Шаповаленко татьяна владимировна дочь – Татьяна Шаповаленко / Биография и фильмография

О самом главном / Татьяна Шаповаленко отвечает на вопросы зрителей / Видео / Russia.tv

Вопрос: Запах изо рта. Гланды здоровые, зубы тоже. чищу регулярно. В чем причина? Ответ: Возможно, в заболеваниях желудка и пищевода. Сделайте гастроскопию. Но прежде всего — отрегулируйте питание. Не начинайте день с чашки кофе. Вопрос: Когда сижу. а потом резко встаю — шум в ушах и темно в глазах. Отчего? Ответ: Нужно проверить шейный отдел позвоночника и сосуды шеи. Вопрос: Постоянное ощущение кома в горле, но ничего не прощупывается. Что это? Ответ: Проверьте щитовидку на предмет ее увеличения и наличия узлов. Ком в горле может быть также психосоматической реакцией на стресс или первым признаком опухоли в гортани.

«О самом главном» – ежедневное шоу о здоровье.

Ученые утверждают, что один час в день, потраченный на заботу о здоровье, может прибавить 15-20 лет жизни. Телеклиника «О самом главном» приглашает провести этот час вместе и заняться своим здоровьем всерьез.

Каждый будний день лучшие практикующие врачи нашей страны

  • дают четкие рекомендации по профилактике болезней,
  • раскрывают нюансы новейших методов лечения,
  • развенчивают мифы о питании,
  • тестируют актуальные методы похудения,
  • изучают старые и создают новые косметологические рецепты,
  • отвечают на самые наболевшие вопросы о здоровье.

Когда болезнь настигает нас, мы идем к врачу, чтобы он поставил диагноз и назначил лечение. Но что делать, если врачи разводят руками? Если вы прошли всех возможных специалистов, а диагноза так и нет? И никто не знает, чем вы больны… В этих случаях на помощь придет наша программа.

У посетителей сайта Russia.tv есть возможность просматривать выпуски программы «О самом главном» за текущую неделю. Если по какой-то причине вы пропустили любимое шоу, вы можете посмотреть его в любое время дня и ночи на нашем сайте. Будьте здоровы!

Ведущие: Михаил Полицеймако, Сергей Агапкин, Александр Мясников, Татьяна Шаповаленко

Ольга Будина

вела передачу с 2012 по 2014 год.

Андрей Леонов вел передачу в 2014 году.

Также в программе принимали участие: Сергей Бубновский, Наталья Колесникова, Михаил Глотов, Александр Алексеев.

Клиника доктора Мясникова

russia.tv

Татьяна ШАПОВАЛЕНКО: здоровый образ жизни стал модой. И модой хорошей

БОСС-профессия | Здравоохранение
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Архив ГК «МЕДСИ»

Главный врач Клинической больницы МЕДСИ на Пятницком шоссе, доктор медицинских наук, профессор Татьяна Владимировна Шаповаленко — о своем пути в профессии, тенденциях современной медицины и о приоритетных направлениях возглавляемого ею медицинского учреждения.

— Татьяна Владимировна, ординатуру вы окончили по специальности «Терапия», однако работали вначале анестезиологом-реаниматологом, заведующим отделением реанимации. Сертификаты у вас есть по терапии, психотерапии, восстановительной медицине, организации здравоохранения. Каким специалистом в первую очередь вы себя считаете?

— Наверное, все-таки реаниматологом. Так сложилось, что в студенческие годы я работала в отделении реанимации Института скорой помощи имени Джанелидзе в Ленинграде — сначала санитаркой, потом медсестрой. В те годы не существовало отдельной специализации врача-реаниматолога, была только специализация анестезиолога-реаниматолога, и медсестры фактически выполняли всю работу, которую сегодня делает врач-реаниматолог. То есть, работая медсестрой, я освоила чисто врачебные манипуляции — интубации, пункции и многое другое. Так что мой выбор врачебной специализации был очевиден.

Однако в вузе, Первом Ленинградском медицинском институте имени академика И.П. Павлова, я занималась наукой на кафедре пропедевтики внутренних болезней, которой руководил тогда Сергей Иванович Рябов, училась у замечательного педагога Людмилы Павловны Арьевой. Потом, сделав половину большой работы, осталась в клинической ординатуре на этой кафедре, где и получила специальность «Терапия».

После клинической ординатуры я устроилась на работу в ближайшую больницу, поскольку имела тогда двоих маленьких детей. Там открылась вакансия врача анестезиолога-реаниматолога. По итогам собеседования заведующий принял меня на эту должность. Это было начало 1990-х, сложное время, когда из профессии уходило много врачей. В условиях кадрового дефицита не очень строго следили за сертификатами, так что свой сертификат по анестезиологии и реанимационной медицине я получила, уже работая в этой больнице.

— А правомерно ли такое понятие, как «врач-реабилитолог»? Ведь необходимы глубокие знания и опыт по самым разнообразным направлениям медицины.

— Да, безусловно. Сейчас эта специальность называется «Врач медицинской реабилитации», а раньше — «Врач восстановительной медицины». Такой сертификат у меня.

И знаете, несмотря на кажущуюся разность двух направлений медицины — реанимации и реабилитации, — профессии врача-реаниматолога и врача медицинской реабилитации в чем-то схожи. Оба эти специалиста занимаются широким спектром оказания медицинской помощи, и знания, которыми они обладают, вполне применимы и в той, и в другой областях.

— Вы уже достаточно давно занимаете врачебные руководящие должности. Несколько лет руководили Центром восстановительной медицины и реабилитации, затем работали главврачом Лечебно-реабилитационного центра Минздравсоцразвития РФ. Теперь вы главный врач Клинической больницы МЕДСИ на Пятницком шоссе. Да и докторская диссертация у вас посвящена организации работы центров восстановительной медицины и реабилитации в условиях мегаполиса. У вас есть склонность к организационной и руководящей работе? Или так сложилось, что вас выбирали для этого вышестоящие инстанции?

— Не могу сказать, что я когда-то задавалась целью что-то возглавить и чем-то руководить. Так сложилось. Хотя, в общем-то, все шло к этому с самого начала. У меня была просто замечательная студенческая жизнь, которая, как и у многих в то время, оказалась связана с организационной работой. Потом наступили 1990-е, когда, как я уже сказала, очень многие доктора ушли из профессии, причем уходили далеко не худшие специалисты, просто финансовые обстоятельства вынуждали людей менять работу. Этот недостаток кадров способствовал тому, что человека, имевшего организаторские способности и хотевшего что-то улучшить в медицине даже в тех сложных обстоятельствах, замечали и ставили на руководящие должности.

— Поговорим немного о медицинской реабилитации. Последствия каких болезней труднее и дольше всего поддаются процедурам реабилитации? Когда требуется лечение в стационаре, а когда достаточно амбулаторной помощи?

— Конечно, самая трудная работа — это реабилитация пациентов неврологического профиля. К примеру, пациентов после тяжелых инсультов, то есть инсультов, которые сопровождаются тяжелым неврологическим дефицитом — двигательным, когнитивным, речевым, психоорганическим синдромом. Такие пациенты требуют лечения в стационаре, и не только потому, что процесс их реабилитации должен проходить под постоянным наблюдением, но еще и потому, что их состояние может ухудшиться в любой момент, и реагировать на эти изменения нужно довольно быстро. Сюда же относится и реабилитация пациентов после тяжелой спинномозговой травмы, особенно травмы шейного отдела позвоночника, и реабилитация пациентов, перенесших серьезные нейрохирургические вмешательства на головном и спинном мозге.

Пациенты неврологического профиля требуют самого скрупулезного и внимательного отношения, и во время реабилитации мы цепляемся за малейшие сдвиги в их состоянии. И, конечно, здесь немаловажно, чтобы и медики, и родственники таких пациентов вовремя увидели эти сдвиги и поверили в них. Работа с такими пациентами сопряжена с большой психологической нагрузкой, потому что реабилитация в неврологии — это не взрывной процесс. С этой точки зрения очень благодатна для реабилитации травматология и правильно пролеченная кардиология. Неврология тоже весьма благодатная сфера, хотя тут все значительно сложнее. Восстановительные процессы проходят медленно, и необходимо использование гораздо более технологичных и современных методов. Конечно, все это делает нейрореабилитацию самой интересной сферой реабилитационной медицины.

— Сегодня в Москве и Подмосковье существует несколько крупных центров реабилитации: Лечебно-реабилитационный центр на Иваньковском шоссе, Научный центр реабилитации и курортологии Минздрава, недавно организованный Центр восстановительной медицины МЕДСИ, ряд частных реабилитационных центров. Достаточно ли их для такого мегарегиона, как Московский?

— Конечно, всех этих центров недостаточно. Дело в том, что по современным канонам в реабилитации нуждается фактически каждый пациент. Теперь работа врачей заключается не просто в спасении человеческих жизней и подборе пациентам адекватной терапии, но и в максимальной адаптации, возвращении их к активной деятельности и достойному качеству жизни. Процесс восстановления пациента и максимально быстрое его возвращение в общество — это тоже важная часть современной медицины. Поэтому реабилитационных коек должно быть больше, как и специалистов реабилитационной медицины, которых сейчас не хватает.

Клиническая больница МЕДСИ на Пятницком шоссе

Тем не менее сегодня в этом направлении идет достаточно большая работа. Открываются новые центры, в том числе и частные, работающие в системе ОМС. Скажем, наш санаторий МЕДСИ «Отрадное» принимает пациентов в том числе по полису ОМС. Да, конечно, нынешняя система ОМС охватывает реабилитацию далеко не всех пациентов. В частности, из нее выпадает высокотехнологичная реабилитация, которая требуется тяжелым пациентам неврологического профиля. Эти методики никак не укладываются в тарифы ОМС. Однако и этот вопрос может быть со временем решен, если сделать в системе ОМС четкую градацию пациентов по тяжести состояния и предусмотреть ступенчатую оплату.

— Можно ли считать реабилитационными мероприятиями борьбу со стрессами и депрессией? Какие меры здесь наиболее эффективны?

— Конечно, можно. И сейчас это направление очень востребовано. Антистрессовых методик огромное количество, и они эффективны. Это и гидрокинезотерапия, и психотерапия, и лечебная физкультура, и физиотерапевтические процедуры, и работа с нейропсихологами. Если у пациента не наблюдается тяжелых пограничных расстройств — тревоги, депрессии, которые требуют в том числе и серьезной медикаментозной поддержки, тогда можно ограничить лечение стресса восстановительными мероприятиями без применения препаратов. Если же его состояние уже не укладывается в рамки обычного постстрессового расстройства, то, разумеется, необходимы несколько иные подходы.

— Существует много программ по таким модным направлениям, как борьба с синдромом хронической усталости, с избыточной массой тела, общая поддержка здоровья. Имеет ли место в этой сфере недобросовестное предложение малоэффективных процедур? В какие центры стоит обращаться, а куда — нет?

— Я не возьмусь оценивать качество услуг в других центрах. Скажу лишь, что обращаться к нам имеет смысл. Мы занимаемся и такими программами, и они эффективны. Хотя, понимаете, здесь вопрос двоякий. В программах, которые вы перечислили и которые принято называть общеоздоровительными, многое зависит не от одного профессионализма центра и его специалистов, но и от самих пациентов. Тут крайне важно сотрудничество.

Большое значение имеет настрой пациента. Если человек понимает, что это, будь то лишний вес или хроническая усталость, стало для него реальной проблемой, он начнет искать эффективное лечение. Если же он, как, к сожалению, часто и происходит, приходит в медицинский центр и заявляет: «Избавьте меня от этих лишних 20 килограммов, но я должен вести тот же образ жизни, что и сейчас», толку от лечения не будет.

Вот недавно к нам обратился пациент с весом 156 кг при росте 172 см. «Знаете, лишний вес для меня вообще не проблема. Я пытался его снизить — ничего не помогает. Так что не надо никаких программ по коррекции веса. Однако у меня сахарный диабет, сердце, давление — вот они меня беспокоят», — сказал он на консультации. Хотя заниматься лечением сахарного диабета и всего прочего при таком весе совершенно не имеет смысла. Мы должны убедить пациента в том, что первая наша задача — это коррекция веса. Причем при таком весе, скорее всего, потребуются уже не те методы, о которых я говорила, а медикаментозная и хирургическая коррекция. В противном случае мы просто не добьемся никакого успеха в лечении всех сопутствующих ожирению заболеваний, которыми страдает этот человек.

Что же касается выбора медицинского центра, то я бы посоветовала следующее: если вас волнует какая-то проблема, для начала проконсультируйтесь с двумя-тремя специалистами в разных центрах — поверьте, ваше здоровье того стоит. И тому, кто в том числе и на ваш взгляд, предложит более понятный, пусть и далеко не самый простой выход из сложившейся ситуации, наверное, и стоит довериться. Конечно, нужно собрать отзывы о центре и его врачах. Для этого интернет предоставляет сегодня много возможностей. Только постарайтесь оценивать эти отзывы с известной долей скептицизма.

— Вы руководите Клинической больницей МЕДСИ на Пятницком шоссе — огромным клиническим центром. Насколько сложна эта работа по сравнению с тем, чем вы занимались раньше? И в какой степени вам помогает коллектив?

— Именно коллектив и сделал эту клинику действительно клиническим центром. Потому что, когда мы сюда пришли, и пришли, к счастью, командой, тут многое было далеко не так, как должно быть в нормально работающем многопрофильном стационаре. И вся команда и люди, которые возглавили основные направления нашей клиники, проделали огромную работу. И технологии, и методы лечения, и новая диагностика, и внедрение современных методик, и разработка и установка собственных внутренних стандартов лечения, основанных на европейских и американских стандартах, — все это их заслуга. И такая колоссальная работа была проведена всего за год. Сегодня это работает, и не просто работает, а показывает свою эффективность с точки зрения и качества оказания медицинской помощи, и финансовых показателей. Так что большое спасибо моей команде за все это.

— Какое развитие планируется для клиники в ближайшие годы, какие новые направления откроются?

— Мы продолжим и дальше развивать клиническую больницу как многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение, оказывающее полный спектр медицинских услуг. Кроме того, мы активно поддерживаем идею нашего основного акционера — АФК «Система» — создать на базе клиники международный медицинский кластер. Это, соответственно, подразумевает улучшение нашей экспертизы в уже существующих направлениях и внедрение новых. В частности, мы планируем усилить свой педиатрический профиль и открыть детский стационар. Рассчитываем также и дальше делать акцент на реабилитационную медицину и развивать все ее направления. Будем совершенствовать все направления онкологии и в том числе рассматриваем возможность открытия при клинике радиоцентра, центра радиоизотопной диагностики и лучевой терапии. В наших планах и совершенствование терапевтического отделения, а также открытие новых направлений в травматологии и ортопедии. Свое будущее мы видим, кроме того, в дальнейшем развитии сердечно-сосудистой хирургии и кардиологической помощи. Планируем открытие в клинике нейрохирургического направления.

— Чем для вас является участие в цикле телепередач «Подари себе жизнь», ведение колонки на портале Takzdorovo.ru: просвещением, одним из направлений реабилитационной деятельности, просто желанием помочь страдающим людям?

— Проект «Подари себе жизнь» был задуман Министерством здравоохранения. Я совершенно случайно попала на эту передачу в качестве ведущей. Честно говоря, я очень удивилась, что меня, не имевшую никакого опыта работы на телевидении, утвердили на этот проект. Первое время, конечно, приходилось трудно. Однако этот опыт оказался крайне полезным и интересным.

Я узнала много нового, прочитав немало дополнительной литературы — и нашей, и западной — по здоровому образу жизни. Это было общение с совершенно иными людьми, чем те, с кем я общаюсь в своей каждодневной практике. На передачи мы приглашали много экспертов, которые досконально разбирались в теме здорового образа жизни. Словом, это был хороший проект, который, как мне кажется, внес свою, пусть и небольшую, толику в распространение тенденции к ведению здорового образа жизни.

— На ваш взгляд, стало ли в России тяготение к здоровому образу жизни тенденцией?

— Слава богу, это стало модой. И модой хорошей. Среди огромного числа моих друзей и знакомых здоровый образ жизни, правильное питание, спорт — это норма жизни. И никто уже не смотрит на тебя как на белую ворону, когда ты говоришь, что бегаешь по пять километров в день.

Меня это весьма радует. Значит, наши старания сделать так, чтобы здоровый образ жизни являлся нормой для наших соотечественников, оказались не напрасны.

— А сотрудничество с порталом Takzdorovo.ru вы продолжаете?

— Мы с ними продолжаем общаться. Время от времени я отвечаю на вопросы редакторов этого портала. Хотя сейчас эта деятельность немного отошла на второй план.

— При таком режиме работы как вам удается отдыхать? Я знаю, что вы достаточно серьезно занимались спортом — на хорошем уровне бегали на средние дистанции. Теперь есть на это время?

— Да, я продолжаю бегать. Потому что, во-первых, это тот же здоровый образ жизни. Во-вторых, это уже привычка, а также хороший метод борьбы с хронической усталостью и со стрессом.

— Вы считаете себя примером здорового образа жизни?

— О нет, нисколько. Наверное, я бы успевала делать больше здоровых и правильных вещей, если бы оставалось больше времени. Однако, во всяком случае, привычка к большим спортивным нагрузкам, слава богу, у меня сформировалась на всю жизнь и реально мне помогает.

www.bossmag.ru

Доктор Шаповаленко Татьяна Владимировна — психотерапевт в Москве

Татьяна Шаповаленко – профессор, доктор мед.наук, обладательница титула «Отличник здравоохранения». Сегодня работает в больнице МЕДСИ, что на Пятницком шоссе, специализируется на терапии и психотерапии. За большой вклад в развитие медицины доктор в начале двухтысячных была награждена Грамотой Министерства здравоохранения и соц. развития России.

Специализация

Родилась Татьяна Шаповаленко в городе Ленинград, где в 89-м году получила первое медицинское образование, закончив Первый мединститут имени академика Павлова. А уже к 1992 году прошла ординатуру в области «Терапия». После этого начала работать по главной специальности.

До двухтысячного года будущая доктор наук работала сначала анестезиологом-реаниматологом, а после – зав. реанимационным отделением в Центре лечения гнойной хирургической инфекции в СПб. После этого перевелась в столицу, где несколько лет работала в Центре лечения и здравоохранения Росздравоохранения. А еще через несколько лет, в 2005 году, стала руководить в Центре восстановительной медицины и реабилитации. Уже через три года она была назначена главврачом Лечебно-реабилитационного центра Минздравсоцразвития Российской Федерации. На сегодняшний день занимает должность главврача Клинической больницы №1

Параллельно с работой доктор Шаповаленко регулярно повышала профессиональную квалификацию и улучшала профессиональные навыки.

  • 2005 год – профессиональная переподготовка на базе Института усовершенствования медицинских сотрудников. Основная специализация – «Восстановительная медицина».
  • Тот же 2005 год – получение специализации в направлении организации охраны здоровья.
  • Многоразовое участие в тематических конференциях, встречах по теме реабилитации пациентов. В том числе за границей.
  • 2012 год – была руководителем заседания по теме реабилитации больных с онкологическими патологиями.

На данный момент Татьяна Шаповаленко опубликовала более 120 тематических научных статей, один учебник, одно руководство, 3 учебно-методических пособия и три монографии. Они опубликованы не только в авторитетных отечественных, но и зарубежных тематических изданиях.

Профессиональная сфера деятельности

Основные направления работы доктора Шаповаленко:

  • Применение наиболее современных и эффективных методов психотерапии с целью лечения соматических болезней у пациентов разного возраста.
  • Психологическая и терапевтическая коррекция в качестве инструмента повышения эффективности восстановительного лечения больных с патологиями сердечно-сосудистой системы.
  • Восстановительное лечение больных, у которых обнаружены разного рода патологии. Например, возникающие после черепно-мозговых травм, травм опорно-двигательной системы, раковых заболеваний, ухудшения кровообращения в мозгу и т. д.

В своей врачебной практике доктор активно применяет нейрофизиологические методики. Например, транскраниальную магнитную стимуляцию, продленную электроэнцефалографию, функциональную магнитно-резонансную томографию и прочее.

mednavigator.ru

Телезритель хочет лечиться у Сергея Агапкина

Cегодня программ о здоровье пруд пруди. Нам советуют, что пить, чего не есть, что носить, а чего избегать. Однако сами ведущие, теледоктора как один утверждают: лечить по телевизору нельзя! Каждого пациента и каждый случай надо рассматривать в отдельности, а их программы призваны в первую очередь обратить внимание каждого человека на собственное здоровье. Чтобы мы не «забивали» на болячки, а вовремя обращались в больницу. И тем не менее многие наши читатели предпочитают лечиться «по телевизору». Мы провели опрос на сайте www.kp.ru и выяснили, что больше всего люди доверяют ведущему программы «О самом главном» на канале «Россия» Сергею Агапкину. А вот почему? С этим вопросом мы и обратились к теледоктору. — Это вопрос скорее к самим зрителям. Обычно доверяют людям, которые сами уверены в том, что говорят и делают. Думаю, дело в этом. — Можно ли по телевизору вылечить самые простые заболевания? Если нет, то почему тогда так много программ о здоровье?

Яков Бранд

— Вылечить по телевизору невозможно. Можно лишь проинформировать о том, что есть болезнь с такими симптомами и если они у вас есть, надо идти к такому врачу. Или о том, что есть лекарство от этой болезни и врач может его вам выписать. — Лично вы как часто приходите на прием ко врачу? Когда в последний раз были у доктора и с какой проблемой? — Нечасто. Регулярный медосмотр раз в год, визит к окулисту перед покупкой новых очков. — Современное поколение молодых «забивает» на собственное здоровье и идет в больницу, когда что-то уже «отваливается». Почему это происходит? — Нет представления об устройстве организма, его функциях, их нарушениях. Люди просто не понимают, что там происходит и чем это чревато. Плюс к этому здравоохранение существенно изменилось. Медицина нашего детства и нынешняя сильно отличаются по своим возможностям. Раньше обезболивающие в стоматологии применялись нечасто, сейчас с этим нет проблем. А страх остался с детских времен.

КТО ЕСТЬ КТО А на кого учились те, кто нас лечит на ТВ? Мы узнали правду о лидерах читательского рейтинга. 1. Сергей Агапкин Родился в 1975 году в Рязани. В детстве мечтал стать поваром, в отрочестве — археологом. Занимался спортом (самбо, дзюдо). По настоянию врачей прекратил занятия из-за серьезного сколиоза. По рекомендации врача-ортопеда в 13 лет занялся йогой. В 16 диагноз был снят. После 8-го класса был вынужден пойти в ПТУ из-за финансовых проблем в семье. Тогда же, в 1993 году, начал преподавать йогу и почувствовал необходимость медицинского образования. Окончил Московский медицинский колледж (специализация «физиотерапия и лечебная физкультура»). Продолжил образование в Московском педуниверситете (специализация «клиническая (медицинская) психология»). Кандидат психологических наук (Международная академия психологических наук, тема диссертации «Концепция психосоматических расстройств в тибетской медицине»). Специалист по традиционным системам оздоровления (СпбГУ). Стажировался в Индии. Ректор Института традиционных систем оздоровления.

Елена Малышева

На телевидение попал случайно. Когда на канале «Россия» объявили кастинг на ведущего медицинской программы, решил попробовать себя. По собственному признанию, рассказал на камеру пару анекдотов, пошутил и отказался дать конкретные советы. Был очень удивлен, когда его все-таки пригласили.

2. Геннадий Малахов Родился 20 сентября 1954 года в Ростовской области. После школы окончил ПТУ по специальности «электрослесарь», в 1975-м поступил в Центральный ордена Ленина институт физической культуры г. Москвы, который окончил с отличием в 1980-м. С 14 лет увлекся тяжелой атлетикой. По словам самого Геннадия Петровича, его лучший результат равен олимпийскому рекорду, установленному Юрием Петровичем Власовым в Риме в 1960 году.

— Я сделал простой вывод, — пишет в своей автобиографии Малахов, — если я из человека, который вначале поднимал 45 кг, стал поднимать 200, то, возможно, такой же подход применить и к собственному здоровью. Именно этот его принцип, наверное, до сих пор привлекает его поклонников. 3. Яков Бранд Родился 2 мая 1955 года в Одессе. Окончил Одесский государственный медицинский институт в 1979 г., доктор медицинских наук, академик РАЕН, автор более 40 научных работ. Его программа «Без рецепта» выходит с 1999 года. Рассказы о заболеваниях, их профилактике, методах лечения соседствуют в проекте с курьезами и историческими фактами. Яков Бранд умеет простым доступным языком рассказать даже о самых сложных вещах. При этом умудряется совмещать телевизионную карьеру с работой завотделением неотложной кардиохирургии в Склифе. 4. Елена Малышева Родилась в Кемерове. Школу окончила с золотой медалью и поступила в Кемеровский медицинский институт на лечебный факультет, который окончила с красным дипломом. В 1987 году защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Предупреждение и устранение нарушений ритма сердца с помощью адаптации к стрессорным воздействиям и активации гамма-миномаслянной кислоты». За большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания награждена государственной наградой орденом Дружбы (2006 г.) и другими правительственными наградами.

Татьяна Шаповаленко

На телевидение попала в 1992 году, когда в Кемерове на канале «Кузбасс» стала выпускать программу «Рецепт». Постепенно перебралась на Центральное телевидение. А с 1997 года осела на Первом канале (тогда ОРТ). В то время как раз вернулась в эфир программа «Здоровье», и Елена Малышева стала не только ее ведущей, но и руководителем. В этом телесезоне ее ежедневная программа «Жить здорово!» заменила в сетке «Малахов+». Замужем (муж — профессор, доктор медицинских наук), два сына. 5. Татьяна Шаповаленко Окончила 1-й Ленинградский мединститут им. академика Павлова, факультет лечебного дела. На проекте «Подари себе жизнь» она главный врач, а в жизни — руководитель Центра восстановительной медицины Минздравсоцразвития.

www.kp.ru

Новости России: Хорошо лечат у нас только за деньги? Это миф! — Свободная Пресса Юг

О том, хотим ли мы жить долго, вредных привычках, и революционных технологиях, которые буквально на глазах меняют современную медицину мы поговорили с доктором медицинских наук, главным врачом Клинической больницы МЕДСИ на Пятницком шоссе в Москве, телеведущей Татьяной Шаповаленко.

«СП»: — Татьяна Владимировна, в 2017 году темой Всемирного дня здоровья стала депрессия…

— Лично меня это не удивляет. По данным, в частности, американских исследований 80 процентов населения в мире хоть раз в жизни страдало от депрессии… Это большая проблема.

«СП»: — Количество и качество стресса в мире меняется, на Ваш взгляд?

— Количество стрессовых факторов, конечно, становится больше. Причины всем известны. Но вы знаете, последние исследования как раз доказали, что далеко не всегда число депрессивных реакций прямо пропорционально количеству стресса, идущего извне.

«СП»: — В проекте «Подари себе жизнь», который, надо сказать, несколько лет шел на телевидении с огромным успехом, — вы, будучи главным врачом этого проекта, предложили одной из героинь, актрисе Евгении Добровольской, в качестве дополнительного средства избавления от накопившегося стресса… стрельбу в тире. Идея небанальная, и для многих вполне осуществимая. Правда, чтобы такая «терапия» сработала на все сто — потребовалось бы, как я поняла, целое ведро патронов…

Читайте также

Маньяк-педофил устроил ад для падчерицы

Две недели девочка боялась рассказать матери о пережитом ужасе

— Ну, разумеется, каждый человек способен реагировать на стресс очень по-разному, и вариантов помощи тоже много — здесь нет общих рецептов… Кто-то замыкается в себе, у кого-то сохраняются внешне обычные психологические реакции, но начинаются различные соматические проявления: повышается давление, учащается сердцебиение, возникают боли в желудке…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

За «ридну мову» не заплатят даже 3000 гривен

«СП»: — То есть все болезни — от нервов?

— Нет, конечно. Но стресс, к сожалению, провоцирует обострение большинства хронических заболеваний, да и психосоматику, взаимозависимость болезней с психологическими реакциями человека, тоже никто не отменял…

«СП»: — А какой способ защиты от стресса ближе лично вам?

— Я занимаюсь спортом. Как кандидат в мастера спорта по бегу на средние дистанции стараюсь хотя бы пять раз в неделю пробегать свои пять километров и делать растяжку.

«СП»: — По утрам?

— Нет, только по вечерам. Успевать утром не получается. Но для меня это оптимально. А еще ведь есть театры, музыка, выставки, путешествия. Кто-то рисует, кто-то пишет стихи, ведет дневник… Способов убежать от монотонной картинки, от стрессов действительно много.

Но, повторюсь, депрессия не всегда следует за стрессом. Хотя изначально считается, что в мегаполисах, где количество стрессов выше, людей с депрессивными реакциями регистрируется больше. А может это связано с тем, что в больших городах люди все-таки чаще обращаются к докторам, у них для этого больше возможностей.

«СП»: — Можно ли говорить, что россияне стали более рационально относиться к своему здоровью? Все-таки мы всегда были во многом фаталистами…

— Нет, фаталистов, к счастью, становится все меньше и меньше. Сегодня здоровый образ жизни — устойчивый тренд.

«СП»: — Это связано с ростом уровня жизни, например?

— На мой взгляд, нет. Просто все больше людей понимают, что не стоит жизнь тратить на болезни… ЗОЖ — это же не очередная модная диета. Сегодня он включает множество важных вещей: это и физические нагрузки, и определенный порядок в питании, активный отдых, достаточное количество сна… Это возможность выиграть в жизни самый главный приз — время, и получить от этого удовольствие. А ведь даже еще лет 7−8 назад, когда мы начинали наш телепроект, посвященный продолжительности жизни, ЗОЖ представлялся совсем по-другому, как что-то такое очень скучное, трудно выполнимое… Но я и тогда говорила всем нашим участникам, как говорю и сейчас — потерпите хотя бы две недели. И ЗОЖ просто войдет в привычку, станет вашим вторым «я».

«СП»: — Так и получалось?

— Да, тем более что у каждого человека есть реальная мотивация, ради которой стоит побороться со своими привычками, сиюминутными прихотями — маленькие дети, творческие планы, рывок в карьере. И нам почти всегда удавалось эту мотивацию найти. На чаше весов цель всегда перевешивала. Главное — понимать, ради чего ты все это делаешь.

«СП»: — Татьяна Владимировна, вы родились в медицинской семье?

— Нет, из медиков в роду я — первая. Родилась в Ленинграде. Отец — профессор Политехнического института, был деканом факультета, затем проректором, мама преподавала там же, а я поступила в 1-й медицинский, потом закончила клиническую ординатуру, 9 лет работала в Институте по лечению гнойной хирургической инфекции врачом-реаниматологом. Уже переехав в Москву с 2003 года главным направлением для меня стала лечебная реабилитация, восстановительная медицина.

«СП»: — Какие прорывы в мировой медицине последних десятилетий Вам кажутся самыми значимыми?

— Очень серьезно продвинулась онкология. Это и развитие генетической диагностики, и точечный, таргетный подбор препаратов… Произошел прорыв в лучевой терапии, даже сравнить невозможно, что было в этой области в конце 90-х годов, например, и сегодня. Это и наведенная химиотерапия, гамма-ножи, которые воздействуют конкретно на опухоль, минимально повреждая окружающие ткани.

Колоссальный прогресс мы наблюдаем в диагностике: МРТ, КТ-диагностика, внедрение ПЭТ-КТ — позитронно-эмиссионной томографии, с помощью которой можно очень точно выявить степень распространения опухоли и в разы быстрее оценить эффективность проведенной химиотерапии.

В области хирургии уже почти до 90 процентов, если не больше, выросла доля лапароскопических операций на внутренних органах (они малотравматичны, проводятся через небольшие отверстия, без больших разрезов — ред.) — после таких операций пациенты гораздо быстрее восстанавливаются, меньше бывает осложнений. И, конечно, огромны успехи в кардиохирургии — как эндоваскулярной (с помощью компьютерных технологий, без открытых ран), так и классической, открытой. Удалось наладить лечение острого коронарного синдрома — в результате человек после инфаркта может быть полностью пролечен и выписан уже на 5−6 сутки. Раньше о таком и подумать не могли! Лечение занимало как минимум три недели, при гораздо худших результатах. Совсем на другом уровне делаются сейчас и открытые операции на сердце — аортокоронарное шунтирование, пересадка клапанов, и так далее.

Вирусология также стоит на пороге больших открытий. То, что добились в лечении гепатита С — это безусловно одно из прорывных решений. На очереди — решение проблем с ВИЧ-инфекцией. Над этим сейчас работает весь мир — идет поиск вакцины, способов лечения.

Еще хотелось бы сказать о технологиях ЭКО — они настолько прочно вошли в нашу жизнь, что уже считаются вполне рутинным методом…

Изготовление любых протезов, систем по 3-Д реконструкции тоже иначе как прорывом не назовешь. Это огромное направление, которое сформировалось на стыке очень многих наук — физики, генетики, биотехнологий.

Татьяна Шаповаленко (Фото: предоставлено автором)

«СП»: — И при этом множество хронических болезней, которые уже «привычно» сопровождают человечество, такие как гипертония, диабет, астма, все и не перечислить! — так и остаются неизлечимыми…

—  Они и будут неизлечимыми, к сожалению. Поскольку обусловлены многими факторами современной жизни, помимо медицины. В отношении хронических болезней сегодня, возможно, даже важнее не излечение как таковое, а правильная коррекция и недопущение развития осложнений, которые влекут за собой диабет или та же гипертоническая болезнь. В последние годы появилось много хороших препаратов, комбинированных, сочетанного действия. Но тут мы упираемся еще в одну важную проблему: технологии идут вперед, а уровень образования врачей в общей массе явно отстает от этих темпов. Ударившись в узкую специализацию, мы забыли об истинном назначении врача-терапевта: быть великолепным функциональным диагностом, который должен видеть состояние здоровья пациента в целом и понимать, как его грамотно лечить. И он же, кстати говоря, должен учить этого пациента правилам здорового образа жизни, с учетом всех его, пациента, конкретных особенностей. У нас налицо, к сожалению, явная нехватка специалистов, которые могут соответствовать тем высоким требованиям, которые сегодня предъявляет сама медицина. Не говоря уже о том, что ошибки в диагностике, неправильно назначенное лечение — это еще и вопрос потраченных впустую денег, и клиникой, и самим пациентом, что сегодня тоже очень существенная проблема.

«СП»: — Недавно в моду вошло еще такое словечко как комплаентность пациента, то есть его приверженность лечению, насколько он добросовестно выполняет полученные от врача назначения…

— Знаете, наверное, мы для того и устраиваем интервью, используем телепередачи, интернет… Чем больше информации — тем выше и комплаентность, поверьте мне. С другой стороны, невозможно списать на низкую комплаентность пациента ошибки в лечении — ни юридически, ни морально. Ведь мы имеем дело с людьми страдающими, болезнь сама по себе — это колоссальный стресс. Поэтому мы по сути приходим к тому, с чего и начали разговор… Сам поход к врачу, чтобы там ни говорили, это всегда стрессовая ситуация.

«СП»: — То есть пациент всегда прав?

— Дело даже не в этом. Но я предпочитаю предъявлять высокие требования в плане профессионализма к врачу в первую очередь. А разговоры о комплаентности пациента лично мне кажутся надуманными. Наверное, врачу, который работает в серьезном, крупном клиническом центре, стационаре в чем-то легче быть в курсе новых технологий, соответствовать требованиям. Но с другой стороны, ни пол, ни возраст, ни место работы не играет тут решающей роли. Человек либо занимается своей профессией всерьез, либо нет…

«СП»: — Возвращаясь к восстановительной медицине — как вам кажется, правильнее говорить о ее возрождении, возврате к традициям, в том числе и наработанным во времена СССР? Или сегодня восстановительная медицина создается заново? Ведь не секрет, что в течение долгого времени она была у нас разрушена чуть ли не полностью.

— В советские времена на высоком уровне было организовано санитарно-курортное лечение. Хорошие, качественные здравницы были достаточно доступны. Конечно сейчас, с развитием новых технологий, которые пришли, слава Богу, и в восстановительную медицину, она в нашей стране действительно стала наукой. Это произошло как раз за последние 10−15 лет. Технологии подняли реабилитацию на принципиально качественный уровень. Стали использоваться роботы, появились удивительные технологии физиотерапии, которые позволяют, избегая инвазивных (проникающих — ред.) методов, достигать не менее качественного эффекта. Например, для стимуляции движения мы четко находим ту зону мозга, которая отвечает именно за работу, скажем, второго пальца правой руки… Наши врачи владеют методами транскрониальной магнитной стимуляции определенных зон мозга, которые берут на себя замещение и восстанавливают утраченные функции — двигательные, когнитивные, речевые… Нарушение глотания, и так далее.

«СП»: — Насколько это доступно для пациентов? Возникает ощущение, что все эти чудесные технологии сосредоточены в секторе частной медицины…

— Это не так. В Подмосковье, например, есть больница восстановительного лечения в поселке Голубое под Зеленоградом — там огромный объем помощи оказывается по ОМС. Как и в нашем комплексе, расположенном в Отрадном, на Пятницком шоссе — здесь также доступны самые современные технологии, в том числе и по программе обязательного медицинского страхования. Клиническая больница в Отрадном — это в принципе огромный многопрофильный стационар, в котором лечение осуществляется по полному циклу: это и помощь в острых состояниях, в отделениях операционных и реанимационных, есть и большой блок реабилитационного лечения, и амбулаторная служба (то есть своя поликлиника).

«СП»: — А в плане восстановления пациентов после инсультов, инфарктов? Есть ли какие-то мировые технологии, которые вам еще не удалось освоить?

 — Можете поверить — у нас есть все технологии, представленные на мировом рынке.

«СП»: — Что, и на лечение за рубеж можно больше не ездить? Многие Вам не поверят…

— Этого уже давно не надо делать, во всяком случае, ради реабилитации уж точно за границу ехать не надо. Только денег больше потратите…

Читайте также

Дороги Крыма: «Плачешь, но едешь…»

На полуострове еще не скоро отремонтируют местные трассы

Досье «СП»

Шаповаленко Татьяна Владимировна — доктор медицинских наук, профессор. Родилась в Ленинграде. В 1989 году закончила Первый медицинский институт им. А.И. Павлова. 9 лет проработала в Центре лечения гнойной хирургической инфекции в Санкт-Петербурге: сначала анестезиологом — реаниматологом, затем в должности заведующей отделением реанимации. С 2003 года работает в Москве. Руководитель Центра восстановительной медицины и реабилитации (2005 г), главный врач Лечебно-реабилитационного центра Минздравсоцразвития РФ (2008г). С 2017 года — главный врач Клинической больницы МЕДСИ на Пятницком шоссе. Имеет сертификаты по специальностям «Терапия», «Психотерапия», «Восстановительная медицина», «Организация здравоохранения». Активно занимается просветительской деятельностью: в рейтинговом проекте телеканала «Россия» «Подари себе жизнь» Татьяна Владимировна в течение четырех сезонов участвовала в качестве главного врача проекта.

yug.svpressa.ru

Врач Шаповаленко Татьяна Владимировна Терапия Психотерапия Психотерапевты ведущие прием (служебная) Центр реабилитации под руководством академика РАН Константина Викторовича Лядова(служебная) Справка в бассейн (служебная) Вакцинация импортной вакциной (служебная) Клиническая больница МЕДСИ на Пятницком шоссе

Хочу выразить ОСОБУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ заведующему гинекологическим отделением, Гаврилову Михаилу Владимировичу. К сожалению, имея опыт негативного негативного общения по линии своего заболевания,шла…

Хочу выразить ОСОБУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ заведующему гинекологическим отделением, Гаврилову Михаилу Владимировичу. К сожалению, имея опыт негативного негативного общения по линии своего заболевания,шла на консультацию к Михаилу Владимировичу, можно сказать, опустив голову и руки. А выходила от него, уже поняв, что с этим ВРАЧОМ я смогу пройти все и выйти из своей грустной истории с оптимистичным настроем. Михаил Владимирович, глубоко увлеченный своей профессией человек! Это так ВАЖНО, когда человек ДЫШИТ своей работой!!! Крайне востребованный, очень загруженный, он всегда найдет время для каждой пациентки. И не просто послушает, осмотрит и отпустит, а обязательно даст ответ на вопрос, или же сам посоветует что-либо. Будет заниматься вами столько, сколько потребуется. Он в курсе всего, что происходит в его отделении. Держит руку на пульсе, как у каждого своего больного, так и у отделения в целом, так сказать. Самое главное, что этот замечательный врач, крайне внимателен, не занимается пустым, безликим о столь популярным во многих клиниках, подбадриванием. Он РЕАЛЬНО верит в хороший исход, обосновывает свои прогнозы фактами и всеми силами вытягивает пациента из трясины, называемой болезнью. Все вышесказанное мною, должна заметить, сложилось не только из моего личного общения: я, находясь у вас на лечении, общалась со многими пациентами. Все, как «под копирку», говорили примерно тоже самое.

Михаил Владимирович сумел собрать коллектив талантливых и столь же сильно любящих свою профессию людей. Все врачи отделения всегда готовы оказать помощь, проконсультировать, исключительно корректны. Наблюдают за своими подопечными не только в палатах, но и везде, где встретят: скажут, что лучше делать или не делать на данный момент. Да что там говорить, заботу и внимание в отделении уважаемого Гаврилова Михаила Владимировича, я ощущала от каждого человека, работающего там. И за это всем, всем СПАСИБО!!!!

Передаю самую искреннюю БЛАГОДАРНОСТЬ исключительно талантливому доктору, замечательному и очень энергичному человеку, Гаврилову Михаилу Владимировичу!!!! И очень надеюсь, что ему всегда будет комфортно работать в Вашей замечательной больнице и он будет лечить и «возвращать» к жизни еще много, много женщин!!!

medsi.ru

Врача-реаниматолога сократили после съемок в фильме

Консультант проекта с Михаилом Пореченковым // Фото: Личный архив

Сериал «Доктор Рихтер», адаптация знаменитого House M.D., старовал 13 ноября на канале «Россия 1». Нашим Хью Лори, главным врачом-диагностом, стал Алексей Серебряков. Чтобы съемки были правдоподобными, на площадке присутствовал настоящий медик – Юрий Назаров из Московского лечебно-реабилитационного центра.

«Попробовать новое амплуа мне предложила Татьяна Шаповаленко, главврач учреждения, где я работал, – рассказал «СтарХиту» Юрий. – Она часто выступает экспертом на ТВ. Я согласился, хотя на зарплату не жаловался. С апреля по ноябрь 2016 года раз в неделю приезжал в павильон на окраине Москвы. Профессии актера и врача – одинаково тяжелые, они находятся 12 часов под прицелом камеры, а мы сутками в реанимации.

«Доктор Рихтер» — версия знаменитого House M.D. // Фото: Gettyimages

Консультант проекта с Михаилом Пореченковым // Фото: Личный архив

Алексей Серебряков по типажу похож на русского доктора – худощавый и строгий. Мы с ним регулярно общались на площадке, он задавал много вопросов. А на вечеринке после съемок травили байки, шутили на тему ляпов. Мне приходилось сдерживать артистов и режиссера: они хотели показать больше эмоций, жутких моментов – взять иглу длиннее, скальпель толще, но в медицине все скромнее. Каждый инструмент имеет свое предназначение. Операции не делают кухонным ножом. Правда, в некоторых моментах пришлось уступить, например, в одной сцене хирурги оперируют без масок, но такое невозможно.

Николай Потапов помогал Алексею Серебрякову вжиться в образ медика // Фото: Личный архив

Черновую версию сериала я посмотрел еще в начале года дома с семьей. Мы все врачи. Супруга Надежда – терапевт, а дочь Руфина – рентген-лаборант. Они радовались, когда в эпизодах видели меня или мои руки. Не знаю, ирония судьбы или нет, но после съемок «Доктора Рихтера» меня сократили. Так что сейчас нахожусь в поиске работы».

www.starhit.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о