соответствует интересам трудящихся нашей страны, ‒ подчеркнул Председатель Тамбовского Профобъединения Геннадий Афанасов. ‒  Действующий Президент последовательно создает социальные механизмы,  позволяющие сторонам социального партнерства вести системную работу по защите социально-экономических интересов человека труда. И в этой связи необходимо отметить Тамбовскую область, которая четко следует в русле передовых и созидательных процессов, инициируемых Президентом РФ, демонстрируя наглядный пример динамичного и всестороннего развития».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Профсоюзы предложили Мишустину национализировать самые важные российские компании | Последние Новости Омска и Омской области

Также есть идея моратория на их обратную приватизацию.

Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков в письме премьер-министру Михаилу Мишустину (на фото) предложил национализировать наиболее важные компании в стране, сообщает РИА Новости.

«Падение стоимости акций компаний, экономические проблемы предприятий могут провести к росту спекулятивных сделок с целью захвата предприятий. В связи с этим считаем необходимым срочно разработать механизм национализации предприятий, важных для экономики России и обеспечения социальной стабильности, и приступить к его практическому использованию», — заявил он.

Для определения подобных предприятий Шмаков предложил привлечь трёхстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых отношений. В неё входят представители профсоюзов, общероссийских объединений и правительства, её работу координирует вице-премьер Татьяна Голикова.

Также глава ФНПР высказал идею о моратории на новую приватизацию национализированных предприятий сроком на год. По его мнению, возвращение их частнику возможно только при учёте позиции отраслевого профсоюза.

Напомним, пока один свежий обратный пример — в результате довольно странной сделки «Роснефти» со своими венесуэльскими активами компания получила от правительства 9,5% своих акций и перестала быть государственной — у РФ в ней осталось меньше половины акций.
Шмаков призвал освободить от налогов организации, чья работа ограничена принятыми властями мерами по борьбе с эпидемией, и рассмотреть вопрос о снижении НДС.

Также он выступил за отмену налога на доходы физических лиц в 13% для работников с зарплатой на уровне МРОТ или ниже и, напротив, повысить ставку налога на сверхдоходы.

В рамках же борьбы с эпидемией коронавируса глава ФНПР предложил увеличить на 50% зарплаты медработников.

% PDF-1.2 % 954 0 объект > endobj xref 954 118 0000000016 00000 н. 0000002731 00000 н. 0000002895 00000 н. 0000004640 00000 н. 0000004800 00000 н. 0000004868 00000 н. 0000004977 00000 н. 0000005084 00000 н. 0000005213 00000 н. 0000005409 00000 н. 0000005623 00000 п. 0000005764 00000 н. 0000005903 00000 н. 0000006070 00000 н. 0000006225 00000 н. 0000006378 00000 п. 0000006529 00000 н. 0000006725 00000 н. 0000006893 00000 н. 0000007033 00000 н. 0000007184 00000 н. 0000007350 00000 н. 0000007510 00000 н. 0000007640 00000 н. 0000007769 00000 н. 0000007909 00000 н. 0000008059 00000 н. 0000008238 00000 п. 0000008377 00000 н. 0000008522 00000 н. 0000008679 00000 н. 0000008831 00000 н. 0000008989 00000 п. 0000009128 00000 н. 0000009270 00000 п. 0000009442 00000 н. 0000009613 00000 н. 0000009793 00000 н. 0000009913 00000 н. 0000010043 00000 п. 0000010197 00000 п. 0000010343 00000 п. 0000010530 00000 п. 0000010743 00000 п. 0000010881 00000 п. 0000011037 00000 п. 0000011160 00000 п. 0000011304 00000 п. 0000011449 00000 п. 0000011603 00000 п. 0000011809 00000 п. 0000012016 00000 п. 0000012161 00000 п. 0000012365 00000 п. 0000012550 00000 п. 0000012702 00000 п. 0000012853 00000 п. 0000013014 00000 п. 0000013169 00000 п. 0000013337 00000 п. 0000013498 00000 п. 0000013648 00000 п. 0000013929 00000 п. 0000014071 00000 п. 0000014206 00000 п. 0000014407 00000 п. 0000014568 00000 п. 0000014683 00000 п. 0000014841 00000 п. 0000015009 00000 п. 0000015196 00000 п. 0000015338 00000 п. 0000015472 00000 п. 0000015610 00000 п. 0000015788 00000 п. 0000015932 00000 п. 0000016078 00000 п. 0000016289 00000 п. 0000016445 00000 п. 0000016573 00000 п. 0000016729 00000 п. 0000016875 00000 п. 0000017017 00000 п. 0000017154 00000 п. 0000017297 00000 п. 0000017452 00000 п. 0000017590 00000 п. 0000017715 00000 п. 0000017938 00000 п. 0000018130 00000 п. 0000018245 00000 п. 0000018463 00000 п. 0000018632 00000 п. 0000018754 00000 п. 0000018933 00000 п. 0000019060 00000 п. 0000019257 00000 п. 0000019410 00000 п. 0000019626 00000 п. 0000019792 00000 п. 0000019971 00000 п. 0000020102 00000 п. 0000020250 00000 п. 0000020402 00000 п. 0000020572 00000 п. 0000020752 00000 п. 0000020919 00000 п. 0000021089 00000 п. 0000021244 00000 п. 0000021389 00000 п. 0000021533 00000 п. 0000021676 00000 п. 0000021880 00000 п. 0000022668 00000 п. 0000022850 00000 п. 0000023298 00000 п. 0000003047 00000 н. 0000004616 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 955 0 объект > endobj 956 0 объект 2% r = g̵D FZ: t + G) / U (%.(.Ye.VS.yr7Lwaa33k

Разрушение профсоюзов, русский стиль | openDemocracy

1 мая 2016 г .: Российский профсоюзный активист Алексей Этманов возглавляет демонстрацию рабочих-автомобилестроителей в Санкт-Петербурге. Источник: MPRA / Facebook. 10 января Санкт-Петербургский городской суд вынес решение о роспуске Межрегионального профсоюза (МПРА), известного своими громкими забастовками на заводе Ford. Это первый раз, когда российский закон 2012 года о неправительственных организациях, действующих в качестве «иностранных агентов», был применен к организации рабочих.Раньше это не касалось профсоюзов.

Независимый профсоюз

МПРА, пожалуй, не самый крупный российский профсоюз (его официальное членство составляет около 4 000 человек). Она возникла в разгар серии громких забастовок на заводе Ford во Всеволожске под Санкт-Петербургом, самая известная из которых произошла зимой 2007 года. Остановка производства и блокировка входа на завод. Рабочие Ford выиграли у администрации завода большинство своих требований.Заработная плата выросла на 11%, а ежегодное повышение заработной платы было индексировано на один процент выше уровня инфляции. Спустя несколько лет договор всеволожского завода, определявший условия труда и льготы, в профсоюзных кругах считался образцом.

Лидер бастующих сварщик Алексей Этманов прославился в одночасье и в 2011 году был избран депутатом Законодательного собрания Ленинградской области, где проявил себя в оппозиции. В 2014 году его антивоенная позиция по Украине стоила ему поддержки со стороны левоцентристской партии «Справедливая Россия» и его мандата.В 2016 году Этманов баллотировался в избирательном бюллетене либерального «Яблока» и проиграл.

К концу 2000-х годов пример завода Ford распространился: в ряды MPRA пополнились работники Volkswagen, АвтоВАЗа, Омсктрансмаша и десятков менее известных компаний, как иностранных, так и российских.

В отличие от старых профсоюзов, которые в основном служат для распространения услуг, MPRA сделала ставку на коллективные действия, вызвав гнев государства

За последние 10 лет лишь немногим удалось повторить успех рабочих Ford , который превзошли только рабочие завода Volkswagen в Калуге.Там коллектив завода смог избежать массовых увольнений, охвативших автомобильную промышленность в 2015 году. Согласно контракту, который выиграл профсоюз, калужские рабочие-автомобилисты будут отправлены не на рынок труда, а в оплачиваемый отпуск и обучение в европейских филиалах автогруппы.

В предкризисные годы [до обвала российского рубля в 2014 году] MPRA сделала себе имя благодаря нескольким забастовкам и протестам. В отличие от старых профсоюзов, которые служат в основном для раздачи услуг, MPRA сделала ставку на коллективные действия, что вызвало гнев государства, не говоря уже о работодателях.В 2016 году калужский телеканал выпустил «Анатомию союза», «разоблачающий» фильм, в котором МПРА обвинялось в связях с Западом и в организации «Майдана». Последовали дальнейшие атаки.

В прошлом году 19 мая жалоба на профсоюз была подана в прокуратуру Красногвардейского района Санкт-Петербурга. Автор жалобы, Иван Ремесло, называет себя юристом и следователем, но он больше известен как пропагандист, специализирующийся на критике российской оппозиции.Прокуратура сразу же подхватила сигнал, начав проверку, по итогам которой был возбужден иск о роспуске профсоюза.

«Первый вопрос, который задал представитель прокуратуры, когда они посетили наш офис, был:« Так чем же занимаются профсоюзы? »Это совершенно невежественные люди. Но в наши дни выводки стукачей, которые используют государственных прокуроров как инструмент для своей собственной политической прибыль продолжает расти », — заявил Алексей Этманов, выходя из зала суда.

Судье потребовалось не более пяти минут в камере, чтобы распустить профсоюз.

«Есть ли у вас родственники за границей?»

MPRA было предъявлено обвинение в «вопиющих нарушениях закона и систематических действиях, противоречащих правилам». Все пункты обвинительного заключения можно разделить на три группы: официальные жалобы на учредительные документы профсоюза (например, использование в правилах фразы «социальная ассоциация» вместо «социальная организация»), причастность к замаскированной политической деятельности. как профсоюзная деятельность, и получение финансирования из-за рубежа.

Решение суда Санкт-Петербурга беспрецедентно по двум причинам.Впервые организация, не включенная в государственный реестр иностранных агентов, была ликвидирована судом за «выполнение функций иностранного агента» (суд постановил, что MPRA должна была зарегистрироваться в качестве иностранного агента добровольно), а также за Впервые профсоюз попал в сферу действия закона об иностранных агентах.

До сих пор российские профсоюзы чувствовали себя в относительной безопасности; они защищены конвенциями Международной организации труда, ратифицированными Россией, и федеральным законом о профсоюзах, который отличает их от других организаций гражданского общества.

«Это решение суда ставит под сомнение само существование профсоюзов в России. Он еще не вступил в законную силу, и я искренне надеюсь, что Верховный суд пересмотрит его »

« Мы все прекрасно понимаем, что российские профсоюзы являются частью международного рабочего движения », — говорит Олег Бабич, директор. юридического отдела Конфедерации труда России (КТР, в которую входит МПРА), представлявшего профсоюз в суде.

В случае MPRA это означает глобальный профсоюз IndustriALL, который объединяет профсоюзы рабочих-металлистов и химиков из более чем ста стран мира.В России в его состав входит даже несколько полностью одобренных государством союзов, которые, согласно этой логике, теперь тоже должны быть распущены.

Обвинение в иностранной финансовой поддержке МПРА основано на получении одноразовых грантов в размере 150 000 и 180 000 рублей (2 500 и 3 000 долларов) в течение двух лет на организацию тренингов и семинаров. Однако, по словам Алексея Этманова, MPRA ежегодно выплачивает IndustriALL более 200 000 рублей (3300 долларов США) и имеет право на некоторую компенсацию.

«Практически все профсоюзы занимаются тем или иным взаимным финансированием», — поясняет Олег Бабич. «Оказывается, с помощью такого рода судебных процессов, без предупреждения или других, более мягких мер, они теперь могут уничтожать крупные организации, объединяющие тысячи людей».

Солидарность вне закона против профсоюзов вне политики

Наиболее необычные обвинения, выдвинутые городской прокуратурой против MPRA, заключаются в том, что она оказала моральную поддержку протесту водителей дальнобойных грузовиков 2015 года, о чем говорится в статье под заголовком « PLATON нам не друг »и что профсоюзные активисты участвовали в акции протеста работников быстрого питания из Carl’s Jr.и протест врачей против сокращения персонала больниц. По логике агентства, МПРА имело право защищать интересы только своих членов, но не членов других организаций, даже тех, с которыми оно было связано.

Еще одним «доказательством» того, что профсоюз Алексея Этманова «на самом деле был вовлечен в политику», послужила онлайн-петиция профсоюза об изменении статьи 134 Трудового кодекса России. Эти исправления были направлены на устранение лазейки, позволяющей частным компаниям не индексировать заработную плату своих рабочих с учетом уровня инфляции.

«Это решение суда ставит под сомнение само существование профсоюзов в России. Он еще не вступил в законную силу, и я искренне надеюсь, что Верховный суд его пересмотрит », — прокомментировал Олег Бабич. Алексей Этманов тоже не собирается складывать оружие. Если вышестоящий суд оставит решение о роспуске профсоюза в силе, MPRA может быть возрожден под новым названием.

Станислав Маркелов: Профсоюзное движение России, 1990-2000-е гг.

Москва 2012: Марш памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой.CC BY-NC 2.0 Владимир Варфоломеев / Flickr. Некоторые права защищены.

Десять лет назад в январе этого года в центре Москвы были убиты активист-юрист Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. Как выяснилось позже, это был пик террористической кампании российских ультранационалистов. Как адвокат по правам человека, Маркелов защищал ряд громких дел на протяжении 2000-х годов, часто связанных с насилием со стороны полиции и сил безопасности.

Но что осталось за кадром, так это участие Маркелова в левом и профсоюзном активизме.Здесь мы представляем сокращенный перевод интервью социолога Александра Бикбова, проведенного в октябре 2006 г., в котором рассматривается роль Маркелова как активиста и юриста в разрешении трудовых споров. Он начинается с размышлений Александра Бикбова, написанных в память о Маркелове через десять лет после января 2009 года.

От Александра Бикбова: Станислав Маркелов, застрелен неонацистским убийцей 19 января 2009 года, был настоящим явлением, живым воплощение невозможного набора качеств.Невероятно успешный, адвокат в самых громких делах в возрасте 34 лет, лидер молодых левых, человек, принадлежащий к разным слоям общества, сторонник сильного социального государства, любивший панк-рок, юридический представитель антифашистов, профсоюзов, неформалы и независимой газеты Новая газета , пламенный правозащитник и столь же яростный критик русского либерализма, политический головорез и общественный интеллектуал, имевший все шансы стать поистине важной фигурой в мире. новая, все еще зарождающаяся эпоха.

Как это часто бывает, самая известная часть биографии Маркелова начинается с его профессиональных успехов: политических судебных процессов, которые он регулярно выигрывал или которые, даже будучи проигранными, сумели превратиться в публичную демонстрацию возможностей российской системы правосудия. инерция. Изучение более ранних моментов его биографии и менее известных сторон его профессиональной жизни позволяет нам прояснить источник его удивительных способностей и далеких от обычных взглядов.

В этом отношении особенно ценным является опубликованное ниже интервью.Отвечая на мою просьбу обсудить российские профсоюзы и его юридическую практику, по сути, Маркелов погрузился в то измерение своей жизни и работы, где историческое тесно переплетается с глубоко биографическим. Здесь мы видим Маркелова — организатора крупнейшего студенческого движения 1990-х годов, Маркелова — законного представителя рабочих, потерявших работу на заводах в регионах, Маркелова — приверженца радикальной социал-демократии. Все эти далеко не очевидные карьеры успешного юриста прекрасно иллюстрируют необычную траекторию, по которой он шел.

Станислав Маркелов на Сибирском социальном форуме, 2008. Фото CC BY-SA 3.0: Wiki Commons. Некоторые права защищены.

Сегодня, как и во время разговора 12 лет назад, меня поразила рациональная строгость и насыщенность образов, которыми Станислав описывает три области опыта, в которые он был погружен. Это студенческие протесты 1990-х годов. , конфликты рабочих с заводской администрацией в 2000-е гг. и тактика трудовых конфликтов, скрытая за фасадом постоянно меняющегося законодательства России.Он смотрит на эти сферы безукоризненным взглядом стратега, которому интересно, как все происходит, что мешает движению достичь своей цели и как изменить ситуацию на фундаментальном уровне.

При этом невозможно не замечать тех хитрых вспышек игрока и остроумия, пробегающих по стратегическому анализу Маркелова. Таким образом, рассказывая историю взлета и падения студенческого профсоюзного движения (Студенческая защита) в 1990-х годах, одним из организаторов которого он был, Станислав не преминул упомянуть ключевую роль «тусовки» и идеологической «Беспринципность» в организации работы. Характеризуя развитие трудовых конфликтов, Маркелов искренне впечатлен не решимостью рабочих, а их близорукостью. Как всякий достойный противник, он также иногда замечает хитрость и манипуляции заводской администрации.

Ответы Маркелова отражают потрясающее понимание деталей и умение связать их вместе. Его разрушение дела Выборгской бумажной фабрики в конце 1990-х годов, когда рабочие захватили свое предприятие, чтобы возобновить производство, похоже на готовый сценарий фильма в духе «Банды Нью-Йорка » Мартина Скорсезе.Описание студенческой демонстрации 1995 года в центре Москвы звучит как план, спрятанный на будущее. Спустя десять лет Маркелову все еще удается воспроизвести точный маршрут демонстрации по городу, места ее остановки и суть ключевых событий.

Таким образом, в этом интервью раскрывается не только биография Маркелова — личная и профессиональная. Это позволяет нам увидеть, как работает аналитическое и юридическое мышление Маркелова. Последнее меня особенно интересует. Как ему удавалось выигрывать самые невероятные дела, в том числе политические процессы, которые в российской практике считаются безнадежными? Отвечая на мои общие вопросы о стратегиях невозможных побед, он дал шокирующе простой ответ. «Понимаете, — пояснил он с улыбкой, — российская система правосудия построена так, что адвокат, участвующий в судебном процессе, является не законным представителем, а посредником между сторонами. В целом ряде случаев посредник, который просто несет ответственность за доставку чемоданов с деньгами.Есть даже забавное сленговое слово для обозначения этой работы — «кран». Конечно, я никогда этого не делал. Противоположный. Я просто все делаю по правилам — и одного этого часто бывает достаточно. Внимательно читаю все материалы по делу, ищу неточности и нарушения, изучаю прецеденты. Довольно часто уровень [знаний] в наших судах таков, что судьи и адвокаты не знают основ нашего законодательства и не читают материалы дела. И если я попытаюсь дойти до конца, опираясь на процедуру, судья ничего не может сделать, кроме как принять решение в мою пользу.

Через десять лет после этого собеседования многое изменилось в профессиональном юридическом представительстве. Благодаря политическим и трудовым делам сформировалось целое поколение юристов — людьми, которыми Станислав мог бы назвать своих коллег в полном смысле этого слова. «Журавли» с конвертами, набитыми чемоданом, реже ходят из офиса в офис. Но сдвиги в организации ряда рабочих, которые Маркелов отмечает еще в 2006 году, стали важной частью более широкой картины. С одной стороны, на первый план вышли небольшие профсоюзы в сфере образования и культуры.С другой стороны, борьба против независимых профсоюзов усилилась, и положение корпоративных союзов, где руководство объединено с рабочими, укрепилось.

Замечательно точные и полные конкретики наблюдения Маркелова в нынешних условиях становятся важным ресурсом для оценки и сравнения. Создается впечатление, что Маркелов, предательски остановившийся на пороге нового десятилетия, прошел в переулок, миновав недружелюбное десятилетие, и попал в новую, пока неизвестную эпоху.

Это интервью изначально было опубликовано в сокращенной версии в сборнике «Никто кроме меня» , посвященном памяти Станислава Маркелова. Для этой публикации я сверил расшифровку стенограммы с аудио, удалив неточности и восстановив ранее неопубликованные фрагменты.

***

AB: Не могли бы вы сказать несколько слов о том, как возникло независимое рабочее движение в России?

SM: До 1990-х годов независимое рабочее движение было большой проблемой для советских властей.И это было намного сильнее диссидентского движения. Диссидентское правозащитное движение было сосредоточено в основном в крупных городах, оно имело связи на западе через международных журналистов. Америка и Европа мгновенно узнают об их мощных демонстрациях из трех человек. Но они ничего не знали о рабочем движении. Рабочие в Советском Союзе постоянно проводили демонстрации, иногда собирая до нескольких тысяч человек. При этом они были очень разрозненными, не было никакой организации и в большинстве случаев не сообщалось.

Первый день акций протеста в Новочеркасске: рабочие перекрывают железную дорогу и вешают на электровышку транспарант с надписью «Мясо, масло, плати больше!» 1 июня 1962 г. Изображение из Новочеркасского мемориального музея. Через Медузу.

Протесты рабочих были ожесточенными. Причем крайнюю форму они приобрели в шахтерских поселениях. Здесь протест был близок к фатальному: рабочие отказались выходить из шахт. Была только одна попытка создать что-то вроде польского движения солидарности — SMOT [Свободный межпрофессиональный союз трудящихся, основанный в 1978 году].На знаменитой демонстрации в Новочеркасске [в 1962 году] рабочие подняли красный флаг — тот самый, что был на их предприятии, — и это было сочтено преступлением. Движение, проходившее под знаменем красного флага, требовало хлеба, масла и повышения заработной платы. Их требования были экономическими. Единственным более или менее политическим требованием в то время было «Положить конец привилегиям!»

Успех и угнетение профсоюзов в Новой России

В конце 1980-х годов, когда волна демократии нарастала, рабочее движение было очень тепло встречено либеральной элитой. Именно тогда, по сути, начался [процесс] создания независимых профсоюзов. Либералы докладывали о каждой демонстрации рабочих, потому что они были направлены против Советской власти и, соответственно, были полезны для них. Когда я потом разговаривал с ними, многие рабочие лидеры 1980-х годов сказали: «Да, мы это очень хорошо помним и понимаем, что нас использовали». Это осознание с разной степенью ясности пришло в конце 1991 года. То есть в первый год нового подъема рабочего движения в Кузбассе, в Белоруссии, которое ранее было полностью лояльным Советской власти.Они нанесли удары, парализовавшие транспортные пути.

Естественно, требования рабочих оправдались. У вас была [система] привилегий, элита, которая забирала все, а затем профсоюз, который ничего не делал и в основном составлял часть управления предприятием. Стоит отметить, что после 1991 года ничего не изменилось: та же элита получила те же преимущества, что и до 1991 года — и это были те же люди, только теперь они имели статус бизнесменов, а не директоров [предприятий]. Между тем официальные профсоюзы начали выполнять функцию организации рабочих для принудительного труда, более или менее в качестве рабов этих бизнесменов.

Что касается превращения старого партийного руководства в бизнесменов, я могу отметить один интересный факт. Одно время мне удавалось просматривать каталог внутренней партийной библиотеки КПСС, в котором указывается, пользовались ли книги спросом. Как оказалось, самыми популярными среди читателей были книги по менеджменту и бизнесу, издаваемые на Западе — их часто просили.Практически никто не заказывал книги по рабочему движению, научному коммунизму и так далее.

В конце 80-х годов прошлого века профсоюзное движение резко пошло по совершенно другим направлениям. Была скуплена часть профсоюзов — и это было сделано настолько открыто, что напомнило ситуацию в США в 1920-е годы.

AB: А кто их покупал?

SM: Местные власти и бизнес, в основном. В России было хорошо видно, как они слились.По сути, они были одним и тем же. Вернее, бизнес находился в ведении государства.

Такова судьба КСПР [Конфедерации свободных профсоюзов России], и это только наиболее яркий пример. Изменились и формы протеста рабочих.

[Типичная] ситуация 1990-х годов: предприятие прекращает работу, новый собственник распродает основные активы. И сотрудники устраивают демонстрации — не для того, чтобы кого-то защищать, а для того, чтобы их предприятие продолжало работать.Подобные демонстрации не урегулированы на законодательном уровне в России, но, несмотря на то, что все, что не запрещено законом, теоретически разрешено, на практике эти демонстрации были запрещены. Бастуй сколько хочешь [они сказали]. Ведь на тот момент это всего лишь формализовало знакомую ситуацию: невыплата заработной платы работникам, которые затем отправлялись в постоянный отпуск без заработной платы. Если они бастовали, то официально им перестали платить.(«Пожалуйста, удалите, тем лучше для нас! Пока вы бастует, мы все украдем и продадим, быстро получим наличные, отправим их по трубопроводам. А потом уедем за границу с этими деньгами. Вы просто можете умереть ! »)

В 90-е годы была также волна голодных восстаний, прикрываемых властями, которые в то время были либералами. Но я это точно знаю. Восстания возникли, когда предприятия перестали работать. Не из-за забастовок, а из-за остановки фабрик. И это было не волной, а цунами.В ответ рабочие были вынуждены прибегнуть к формам сопротивления, которые считались бы наиболее радикальными на Западе, — блокированию транспортных путей. СМИ отреагировали на это, но не оказали такого влияния, как, скажем, в Англии или Германии.

Примером одной из самых ярких антиприватизационных инициатив является Выборгская бумажная фабрика [1996–1999]. Это самый известный случай, и я в нем участвовал. Выборгская бумажная фабрика была уникальным предприятием, таких в Европе всего два.А Выборг совсем рядом с Петербургом, это не заводь. Люди там стали буквально голодать. Денег не было, люди брали ссуды, а потом возвращали их картошкой. Они привели детей в городскую столовую, чтобы просто поесть. Им приходилось жить за счет земли. Летом собирали грибы, ягоды.

Отчет «Взгляд» по спору на Выборгской бумажной фабрике, октябрь 1999 г. Источник: YouTube.

Завод приватизирован — как всегда с множеством нарушений.Заводчане ждали нового хозяина, чтобы приступить к работе. Но хозяин не появился. И сотрудники начали его поиски. Между тем, собственник уже все продал и продал максимальное количество акций. Оказывается, этот человек, продавший завод за 16 тысяч рублей и получивший фантастические дивиденды, разыскивается Интерполом в розыск. И его ищут рабочие вместе с Интерполом.

Затем сотрудники захватили фабрику, выпустили единую акцию, которая была передана профсоюзу фабрики (созданному ими), а затем приступили к работе.Сразу завод начинает получать прибыль и платить налоги государству. До этого завод несколько лет ничего не приносил.

Чем закончилась эта Выборгская история? Все закончилось рейдом ОМОНа [14 октября 1999 г.]. И не обычный спецназ, а «Тайфун», спецназ, подавляющий тюремные беспорядки. Подразделение ОМОНа совершило налет на фабрику, в результате чего несколько десятков человек, включая женщин, были жестоко избиты.

После рейда рабочие поднялись и сумели заблокировать ОМОН от дальнейших действий.Затем последовала волна [реакции] в либеральной прессе.

В котором периодически фигурировали требования привлечь к ответственности рабочих (которые восстановили фабрику, которая начала приносить государственные деньги), а не владельцев и власти. Среди СМИ, которые это сделали, были «Известия». Одна из статей против рабочих заканчивалась словами: «Почему не мобилизовали Кантемировский отряд?» То есть почему еще больше рабочих не избили и танки не завели? Яркий пример либеральной журналистики и либеральной газеты того времени.

AB: Почему либеральная пресса так отреагировала? Был ли это страх восстановления коммунистического режима или что-то еще?

SM: Я думаю, что опасения по поводу восстановления коммунистического режима были прикрытием. Они рассказали эту историю всем, кто мог. КПРФ была последней, кто хотел прийти к власти, ее руководство на тот момент жило неплохо. Фактически, это был страх пересмотра результатов приватизации.

AB: А либеральные журналисты этим интересовались?

СМ: А кто именно им платит? [Смеется]. Кстати, выборгское дело продемонстрировало ключевую слабость профсоюзного движения.Он сохранял веру в власть до последнего момента. Злые бандиты были там, в регионах, но наверху все были хорошие. Достаточно показать, насколько местная власть коррумпирована, и Москва во всем разберется, Москва поймет. «Если мы правы, то нам не нужно это демонстрировать» и так далее. Вот так они проиграли все судебные процессы, у них не было даже адвокатов. Когда они начали связываться с юристами, юристы не могли с ними работать — рабочие не привыкли разговаривать с людьми, которые не были рабочими, т.е.е. клиенты государства. Сотрудники проиграли все суды.

В итоге против рабочих было возбуждено уголовное дело, хотя все травмы — причем серьезные, сломанные конечности, сотрясение мозга и избитые почки — были на их стороне. Возбуждено дело о массовых беспорядках, это серьезное обвинение, до 15 лет лишения свободы. Более того, подсудимым было предъявлено обвинение в том, что они препятствовали должностным лицам судов и правоохранительных органов выполнять свою работу.

В конце концов они были полностью разбиты.А Выборгская бумажная фабрика была распродана.

Следующим сильным показателем активности рабочих стали забастовки, организованные профсоюзами авиадиспетчеров. Посмотрите, какие профсоюзы наиболее эффективны с конца 1990-х годов. Это авиадиспетчеры, докеры, которые недавно организовали очень большую забастовку в Петербурге, и моряки. Это те категории работников, которые наиболее востребованы и имеют материальные ценности. У них довольно большая заработная плата, правда, они не сравнимы ни с их работой, ни с их условиями.И их действия всегда приводят к желаемому результату, в отличие от демонстраций всех остальных.

AB: А что насчет горняков в конце 1990-х?

SM: С горняками ситуация была иной: когда основные активы шахт распродавались, они никому не были нужны. А майнеры нужны компаниям как дыра в голове: у них хватит собственных проблем. Несколько угольных проектов заглохли, погибли целые угледобывающие регионы. Я разговаривал с рабочими одной угольной компании, где все пришло в упадок, работы не было, люди уехали.Вначале им обещали снова и снова, и они им поверили. А сейчас там просто мертвый край, вымерли села. Хотя авиадиспетчеры, моряки и докеры по-прежнему востребованы, они по-прежнему важны для людей. Они объявили забастовку и получили то, что хотели.

В 2000 году произошел сдвиг, когда новый бизнес-класс России, полностью слился с властями, начал работать в направлении долгосрочной прибыли, а не спекулятивных сделок. Соответственно, бизнес должен был начать создавать постоянные рабочие места и поддерживать хорошие условия труда.Руководства корпораций начали создавать собственные профсоюзы — например, профсоюзы в ЮКОСе, Газпроме…

Они предоставили те же вещи, к которым привыкли люди, работающие в 1970-е годы: распределение отпусков, небольшие улучшения в социальной сфере — это то, что делают менеджеры по персоналу на западе. Соответственно, многие профсоюзы запретили забастовки, прописанные в их уставах и соглашениях.

Это одна сторона. С другой — продолжает действовать монстр ФПК-ФНПР [Федерация независимых профсоюзов России], объединяющий как рабочих, так и работодателей.Это совершенно неправильно с юридической точки зрения. Согласно новому Трудовому кодексу, руководители и управленческий персонал являются представителями администрации. Таким образом, само существование этого союза незаконно. Есть понятие «корпоративный профсоюз», в итальянском законодательстве есть понятие «удобный профсоюз» — FNPR полностью под это определение.

У меня были официальные встречи с Андреем Исаевым. Замечательный человек, который прошел путь от анархиста до одного из лидеров «Единой России» и сумел работать везде, в том числе в профсоюзной работе.

Сейчас он возглавляет комитет Думы по труду и социальной политике и является одним из авторов нового Трудового кодекса. Исаев утверждал, что ФПНР — это нормальный профсоюз, потому что высокопоставленные менеджеры, директора также являются наемными работниками. И поэтому у них те же интересы, что и у их сотрудников. В результате у ФНПР даже не было забастовочного фонда. Самый крупный профсоюз страны, имеющий собственные санатории, банк и другие активы, не имеет забастовочного фонда, потому что не проводит забастовок.В этом нет необходимости.

AB: А как называется банк?

SM: Банк солидарности. Была попытка закрыть его по каким-то махинациям. Но он все еще существует. А у лидера ФНПР [Михаила] Шмакова есть загородный дом рядом с домом [Юрия] Лужкова, на Рублевском шоссе.

Какая сейчас ситуация с профсоюзами в целом? В новом трудовом законодательстве России деятельность профсоюзов сильно ограничена. Во-первых, официально запрещены забастовки солидарности.Полностью. Если вы хотите поддержать коллег по той же профессии, у вас нет на это права. Во-вторых, была создана хитрая схема [в конфликтных ситуациях]: допустим, на фабрике есть два профсоюза — независимый профсоюз и один ФНПР — и они действуют от имени определенного числа сотрудников (например, чтобы завершить коллективный соглашение), и профсоюзы не согласны, тогда принимается позиция союза с большим количеством членов. Учитывая, что большинство сотрудников автоматически вступают в официальный профсоюз (часто это является условием приема на работу), тогда положение FNPR намного лучше.На многих предприятиях бывают ситуации, когда директор завода одновременно является главой профсоюза. Тот же человек. Здесь возникает ситуация, когда независимые профсоюзы теряют право голоса в конфликтах. Так составлялось трудовое законодательство.

В результате каждый трудовой спор приводит к очень неприятным последствиям и поощряет далеко не честное поведение руководства компании.

Пересечение профсоюзов и левого движения в образовании

AB: Знаете ли вы какие-либо примеры успешной профсоюзной организации в образовании, академических кругах, школьной системе?

SM: Прямо сейчас наблюдается волна [активности]: работники сферы образования пытаются самоорганизоваться, особенно в средних школах, и высшие учебные заведения иногда присоединяются к ним.Условия труда ужасные. Несмотря на все национальные программы, в некоторых регионах ситуация даже ухудшается.

Что касается работников интеллектуальной сферы, то был случай, когда ко мне за помощью обратились сотрудники телеканала, где массово уволили людей незаконно. Я сказал им: «Мне нелегко работать с каждым из вас индивидуально. Ваши требования полностью законны. Увольнения — нет. Организуйте союз вместе ».

Они ответили: «Почему мы должны организовать профсоюз? Каждый человек уникален.Вы хотите, чтобы мы ходили с красным флагом ?! » В конце концов, все потеряли работу.

AB: Это скорее пример неудачи.

СМ: Да, но это показывает характерное отношение людей, занятых в гуманитарных науках, к подобным ситуациям. Часто они терпят поражение от либеральной идеологии.

AB: А как насчет студенческих профсоюзов?

СМ: О, это отдельная тема! В сфере образования существует РАПОС, Российская ассоциация студенческих профсоюзов, которая является отделением ФНПР, в которую студенты вместе с преподавателями вместе с радостью вносят членские взносы.

В середине 1990-х у левого движения возникла идея, что нам нужно перейти от политических лозунгов, которые часто сводились к «Вы за красных или за белых?», Нравитесь вам коммунисты или нет, к социальные лозунги. Ведь среди студентов самыми популярными были лозунги о повышении стипендии, отсрочке службы в армии, выборе профессоров и так далее. И они должны этого требовать, хотя бы на минимальном уровне.

Марш Студенческой защиты, 12 апреля 1995 г., Москва.Источник: Архив защиты студентов / Maoism.ru.

Но даже когда требования были минимальными, это уже считалось формой радикализма. В 1968 году у парижских студентов был лозунг: «Будь реалистом, требуй невозможного!» После этого мы стали требовать минимального, и нас стали называть «ультрарадикалами», помощниками «красных бригад» и «маоистами». Нас называли все под солнцем!

С другой стороны, создание профсоюзов на этой основе, то есть с четкой идеологией, помогло предотвратить не просто раскол, а полное разрушение молодежного движения, в котором было 100 конфликтующих групп. Даже несмотря на то, что появление профсоюза с широкой идеологией, Студенческая защита, вызвало явное отвращение у многих идеалистических левых. Но на мой взгляд, это был один из самых успешных проектов для левого движения в целом, а не только для профсоюзов. Нам удалось быстро увеличить количество участников.

AB: Как вы это сделали?

SM: Было весело, это было «круто», взрослые не контролировали. Все реальные требования, те, которые касались непосредственно нас, исходили снизу и сразу находили поддержку наверху.

AB: Это было не только в Москве?

SM: Нет, во многих городах: Петербург, Тула, Новосибирск, Ростов. Всего в профсоюзе было от 10 до 15 тысяч человек. Значительная часть людей, если не большинство, были полностью пассивными: они просто писали приложения. Но все же самые большие протесты, которые удалось провести левым [в 1990-е], эти протесты были организованы Студенческой защитой.

AB: Как это произошло?

SM: В апреле 1994 г. РАПОС провела публичную демонстрацию в поддержку повышения заработной платы.Появляется Союз защиты студентов, берет всю толпу, стоящую за РАПОС, и начинает несанкционированный массовый митинг за Белым домом [главный офис правительства России]. Потом массовое шествие по центру Москвы до Театральной площади. Конечно, задержали много людей. Я знаю подробности от других людей, меня там не было.

На следующий год все повторилось точно так же, только они решили застраховаться от поражения. Лидеры Студенческой защиты были арестованы после того, как на них указали активисты РАПОС.Люди с флагами и транспарантами были арестованы мгновенно. Они думали, что сняли руководство. Но здесь они ошибались, потому что многие люди, в том числе я, не держали флагов. [Смеется]

Итак, под лозунгом «Ребята, мы повторим то, что было весело в прошлом году», мы снова приехали с большим митингом в центр Москвы. Но на этот раз все обернулось куда более жестоким — полиции было больше, и ОМОН тоже присутствовал. Но сама демонстрация была намного масштабнее.По пути туда полицейские пытались останавливать людей, все время «отрезая им хвост» — вылавливали людей, идущих позади марша, и арестовывали их.

Арбат был перекрыт, но нам удалось несколько раз обойти полицейские кордоны, изменив тактику и свернув на закоулки. На Арбате мы разгромили офис корпорации Olbi (одной из правых корпораций), затем подошли к зданию Минобороны, которое облили краской в ​​знак протеста против войны на Северном Кавказе, а затем переехали в Манеж.Там ОМОН разделил акцию протеста на три части, две из которых были разогнаны и частично задержаны. Но начальник колонны, около 150 человек, попытался пройти на Красную площадь, затем прошел мимо Александровского сада и вышел на Театральную площадь. Там нас ждали какие-то фашисты, и они начали драку.

В феврале 1995 года мы организовали пацифистский марш вместе с некоторыми неформалы [термин, обозначающий неформальные субкультурные группы эпохи перестройки], начиная с Арбата. И хотя это был несанкционированный марш, его не разогнали. В октябре 1994 года на площади перед МГУ мы также организовали несанкционированную демонстрацию и сожгли чучело буржуа. Полиция пыталась настроить против нас местных студентов (как будто мы «коммуняки»).

AB: Успели договориться?

SM: Нет, договориться не удалось. Нам удалось предотвратить столкновение, но задержали несколько человек, примерно 10 человек.

Мы проводили собственные конференции, которые снова превратились в просто тусовку людей.Мы связались с организациями в Украине, Молдове и Беларуси, в частности, где молодежное движение против Лукашенко только набирало силу.

Наши требования были выполнены по ряду вопросов. В основном социальные, простые вещи. Например, свободное передвижение по студенческим общежитиям, своевременная выплата стипендий, получение комнаты внутри институтов — у каждого были свои требования. Политическая работа была на самом базовом уровне. Более того, о профсоюзе ходили слухи, что неприятности создают просто кучка людей. Поэтому мы начали разрабатывать собственный законопроект от имени обучающейся молодежи и пытались пройти через Госдуму. Я должен иметь его где-нибудь дома. Сейчас об этом начали забывать.

AB: Удалось ли принудительно провести голосование в Думе?

SM: Насколько я помню, коммунисты боялись выносить его на официальное голосование, а других левых тогда не было вообще.

После 1995 года Студенческая защита стала менее активной, и тому есть много причин.Во-первых, кто мы? Либо мы боремся за социальные права, либо выдвигаем политические лозунги. Во-вторых, у нас было огромное количество членов по тем временам, около десяти тысяч. Буквально из Новосибирска приедет человек с пачкой заявлений, потому что студенческие отряды будут присоединяться к Студенческой защите. Одна из причин заключается в том, что если вы являетесь членом официального профсоюза, вы должны платить взносы, а у вас их не было, чтобы присоединиться к защите студентов. Мы не знали, что делать, как аккумулировать эти массы людей.

В-третьих, КПРФ начала предвыборную гонку. Член исполкома Студенческой защиты Даша Митина стала депутатом Госдумы от КПРФ и взяла с собой всех комсомольцев из Студенческой защиты. Затем возникла проблема с финансированием нашей деятельности. Наконец, мы позиционировали себя как леворадикальный политический профсоюз. И это сдерживало людей: мы не должны были воспитывать идеологию, мы должны были вести переговоры с людьми. Хотя на самом деле не было никаких аргументов, была, например, одна конференция, на которой группа анархистов начала забрасывать людей бутылками, которые выступали.Тем не менее, на следующий день все сели вместе и дружески выпили.

К сожалению, такие явления, как Защита студентов, не переросли в систему.

AB: Пробовали ли вы выработать механизмы передачи деятельности младшим школьникам?

СМ: Мы не смогли. Механизмы деятельности укоренились в левой среде, и новых студенческих лидеров практически не появлялось. Все лидеры, весь исполком были лидерами разных политических групп, которые договорились между собой, что не будут обсуждать идеологию. Как гласит песня, на левой груди у вас профиль Сталина, а на правой — Нестора Махно. Меня, кстати, спросили: «Пожалуйста, не уходи, оставайся, не уходи! В остальном все остальные — просто радикальные идиоты. И с вами среди нас будут социал-демократы. Можно сказать, что у нас тоже есть умеренные ». Конечно, тогда я мог бы заклеймить себя кем угодно — и никого бы это не волновало.

Между тем большинство студентов отреагировали примерно так же: «Ой, как весело быть рядом с тобой, это круто, веди нас, мы тебя поддержим!» Я бы их спросила: «Ребята, а вы сами можете что-нибудь организовать?» «Ну нет, у нас нет навыков.«В этом смысле создать систему, обеспечивающую ротацию [людей], было невероятно сложно.

Потом был острейший кадровый дефицит — часть анархистов уехала, часть левых, комсомольцы пошли на другую работу.

Я знаю, что сейчас есть попытки восстановить этот опыт, люди пытаются воспроизвести наши действия буквально на волонтерской основе, но повторяют одни и те же ошибки, потому что нет опыта, нет передачи опыта.

С 1996 года я перешел в «Защитники радуги» и другие экологические движения. Несколько человек из Студенческой защиты занялись разными делами.

AB: Но почему? Вы думали, что это будет что-то более мобильное?

SM: Было ли это мобильным или нет, это была настоящая работа. Защита студентов оставалась, с одной стороны, индикатором возможностей — индикатором того, что возможно, — а с другой — индикатором краткосрочного развития на спринте.

Ближе к концу, начиная с 1995 года, трещина уже ощущалась. Хотя нас по-прежнему боялись, и глава ФНПР Михаил Шмаков пригласил Дмитрия Петрова, представителя Московского комитета защиты студентов, и пытался убедить его, что мы не должны делать то, что делаем.

AB: Были ли связи с другими профсоюзными организациями? Совместные действия?

SM: Были ссылки. Например, с профсоюзом обороны, которым руководит [Юрий] Леонов.[Олег] Шеина тогда не было, сейчас он активен.

Я понял, что этот независимый союз опасается студенческой активности. Мы пытались организовать что-то с рабочими: демонстрации под лозунгом «Студенты и рабочие вместе». Не вышло. Но, как правило, рабочие считают, что идеологизация является проблемой, а здесь рабочие-идеалисты нуждаются в сверхидеологизации, по их мнению. В Student Defense у нас была политизация без идеологизации.

Люди, вовлеченные в то или иное действие, сильно изменились.Это был просто целый калейдоскоп людей. Не было четкой структуры, и это был наш недостаток, мы не могли точно сказать, сколько человек у нас было в том или ином институте. Однажды из одного института могут прийти двадцать человек, и потом мы уже никого не сможем найти. Это был плавучий контингент людей. Мы постоянно видели нескольких старых участников, затем несколько новых людей и определенные группы.

Это одна из характеристик студенческого сообщества, оно «плывет». Вы можете собрать массу людей для индивидуальных демонстраций, и это будет иметь много энергии.Но делать это постоянно невозможно: у них нет постоянных профессиональных интересов, так как они исчезают, когда они уходят из университета на работу. Возможно, остались только аспиранты. И администрация университета может на них давить.

Стратегические действия профсоюзов и создание контргегемонии

AB: На ваш взгляд, нет постоянно действующих профсоюзов, которые могли бы повлиять на ситуацию на национальном уровне, а не только отдельные предприятия? То же самое для интеллектуального и студенческого секторов?

С.М.: Я не думаю, что нужно создавать профсоюз для студентов — профсоюзы предназначены для представителей профессиональных групп.Но защита студентов в конкретных отраслевых университетах должна быть частью задач профсоюзного движения. Движение нужно для того, чтобы студенты чувствовали себя частью профсоюзной среды. Такое профсоюзное движение необходимо еще и потому, что студенты больше заинтересованы в получении работы, и связь с промышленностью может оказаться полезной. А для человека, работающего в юридической сфере, это может помочь наладить контакты.

AB: Но сейчас одна и та же проблема существует во всех учебных заведениях — начиная от небольших и заканчивая МГУ, — когда в университетах и ​​на производстве выпускников больше, чем рабочих мест. В вузах существуют виртуальные очереди на вакансии. А у администрации университета всегда есть способ оказать на вас давление: если вы не встанете на колени, не откликнетесь на мои крайние требования, то следующий человек в очереди примет вашу работу на худших условиях.

SM: Совершенно верно. Тут и появляется профсоюз, который говорит студенту: эти предприятия находятся под нашим контролем, и у них есть свои листы ожидания для отбора выпускников ваших институтов.Получается, что нужно начинать с нуля и еще раз учить профсоюзы методам коллективной работы и сотрудничества. Нам необходимо обеспечить, чтобы любое предприятие находилось под контролем профсоюза рабочих, который участвует в управлении, владеет решающей долей акций и может влиять на работу предприятия, включая кадровые решения. И каждый член профсоюза должен понимать, что профсоюз не позволит его просто так уволить. Но на данный момент этого нет, и написано законодательство, предотвращающее это.И не все решает трудовое законодательство федерального уровня, а передается нижестоящим уровням. В конце концов, помимо запрета вторичных забастовок, существует новая норма, которая разрешает все согласовывать на уровне индивидуальных и коллективных трудовых договоров.

Вообще на многих заводах нет никого, кто может правильно составить коллективный договор. Если юрист работает на работодателя, то, конечно, ясно, кому будет выгоден контракт. Понятно, в чьих интересах будет осуществляться этот контроль на уровне рабочего — работодателя.

AB: Были ли случаи, когда люди, получившие опыт организованного сопротивления на одном предприятии, передавали его на другое? Был ли этот опыт каким-то образом накоплен и распространен?

SM: Это еще одна проблема, так как бывает слабо. Может быть, на каком-то индивидуальном уровне, но системы нет. Сегодня в рабочем движении наблюдается крайний раскол.

Перевод Тома Роули.

Почему профсоюзы в России беспомощны? — Реальное время.com

Почему профсоюзы в России беспомощны?

Срок уведомления работника об увольнении может сократиться с двух месяцев до двух недель. Об этом сообщил СМИ президент Конфедерации труда России Борис Кравченко. Законопроект планировалось обсудить на заседании трехсторонней комиссии России по регулированию социально-трудовых отношений 29 мая. В колонке для «Реального времени» социолог, руководитель проекта «Мониторинг трудового протеста» Петр Бизюков объясняет, могут ли современные профсоюзы влиять на такие ситуации и имеют ли они какое-то влияние в целом.

Какими были советские профсоюзы

Советские предприятия имели три уровня контроля. Первый — это партийный контроль, когда высшие менеджеры и высшее руководство находились под контролем партии. Как правило, все рабочие элиты были членами партии, так же как и все лидеры. Они были включены в систему. Цена нарушения правил — возвращение партбилета на столе и потеря статуса на этом месте. Это было немало.Вторая система управления — комсомол. Он полностью контролировал молодежь. Практически все молодые рабочие были комсомольцами, но не все перешли в разряд партийных работников.

А для третьей категории, не имевшей никакой идеологии, был контроль через профсоюз. Если в комсомоле и в партии был идеологический момент и нужно было притвориться, что веришь в дела партии, профсоюз действовал только за счет финансового и нефинансового стимулирования.

Профсоюз раздал товар.Это были квартиры, большая бытовая техника и прочее. Все это могли получить только те, кто либо долго проработал на предприятии, проявив к нему лояльность, либо занимал значительную должность, либо отличился какими-то достижениями.

Были и инклюзивные льготы, например, путевки в пионерские лагеря для детей по более низкой цене. Помню, родители заплатили всего 14 рублей за два месяца моего пребывания в лагере, это были небольшие деньги даже по тем временам. Было много льгот через продуктовые корзины, которые распределялись через профсоюзы в последние годы существования СССР.За этими льготами стояла очередь. И самым большим наказанием профсоюза было исключение человека из этой очереди. Например, алкоголик лишился права на квартиру.

Конечно, некоторых людей эти льготы не волновали. Но это снизило качество жизни их семей. Например, человек больше не мог получить путевку в санаторий, который был актуален при травме.

27-я сессия ВЦСПС в Кремлевском дворце, 19 марта 1982 г.Фото: wikipedia.org

Шалаев сел на сторону правительства, и стало ясно, что профсоюзы не на стороне рабочих

В период перехода от социализма к постсоциализму начали возникать независимые группы рабочих, ибо Например, рабочие клубы. Большой импульс этому придала мина в 1989 году. Это началось в Кузбассе. Это событие отчасти определило и мою жизнь. Я тогда жил в Кузбассе, видел эти события воочию и даже в какой-то мере участвовал в них.Масштаб этой забастовки был огромен, это была первая забастовка в истории страны. Все началось в Кузбассе 11 июля, через неделю бастовали все горняки страны, а это, по разным оценкам, от 400 до 600 тысяч человек от Сахалина до украинского Донбасса.

Интересно, как тогдашние советские профсоюзы отреагировали на эту забастовку. Председатель Всероссийского центрального совета профсоюзов Шалаев прибыл в Кузбасс в составе правительственной комиссии по переговорам с бастующими горняками.И он был на стороне правительства во время переговоров. Это была такая веха, что стало ясно, где эти профсоюзы не на стороне рабочих. И им пришло в голову, что нужно создавать свои профсоюзы.

Они поехали в Америку и привезли такую ​​неизвестную вещь, как коллективный договор

Первый сильнейший профсоюз появился в 1991 году, он был создан комитетами рабочих. Это был Независимый профсоюз горняков. В него вошли украинцы, выходцы из Воркуты, Кузбасса, Красноярска и Дальнего Востока.Его влияние было огромным. Председатель этого профсоюза был членом Совета безопасности и сидел справа от Ельцина.

Чем занимался этот новый профсоюз? Предложены новые подходы к регулированию трудовых отношений. Поехали в Америку, пообщались с коллегами, привезли такую ​​неизвестную вещь, как коллективный договор.

В Советском Союзе, конечно, были коллективные договоры, но временами они подписывались так: «Администрация предприятия, профсоюз и коллектив», то есть профсоюз и коллектив не одно и то же. .А новые профсоюзы предлагали сторонам взять на себя определенные обязательства и выполнить их. А если их не встретят, рабочие могут объявить забастовку. Сегодня это кажется нормальным. Но в те времена директора предприятий были в ярости, потому что им приходилось брать на себя обязательства перед кем-то и что на них могли быть наложены санкции за их невыполнение. У профсоюза была огромная власть, и такие соглашения стали подписываться. Однако это длилось недолго.

Забастовка горняков, 1989 г. Фото: ngr-ru.ru

Профсоюзы были исключены из политического процесса в 1990-е годы

Я очень критически отношусь к политическому управлению страной в 90-е годы.Какие у меня жалобы? Дело не только в рыночной экономике и инфляции, это исключило профсоюзы из политического процесса. Были приняты законы, ограничивающие влияние профсоюзов. Профсоюзы постепенно, а не внезапно, перестали быть значительной институциональной структурой.

Позже это усилилось, например, гарантии профсоюзной активности лидеров серьезно ослабли в 2000-е годы. Другими словами, был приказ, когда их можно было уволить с одобрения вышестоящих профсоюзных органов.А потом было принято решение, что они могут быть уволены на равных основаниях, и вышестоящие профсоюзные органы могут выражать свое мотивированное мнение, но не имеют права. Люди, ведущие активность внизу, по сути, оказались незащищенными.

Во-вторых, ослабла переговорная способность профсоюзов в коллективных переговорах. Приказ был пересмотрен, работодателям предоставлены определенные преференции, а возможности профсоюзов сократились. Самое главное, что ограничения на забастовки вводились еще с 90-х годов.

Формально сейчас ситуация следующая: право на забастовки закреплено в Конституции, в Трудовом кодексе есть. Кодекс описывает процедуру объявления забастовки законной, но с момента принятия Трудового кодекса все профсоюзы четко заявляют, что это невозможная процедура. Он очень долгий (недели) и сложный (много договоров, нужно подавать много документов). И, что самое главное, работодатель может прекратить эту процедуру в любой момент.

Если что-то начали делать, были нарушены условия согласования одного документа, то все процедуры останавливались, все должно начинаться сначала.Нередко случаи, когда люди пытались организовать легальную забастовку, а работодатель ее сорвал. Некоторые так или иначе прошли через эту процедуру. Я изучал одну из забастовок докеров — они организовали легальную забастовку. Но они сказали, что это совершенно бессмысленно, потому что пока они готовили, работодатель приостановил несколько причалов, где работали члены этого профсоюза, начал там ремонт, перенес все производственные процессы в другие места и отправил несколько судов в другие гавани. И начали забастовку без работы — работодатель не пострадал.Некоторые бастовали на пару недель, а потом вышли на работу. Другими словами, у профсоюзов отняли забастовку как один из самых мощных инструментов воздействия на работодателя.

Члены профсоюза государственных служащих Вооруженных сил России у Дома правительства, 1997 г. Фото: psvsrf.ru

Профсоюзы не просто задают повестку дня в интересах работников, они приспосабливаются к условиям, предлагаемым работодателем

Все это создало определенное правовое пространство, в которое профсоюзы должны топтаться, как тесная ручка.И они не могут выйти за эти рамки. Что они могут сделать? Одно но — они подстраиваются под ситуацию. И сегодня профсоюзы, конечно, оцениваются очень негативно. Измерения всех социологических служб показывают, что профсоюзы имеют самый низкий рейтинг. Они беспомощны. Они могут что-то сделать на некоторых, особенно на крупных предприятиях. Директора предприятий, использующих новейшие технологии, понимающие, что им следует быть осторожными с профсоюзами, вести с ними переговоры, но только в рамках, с которыми соглашается работодатель.

Как только профсоюз пытается потребовать больше, чем работодатель готов дать, немедленно применяются санкции. И сегодня любой профсоюзный лидер знает, что нельзя попадать в неприятности, в конфликты.

Новые профсоюзы это прекрасно понимают. Например, у авиадиспетчеров, машиностроителей в последние десятилетия были профсоюзы (особенно, когда в Россию вошли иностранные компании, такие как Ford и Volkswagen). И они понимают, что должны быть осторожны, потому что, если работодатель объявит войну профсоюзу, горстка людей сможет противостоять этому.Многие профсоюзы перестали существовать, потому что работодатель их просто уничтожил. И он уничтожил их, воспользовавшись теми институциональными возможностями, которые предоставил ему Трудовой кодекс, и возможностью неформального давления, потому что и местные власти, и службы безопасности очень часто выступают на стороне работодателей.

Я думаю, что год от года ситуация ухудшается. Профсоюзы имеют слабое влияние. И они должны устанавливать повестку дня не в интересах работников, а адаптироваться к условиям, которые им предлагает работодатель.Это, конечно, лишает рабочих возможностей. Определенными стали стратегии адаптации индивидуального и группового поведения.

В прошлом году статистики не зарегистрировали забастовок. По моим данным, было 156 забастовок

Но ситуация не может оставаться в таком состоянии долго. Требуется решение. И рабочие находят их в стихийных забастовках. Я уже 13 лет слежу за рабочими протестами. Я начал это по простой причине: мне нужна была информация о забастовках.Но то, что показал Госкомстат, было за гранью. Например, в прошлом году статистики забастовки не зарегистрировали. Что это означает? Они не зарегистрировали законную забастовку. А по моим данным было 156 случаев, когда рабочие перестали работать. Но даже забастовки не решают проблемы. Например, какой смысл устраивать забастовку на предприятии, которое закрывается, если люди не согласны с увольнением? Они используют другие формы протеста. Идут на акции протеста, пикеты. Некоторые отчаявшиеся люди могут даже захватить предприятие, но это случается очень редко.

Мне нужно было собрать информацию о разных формах протеста. Всего в 2019 году было зафиксировано 403 подобных случая, 156 из них сопровождались приостановкой производства. Это настоящий масштаб протестного движения в трудовой сфере. Пока Госкомстат ничего не регистрирует.

Кто бастует и почему? В 2019 году 64% всех протестов носили стихийный характер. Это означает, что люди, которые не могут терпеть большего, просто перестали работать без профсоюзов.Сейчас мы видим бунт строителей на Севере. Большая толпа вахтовиков захватила офис и требует исправить все нарушения угрозами и ненормативной лексикой. Это спонтанный протест. И именно так проходит больше половины всех протестов.

Профсоюзы очень редко организуют протесты. Протесты довольно часто возникают спонтанно, и лидеры профсоюзов, среди которых много честных и ответственных людей, которые не могут просто покинуть своих членов, возглавляют этот протест. Но они возглавляют его постфактум, не организовывая его, потому что профсоюзные лидеры знают свое трудовое законодательство и помнят об ответственности за организацию забастовок, они пытаются легализовать действия рабочих, чтобы не подставлять своих членов.

Фото: Максим Платонов

Да, они слабые, им позволяют мало, но напряжение меньше там, где они есть

И я должен сказать, что профсоюзы редко участвуют в протестах не только потому, что они настолько пассивны, но и потому, что работодатель, где есть мощный профсоюз, уже является «академиком». Он знает цену большой и долгой войны против профсоюзов — нет уверенности в том, что вы выиграете, и даже если вы выиграете, это будет эхом в течение многих лет. Поэтому забастовки, протесты часто возникают там, где нет профсоюзов.И здесь я вижу одну из положительных функций современных профсоюзов. Да, они слабые, им позволяют мало, но напряжение меньше там, где они существуют. Но мы не можем говорить о откровенной измене профсоюзных функционеров. У нас есть участки, где беспорядки полностью запрещены. Среди них медицина.

Медики сейчас очень протестуют. Я почти не слышу, как старый традиционный профсоюз поддерживает своих рабочих. К сожалению, я видел несколько случаев, когда этот профсоюз был на стороне работодателей.

Профсоюзы не научились сопротивляться гибкой рабочей силе, схемам аутсорсинга

Будущее профсоюзов зависит от того, как они смогут справиться с некоторыми проблемами в нынешней непростой ситуации. Цифровые технологии вмешиваются в трудовые отношения — это разные формы контроля, замещение людей роботами, работа с цифровыми платформами вместо традиционного работодателя (уберизация труда). Работодатели активно используют новые технологии, а профсоюзы за ними просто не успевают.Дело не в том, что у них нет специалистов, которые могут работать в сфере ИТ, а в том, что большинство профсоюзных боссов просто не понимают новых реалий, не умеют пользоваться современными цифровыми инструментами. Многие отворачиваются от этих проблем, предпочитая не замечать происходящих изменений.

Еще одна проблема — преодоление неформальных трудовых отношений.

Профсоюзы не научились противостоять гибкой рабочей силе, схемам аутсорсинга и даже поденному труду. Им удобнее работать на большом предприятии, где рабочие подчиняются законодательству.Но сфера неформальных трудовых отношений будет расширяться, в том числе за счет упомянутой выше цифровизации труда.

Третья и ключевая проблема заключается в том, что профсоюзы должны вернуться в большую политику. Необходимо дать им возможность участвовать в создании современных трудовых отношений. Если они этого не сделают, то это сделают другие. Есть примеры — появилась информация, что работодатели хотят сократить сроки увольнения. Это означает, что они могут влиять на трудовые отношения и выстраивать их так, чтобы им было выгодно.Есть ли у профсоюзов такая возможность? Я так не думаю.

Я много лет наблюдаю за профсоюзами, вижу постоянный процесс появления новых структур, которые, как трава, прорастают на асфальте. Не все выживают, но появляются новые. Это означает, что существует очень большой спрос на защиту прав рабочих, и когда существующие профсоюзы не справляются с этим, появляются новые. Вот почему у профсоюзов есть будущее. И совсем скоро мы увидим, какими должны быть новые профсоюзы и смогут ли старые модернизироваться.

Петр Бизюков

Права профсоюзов в России: история и современность

Права профсоюзов в России имеют довольно долгую историю. Первые профсоюзы были организованы еще в XIX веке, но не ранее 1906 года, когда были сделаны первые законодательные шаги в отношении признания профсоюзов. В законодательстве был установлен особый порядок создания и роспуска профсоюзов, а также разграничена сфера деятельности профсоюзов.С этого времени профсоюзы стали приобретать все более значительную политическую и идеологическую власть. В первые годы советской власти была предпринята попытка ввести какие-то альтернативы профсоюзам в области представительства работников. Но ни один из альтернативных органов никогда не приобретал такой власти, как профсоюзы. Профсоюзы смогли стать довольно влиятельными и получили уникальные права, которые нынешние профсоюзы во всем мире даже представить себе не могли. Например, у них было полное право вето на любое решение работодателя о прекращении трудового договора и т. Д.Но одной из самых влиятельных черт была их законодательная власть. Например, в 1918-1920 годах советское законодательство предоставило им право отвечать за разработку трудовых правил, установление ставок заработной платы и даже за разрешение трудовых споров. У этого процесса были как достоинства, так и недостатки. Такая широкая власть была не только причиной их весьма специфического влияния на советской политической, идеологической и социальной сцене, но в то же время основной причиной того, что они начали терять свою независимость, приобретая квазиправительственный характер.Эта непропорционально значительная власть привела к тому, что на протяжении многих лет советские люди воспринимали профсоюзы скорее как государственные учреждения, чем органы по защите трудовых прав работников. Со временем они стали больше служить подразделением Коммунистической партии СССР и несли ответственность не только за трудовые вопросы, но и за многие побочные проблемы. Некоторые из этих проблем следовало рассматривать как совершенно чуждые трудовым отношениям.Например, люди могут обращаться в профсоюз в случае каких-либо проблем в их семейной или общественной жизни в поисках некоторого идеологического и общественного давления на человека, который вызывает проблемы. В этом контексте совершенно неудивительно, что советские служащие не имели права на забастовку. Такое право не соответствовало советской идеологии, согласно которой рабочие и крестьяне, как утверждалось, сами владели всеми средствами производства, и поэтому говорилось, что не было работодателей, которые не были бы самими рабочими.В этой ситуации забастовка была бы почти невозможна, поскольку работники считали бы ее действием против самих себя. Бессмысленность такой акции была одним из главных аргументов советской идеологии в запрете забастовок. После «перестройки» профсоюзное движение пережило короткий период возрождения и обновления из-за резкого снижения уровня защиты трудовых прав. В то время действующее законодательство было в основном советским и быстро теряло свою актуальность для новой ситуации на российском рынке труда и для зарождающейся либеральной экономики в целом.Права профсоюзов проходят через тот же процесс. И это впоследствии оказало долгосрочное влияние на роль и положение профсоюзов в России. Кажется, что, как и многие люди, они немного потерялись в этой нестабильной среде 1990-х годов и не смогли сохранить свое влияние ни в трудовой жизни, ни в обществе. В 1990-е годы и в новом тысячелетии российское профсоюзное движение столкнулось со многими проблемами, которые стали известны западным профсоюзам в течение последних десятилетий.Российская экономика становилась все более и более разнообразной, и как сами рабочие места, так и восприятие сотрудниками трудовых отношений утратили коллективный характер, который был так характерен для средней советской работы или служащего. Люди учились быть более уверенными в себе, полагаться только на себя, а не на какую-то третью сторону, независимо от того, была ли это политическая партия, правительство или профсоюз. Они также начали понимать, что могут получить больше, если будут инвестировать в себя и воспользуются возможностью «продать» себя лично на рынке труда по лучшим ценам и условиям вместо того, чтобы тратить время на коллективные процедуры.Время и усилия, потраченные на развитие себя как высококвалифицированного специалиста и на построение эффективных индивидуальных отношений с работодателем, начали окупаться. Коллективные действия, подобные забастовкам, стали еще менее популярными, чем в советское время. Хотя в начале 1990-х годов в России было несколько волн всплесков активности профсоюзов, в том числе забастовок, но большинство из них были стихийными и не принесли значительных результатов. Сегодня российские профсоюзы пытаются найти новый способ выполнять свою работу. .Они ищут какую-то конкретную мотивацию для того, чтобы люди стали их членами, новых сфер деятельности и новых категорий и групп занятых людей, которые могли бы быть заинтересованы в защите профсоюзов, и т. Д. В этом отчете должны быть обозначены основные проблемы в этой области. поле и некоторые решения, найденные российскими профсоюзами и правительством за последнее десятилетие.

Организованный труд | Британника

Истоки в Великобритании

Британский тред-юнионизм имеет долгую и непрерывную историю.Средневековые гильдии, которые регулировали ремесленное производство, явно отличались по функциям от профсоюзов, поскольку гильдии были комбинацией как мастеров, так и рабочих, в то время как современные союзы возникли только для того, чтобы служить интересам рабочих. Однако аспекты регулирования гильдии — как и в вопросах, касающихся ученичества — были включены в цели раннего профсоюзного движения, так что можно различить некоторую преемственность между распадом одной формы организации и появлением другой. Примеры профсоюзной формы организации трудно отследить до конца 17 века; но в течение следующих ста лет комбинации, как они были известны современникам, получили широкое распространение, появившись среди групп ремесленников, таких как портные, плотники и печатники.Их появление в этот период было результатом развития производства и торговли на капиталистической основе. Число кустарных рабочих в экономике росло, но для таких рабочих уменьшалась перспектива перехода от подмастерья к мастеру. И растущий спрос на их труд, и их новый статус постоянных сотрудников были важными элементами в этом раннем развитии организации труда. Дополнительным фактором, связанным с подъемом капитализма, был постепенный отказ государства от регулирования заработной платы в частности и от вмешательства на рынок труда в целом.Это было подтверждено отменой в 1813 и 1814 годах законодательства, которое предусматривало установление заработной платы судьями и требовало ученичества для вступления в торговлю. Отказ государства от регулирования рынка труда срочно поднял вопрос о законности профсоюзов. В соответствии с законами о слиянии 1799 и 1800 годов на них был наложен общий запрет в дополнение к ограничениям, налагаемым общим правом заговора. Такой общий запрет теперь казался аномальным и несправедливым, и он действительно был отменен законодательством 1824 и 1825 годов.Препятствия по общему праву остались.

В последующий период количество союзов увеличилось. Как и в прошлом веке, они были, как правило, местными по размаху и ремеслу по композиции. Даже в зарождающемся механизированном и основанном на фабриках секторе относительно несложная технология и управленческая организация требовали найма квалифицированных торговцев, которые были ассимилированы в комбинации, основанные на модели организации ремесла; инженеры, производители котлов и прядильщики хлопка являются примерами. Тем не менее, на этом этапе структура профсоюзов все еще была достаточно подвижной, чтобы допускать широкие эксперименты.В течение 1830-х годов развилось движение к «общему профсоюзу», направленное как на создание национальной организации, так и на привлечение различных организованных профессий в союз друг с другом. Пионером в этом движении был лидер прядильщиков хлопка Джон Доэрти, но большая часть его импульса была получена от Роберта Оуэна, чей идеал сотрудничества в противовес капиталистическому производству нашел широкую поддержку. Самым амбициозным проектом профсоюзов овенитов был Великий национальный объединенный профсоюз профсоюзов 1833–1834 годов, призванный охватить весь труд, хотя на практике он ориентировался на лондонских портных и сапожников.По своей природе нестабильный, как и другие широкие трудовые формирования того периода, этот союз не прекратил свое существование, не оставив после себя прочного наследия. Шесть сельскохозяйственных рабочих из Дорсетшира — мученики Толпадл — были осуждены и приговорены к транспортировке в Австралию за то, что принесли тайную присягу в связи с профсоюзом. Профсоюз развернул в их пользу крупную кампанию, и этот эпизод до сих пор ценится современным рабочим движением как символ его ранней борьбы.

Ремесленное профсоюзное движение в XIX веке

британских поселенцев принесли свои обычаи с собой в Австралию и Новую Зеландию, и, соответственно, первые союзы там очень соответствовали образцу их родной страны.Пенитенциарный характер поселений, основанных в Австралии с конца 18 века, вряд ли способствовал формированию рабочих объединений, но переход от осужденных к свободному поселению принес первые признаки профсоюзной деятельности. Местные общества ремесленников действовали в 1830-40-х годах, якобы с целью предоставления дружественных благ своим членам, но на практике также и для торговых целей. В состав этих обществ входили печатники, портные, мастера-строители и инженеры.С развитием экономики с 1850-х годов такие группы сформировали основу постоянных профсоюзов. Возникла модель профсоюзного движения, при котором австралийские профсоюзы, как и их коллеги в Великобритании, стремились ограничить доступ и регулировать условия труда в своих отраслях. В Великобритании в середине прошлого века ряд таких союзов развили свою организацию на национальной основе. Наиболее известными из них были Объединенное общество инженеров и Объединенное общество плотников и столяров, основанные в 1851 и 1860 годах соответственно.В Австралии основной толчок к национальной организации торговли пришел позже, когда в 1901 г. была создана федерация отдельных колоний.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В обеих странах, по мере того как профсоюзы консолидировали свою организацию на независимой и секционной основе, сотрудничество стало средством достижения общих законодательных целей, а не согласованием производственной деятельности. Это было классическим случаем с Британским конгрессом профсоюзов (TUC), ежегодным профсоюзным собранием, инициированным в 1868 году с целью лоббирования законодательного органа через постоянный парламентский комитет.Этой модели последовали в Австралии, где, начиная с 1879 года, был проведен ряд межколониальных съездов профсоюзов, отчасти с целью поощрения создания парламентских комитетов в каждой из самоуправляющихся колоний. Такая политическая деятельность, безусловно, способствовала дальнейшему уточнению правового статуса профсоюзов. Законодательство, устраняющее различные оставшиеся препятствия, было принято в Великобритании в 1871 и 1875 годах; аналогичные меры применялись во всех австралийских колониях с 1876 по 1902 год и в Новой Зеландии в 1878 году.Хотя три общества во многом различались, их либеральный характер до сих пор соответствовал тред-юнионизму. В частности, в Великобритании профсоюзы сами внесли свой вклад в этот эффект. Как весьма заметные, стабильные и профессионально управляемые организации, национальные профессиональные союзы середины XIX века контрастировали с более скрытными и непостоянными союзами предшествующей эпохи.

Рабочие движения, профсоюзы и забастовки (Российская Империя)

Рабочие и рабочее движение до войны ↑

Русский рабочий класс ↑

Процесс индустриализации в Российской империи породил новый класс промышленных рабочих, набранных из преимущественно крестьянского населения России. [1] В начале Первой мировой войны количество городских наемных рабочих оценивалось от 12 до 22 миллионов, примерно половина из них была занята на фабриках, малых предприятиях и строительстве. Около 4 миллионов работали на крупных промышленных предприятиях. [2] Русский городской рабочий класс был неоднородным, разделенным на урбанизированных и рабочих-мигрантов, а также по роду занятий, полу и этнической принадлежности. [3] Общими для них были ужасающие условия труда, жилищные проблемы, низкая заработная плата и слабая позиция по отношению к администрации завода. [4] Более того, рабочие были отделены от городского общества. В то время как некоторые недавние авторы подчеркивали растущую интеграцию рабочих в национальное целое в предвоенные годы, [5] другие предполагают, что накануне войны рабочие все еще находились на одном конце поляризованного общества, с высшие классы прилагают мало усилий, чтобы дать рабочим и их жалобам возможность быть услышанными на политической арене. [6] По сравнению с другими европейскими странами, русский рабочий класс был наименее интегрирован в национальное государство. [7] Таким образом, политика национального единства ( «Burgfrieden») , объявленная правительствами воюющих наций, должна была быть в России гораздо более хрупкой, чем в других европейских странах.

Забастовки и довоенное рабочее движение ↑

Организованное рабочее движение было слабым из-за своей почти полной незаконности. К 1914 году лишь от 0,5 до 0,8 процента рабочей силы в промышленности были членами большевистской или меньшевистской фракции социал-демократов. [8] Закон о профсоюзах 1906 года впервые кодифицировал право рабочих на организацию, однако эти профсоюзы были лишены какой-либо политической власти, и их уставы должны были утверждаться властями. [9] В начале 1914 года членство в профсоюзах составляло от 1,2 до 4,6% промышленных рабочих. [10] Забастовки, однако, были широко распространенным явлением. Рабочие объявили забастовку, требуя повышения заработной платы, условий труда и достоинства личности, а также в знак солидарности против репрессий в отношении рабочих в других местах и ​​в поддержку других общих вопросов, связанных с процессами демократизации. [11] Хотя власти, а впоследствии и историки классифицировали забастовки как «экономические» или «политические», границы между этими категориями часто были размытыми. [12] Две самые большие волны забастовок в довоенный период произошли между 1905 и 1906 годами, вслед за революцией, и между 1912 и 1914 годами, как реакция на резню горняков на Ленских приисках. Обе волны забастовок лучше всего можно понять в контексте двух структурных процессов, происходящих внутри российской промышленной рабочей силы в этот период: во-первых, растущая урбанизация и географическая концентрация преимущественно молодой рабочей силы в городах, а во-вторых, рационализация рабочих процессов, изменения как в общем составе рабочей силы, так и в формах ее оплаты.Эти два продолжающихся процесса продолжали формировать рабочую борьбу даже в период войны. [13]

Рабочее движение военного времени ↑

Война и промышленный труд ↑

Начало войны в 1914 году имело множество последствий для русских рабочих. Значительная часть рабочей силы подлежала призыву: от 600 000 до 1 миллиона рабочих прошли через имперскую армию в годы войны. [14] В то же время, в связи с потребностями войны, отрасли, связанные с военным производством (особенно металлообработка и химия), пережили рост; в Петрограде рабочий класс столицы вырос на 62 процента. [15] Эти процессы привели к изменениям в составе рабочего класса. Крестьянские рабочие, военные беженцы, женщины и подростки стали притоком на фабрики. [16] В то же время военная промышленность требовала квалифицированных рабочих. Это укрепило их уверенность в себе и побудило их вести трудовые споры. Квалифицированные металлисты были в авангарде политических забастовок во время войны. [17] Мировая война также привела к милитаризации фабричного труда.В августе 1916 года 94 процента всех рабочих и 61 процент заводов в Петрограде работали на выполнение требований армии. [18] Более того, само рабочее место становилось все более милитаризованным. Некоторых квалифицированных рабочих, которые первоначально были призваны в армию, отправляли обратно на фабрики, чтобы они вносили свой военный вклад на верстаках, а не в окопах, оставаясь в рамках военной дисциплины на заводах. [19]

Распад рабочего движения в 1914-1915 годах ↑

Начало войны почти на год остановило российское рабочее движение.В то время как фабричная инспекция сообщила о 3493 забастовках с 1 327 897 участниками за первые семь месяцев 1914 года, она сообщила только о 41 забастовке с 9 561 рабочим за следующие пять месяцев. [20] Рабочие почувствовали угрозу в связи с перспективой призыва в армию, но также временный всплеск патриотизма охватил рабочий класс. Эта особая тенденция проявилась не только в активном отказе от социалистической агитации, но и в продуктах «патриотической» массовой культуры, охотно потребляемых рабочими. [21] Другим видимым проявлением были протесты, подпитываемые антинемецкими настроениями, которые в некоторых случаях принимали форму погромов. [22] В то же время можно наблюдать полный распад революционных партий, особенно на рабочих местах. Где бы партийные ячейки ни существовали на рабочем месте, они были сильно сговорчивыми и изолированными. Даже в столице осталось несколько сотен социалистов. У большевиков было определенное преимущество перед своими соперниками-социалистами в том, что их чаще призывали выполнять нелегальную работу, однако их взносы были разбросаны.Для других левых подпольных партий ситуация была еще хуже. [23] Тем не менее, этим разрозненным революционным активистам удалось оказать влияние на цеху, когда временная остановка трудовой борьбы прекратилась в середине 1915 года, и тем более накануне Февральской революции. [24]

Другие формы трудовых организаций также почти прекратились во время войны. Несмотря на то, что общего указа, запрещающего профсоюзы во время войны, никогда не существовало, власти насильственно распустили их и запретили перерегистрацию.Только три непромышленных союза (фармацевтов, дворников и типографов) действовали в столице на законных основаниях, в то время как одиннадцать других профсоюзов поддерживали подпольное существование, редко объединяя более нескольких сотен членов одновременно. [25] Фонды страхования на случай болезни, рабочие кооперативы и рабочие учебные заведения составляли единственную легальную форму организации труда во время войны, но их политическое влияние практически не существовало. [26] Летом 1915 года Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК), либеральное промышленное объединение, предложил ввести в свои структуры так называемую «Рабочую группу» в надежде на более тесное включение рабочих в национальные военные усилия.Предприятия выбрали делегатов на выборах, чтобы составить группу, и после бурных выборов Лейбористская группа в столице была сформирована представителями меньшевиков. При областных отделениях ЦВПК создавались и местные трудовые коллективы. После учреждения лейбористская группа пыталась дистанцироваться от промышленников, но все еще не имела репутации законного представителя интересов рабочих. [27]

Возрождение стачечной деятельности в 1915-1916 годах ↑

Летом 1915 г. забастовочное движение возобновилось после годичного перерыва.Если за последние пять месяцев 1914 года было зарегистрировано только от сорока одной (по данным Заводской инспекции) до семидесяти (по расчетам после 1917 года) с 9 561 до 34 752 участников, то в 1915 году было зарегистрировано от 928 до 1063 забастовки с от 531 528 до 569 243 забастовщиков. В 1916 году движение набрало обороты, и было зарегистрировано от 1284 до 1542 забастовок, в которых приняли участие примерно от 951 695 до 1 172 052 участников. [28] Львиная доля забастовок пришлась на Петроград: в 1915 г. было 146 политических забастовок с 132 384 забастовщиками и 157 экономических забастовок с 78 563 забастовщиками в городе.В 1916 году было зарегистрировано 330 политических и 354 экономических забастовок, при этом забастовало 377 431 и 243 500 человек соответственно. [29] Статистика свидетельствует не только о том, что столица была в центре забастовок, но и о большом количестве политических забастовок по сравнению с экономическими волнениями. В Петрограде металлисты проявили наиболее интенсивную и многочисленную забастовку. Между началом войны и февральской революцией металлисты организовали 71,8% всех забастовок и провели 83 забастовки.6 процентов всех забастовщиков. [30] Рабочие-металлисты набирались не из неквалифицированных мигрантов, а в основном из рабочих групп с предыдущим производственным опытом. Они были довольно хорошо оплачиваемыми по сравнению с другими рабочими, и их нехватка в военное время не так сильно пострадала. [31]

Забастовку в период с 1915 года до Февральской революции можно разделить на три «волны»: с августа по декабрь 1915 года, с января по июнь 1916 года и с июля 1916 по январь 1917 года. [32] Первая волна сопровождалась политическими событиями, такими как: например разгром русских армий в Галиции и роспуск Думы, а также ухудшение условий жизни населения в целом. [33] Одной из непосредственных причин продолжения забастовки было жестокое подавление беспорядков в Иванове и Костроме, где протесты рабочих против нехватки продовольствия были жестоко подавлены. Это вызвало массовую волну забастовок протеста в промышленных центрах империи. [34]

Вторая волна забастовок в первой половине 1916 г. вызвала еще более непропорциональную забастовку в Петрограде по сравнению с остальной частью империи и среди рабочих-металлистов по сравнению с другими отраслями.Металлисты начали участвовать в экономических забастовках, хотя, в отличие от других рабочих, они еще не сильно пострадали от падения реальной заработной платы. [35] Экономические забастовки часто становились политическими, например, когда забастовка на Путиловском заводе в феврале, которая началась как борьба за повышение заработной платы, переросла в протесты против милитаризации рабочей силы после того, как военные применили жесткие меры к оригинальные нападающие. [36]

Третью волну забастовок с июля 1916 по январь 1917 года несли и металлисты.В то время как политические забастовки за пределами Петрограда были зарегистрированы в значительном количестве в Московской и Нижегородской областях, в самой столице именно металлисты Выборгского района, составлявшие всего 1 процент промышленного рабочего класса России, спровоцировали 45,7 процента всех политических забастовок. [37] Активная деятельность выборгских металлистов распространилась на хлопчатобумажные фабрики с преимущественно женской рабочей силой в том же районе. Также впервые рабочим удалось подтолкнуть солдат к политическим действиям. [38]

Осень и зима 1916 года вызвали общий рост народного недовольства. Забастовки со смесью политических и экономических требований совпадали с общим настроением в обществе. Они также воодушевили организованное политическое рабочее движение. В забастовке в память 1905 года, которая состоялась 5 января 1917 года, приняли участие более одной трети промышленных рабочих Петрограда, а 14 февраля того же года 85 000 рабочих сложили инструменты. [39]

С февраля по октябрь ↑

Когда работницы Петрограда 23 февраля 1917 года вышли на улицы в знак протеста против нехватки продовольствия, протесты переросли в политическую всеобщую забастовку в столице. Результатом стало свержение Царства. Революция явилась результатом сложного взаимодействия между волнениями рабочих, общим недовольством народа и принятием решений элитой. [40] Однако рабочее движение было основной силой, способствовавшей политическим изменениям.

Постреволюционная ситуация поставила рабочее движение в совершенно новые условия. Новый режим объявил забастовки и уличные демонстрации законными, что значительно расширило возможности для протестов. [41] Все политические партии могли действовать открыто, а левым партиям было позволено существенно расти. [42] «Советы» — рабочие советы, спонтанно возникшие во время революции 1905 года — снова всплыли на поверхность. Петроградский Совет составлял половину системы «двоевластия», конкурируя и сотрудничая с Временным правительством.Советы набирали силу в 1917 году, особенно в провинции, они постепенно вытесняли правительственные органы. [43] Профсоюзы восстановились и значительно выросли по сравнению с годами войны. [44] На предприятиях появился совершенно новый тип организации рабочих — фабрично-заводские комитеты. Их основной целью были переговоры между работодателями и работниками, но постепенно они взяли под свой контроль многие аспекты производства. [45]

Установление революционного режима никоим образом не остановило трудовую борьбу. [46] На короткое время отношения между правительством и рабочим движением вступили в «период медового месяца». [47] Однако революция не смогла положить конец экономическим недовольствам, вызванным продолжающейся войной. Таким образом, рабочие продолжали бастовать за улучшение экономики при поддержке заводских комитетов и профсоюзов. [48] Уже в апреле и мае прошли крупные антивоенные демонстрации. Во время «июльского кризиса» только в Петрограде на улицы вышло до 350 000 рабочих.В то время как экономическая борьба продолжалась, политическое забастовочное движение получило новый импульс в течение сентября и октября, в то время как в то же время неудавшийся переворот генерала Лавра Г. Корнилова (1870-1918) сделал большевиков все более популярными среди рабочих. [49]

Когда 25 октября к власти пришли большевики, казалось, что между рабочим движением и новым правительством может начаться новый период «медового месяца». «Декрет о рабочем контроле» большевиков узаконил контроль фабрично-заводских комитетов над производством.Однако разразившаяся впоследствии экономическая катастрофа поставила на карту существование самой промышленности, значительно сократила численность рабочего класса и ускорила его разочарование в новом режиме. К моменту заключения мира в Брест-Литовске в марте 1918 года большевики считали национализацию промышленности «снизу» через фабрично-заводские комитеты как провал и приступили к национализации промышленности «сверху» с июня 1918 года. [50] До сих пор остается открытым спор о том, была ли окончательная политическая экспроприация рабочего класса большевиками завершена к началу или середине 1920-х годов. [51] В любом случае рабочие не отказались от забастовок и других форм сопротивления при новом режиме. [52]

Заключение ↑

Действия и политика рабочих от начала войны до Октябрьской революции определяли ход российской истории на весь 20 -е годы века. Таким образом, история российского рабочего движения военного времени столь же важна, как и оспаривается. Когда к власти пришли большевики как самопровозглашенный рабочий авангард, история рабочего движения во время войны стала решающей отправной точкой для легитимации их правления — факт, который сформировал как советскую, так и западную историографию. [53] Однако многие советские и западные стереотипы так и не были развенчаны усилиями социальных историков прошлого и настоящего. Ни рабочий класс в целом не восстал против войны сразу после ее начала, ни большевики, ни какая-либо другая радикальная партия. Напротив, это был особый сегмент рабочего класса, рабочие-металлисты, которые из-за своего особого положения в промышленном труде практически единолично осуществляли политическое забастовочное движение на протяжении последних трех лет войны.Их борьба в сочетании с растущим недовольством общества в целом привели к свержению автократии. Однако исследования также показали, что кульминация забастовочного движения военного времени, Февральская революция, не была полностью «спонтанной». Несмотря на первоначальный распад после начала войны, революционные партии и их активисты принимали участие в трудовой борьбе и все больше и больше сумели определить свой курс.

Социальная история русского рабочего движения военного времени в целом уже написана.Однако культурная история российского рабочего класса, его протестная деятельность и его пересечение с революционно-политическим движением все еще находятся в зачаточном состоянии. Несмотря на общее снижение интереса к истории труда в последние десятилетия, можно надеяться, что в ближайшие годы появятся новые инновационные исследования в этой области.


Глеб Дж. Альберт, Билефельдский университет

Редакторы секции: Борис Колоницкий; Николаус Кацер

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *