Теоретическая социология это: Институт социальных наук

Содержание

Теоретическая социология — это… Что такое Теоретическая социология?

Теоретическая социология
Theoretical sociology
— социология, ориентированная на объективное научное исследование общества в целях получения теоретического знания.

Словарь бизнес-терминов. Академик.ру. 2001.

  • ТРЕКБОЛ
  • ТРЕКПАД

Смотреть что такое «Теоретическая социология» в других словарях:

  • Социология — Запрос «Социологические исследования» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Социология (от лат. socius  общественный + др. греч …   Википедия

  • СОЦИОЛОГИЯ —         (франц. sociologie, букв. учение об обществе, от лат. societas общество и греч. слово, учение), наука об обществе как целостной системе и об отд. социальных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с общественным целым …   Философская энциклопедия

  • Социология знания — (англ. Sociology of knowledge)  теоретическая область социологии, изучающая с различных теоретико методологических позиций проблематику социальной природы знания.[1] В сферу интересов социологии знания входит анализ социальной природы… …   Википедия

  • СОЦИОЛОГИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ — англ. sociology, theoretical; нем. Soziologie, theoretische. Социология, ориентированная на объективное научное исследование общества в целях получения теоретического знания, придающая особое значение развитию теории в отличие от социологии… …   Энциклопедия социологии

  • СОЦИОЛОГИЯ ИСКУССТВА — исследовательское направление, изучающее разнообразные формы взаимодействия искусства и общества, проблемы социального функционирования искусства. В качестве самостоятельной дисциплины С.и. складывается в сер. 19 в. В этот период происходит… …   Философская энциклопедия

  • Социология — (франц. sociologie, от лат. socictas общество и греч. lógos слово, учение; буквально учение об обществе)         наука об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с… …   Большая советская энциклопедия

  • СОЦИОЛОГИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ — англ. sociology, theoretical; нем. Soziologie, theoretische. Социология, ориентированная на объективное научное исследование общества в целях получения теоретического знания, придающая особое значение развитию теории в отличие от социологии… …   Толковый словарь по социологии

  • СОЦИОЛОГИЯ — (лат. societas об во и греч. logos учение, слово) наука об общих и специфич. законах и закономерностях развития и функционирования исторически определенных социетальных систем, о механизмах действия и формах проявления этих законов в деятельности …   Российская социологическая энциклопедия

  • СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ — отрасль социологии, изучающая Н. ( Наука) своеобразную сферу человеческой творческой деятельности, назначение которой выработка, накопление и теоретическая систематизация научного знания, а также его использование в практической деятельности.… …   Социология: Энциклопедия

  • ГОРОДСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ — (urban sociology) изучение социальных отношений и структур в городе. Именно на эту поддисциплину повлияли дебаты об отличительности ее предмета, готовность ученых принять междисциплинарные подходы и социальная прикладная ориентация, которая… …   Большой толковый социологический словарь

Книги

  • Теоретическая социология. Учебное пособие, Бормотов Игорь Владимирович. Учебное пособие посвящено основам теоретической социологии. В нем изложены история, методы, основные понятия и категории, анализируются такие социальные явления, как: социальная структура,… Подробнее  Купить за 1050 руб
  • Теоретическая социология. Учебное пособие, Бормотов Игорь Владимирович. Учебное пособие посвящено основам теоретической социологии. В нем изложены история, методы, основные понятия и категории, анализируются такие социальные явления, как: социальная структура,… Подробнее  Купить за 977 руб
  • Теоретическая социология. Учебное пособие, Бормотов Игорь Владимирович. Учебное пособие посвящено основам теоретической социологии. В нем изложены история, методы, основные понятия и категории, анализируются такие социальные явления, как: социальная структура,… Подробнее  Купить за 912 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «Теоретическая социология» >>

учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры — Санкт-Петербургский государственный университет!

TY — BOOK

T1 — Современные социологические теории : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры

AU — Головин, Н.А.

PY — 2016

Y1 — 2016

N2 — Учебник предназначен для подготовки профессиональных социологов, студентов социогуманитарных направлений в области теоретической социологии. С его помощью студенты могут овладеть важнейшими социологическими понятиями, ориентироваться в основных направлениях теоретической социологии, познакомиться с конкретными теориями, научиться критически их оценивать, совершенствовать навыки выбора теоретических основ своих учебно-квалификационных и научно-исследовательских работ, сформировать компетенции, необходимые для совместной работы с коллегами в исследовательских организациях. Учитывая тенденции дисциплинарной интеграции социологии, в издании дается оценка новым идеям, парадигмам и теориям. Это позволит студентам освоить современные теории общества, социального взаимодействия, коммуникации, разобраться в сложных вопросах теоретической социологии. Обучающийся сможет сам пополнять знания, изучать новые концепции, сравнивать их, выбирать и использовать для профессиональных исследований при подготовке выпускной работы

AB — Учебник предназначен для подготовки профессиональных социологов, студентов социогуманитарных направлений в области теоретической социологии. С его помощью студенты могут овладеть важнейшими социологическими понятиями, ориентироваться в основных направлениях теоретической социологии, познакомиться с конкретными теориями, научиться критически их оценивать, совершенствовать навыки выбора теоретических основ своих учебно-квалификационных и научно-исследовательских работ, сформировать компетенции, необходимые для совместной работы с коллегами в исследовательских организациях. Учитывая тенденции дисциплинарной интеграции социологии, в издании дается оценка новым идеям, парадигмам и теориям. Это позволит студентам освоить современные теории общества, социального взаимодействия, коммуникации, разобраться в сложных вопросах теоретической социологии. Обучающийся сможет сам пополнять знания, изучать новые концепции, сравнивать их, выбирать и использовать для профессиональных исследований при подготовке выпускной работы

KW — социологические понятия

KW — общая социология

KW — теоретическая социология

KW — социологическая теория

KW — теоретическое направление в социологии

KW — парадигмы в социологии

KW — бакалавр социологии

KW — магистр социологии

KW — sociological terms

KW — general sociology

KW — theoretical sociology

KW — sociological theory

KW — theoretical direction in sociology

KW — paradigms in sociology

KW — bachelor of sociology

KW — master of sociology

M3 — учебное пособие

SN — 978-5-9916-6079-2

BT — Современные социологические теории : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры

PB — ЮРАЙТ

ER —

Публикации сотрудников в СМИ — К. Титаев: Социология права

7 фактов о дисциплине, которая изучает принципы работы правовых норм и законов

Ведущий научный сотрудник ИПП, Кирилл Титаев, рассказал ПостНауке о социологии права, правоприменении, технологии соблюдения законов и повседневных практиках работы прокуратуры

Социология права — отрасль социологии, которая оказалась в России едва ли не полностью забытой, хотя именно в России проблематика, с которой она работает, актуальна практически для каждого человека.

1. Возникновение дисциплины

 Социология права — это направление, которое пытается понять, как работает закон. Но не тот, что написан в красивой книге с золотым обрезом, а закон, с которым вы сталкиваетесь каждый день, когда вас останавливает инспектор ГАИ, когда вы идете в паспортный стол, когда вы общаетесь с полицейским в метро или на улице. То есть тот закон, который не написан в книгах, а который «происходит» с каждым из нас в жизни с той или иной регулярностью.

Социология права возникла в конце XIX — начале XX века. Существуют разные версии того, от какой точки отсчитывать ее развитие. Наиболее популярная версия — начинать счет с книги 1913 года «Основоположения социологии и права», написанной австро-венгерским чиновником, работавшим на далекой восточной окраине Австро-Венгрии, Ойгеном Эрлихом.

2. Возникновение социологии права в России

В России социология права до революции была очень популярна. Ее начало связывают с работами Сергея Муромцева 70-х годов XIX века. Но что важно понимать? Вся социология права начиная с XIX века и, пожалуй, до середины XX в России, Германии, Австрии, Франции, Соединенных Штатах — это теоретическая социология права. Основной вопрос, ответ на который ищут социологи права, — это вопрос о том, откуда берется право. На этот вопрос предлагаются некоторые социологические ответы: право возникает из договора, право возникает из неких общих стремлений, право возникает как неизбежная социальная универсалия. Практически во всех случаях за редким исключением это просто рассуждения о том, что же такое право с опорой на некоторую социологическую аксиоматику, да и то не всегда. Именно поэтому довольно часто социология права считается юридической, а не социологической дисциплиной — слишком уж она похожа на странного отечественного монстра под названием «теория государства и права».

3. Второе рождение социологии права

С 1928 года начинают появляться работы (первой стала статья Торстейна Селлина «Черный преступник. Статистическая заметка»), которые пытаются эмпирически протестировать те или иные положения не столько социологии права, сколько просто здравого смысла по отношению к закону и праву. Исследователи пытаются разобраться с тем, как право на самом деле работает. Сейчас мы совершим большой скачок, пропустив период развития с 1913 года, когда идут теоретические дискуссии, и окажемся в начале 60-х годов, когда в первую очередь в англо-американском мире, но заодно в Германии и Франции происходит эмпирический прорыв в социологии права. Люди, которые занимались исследованием правовых феноменов в рамках криминологии, статистики, экономики, начинают объединяться в несколько важных движений. Это движение «Право и общество», движение за эмпирические правовые исследования, новый правовой реализм, изучение живого права и так далее. Именно в этом прорыве социология права получает второе рождение и черпает вдохновение по сию пору.

4. Эмпирические исследования

Современная социология права — это эмпирические исследования того, как на практике работает тот или иной закон, та или иная правовая норма или правовой принцип. Например, как конкретный сотрудник полиции понимает презумпцию невиновности, как это отражается в его действиях и как это в результате сказывается на поведении всех участников расследования уголовного дела. Это вопрос о том, как судья понимает, в каких пределах он должен выносить наказания, и как он определяет, какое наказание получает конкретный человек. Мы не можем это рассматривать с точки зрения психологии, ведь существует одно важное ограничение, которое делает эту проблему предметом социологии, а не какой-то другой науки. Дело в том, что мы наблюдаем социально зависимые устойчивые регулярности. Мы наблюдаем закономерности. Мы видим, как срабатывают те или иные социальные механизмы в ситуации, когда происходит то, что мы называем правоприменением, или применением закона. Это один из основных фокусов социологии права.

5. Что такое закон?

К 60-м годам теоретическая социология права как отдельное большое направление умирает. Чисто теоретические работы по социологии права на данный момент являются если не нонсенсом, то огромной редкостью. Последняя книга, которую можно назвать теоретической, — это работа конца 70-х годов Дональда Блэка «Поведение права», которая была, наверное, заключительным экспериментом в области создания большой единой социолого-правовой теории. Все остальное, что мы знаем, представляет собой некоторый аксиоматический аппарат, который возникает из эмпирических работ.

Первый набор аксиоматических допущений, важных для социологии права, связан с вопросом о том, что такое закон и как его нужно изучать. Ни в одном законе не записан механизм его исполнения, это невозможно. Вопрос: как будет исполняться то или иное правило? Например, если мы запрещаем людям парковаться на остановках, как они будут понимать, что такое остановка, где запрещена парковка. А что такое парковка? Как к этому будут относиться конкретные сотрудники полиции? Как они будут использовать те пределы наложения штрафов, которые даны им законом? С какой интенсивностью они будут это делать? Будет ли в результате этот закон «соблюдаться» (хотя это слова не из социологического словаря) и если будет, то как?

6. Практика соблюдения закона

Второй большой тезис социологии права заключается в том, что практика соблюдения закона почти никак не связана с ним самим. То есть существует некоторый корпус привычных рутинных действий правоприменителей или нас с вами, то есть простых людей, и любой закон в первую очередь интерпретируется через набор этих повседневных техник, полностью утрачивая, по сути, свое содержание. Например, закон 2013 года об НКО — иностранных агентах. Как исследователь, много работавший в полевых проектах, я твердо убежден, что никаких конкретных указаний прокуратура не получала. Был приказ в соответствии с законом провести проверки. Далее выяснилось, что на повседневном уровне районных прокуроров прокуратура умеет только одно: искать виновных. Если приказано что-то проверить, значит, нужно найти виноватых. И так или иначе виновные находятся и привлекаются к ответственности. Если бы исполнение было поручено, например, полицейским, то, в силу их совершенно иных техник, виноватых бы нашли не меньше сотни на страну, а больше тысячи. Министерство юстиции же не нашло бы ни одной организации. То, что мы наблюдаем, не связано с чьей-то злой волей и никак не связано с самим законом. Это социолого-правовой феномен, то есть артефакт повседневных практик работы и тех неформальных привычных институциональных техник, которые есть в пределах разных организаций.

7. Какие существуют сферы исследований в социологии права?

Социология правоприменителей выясняет, кто, как и в каких условиях работает с применением закона. Это социология полиции, прокуратур, судов и так далее. Рассматривается, какие у них есть организационные стимулы, повседневные представления, техники социализации и как это все приводит к тому, что закон, написанный на бумаге, становится устойчивой технологией. Второй большой темой является то, как самые разные люди воспринимают закон и как они пытаются его применить. Закон не действует сам по себе. Для того чтобы любой закон начал действовать, необходимо, чтобы некто захотел его мобилизовать, захотел сделать так, чтобы этот закон стал действующим. Если мы просто запретим что-либо, ничего не изменится. Мы должны кому-то с устойчивой мотивацией поручить следить за соблюдением этого запрета. Соблюдение закона само по себе, без системы стимулов, возникает только там, где и без этого закона запрет бы работал: нигде не написано, что нельзя прыгать с крыш, но люди делают это крайне редко. Третьим важным моментом является изучение правовой культуры. Это некоторые социально укорененные представления о том, что правильно и что неправильно, которые опосредуют отношение к конкретному закону и действию правоприменителей. В Германии, увидев, как кто-то едет с неположенной скоростью, нормальный житель его сфотографирует и отправит в полицию, в России этого пока не происходит. Это самый простой пример того, что такое правовая культура.

Главный пафос социологии права заключается в том, что юридическое, нормативистское представление о законе не имеет никакого отношения к реальности. Закон, принимаемый и реализуемый без понимания того, кто, как и зачем будет бороться за его исполнение, — это закон, который будет действовать абсолютно не так, как думали создатели, и абсолютно не так, как рассказывают нам юристы.

Источник: ПостНаука

8. Теоретическая социология П. Сорокина. Философия

8. Теоретическая социология П. Сорокина

Фундаментальные методологические и теоретические проблемы социальной философии решались в теоретической социологии выдающегося русского мыслителя Питирима Сорокина (1889—1968). Его взгляды были выражены в многочисленных научных трудах, в том числе: «Система социологии», «Социология революции», «Современные социологические теории». «Социальная и культурная мобильность», четырехтомный труд «Социальная и культурная динамика» и многих других. Одни из этих работ были написаны в России, другие – в США, где он прожил большую часть своей творческой жизни.

В «Системе социологии» П. Сорокин подробно разъясняет «основы и руководящие принципы» своей теоретической социологии. Суть их сводится к следующему. Во-первых, социология должна строиться по принципу естественных наук. Ни о каком противопоставлении «наук о природе» и «наук о культуре», как это было у неокантианцев Виндельбанда, Риккерта и других, не может быть и речи. Различны объекты изучения этих наук, но методы их изучения одни и те же. Во-вторых, недопустимо субъективное вмешательство в науку с позиций нравственных и других соображений. В-третьих, социология должна быть «объективной дисциплиной», должна изучать реальные взаимодействия людей, доступные объективному измерению и изучению. В-четвертых, социология не должна создавать умозрительные, т. е. не доказанные наукой, построения и схемы. В-пятых, Сорокин выступил против какого-либо философского монизма, т. е. сведения того или иного социального явления к одному началу – материальному или духовному. Вместо монизма он провозгласил последовательный социологический плюрализм.[308]

Опора на реальный опыт и научные данные – это исходные позиции социологического позитивизма, обоснованные О. Контом, Э. Дюркгеймом и другими представителями данного направления. П. Сорокин отстаивал и развивал их в новых исторических условиях и на-новом уровне научных знаний. Теоретическую социологию он делил на социальную аналитику, социальную механику и социальную генетику.

Социальная аналитика изучает строение (структуру) социального явления и его основные формы. Социальная механика (или социальная физиология) имеет своим предметом процессы взаимодействия людей, иными словами, – поведение людей и тех сил, которыми оно вызывается и определяется. Социальная генетика изучает развитие социальной жизни, ее отдельных сторон и институтов.[309]

По мнению П. Сорокина, вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены на взаимодействия двух или большего числа индивидов.[310]

Вот эти-то взаимодействия людей и объявляются им непосредственным предметом изучения социологии. Речь идет о «психо-рефлекторном» взаимодействии индивидов, проявляющемся внешне в их поведении и деятельности. В этом заключается существенное отличие неопозитивистской социологии Сорокина от классического позитивизма Конта. Если социология Конта направлена прежде всего на изучение общества как целостного социального организма, то предметом социологии Сорокина выступает взаимодействие двух или более лиц, образующих так называемые малые группы. Из такого рода элементарных взаимодействий складываются, как он считал, разного рода социальные процессы. Анализу этих элементарных социальных взаимодействий посвящен, по сути, весь первый том «Системы социологии» П. Сорокина. Во втором ее томе исследуются «сложные социальные агрегаты», разного рода социальные группы, их строение и взаимодействия между собой.

Проблемы неоднородности общества, его деления на разные социальные группы нашли свое отражение в теории П. Сорокина о социальной стратификации и социальной мобильности. Согласно этой теории, все общество делится на различные слои – страты, которые различаются между собой по уровню доходов, видам деятельности, политическим взглядам, культурным ориентациям и т. д. К основным формам социальной стратификации (или расслоения общества) Сорокин относил экономическую, политическую и профессиональную стратификацию.

Меняя профессию или вид деятельности, свое экономическое положение или политическую роль, человек переходит из одного социального слоя в другой. Этот процесс получил название социальной мобильности. П. Сорокин выделял горизонтальную и вертикальную социальные мобильности. Горизонтальная мобильность означает переход человека из одной социальной группы в другую, находящуюся в целом на одном уровне социальной стратификации, скажем, когда сельский житель становится городским, однако профессия и уровень доходов у него остались прежними. Вертикальная мобильность – это переход людей из одного социального слоя в другой в иерархическом порядке, например, из низшего по доходам слоя общества в более высокий или же обратно – из высшего слоя в низший.

Большое значение П. Сорокин придавал проблеме социального равенства, указывал на ее сложный и многогранный характер. Экономическое содержание данной проблемы заключается в предоставлении каждому человеку материальных благ «по степени его личного социально-полезного труда»[311]. В то же время важно, чтобы стало реальностью равенство всех перед законом, в занятии публичных должностей, равенство в области избирательного права, свободы слова, печати, союзов, совести и т. д. Исключительное значение имеет «более или менее равномерное распределение знаний и образования», без чего невозможна эгалитарная, т. е. основанная на социальном равенстве, система общества.[312]

П. Сорокин был глубоко убежден в том, что все возникающие в обществе проблемы следует решать на основе разумного управления, сознательного разрешения социальных противоречий и предоставления каждому человеку возможностей для творческого самовыражения. Он был противником всяких социальных потрясений, в том числе революций, и выступал за нормальный, как он писал, эволюционный путь развития.

В своем труде «Социология революции» он утверждал, что более или менее благополучное развитие общества после разрушающей его революции наступает благодаря его «возврату к своим ценностям, прошлым инстинктам и традициям, созидательному труду, сотрудничеству, взаимопомощи и единению всех его членов и социальных групп».[313]

В фундаментальном четырехтомном труде «Социальная и культурная динамика» П. Сорокин анализирует развитие культур народов, разрабатывает теорию ценностей. Он отмечает, что в течение последних пяти веков западная культура и общество демонстрировали «все великолепие своих созидательных возможностей и вписали одну из самых ярких страниц в историю мировой культуры. То же самое можно сказать о греко-римской и других великих культурах»[314]. В то же время их созидательные силы не бесконечны. И в настоящее время, считает П. Сорокин, западная – европейская и американская «чувственная», т. е. основанная преимущественно на материальных ценностях, культура находится в глубоком кризисе. «…Кризис затрагивает одновременно почти всю западную культуру и общество, все их главные институты»[315]. Речь идет о кризисе искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни, брака и семьи, социальной, политической и экономической сфер жизни общества.

Это кризис переходного периода, за которым должно последовать новое возрождение западной культуры и общества: чувственная, основанная на материальных ценностях, культура будет заменена «идеациональной культурой», основанной на ценностях религии и вере в Бога. Подобная «замена одной фундаментальной формы культуры другой – идеациональной на чувственную и наоборот», – хотя и очень редки, но все-таки происходят. Этот вывод призван подтвердить теорию исторического круговорота, которую развивал П. Сорокин. Правда, в отличие от Шпенглера и его сторонников Сорокин говорил не о смертной агонии западного общества и не о «закате Европы», а о рождении в муках современного кризиса «новой великой идеациональной культуры, приветствующей новое поколение – людей будущего».[316]

Большое значение П. Сорокин придавал общечеловеческим ценностям, на основе которых возможно сотрудничество народов. Именно к этому он призывал как ученый и общественный деятель. Он выступил с идеей конвергенции, согласно которой в будущем капиталистический и коммунистический, как он писал, типы общества сольются в некое третье интегральное общество, которое «объединит большинство позитивных ценностей и освободится от серьезных дефектов каждого типа».[317]

Питирим Александрович Сорокин вошел в историю как один из самых выдающихся мыслителей в области социальной философии двадцатого столетия.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Тема 1. Социология как научная дисциплина.

Тема 1. Социология как научная дисциплина.

 

Назовите фамилию ученого, кто предложил термин «социология»

  1. Дюркгейм.
  2. Конт.
  3. Спенсер.
  4. Маркс.

 

Какой из названных социальных фактов является предметом макросоциологического уровня анализа?

  1. Конфликт друзей
  2. Развод
  3. Трансформация классовой структуры общества
  4. Улучшение семейных отношений

 

В чем заключается методологическая (инструментальная) функция социологии?

  1. В определении и разработке возможного сценария политического развития
  2. В разработке эффективных методов проведения социологических исследований
  3. В разработке эффективных методов реформирования общества
  4. В разработке эффективных методов продвижения товара на рынке

 

Какое рассуждение является типичным социологическим выводом?

  1. Услуга по предоставлению кредиту должна быть оплачена
  2. Цены на продукты питания за один год выросли в несколько раз
  3. Социальный статус определяет образ и стиль жизни людей
  4. Эмоциональный стресс возникает в ситуациях опасности, обиды, угрозы и др.

 

                  Какое высказывание относительно социологии является истинным?

  1. Социология как область знаний существовала всегда.
  2. Социология является ровесницей эпохи Возрождения.
  3. Социология фактически появилась после Второй мировой войны.
  4. Социология является проектом индустриального общества.
  5. Вероятный
  6. Абстрактный
  7. Точный
  8. Ни один из вариантов не является верным

Какой характер имеет социологический прогноз?

 

Какое соотношение между объектом и предметом науки?

  1. Термин «объект» употребляется в естественных, а «предмет» — в социальных науках.
  2. Объект и предмет являются синонимами и фактически эти понятия совпадают.
  3. Предмет является определенной стороной или аспектом объекта науки.
  4. Предмет является более широким понятием и включает объект.

 

К какому уровню в структуре социологического знания можно отнести теорию ролей?

  1. К общесоциологической теории
  2. К специальной социологической теории
  3. К конкретным социологическим исследованиям
  4. Ни один из предложенных вариантов не является правильным

 

К микросоциологическому подходу анализа общества относится…

  1. редукционизм
  2. теория ролей
  3. теория конфликта
  4. функционализм

 

Структура социологического знания состоит из …

  1. четырех уровней
  2. пяти уровней
  3. двух уровней
  4. трех уровней

 

Какой метод социологического исследования надо применять для изучения особенностей поведения студентов на лекциях?

  1. Эксперимент
  2. Опрос
  3. Наблюдение
  4. Анализ документов

 

В объектом изучения социологии является…

1.брак и семья

2.политическая система общества

3.нормативный порядок

4.общество как социальная система, социальная реальность

 

Предметом социологии является…

  1. общество в целом.
  2. социальные законы и закономерности функционирования и развития общества и его элементов
  3. экономические отношения.
  4. человек.

 

Что не является функцией социологии как научной дисциплины?

  1. Разработка методов сбора, обработки, интерпретации первичной социальной информации.
  2. Познание социальных явлений и процессов.
  3. Доказывание преимуществ демократического уклада и рыночных отношений.
  4. Предоставление экспертных услуг и нужной информации для принятия управленческих решений.

 

К макросоциологическому подходу анализа общества относится…

1. теория обмена

2  конфликтный подход

3 символический интеракционизм

4. социальная антропология

 

С точки зрения какого социологического подхода сущность процесса взаимодействия между людьми заключается в обмене, имеющихся у людей ресурсов на другие ресурсы, с наибольшей выгодой для себя?

1        Функционализма

2        Теории ролей

3        Конфликтного подхода

4        Теории обмена

 

Социология политики – это…

  1. общесоциологическая теория
  2. отдельная отрасль политологии
  3. специальная социологическая теория
  4. конкретно-социологические исследования

 

К какому уровню в структуре социологического знания можно отнести конфликтный подход?

1. Общесоциологической теории

  1. Социальной философии
  2. К конкретно-социологическим исследованиям
  3. К специальной социологической теории

 

Какое определение «социальных отношений» является наиболее полным и правильным с точки зрения определения предмета социологии?

  1. Социальными являются все отношения, которые есть в обществе.
  2. Социальными являются те отношения, которые реализуются в семейно-бытовой сфере жизни общества.
  3. Это — поведение людей в обществах, которое предопределено общением с другими индивидами.
  4. Стандартные, типичные, универсальные формы коллективной жизни людей и свойственные им закономерности

 

Что не является объектом изучения теорий среднего уровня в социологии (отраслевой социологии, т.е. специальных социологических теорий)?

  1. Отдельные социальные группы (молодежь, женщины, этносы, городские жители  и тому подобное).
  2. Общесоциальные теории (теория обмена, теория ролей, структурный функционализм и тому подобное).
  3. Социальные институции (образование, армия, брак и тому подобное).
  4. Социальные явления и процессы (преступность, коммуникация и тому подобное).

 

Какой метод социологического исследования надо применять для изучения мотивов поступления в ВУЗ?

1.      Опрос

2.      Эксперимент

3.      Наблюдение

  1. Анализ документов

 

Что отображает социальная закономерность?

  1. Определенную тенденцию, которая проявляется в массовом поведении людей и подтверждается прежде всего, данными статистики.
  2. События, которые происходят в так называемой социальной сфере общества.
  3. Процесс реализации законодательных актов, которые издают органы государственной власти.
  4.  «Жесткую» связь между причиной и её последствиями, где действует принцип: Если появляется причина — обязательно наступает определенное событие.

 

Какой из названных социальных фактов является предметом микросоциологического уровня анализа?

  1. Выборы Президента страны
  2. Обострение классовой борьбы
  3. Текучесть кадров в конкретном подразделении фирмы
  4. Общеукраинская забастовка шахтеров

 

Социология молодежи это…

  1. общесоциологическая теория
  2. специальная социологическая теория
  3. конкретно-социологические исследования
  4. ни один из предложенных вариантов не является правильным

 

Что означает термин «теории среднего уровня»?

  1. Методы сбора информации.
  2. Теории, что были созданы преемниками социологов-классиков.
  3. Теории, которые объясняют не общество в целом, а определенные конкретные стороны и явления социальной жизни, деятельность конкретных социальных общностей.
  4. Теории, где использованы не общенаучные, а специальные методы познания реальности.

 

Какой из названных социальных фактов не является предметом макросоциологического уровня анализа?

  1. Реформирование системы образования
  2. Трансформация классовой структуры общества
  3. Случай антисоциального поведения ученика средней школы
  4. Рост социальной мобильности в обществе

 

С какой научной дисциплиной социология имеет наименьшие связи?

  1. Математика.
  2. История.
  3. Право.
  4. Физика.

 

Что является функцией социологии?

  1. Борьба с преступностью
  2. Прогнозирование социальных процессов
  3. Профилактика социальных отклонений
  4. Социальный контроль масс

 

В чем заключается прогностическая функция социологии?

  1. В магическом предвидении будущего
  2. В сборе информации о реально происходящих процессах и явлениях
  3. В выявлении наиболее вероятных альтернатив развития социальных процессов
  4. В формировании способности личности рационально оценивать общественные процессы и явления

 

Какой из названных социальных фактов не является предметом микросоциологического уровню анализа?

  1. Трансформация института милиции
  2. Развод
  3. Ухудшение семейных отношений
  4. Укрепление социально-психологического климата в коллективе

 

Какое из утверждений является верным?

  1. Социальные законы «придумывают» законодатели, а закономерности порождает сама жизнь.
  2. Социальные законы создавали социологи-классики, а закономерности — другие ученые.
  3. Социальные закономерности выражают лишь тенденцию, которую можно проверить на многих случаях и наблюдениях, и они не имеют абсолютной силы по отношению к отдельным индивидам как бы того требовали законы подобно законам физики.
    1. Социальные законы имеют место в теоретической социологии, а закономерности — в эмпирической.

 

В чем заключается социоинженерная  функция социологии?

  1. В планировании и организации коллективной деятельности
  2. В прогнозировании развития социальных процессов
  3. В разработке соответствующих программ и целей общественного развития
  4. В объяснении причин общественных изменений

 

 Какой социологический метод наиболее полезно использовать для изучения уровня доверия населения к банку?

  1. Опрос
  2. Наблюдение
  3. Анализ документальных источников
  4. Эксперимент

 

Что не является функцией социологии?

  1. Описание и объяснение социальных фактов
  2. Социальнотехнологическая деятельность
  3. Социальный контроль
  4. Прогнозирование социальных процессов

           

Чем отличается социальный закон динамического (физического) типа от статистической социальной закономерности?

  1. Динамический закон не имеет исключений, а социальная закономерность действует лишь в массе случаев и не является правилом для отдельных редких случаев
  2. Динамический закон является предыдущей гипотезой, а закономерность — окончательный вывод, сделанный на эмпирической основе
  3. Динамический закон связан с теоретической социологией, а закономерность формулируется в пределах отраслевой социологии
  4. Динамические законы могут быть отмененная средствами логика, а статистическая закономерность — лишь в случае появления противоречивых данных

                           

Наиболее распространенным  методом получения  социологической информации на сегодняшний день является:

  1. анализ документов
  2. опрос
  3. наблюдение
  4. эксперимент

 

В какой исторический период социология оформилась как самостоятельная научная дисциплина?

  1. середина ХХ ст.
  2. IVв. до н. эры.
  3. ІХ — ХІІ ст.
  4. вторая половина ХІХ ст.- начало ХХ ст.

 

Назовите уровни социологических знаний?

1. общетеоретическая социология; специальные (отраслевые) социологические теории; конкретные социологические исследования;

2. фундаментальные (базисные) исследования; система прикладных социальных исследований; социальная инженерия;

3.  все перечислены выше варианты правильны;

4.  нет варианта ответа.

 

Какую из названых теорий можно назвать общей социологической теорией?

  1. Социология девиантного поведения.
  2. Структурный функционализм.
  3. Политическая социология.
  4. Экономическая социология.

 

                       Прогностическая функция социологии состоит в …

  1. определении методов возникновения социальной реальности;
  2. определении научно обоснованной перспективы развития личности, общности, социальной группы, общества.
  3. принятии управленческого решения;
  4. выявлении причин совершения того или иного социального действия

                       

                        Что не относится к специфическим методам эмпирической социологии?

  1. Опрос
  2. Метод анализа и синтеза
  3. Эксперимент

4. Интервью

Какой из названных социальных фактов является предметом микросоциологического уровня анализа общества?

  1. Общеукраинская забастовка шахтеров.
  2. Выборы Президента страны.
  3. Текучесть кадров в НТУ «ХПИ».
  4. Реформирование политической системы

 

Измерение конкретных социальных процессов происходит на уровне:

  1. Специальных социологических теорий
  2. Макросоциологии.
  3. Общесоциологической теории
  4. Конкретно-социологических исследований

 

Первое название социологии по О. Конту:

  1. Органическая химия
  2. Социальная философия
  3. Социальная физика
  4. Социальная геометрия

 

В чем заключается смысл теоретико-познавательной функции социологии?

1. В определении и разработке возможного сценария политического развития.

2. В накоплении и систематизации знаний об обществе.

3. В разработке эффективных методов проведения социологического исследования.

4. В прогнозировании развития социальных процессов.

 

Какое из высказываний относится к теории ролей?

  1. Конфликт – норма социального развития.
  2. Социальная жизнь возможна потому, что некоторые группы людей разделяют      систему общих символов.
  3. Социальный мир – это рынок, где люди вступаю в сложную сеть обменных операций.
  4. Социальная жизнь – это театр, где у всех людей есть определенные роли.

 

К какому уровню социологического знания относится социология образования?

1. К уровню общей социологической теории.

2. К уровню специальных социологических теорий.

3.К уровню конкретно-социологических исследований.

4. К макросоциологическому уровню.

Теоретическая социология

OCR: Allan Shade, [email protected], http://janex.narod.ru/Shade/socio.htm

Антология

Том 1

Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета «Books for Civil Society» при поддержке Центра по развитию издательской деятельности (OS1 — Budapest)и Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия

Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. / Пер. с англ., фр., нем., ит. Сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. — М.: Книж­ный дом «Университет», 2002. — Ч. 1. — 424 с.

ISBN 5-8013-0151-8 (ч. 1)ISBN 5-8013-0046-5

Цель настоящего издания — представить развитие социальной теоре­тической мысли от классиков до современных теоретиков. Поскольку соб­ственно научное теоретизирование о социальном связано с осмыслением современности, то хронологически классический период относится к кон­цу XIX — началу XX века; подбор материалов начинается именно с этого периода.

Особенностью данного издания можно считать то, что в нем представ­лены не только уже хорошо известные имена и работы, но и ранее не пере­водившиеся на русский язык авторы или работы известных теоретиков,

В данной антологии развитие представлений о социальном дано в тео­ретическом контексте, не ограниченном строгими дисциплинарными рам­ками; в собрание включены материалы из области социальной философии, антропологии, политической науки, социальной психологии и собственно социологии.

Издание предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей, ученых, специализирующихся в социальных науках, для всех интересую­щихся проблемами современного общества.

УДК 316.1(075.8) ББК 60.5я73

© Баньковская С. П., составление, перевод. 2002 © Гофман А. Б., Зотов А. А., Ковалев А Л

© Малинкин А. П., Руткевич Е. Д.

© Филиппов А. Ф., перевод, 2002

Идея социологии. Основания общей теории

Предлагаемая вниманию читателя Антология представляет собой собрание текстов по теоретической социологии, от «отцов-основате­лей» до современных исследователей. Она составлена в помощь всем, кто изучает социологию и предпочитает самостоятельное изу­чение оригинальных работ чтению разного рода переложений, будь то историко-социологические труды или учебные пособия. Собран­ные нами тексты — это, прежде всего, образцы теоретического ис­следования в социологии и социологического стиля мышления в целом. При составлении Антологии мы избегали хронологий и клас­сификаций, выстраивающих авторов в стройные ряды по «теорети­ческим направлениям», по странам и т. п. Сочинения, задающие об­разцы теоретического анализа и создающие новые перспективы в развитии дисциплины, как раз тем и отличаются, что не могут быть однозначно отнесены к какой бы то ни было одной школе или тради­ции. Кроме того, отказываясь от систематической последовательнос­ти и полноты, мы надеемся, что хотя бы отчасти избегаем опасности «смешать теорию и историю».

Основным критерием подбора текстов послужило отношение их авторов к постановке и обсуждению двух фундаментальных воп­росов теоретической социологии: вопроса о природе социального и вопроса, как возможно знание о социальном. Сосредоточение на этих базовых для социальных наук в целом темах позволило пред­ставить как разнообразие общетеоретических и методологических позиций, так и самый широкий спектр понятий, актуализирующих эти вопросы и составляющих «словарный запас» всякого, кто на­мерен участвовать в теоретическом социологическом дискурсе.

Составляя такого рода подборку, мы, разумеется, не могли обойтись без работ известных теоретиков, ранее опубликованных в других изданиях. Однако следует отметить, что значительную часть антологии составляют новые переводы, выполненные спе­циально для данного издания (среди них переводы Э. Дюркгейма, М. Вебера, В. Парето, Т. Парсонса, И. Гофмана, Р. Парка, М. Ше-лера, Н. Лумана, Э. Гидденса, П. Бурдье). Разумеется, тем самым далеко не исчерпывается возможный, в принципе, список авторов и текстов, заслуживающих включения в антологию. Некоторые из них буквально напрашиваются у всякого, кто занимается теорети­ческой социологией. Однако наша книга — в значительной степе­ни результат «исторической констелляции», как сказал бы Макс Вебер. Уровень переводов социологической литературы в нашей стране вес еще крайне низок, хорошо перевести образцовые тек­сты могут считанные специалисты. Именно ограниченностью ре­сурсов и объясняется во многом наш выбор.

Вместе с тем, уже теперь (а мы надеемся пополнять антологию новыми текстами в последующих изданиях) эта книга является, как нам кажется, чем-то большим, нежели случайное собрание работ именитых авторов. Это большее — не результат нашего произвола, не насилие над историческим материалом, не выдумка системати­затора. Мы говорим о том, что идет не извне, от организующей воли редактора, но изнутри, от характера самих текстов, вступающих в перекличку между собой, взаимосвязанных иногда по воле, а иног­да и помимо воли даже их авторов. Именно поэтому разделение на две части вызвано только технической необходимостью, но не со­держательными соображениями. Будучи собраны вместе, эти тек­сты свидетельствуют о том своеобразном единстве нашей науки, которое чаще всего подвергается сомнению. Сколь бы ни были эти сомнения оправданы, история дисциплины, как нам кажется, сви­детельствует вполне недвусмысленно, что в социологии есть общие темы, общая постановка вопроса, общая фундаментальная пробле­матика, наконец, есть некий кумулятивный процесс приращения знания, в ходе которого результаты более ранних исследований не теряют своей ценности для последующих поколений. Задача дан­ной антологии, собственно, в том и состоит, чтобы дать читателю некий срез этого процесса, одну из возможных плоскостей его представления — не более, но и не менее. Это — не вся фунда­ментальная социология в ее историческом развитии, но это —тоже фундаментальная социология, так это выглядит, так это мож­но изучать, так это тоже является ресурсом оригинального социо­логического мышления для всякого, кто имеет к тому интерес и склонность.

Как составитель и научный редактор данной Антологии я хочу выразить мою глубокую признательность всем, кто содействовал становлению этого издания. Книга вряд ли представляла бы со­бой уникальное издание без новых переводов, высоко профессио­нально выполненных д. соц. н., проф. А. Б. Гофманом, А. А. Зото­вым, к. филос. н. А. Д. Ковалевым, к. филос. н. А. Н. Малинкиным, к. филос. н. Е. Д. Руткевич, к. филос. н. А. Ф. Филипповым. Несом­ненной удачей можно считать и то, что эти квалифицированные переводы получили финансовую поддержку Института «Откры­тое общество», за что мы благодарим сотрудников программы «Гражданское общество» и в особенности — рецензента перево­дов д. филос. н., проф. А. М. Руткевича. Я благодарю также за со­действие в работе над отдельными текстами к. филос. н. М. С. Ко­валеву, Г. Г. Курьерову, М. Г. Пугачеву, Н. А. Фреик. Неоценимую помощь в подготовке антологии оказали мои коллеги по Центру фундаментальной социологии, которым я выражаю мою искрен­нюю признательность.

С. П. Баньковская

Как устроена социология? Эфир программы «Наука 2.0.»

Социологи. Кто они и чем на самом деле занимаются? Может ли изучение общества изменить это общество? И любое ли маркетинговое исследование – часть социологии? На эти и другие вопросы в студии «Вестей ФМ» отвечал профессор, заведующий сектором социологии и культуры Института социологии РАН Александр Гофман. В совместном проекте радиостанции «Вести ФМ» и портала «Полит.ру» «Наука 2.0».

Мы публикуем стенограмму передачи «Наука 2.0» – совместного проекта информационно-аналитического канала «Полит.ру» и радиостанции «Вести FM». Гость передачи – доктор социологических наук, профессор ГУ-ВШЭ и МГИМО, зав. сектором социологии культуры Института социологии РАН Александр Гофман. Услышать нас можно каждую субботу после 23:00 на волне 97,6 FM.

Анатолий Кузичев: Мы вновь в полном составе. Борис Долгин, Анатолий Кузичев, Дмитрий Ицкович в эфире совместного проекта радиостанции «Вести.FM» и портала «Полит.ру» — «Наука 2.0». Сегодня мы беседуем с Александром Бенционовичем Гофманом, доктором социологических наук, профессором Государственного университета «Высшая школа экономики», МГИМО, зав сектором социологии культуры Института социологии РАН. Александр Бенционович, здравствуйте.

Александр Гофман: Здравствуйте.

А.К.: Мы хотели бы быстренько выяснить, что такое социология и зачем она нужна.

Дмитрий Ицкович: В очередной раз мы это делаем.

А.К.: А потом уже перейти к серьезным вопросам.

Д.И.: Мы всегда за пару минут выясняем, что такое социология, получается что-то новое и всегда интересное.

А.К.: И растягивается на пару программ.

А.Г.: Вы знаете, и в массовом сознании, и в сознании публицистическом социологию обычно отождествляют с зондажами общественного мнения, с выяснением того, кто что о чем думает, даже если он ничего об этом не думает. В массовом сознании это выглядит так.

Д.И.: Извините, что перебиваю, а массовое сознание – категория социологии?

А.Г.: Массовое сознание – это человек с улицы.

А.К.: Социологическая категория, научная – массовое сознание?

А.Г.: Да, в общем.

А.К.: У меня, кстати, тетя социолог. Недолго была социологом, у метро выдавала эти штуки, типа: «Не хотите поучаствовать в нашем опросе? В подарок мы даем тортик, а мужчинам пиво». Хорошая наука.

А.Г.: Это такая социология специфическая.

А.К.: Это не социология, что ли?

А.Г.: Это скорее предвыборная кампания, видимо?

А.К.: Нет, они в опросах участвуют.

Борис Долгин: Нет, нет. Это может быть маркетинговое исследование.

А.Г.: Просто за некое вознаграждение. Да, это вполне социология тоже. Но я полагаю, что сводить социологию к тому, о чем я сейчас говорил, – это все равно, что сводить медицину к сбору медицинских анализов. Мы сдаем анализы, но не думаем, что медицина к этому сводится. Есть диагностика, есть лечение, терапия, хирургия и прочее, прочее. Точно так же и с социологией. Между прочим, во Франции, например, часто лаборатории медицинских анализов вынесены за пределы клиник. Вы в Париже часто можете увидеть такую вывеску: «Лаборатория медицинских анализов».

Д.И.: В Москве это тоже появилось.

А.Г.: Сейчас и у нас так есть.

Б.Д.: И социологи часто говорят: «Мы социологи, а не полстеры».

А.Г.: А клиника находится в другом месте. Так вот, некоторые мои коллеги, которые занимаются изучением общественного мнения, иногда высказываются примерно так: «Есть социология, а есть изучение общественного мнения». То есть они даже тоже разводят эти две категории. Я полагаю, что здесь можно говорить о том, что зондажи общественного мнения, выяснение мнения о чем-то – это часть социологии, но далеко не вся социология. Социология – это, в первую очередь, наука, которая пытается выяснить некоторые глубинные тенденции.

Б.Д.: И опросы общественного мнения – это один из инструментов.

А.Г.: Один из элементов этого изучения, который часто носит прикладной, сиюминутный характер. А наука, конечно, к этому не сводится.

А.К.: Понятно. Мы договорились с вами побеседовать о терминах, в том числе «теоретическая социология». Напрашивается вопрос: почему же она теоретическая? Вы же «социо» и «логия»?

А.Г.: Вы знаете, это примерно как с любыми другими науками. В любой науке есть уровень теоретический и есть уровень эмпирический. Хочу обратить ваше внимание, что вопреки тому, что часто думают, теория может быть прикладной, а исследование — не теоретическое, а эмпирическое — может быть фундаментальным. И длиться при этом несколько лет.

А.К.: К примеру?

А.Г.: Пример можно взять из истории социологии. Было такое известное исследование американских солдат во время Второй мировой войны под руководством Стауффера. Изучали положение в американской армии. Исследование было достаточно фундаментальным, серьезным, эмпирическим. Оно не было теоретическим, но оно при этом было фундаментальным. И оно осталось в истории социологии.

Б.Д.: Оно не решало какие-то локальные задачи, оно было призвано…

Д.И.: Все равно не понимаю. Про физику и другие науки, разница между фундаментальной и прикладной наукой понятна. А здесь?

А.Г.: Наука может быть фундаментальной и при этом эмпирической. Она может быть теоретической и при этом прикладной. Это не то же самое, что разделение на теоретическую и эмпирическую.

Б.Д.: Сейчас попытаюсь сформулировать, правильно ли я понял. Если мы проводим опрос, чтобы понять, как лучше вывести на рынок новый сорт сыра, то это не фундаментальное исследование. Оно, скорее всего, в истории социологии, если там не будет каких-то особых методов, не останется.

Д.И.: Это вообще маркетинг, а не социология, по-моему.

БД: Это социология все равно.

А.Г.: Это прикладное исследование. Прикладное означает, что мы хотим выяснить, как воздействовать практически на этот объект.

Д.И.: Не понял, можно еще раз по порядку. То есть вы сейчас настаиваете на том, что любое маркетинговое исследование — часть социологии?

А.Г.: Оно междисциплинарное, конечно.

Б.Д.: Но оно и социологическое в том числе.

А.Г.: Я согласен.

Д.И.: Приведите какие-нибудь примеры фундаментальной социологии?

Б.Д.: Вернемся к исследованию солдат американской армии. Оно не ставило никаких непосредственных практических задач? Были сделаны некоторые выводы о том, как себя чувствуют солдаты на войне, которые остались в мировой науке? Они ничего не решили?

Д.И.: То есть поле было практическое, живое, но задачи ставились фундаментальные?

А.Г.: Да.

Д.И.: А бывает наоборот: методы теоретические, но задачи ставятся прикладные?

А.Г.: Да. И  так бывает.

Д.И.: Можно при этом использовать теоретические методы.

А.Г.: Да. Прикладное исследование – это означает, что мы хотим знать, как практически воздействовать на этот объект. При этом хочу обратить ваше внимание на то, что из одного и того же знания об объекте совсем не следует, что мы будем одинаково на него воздействовать. Мы с вами можем что-то выяснить об этом сыре и при этом придерживаться одной точки зрения на этот сыр…

Б.Д.: Но у нас могут быть разные целевые установки.

А.Г.: Но при этом вы можете говорить, что надо принимать такие-то решения, а я буду настаивать на других решениях. Почему? Потому что здесь помимо познавательных элементов вторгаются ценностные элементы разного рода.

А.К.: А мне кажется, что неправильно вводить сюда сыр, в широком смысле.

Б.Д.: Какая разница?

А.К.: Большая, это какая-то вульгарная история.

А.Г.: Это так, метафора.

Д.И.: Мы недавно разговаривали с Салтыковым, и он приводил пример «Бурана». Это практическая задача, но почему «Буран» – это вульгарно? Вот такая инженерная наука, которая использует результат. Ну, хорошо, пусть этот сыр будет «Бураном» в каком-то смысле.

А.К.: Нет, потому что у сыра и вообще подобных исследований, только одна цель и одна задача. Нам же по-настоящему не интересно, как человек потребляет сыр. Нам нужно «впарить» его потребителю, и все.

Д.И.: Нет, для того, чтобы нам его «впарить», нужно понять: что люди любят, хотят ли они кислого или сладкого, хотят они желтого или зеленого.

Б.Д.: Как они употребляют сыр, и в каких ситуациях.

Д.И.: Может быть, привить им новые навыки.

АГ: Могут быть прикладные исследования разного масштаба: малого масштаба и большого. Сыр – это малого, а «Буран» – большого масштаба.

А.К.: Александр Бенционович, а бывает так, что социология не просто исследует, но и влияет? Это тоже социология? Или это уже реклама и какая-то другая история?

А.Г.: Вы знаете, влияние науки и наука – это не одно и то же. Потому что, когда наука начинает влиять – это часто происходит помимо нее. Это уже то, что общество делает с результатами.

Б.Д.: Это уже некая социальная инженерия.

А.Г.: Если вернуться к «Бурану», то вы знаете, что с ним сделали. И это зависело уже не от разработчиков «Бурана», и печальная его участь известна, и это никак не было связано с самим процессом создания.

Д.И.: А можно привести какой-нибудь пример из теоретической социологии, который «вскрывает голову»? Что-то такое, чего мы не ожидаем. Вот у нас есть обыденное сознание, обыденное представление о мире, и есть наука, которая сильно его переворачивает?

А.К.: Ну, как в квантовой физике, когда оказывается, что одна частица может быть в двух местах одновременно, что полностью противоречит бытовому нашему опыту и логике.

А.Г.: Мы с вами затронули проблему открытия в науке. То, что вы приводите, — пример с квантовой физикой или открытие рентгеновского излучения – это относится к области научных открытий. В социологии открытий такого рода, какие можно встретить, допустим, в физике или в археологии: вот я нашел черепок, я сделал открытие, целую культуру, или я открыл звезду…

Д.И.: В химии, астрономии, биологии.

А.Г.: Да, вот такого рода открытия в ряде наук, не только в социологии, практически отсутствуют. Это не значит, что наука не существует вообще, но там нельзя просто найти такой черепок и показать: вот видите! Или если можно, это не будет оценено.

Б.Д.: Какая-то небанальная зависимость между факторами?

АГ: Небанальная зависимость — сколько угодно, но это не будет такое открытие.

А.К.: Например?

А.Г.: Приведу классический пример. Известно, что когда экономическая ситуация в обществе ухудшается, процент самоубийств растет. Это понятно с точки зрения обыденного знания — людям живется хуже, и у них обостряются все проблемы, а потому чаще приходит мысль уйти добровольно из жизни. Но что любопытно, в случае резкого улучшения экономической ситуации процент самоубийств тоже растет. А это уже менее очевидно и менее понятно. Казалось бы, живи да радуйся, а мы почему-то такой же результат получаем, как и в случае с ухудшением экономической ситуации.

Б.Д.: Да, небанально совершенно.

Д.И.: А интерпретация какая?

А.Г.: А интерпретация такая, что в обоих случаях происходит кризис ценностно-нормативных систем. Люди оказываются во многом не готовыми к смене жизненных ориентиров, независимо ни от чего. Известно, что часто аппетиты растут быстрее, чем возможности их удовлетворить.

Д.И.: Сосед стал жить лучше – это такая же трагедия.

А.Г.: Революции часто (вот еще один пример) часто происходят не тогда, когда хуже всего живется и хуже жить невозможно.

А.К.: Когда низы не могут, верхи не хотят.

А.Г.: А когда начинается подъем. Вот тут как раз и выясняется, что всё: больше уже терпеть невозможно.

А.К.: Я представил себе сцену: инженер Николай Сергеевич Кочетков вбежал в квартиру с криком: «Дорогая, мне подняли зарплату!» — забежал в кабинет, и оттуда раздался выстрел.

Д.И.: Люди небанальные зависимости интерпретируют следующим образом: насколько я понял, люди реагируют не на плюс и минус, а на резкое изменение нормативной ситуации?

А.К.: В любую сторону.

Д.И.: Когда клетка, в которой человек живет, разрушается, есть какой-то процент людей, который эти разрушения не выдерживают.

А.Г.: Мы уже можем как-то интерпретировать эти данные. Социология не может обойтись без интерпретаций. Известно, например, что уровень образования тоже влияет на процент самоубийств, но тоже без интерпретации мы обойтись не можем.

А.К.: А как влияет?

А.Г.: Слава Богу, в университетах не учат тому, чтобы уходить из жизни добровольно, но при этом оказывается, что зачастую — чем выше уровень образования, тем выше процент самоубийств.

А.К.: А это как раз объяснимо, это как раз укладывается в парадигму.

Д.И.: А где это было? Я не слышал никогда.

А.Г.: Это не универсальная зависимость, она не существует во все времена и во всех странах, но наблюдалась, например, на рубеже XIX-XX веков.

Д.И.: Там-то понятно, потому что там разрушалось религиозное сознание.

Б.Д.: Но это одна из интерпретаций.

А.Г.: Одна из интерпретаций, да. Но опять-таки без интерпретаций мы не можем обойтись, у нас есть в руках данные, а что мы будем с ними делать, это уже зависит от нас.

Б.Д.: На этих примерах мы видим, что с одой стороны собираются данные, дальше идет их некоторая интерпретация. А есть еще некоторый уровень, на котором определяется — какого рода данные собирать, какими понятиями оперировать при этой интерпретации — это есть теоретическая социология. Я правильно понимаю?

А.Г.: Вы знаете, существуют понятия теоретическая социология и социологическая теория. Иногда эти понятия разводятся. Теоретическая социология – это некий корпус теоретических знаний, коммуникаций между социологами в области теории и так далее. А социологическая теория – это нечто более привязанное к практике исследований, и здесь существуют разные теоретические уровни. Существует метатеоретический уровень, который занимается выяснением вопроса о том, в какой мере достоверно социологическое знание, как его следует добывать и так далее. Но существует и уровень предметных теорий.

Д.И.: Метатеоретический уровень – это уровень, с которого мы оцениваем пригодность к науке тех или иных высказываний?

А.Г.: Не мы, а метатеоретики. Метатеоретики – это особые люди.

Д.И.: Ну, под «мы» метатеоретики и имеются в виду.

А.Г.: Да, существует уровень предметных теорий. Случай с исследованием под руководством Стауффера — это такая область — военная социология, и в ней есть своя теория.

Д.И.: Это случай исследования этих самых солдат во время войны?

А.Г.: Случай с самоубийствами, раз уж мы затронули эту область. Да, есть такая особая широкая область, которую часто называют социологией социальных проблем. Сюда входит изучение отклоняющегося поведения, преступности, самоубийств, наркомании и прочее. А внутри этой предметной теории есть теории еще более мелкие, в частности, социологические теории самоубийства или междисциплинарные теории самоубийства. Это относится ко многим объектам.

Б.Д.: Ну да, они могут смежными между социологией и психологией, например.

А.Г.: Да. Это относится и к другим объектам.

Д.И.: Значит, мы говорим в принципе об одной вещи. Мы говорим о социологическом исследовании?

А.Г.: Да.

Д.И.: Его построение, что есть метауровень, с которого вообще оценивается, насколько этим можно заниматься, насколько подходит та или иная теория к этому объекту или не подходит. Дальше для исследования выстраивается теоретический уровень. Потом идет практическая часть, проверка.

А.Г.: Не практическая, а эмпирическая. Она может быть тоже не практическая.

Д.И.: Эмпирическая часть. И дальше идет коррекция теории, которая была основанием этой эмпирической части. И так развивается социология.

А.Г.: Ввожу маленькое уточнение, существует еще социология понятия, «теория среднего уровня», которая занимает промежуточное место между уровнем эмпирических исследований и уровнем общей теории. А над общей теорией еще надстраивается эта самая метатеория.

Б.Д.: А примеры теорий среднего уровня?

А.Г.: Социология семьи, социология права, социология политики и так далее.

А.К.: Александр Бенционович, давайте вернемся к тому исследованию солдат Второй мировой войны. Корректно сказать: не во время войны, а в условиях войны, допустим. Обобщения подобные, они уместны?

А.Г.: Да, уместны.

Б.Д.: Насколько можно экстраполировать данные по Второй мировой войне вообще на солдат на войне?

А.Г.: Вы затрагиваете общий вопрос. Существуют экстремальные ситуации разного рода — войны, землетрясения, стихийные бедствия и пр., в которых исследования вообще проводить чрезвычайно сложно.

Б.Д.: Не до социологов.

А.Г.: Допрашивать людей не будешь. Да, не до социологов, совершенно верно. Но когда эти бедствия приобретают более или менее затяжной характер, тогда уже получается, что они рутинизируются. И тогда исследовать, в принципе, можно. В какой мере можно экстраполировать ситуацию некоего исторического события на другое историческое событие…

Б.Д.: Или на тип событий.

А.Г.: На тип событий можно. Когда вы сказали слово «тип» — это заведомо означает, что типизация уже произошла.

Б.Д.: Анатолий спрашивал о переходе от исследования солдат во время Второй мировой войны к исследованию солдат на войне вообще. От более частного — к более общему.

А.Г.: Безусловно, можно найти типологические сходства. Я сейчас не говорю конкретно про исследования под руководством Стауффера, но в принципе, как и в любом исследовании, можно найти какие-то универсалии, которые помогут понять, что это есть по существу. Мы можем изучать конкретную революцию, но при этом, если мы это сделаем серьезно, – это будет вкладом в изучение революций как таковых.

Б.Д.: Но, видимо, дальше изучая другую революцию или солдат на другой войне, мы выясним, в чем же специфика каждой ситуации, а где можно абстрагироваться.

А.Г.: Исторические события уникальны, поэтому вы, конечно, правы.

Д.И.: Понятно, а какая теория среднего уровня лежит за исследованиями Стауффера?

А.Г.: Военная социология, социология армии, социология войны.

Б.Д.: Целая область.

А.Г.: Даже был такой французский социолог Гастон Бутуль, который разработал особую науку, которую он назвал полемология – наука о войне.

А.К.: Это социологическая наука?

А.Г.: Он ее рассматривал как социологическую.

А.К.: А что это за наука?

А.Г.: Он разработал, кстати, но это его личная наука — не поспешили социологи следовать за ним.

А.К.: Его личная наука умерла вместе с ним.

А.Г.: Она не умерла вместе с ним. Я же сейчас рассказываю об этом, значит, это сохраняется в памяти. Если не народной, то социологической. Социологи не подхватили этот термин, но он трактат написал на эту тему.

Б.Д.: То есть это, видимо, рассматривается как одна из школ в социологии войны.

А.Г.: Совершенно верно.

Б.Д.: Вы ведь значительную часть своей творческой биографии посвятили изучению французской социологии?

А.Г.: Да.

Б.Д.: В каком смысле можно говорить о какой-то национальной социологии? Как соотносятся национальные школы, теоретические школы? И вообще, что такое школа в социологии?

А.Г.: Вы знаете, понятие «школа» в науке вообще и в социологии в частности многозначно. Иногда под школой понимают, например, коллектив исследователей, которые связаны какими-то общими теоретическими принципами, следуют одной теоретической традиции, используют одни и те же методы и т.п. Иногда под школой понимается такая тесная группа, лаборатория исследователей, которые…

Б.Д.: Которые, на самом деле, могут иметь разную методологию?

АГ: Они могут иметь разную методологию, мировоззрение у них может быть разным, но они заняты тем, что они в течение 30 лет изучают общественное мнение, базируясь на одной методике. Я так полагаю, что у нас была такая школа Бориса Андреевича Грушина. Ну и, наконец, национальная школа, сохраняющаяся в коллективной памяти профессионалов, в профессиональной памяти социологов.

Б.Д.: И транслирующаяся в каких-то дальнейших действиях?

А.Г.: Безусловно, это сказывается на содержании концепции, на понятийном аппарате и так далее, но я хочу обратить ваше внимание на то, что национальные школы часто формируются под влиянием внешних факторов. Вот возьмем французскую социологическую школу, которой я занимался. Обращаю ваше внимание на то, что само это выражение «французская социологическая школа» совсем не относится ко всей социологии Франции рубежа XIX – XX веков, когда она существовала. Это только часть французской социологии. Этим выражением обозначают только школу Дюркгейма в социологии. Рядом с ней во французской социологии существовало еще несколько школ, которые мы не называем французской социологической школой, но которые тоже относятся к национальной социологии Франции, — Лепле и другие.

А.К.: Александр Бенционович, это ужасно интересно. Расскажите об этих социологах той микроскопической доле наших слушателей, которые вдруг не знают о конкретном вкладе в науку тех социологов, имена которых вы называете. Потому что вы их произносите, что ужасно интересно на уровне сюжета, но когда доходит до фактуры – непонятно, о чем речь вообще.

Б.Д.: Хотя бы о Дюркгейме.

А.Г.: Ну это классик социологической мысли. Это примерно то же, что Эйнштейн в физике.

Д.И.: Тоже что-то открыл?

А.Г.: Опять-таки открыл. Понятие «открыл» в социологии означает, что он сконструировал в качестве идеального объекта, который в дальнейшем прояснил очень многое. Это не то же самое, что «открыл» в археологии или в случае с рентгеновским излучением. Я обращаю ваше внимание на то, что науки в этом отношении разные.

А.К.: Кстати, вы во второй раз упоминаете про рентгеновское излучение. Видимо, у социологов есть некая ревность?

А.Г.: Конечно. Я открыл это излучение, и я могу вам продемонстрировать. Кстати, к вопросу о прикладных аспектах. Я часто цитирую студентам этот случай. Герц открыл электромагнитное излучение, оставим в стороне рентгеновское, поговорим об электромагнитном. И когда его спросили, какую практическую пользу может принести открытие электромагнитных волн, он ответил: «Скорее всего, никакую». Но сегодня, вы же знаете, вся радиотехника и те возможности, которые мы сейчас с вами имеем, – это все базируется на открытии Герца. Поэтому я хочу обратить ваше внимание на то, что соотношение фундаментального и прикладного не столь очевидно, как это кажется.

Б.Д.: И оно сдвигается со временем.

А.Г.: А вот исследования Лысенко были прикладными, только пользы никакой почему то не приносили, только вред.

А.К.: Мы договорились начать эту часть нашей беседы с Дюркгейма.

А.Г.: Да, Эмиль Дюркгейм. Я переводил его тексты на русский язык, и мне в издательстве дали его фотографию, которая на книге была помещена. Я повесил эту фотографию у себя на книжном стеллаже, и когда дочка спрашивала: «Кто это?», я говорил: «Дядя Эмиль». И она с детства знала, что есть такой Эмиль.

Д.И.: Есть такой дядя — Эмиль.

А.К.: А представляете, если бы она жила в советское время, ей бы приходилось заполнять анкеты всякие: «Имеете родственников за границей?» – «Дядя Эмиль Дюркгейм». Ну, расскажите, вы же обещали рассказать, что конкретно он открыл – не открыл.

Б.Д.: Чем он знаменит?

А.К.: Какую, может быть, тему он, наоборот, закрыл?

А.Г.: Для начала, он создал эту самую школу, и сотрудники этой школы провели ряд интереснейших исследований. Это были специалисты в разных областях социальной науки. Сам он известен, опять возвращаемся к вопросу о самоубийстве, одно из его классических исследований так и называется — «Самоубийства. Социологический этюд». И он постарался выявить ряд зависимостей, которые известны были, кстати, статистикам, но они не знали, что с этим делать. Известно было, что летом самоубийств больше, чем зимой. Что среди мужчин больше, чем среди женщин. Что среди пожилых больше, чем среди молодых, и так далее.

А.К.: Среди образованных выше, чем среди необразованных. А еще какие есть зависимости?

А.Г.: Среди семейных меньше, чем среди несемейных, одиноких.

Б.Д.: То есть у статистиков эти данные были?

А.Г.: Были, потому что моральная статистика была хорошая во Франции: и Дюмон, и Бертильон, но статистики не знали, что делать с этими данными, как их интерпретировать. С другой стороны, были литераторы, эссеисты, которые рассуждали о самоубийстве, потому что это была серьезная проблема, и в России, кстати, на рубеже XIX-XX веков, я говорю об этой эпохе, уточняю. В России это тоже была серьезная проблема в это время. С одной стороны, эссеисты, с другой – статистики. И как это интерпретировать? Дюркгейм постарался соединить уровень этой самой теории с этими самыми статистическими данными. А статистики иногда самые диковинные гипотезы выдвигали по поводу тех зависимостей, которые им были известны. Например, летом люди чаще кончают с собой, потому что жарко, и они так разогреваются, что им невмоготу становится. Причем речь не шла о такой жуткой жаре, которая была этим летом в Москве, а просто регулярно жарко и все. Ну а Дюркгейм обратил внимание, тоже статистическими выкладками показал, что это не работает, потому что в самый жаркий месяц, в июле, самоубийств как раз меньше, чем в другие месяцы лета — в июне и в августе.

А.К.: И какая у него интерпретация была?

А.Г.: Интерпретация у него состояла в том, что индивиды летом более рассредоточиваются, они больше предоставлены самим себе, уровень социальной концентрации ниже, и отсюда чаще на психологическом уровне возникает желание добровольно расстаться с жизнью. У них нет интегративного начала, которое держит людей вместе и привязывает их к жизни.

Б.Д.: Нет того социального окружения, которое их привязывало.

А.Г.: Дюркгейм исходил из чего? Что человек вообще испытывает двойственную базовую потребность. С одной стороны, в групповой принадлежности, в групповой и социальной идентификации. В том, чтобы принадлежать к какой-то группе, обществу. Группа и общество для него — это одно и то же, только разного масштаба. А во-вторых, человек испытывает потребность в нормативном регулировании. Потому что без этого регулирования он не может различать, что такое хорошо и что такое плохо. Он опять-таки оказывается наедине с собой. Он вовне себя не находит никакой силы, которая бы удерживала его в этом мире. Поэтому он нуждается в нормативном урегулировании, повторяю.

Б.Д.: Поэтому самоубийство оказывается связано либо с проблемами нормативного регулирования, либо с недостатком социального окружения.

А.Г.: Да, и он взял несколько групп, исследовал, какой процент самоубийств в разных религиозных общинах, а именно — у католиков, протестантов и иудеев, и связал этот процент с уровнем нормативной регуляции и с уровнем социальной сплоченности в этих группах. И выстроил примерно такую картину: у протестантов процент самоубийств наивысший, а это религия наиболее индивидуалистическая, она меньше всего интегрирует индивида, она наиболее «либеральная», скажем так. В ней индивид меньше всего интегрирован в группе. На втором месте по проценту самоубийств католики. Там мы имеем средний уровень интеграции и нормативной регуляции. И, наконец, иудеи, где уровень такой интеграции и регуляции наивысший. И это при том, что процент психических заболеваний среди иудеев более высок, чем в других группах. Потому что одной из главенствующих теорий, кстати, как и сегодня, была теория психиатрическая, что люди уходят из жизни по причине психических заболеваний. Что часто, впрочем, бывает.

Б.Д.: А здесь статистика противоречила этой теории?

А.Г.: А здесь, казалось бы, иудеи должны были бы чаще добровольно уходить из жизни, поскольку среди них процент людей с психическими заболеваниями выше, ан нет. Именно вследствие того, что в то время степень интеграции и нормативной регуляции была выше. Но он и разные типы самоубийств анализировал, что тоже очень важно.

А.К.: А какие бываю типы?

А.Г.: Он разные типы самоубийств выделяет, хотя замечу в скобках, что сегодня уже от этого исследования специалисты по социологии самоубийств живого мета не оставили, раскритиковали вдоль и поперек. В 1997 г. исполнилось 100 лет со дня выхода этой книги, но классик на то и классик, чтобы его все время критиковали. Это значит, что он жив. Так вот, эти типы самоубийств следующие: эгоистическое самоубийство, аномическое самоубийство и альтруистическое самоубийство. Если кратко говорить, то эгоистическое самоубийство никакого, конечно, отношения к повседневному слову «эгоизм», которое мы используем, не имеет. Это не этическая категория, а чисто аналитическая. Так вот, эгоистическое самоубийство имеет место тогда, когда наблюдается ослабление социальных связей или даже их разрыв. И индивид опять-таки оказывается наедине с собой. Ситуация эгоизма, без всяких этических аннотаций. Альтруистическое самоубийство прямо противоположное, когда индивид полностью поглощен группой. Настолько, что его собственная жизнь уже не представляет для него никакой ценности, или же он настолько дорожит своей группой, что готов ради нее добровольно расстаться с жизнью. И аномическое самоубийство, от слова «аномия» — то есть безнормное состояние, когда нормативная система разрушена. Это ситуация, когда индивиды расстаются с жизнью добровольно вследствие отсутствия этой самой нормативной регуляции, в которой индивиды испытывают фундаментальную потребность. И на психологическом уровне, в ситуации аномического самоубийства, индивиды оказываются в той же ситуации, что и в случае эгоистического, потому что они оказываются наедине с собой, не находя в обществе, вне себя, каких то уз, которые бы привязывали их к жизни.

А.К.: А современная классификация совпадает с этой?

А.Г.: Нет.

АК: Но пересекается где-то?

А.Г.: Вы знаете, я специально не занимаюсь суицидологией, я хочу подчеркнуть, что сегодняшний подход к этой проблематике носит междисциплинарный характер. Дюркгейм был чем озабочен? Чтобы всячески отбросить все несоциологические истолкования самоубийства.

Б.Д.: Весь психологизм?

А.Г.: Весь психологизм, психиатрические и прочие интерпретации. Перед ним стояла задача обосновать социологию как особую науку. Сегодня такой задачи нет.

Б.Д.: Вы сказали о том, что не осталось камня на камне от этого. Но при этом Дюркгейм создал…

Д.И.: В чем основание теории?

Б.Д.: Да, в чем основание теории, и что от него осталось?

А.Г.: Осталось очень многое. Он создал социологию как науку, как профессию. Социологи сегодня во многом говорят на том языке, который он создал. Даже если они его критикуют и даже если они не осознают, как мольеровские герои, что они на этом языке говорят. Дальше. Дюркгейм обосновал подход к исследованию общества как нормативной системы. Потому что для него общество – это, прежде всего, система ценностей и норм. Еще один момент. В социологии существуют две традиции понимания общества. Согласно одной традиции, общество – это арена постоянно воюющих между собой групп и индивидов. И отсюда конфликтная традиция в истолковании общества. Эту традицию мы находим у Маркса, мы находим в некоторых вариантах социального дарвинизма. Есть другая традиция – солидаристская. Согласно этой традиции, к которой как раз Дюркгейм и принадлежал, общество – это, прежде всего, сфера солидарности, сфера интеграции, и эта традиция продолжается.

Б.Д.: Это некоторая система, где все друг с другом взаимосвязано?

А.Г.: Взаимосвязано. Хотя там всё бывает, но при этом люди объединяются в общество, даже если они конфликтуют между собой. Прежде, чем конфликтовать, они все-таки объединяются в общество, и этот солидаризм сохраняет свое значение. Нельзя говорить, что первая традиция верна, а вторая неверна, потому что никто еще пока не доказал, что солидарность – это какая-то фикция. Существует солидарность на разных уровнях: и на групповом, и на глобальном, и на каком хотите. Кстати, исследований конфликтов в социологи очень много, конечно. Существует особая область – социология конфликта. Но из-за этого может возникнуть аберрация или такое заблуждение, согласно которому конфликт – это нормально, а солидарность – это чуть ли не что-то вроде патологии. Это ошибка. Конечно, исследований социальной солидарности, социального согласия меньше, но это понятно: от добра добра не ищут.

Б.Д.: То есть исследуются в первую очередь отклонения?

А.Г.: Да, если есть солидарность, если есть согласие, что тут изучать? Проблемы вроде никакой нет, все нормально. Но из-за того, что удельный вес исследований конфликтов больше, может и в профессиональном сознании, кстати, у социологов это тоже присутствует, и в обыденном сознании, может возникнуть представление о том, что кроме конфликтов вообще ничего нет. Что общество – это арена беспрерывной вражды. Это ошибка.

А.К.: Отличная нота для завершения программы. Ровно через неделю в это же время мы продолжим наш разговор. Еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя – Александр Гофман, доктор социологических наук, профессор Государственного университета «Высшая школа экономики», МГИМО, зав. сектором социологии культуры Института социологии РАН. Вели программу Борис Долгин, Дмитрий Ицкович, Анатолий Кузичев. До встречи через неделю.

Эфир программы «Наука 2.0.» слушайте в аудиофайлах

Основные социологические теории | Введение в социологию

Результаты обучения

  • Объясните социологические теории

Рисунок 1. Социологи разрабатывают теории для объяснения социальных явлений, таких как митинги протеста. (Фото любезно предоставлено voanews.com/Wikimedia Commons)

Социологи изучают социальные события, взаимодействия и закономерности и разрабатывают теорию, пытаясь объяснить, почему вещи работают именно так.Социологическая теория пытается объяснить социальные явления. Теории могут быть использованы для создания проверяемого предположения об обществе, которое называется гипотезой (Allan 2006).

Теории различаются по охвату в зависимости от масштаба проблем, которые они призваны объяснить. Теории на макроуровне относятся к крупномасштабным проблемам и большим группам людей, тогда как теории на макроуровне рассматривают очень специфические отношения между отдельными людьми или небольшими группами. Великие теории пытаются объяснить крупномасштабные отношения и ответить на фундаментальные вопросы, например, почему формируются общества и почему они меняются. Социологическая теория постоянно развивается, и ее нельзя считать законченной. Классические социологические теории по-прежнему считаются важными и актуальными, но новые социологические теории основываются на работах своих предшественников и дополняют их (Calhoun 2002).

В социологии несколько теорий предлагают широкие перспективы, которые помогают объяснить множество различных аспектов социальной жизни, и они называются парадигмами. Парадигмы — это философские и теоретические основы, используемые в рамках дисциплины для формулирования теорий, обобщений и экспериментов, проводимых в их поддержку. Три парадигмы стали доминировать в социологическом мышлении, потому что они дают полезные объяснения: структурный функционализм, теория конфликта и символический интеракционизм.

Социологические теории или перспективы. Различные социологические точки зрения позволяют социологам рассматривать социальные проблемы через множество полезных линз.
Социологическая парадигма Уровень анализа Фокус
Структурный функционализм Макро или середина Как каждая часть общества функционирует вместе, чтобы внести свой вклад в общее
Теория конфликтов Макрос Как неравенство способствует социальным различиям и увековечивает различия во власти
Символический интеракционизм Микро Индивидуальное общение и общение

Смотри

Посмотрите следующее видео, чтобы получить обзор каждой социологической парадигмы.Сначала видео знакомит с основными социологическими теориями в общих чертах, затем дает обзор структурного функционализма, теории конфликтов и символического интеракционизма. Структурный функционализм рассматривает общество как организм, в котором различные части или социальные структуры выполняют определенные функции для удовлетворения потребностей общества. Теория конфликтов представляет общество как борьбу за ограниченные ресурсы и сосредотачивается на конфликтах, порождаемых конкуренцией и различиями во власти. Теория конфликта включает подкатегории, такие как теория классового конфликта, теория расового конфликта и теория гендерного конфликта.Символический интеракционизм больше фокусируется на отдельных лицах и общей реальности, которую люди создают на собственном опыте.

Глоссарий

великих теорий:
попытка объяснить крупномасштабные отношения и ответить на фундаментальные вопросы, например, почему общества формируются и почему они меняются.
гипотеза:
проверяемое предложение
теории макроуровня:
широкий взгляд на роль социальных структур в обществе
теории на микроуровне:
Изучение конкретных взаимоотношений между отдельными людьми или небольшими группами
парадигмы:
философских и теоретических рамок, используемых в рамках дисциплины для формулирования теорий, обобщений и экспериментов, проводимых в их поддержку
теория:
Предлагаемое объяснение социальных взаимодействий или общества

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

1.3 Теоретические перспективы в социологии — Социология

Цели обучения

  1. Отличить макроподходы в социологии от микроподходов.
  2. Обобщите наиболее важные убеждения и предположения функционализма и теории конфликтов.
  3. Обобщите наиболее важные убеждения и предположения символического интеракционизма и теории обмена.

Мы неоднократно говорили о «а» социологической перспективе, как будто все социологи разделяют одни и те же взгляды на то, как устроено общество.Этот вывод вводит в заблуждение. Хотя все социологи, вероятно, согласятся с основной предпосылкой, что социальное происхождение влияет на отношения, поведение и жизненные шансы людей, их взгляды как социологов различаются во многих других отношениях.

Макро- и микроподходы

Хотя это может быть слишком упрощенным, взгляды социологов в основном делятся на два лагеря: макросоциология и микросоциология. Макросоциологи сосредотачиваются на общей картине, которая обычно означает такие вещи, как социальная структура, социальные институты, а также социальные, политические и экономические изменения.Они смотрят на крупномасштабные социальные силы, которые изменяют ход человеческого общества и жизни людей. С другой стороны, микросоциологи изучают социальное взаимодействие. Они смотрят на то, как взаимодействуют семьи, коллеги и другие небольшие группы людей; почему они взаимодействуют именно так; и как они интерпретируют значения своих собственных взаимодействий и социальных условий, в которых они находятся. Часто макро- и микросоциологи смотрят на одни и те же явления, но по-разному.Взятые вместе их взгляды предлагают более полное понимание явления, чем может предложить любой подход по отдельности.

Микросоциологи исследуют взаимодействие небольших групп людей, таких как две беседующие здесь женщины. Эти социологи исследуют, как и почему люди взаимодействуют, и интерпретируют значения своего взаимодействия.

Различный, но взаимодополняющий характер этих двух подходов можно увидеть в случае вооруженного ограбления. Макросоциологи обсуждали бы такие вещи, как то, почему уровень грабежей выше в более бедных сообществах и изменяются ли эти показатели с изменениями в национальной экономике.Вместо этого микросоциологи сосредоточились бы на таких вещах, как почему отдельные грабители решают совершить ограбление и как они выбирают свои цели. Оба типа подходов дают нам ценное представление о грабеже, но вместе они предлагают еще более глубокое понимание.

В широком макро-лагере доминируют две точки зрения: функционализм и теория конфликта. Внутри микролагеря существуют две другие точки зрения: символический интеракционизм и утилитаризм (также называемый теорией рационального выбора или теорией обмена) (Collins, 1994).Теперь мы обратимся к этим четырем теоретическим перспективам, которые кратко изложены в Таблице 1.1 «Теоретический снимок».

Таблица 1.1 Теоретический снимок

Теоретическая перспектива Основные допущения
Функционализм Социальная стабильность необходима для сильного общества, а адекватная социализация и социальная интеграция необходимы для достижения социальной стабильности. Социальные институты общества выполняют важные функции по обеспечению социальной стабильности.Медленные социальные изменения желательны, но быстрые социальные изменения угрожают общественному порядку. Функционализм — это макротеория.
Теория конфликта Общество характеризуется повсеместным неравенством по признаку социального класса, пола и других факторов. Необходимы далеко идущие социальные изменения, чтобы уменьшить или устранить социальное неравенство и создать эгалитарное общество. Теория конфликта — это макро-теория.
Символический интеракционизм Люди конструируют свои роли по мере взаимодействия; они не просто изучают роли, которые общество определило для них.По мере того, как происходит это взаимодействие, люди согласовывают свои определения ситуаций, в которых они оказываются, и социально конструируют реальность этих ситуаций. При этом они в значительной степени полагаются на такие символы, как слова и жесты, чтобы достичь общего понимания своего взаимодействия. Символический интеракционизм — это микротеория.
Утилитаризм (теория рационального выбора или теория обмена) Люди действуют, чтобы максимизировать свои преимущества в данной ситуации и уменьшить свои недостатки.Если они решат, что преимущества перевешивают недостатки, они начнут взаимодействие или продолжат его, если оно уже началось. Если вместо этого они решат, что недостатки перевешивают преимущества, они откажутся от взаимодействия или прекратят взаимодействие, если оно уже началось. Социальный порядок возможен, потому что люди понимают, что в их интересах будет сотрудничать и идти на компромиссы, когда это необходимо. Утилитаризм — это микротеория.

Функционализм

Функционализм, также известный как функционалистская перспектива, возник в результате двух великих революций 18 и 19 веков.Первой была Французская революция 1789 года, интенсивное насилие и кровавый террор которой потрясли Европу до глубины души. Аристократия по всей Европе опасалась, что революция распространится на их собственные земли, а интеллектуалы опасались, что социальный порядок рушится.

Промышленная революция 19 века усилила эти опасения. Промышленная революция, начавшаяся сначала в Европе, а затем в Соединенных Штатах, привела ко многим изменениям, включая рост и рост городов, когда люди покидали свои фермы, чтобы жить рядом с заводами.По мере роста городов люди жили во все более бедных, многолюдных и ветхих условиях. Одним из результатов этих условий стало массовое насилие, когда толпы бедняков бродили по улицам европейских и американских городов. Они нападали на прохожих, разрушали собственность и в целом устраивали беспорядки. Это было дополнительное свидетельство разрушения общественного порядка, если оно было необходимо европейским интеллектуалам.

В ответ интеллектуалы начали писать, что сильное общество, примером которого являются прочные социальные связи, правила и эффективная социализация, необходимо для предотвращения распада социального порядка (Collins, 1994).В этом отношении их точка зрения была похожа на точку зрения романа 20-го века Повелитель мух Уильяма Голдинга (1954), который многие студенты читали в старших классах. Некоторые британские мальчики оказались на острове после авиакатастрофы. Они больше не контролируются взрослыми и больше не находятся в обществе, каким они когда-то его знали, они не знают, как действовать дальше и придумывают новые правила своего поведения. Эти правила оказываются неэффективными, и мальчики постепенно становятся дикарями, как их называет книга, и совершают убийства.Каким бы мрачным ни был взгляд Голдинга, он перекликается с мнением консервативных интеллектуалов, писавших о последствиях Французской и Промышленной революций. Они предупреждали, что без сильного общества и эффективной социализации социальный порядок нарушается, что приводит к насилию и другим признакам социального беспорядка.

Эта общая основа воплотилась в трудах Эмиля Дюркгейма (1858–1917), французского ученого, в значительной степени ответственного за социологическую перспективу в том виде, в каком мы ее теперь знаем. Принимая точку зрения консервативных интеллектуалов о необходимости сильного общества, Дюркгейм чувствовал, что у людей есть желания, которые приводят к хаосу, если общество не ограничивает их.Он писал: «Чтобы достичь любого другого результата, сначала нужно ограничить страсти … Но поскольку у человека нет возможности ограничить их, это должно быть сделано какой-то внешней по отношению к нему силой» (Durkheim, 1897/1952, p. 274). ). Эта сила, продолжал Дюркгейм, является моральным авторитетом общества.

Как общество ограничивает индивидуальные устремления? Дюркгейм подчеркивал два связанных социальных механизма: социализацию и социальную интеграцию. Социализация помогает нам узнать правила общества и необходимость сотрудничать, поскольку люди в конечном итоге соглашаются с важными нормами и ценностями, а социальная интеграция или наши связи с другими людьми и социальными институтами, такими как религия и семья, помогает нам социализировать и интегрироваться. нас в общество и укрепить наше уважение к его правилам.В целом, добавил Дюркгейм, общество включает в себя множество типов социальных фактов или сил, внешних по отношению к человеку, которые влияют и ограничивают индивидуальные отношения и поведение. В результате социализация и социальная интеграция помогают установить прочный набор социальных правил — или, как назвал его Дюркгейм, сильное коллективное сознание, — которые необходимы для стабильного общества. Поступая таким образом, общество «создает своего рода кокон вокруг человека, делая его или ее менее индивидуалистичным, более членом группы» (Collins, 1994, p.181). Слабые правила или социальные связи ослабляют этот «моральный кокон» и приводят к социальным беспорядкам. Во всех этих отношениях, говорит Рэндалл Коллинз (1994, с. 181), точка зрения Дюркгейма представляет собой «основную традицию» социологии, которая лежит в основе социологической перспективы.

Эмиль Дюркгейм был основателем социологии и во многом отвечал за социологическую перспективу в том виде, в каком мы ее знаем сейчас.

Дюркгейм использовал самоубийство, чтобы проиллюстрировать, как социальный беспорядок может быть результатом ослабления морального кокона общества.Сосредоточившись на групповых показателях самоубийств, он почувствовал, что они не могут быть объяснены просто с точки зрения индивидуального несчастья и являются результатом внешних сил. Одна из таких сил — аномия или отсутствие норм, возникающая в результате ситуаций, таких как периоды быстрых социальных изменений, когда социальные нормы слабы и неясны или социальные связи слабы. Когда возникает аномия, люди теряют ясность в том, как справляться с проблемами в своей жизни. Их чаяния больше не ограничиваются ограничениями общества и поэтому не могут быть реализованы.Разочарование, вызванное аномией, приводит некоторых людей к самоубийству (Durkheim, 1897/1952).

Чтобы проверить свою теорию, Дюркгейм собрал данные об уровне самоубийств и обнаружил, что у протестантов уровень самоубийств выше, чем у католиков. Чтобы объяснить эту разницу, он отверг идею о том, что протестанты были менее счастливы, чем католики, и вместо этого выдвинул гипотезу о том, что католическая доктрина предусматривает гораздо больше правил поведения и мышления, чем протестантская доктрина. Таким образом, устремления протестантов были менее сдержанными, чем желания католиков.В трудные времена у протестантов меньше норм, на которые можно рассчитывать для утешения и поддержки, чем у католиков. Он также думал, что связи протестантов друг с другом были слабее, чем у католиков, что давало протестантам меньше сетей социальной поддержки, к которым они могли бы обратиться в случае возникновения проблем. Кроме того, протестантская вера неоднозначно относится к самоубийству, в то время как католическая доктрина осуждает его. Все эти свойства принадлежности к религиозной группе в совокупности приводят к более высокому уровню самоубийств среди протестантов, чем среди католиков.

Сегодняшняя перспектива функционализма вытекает из работ Дюркгейма и других консервативных интеллектуалов XIX века. Он использует человеческое тело как модель для понимания общества. В человеческом теле различные органы и другие части тела выполняют важные функции для постоянного здоровья и стабильности нашего тела. Наши глаза помогают нам видеть, наши уши помогают нам слышать, наше сердце циркулирует кровь и так далее. Точно так же, как мы можем понять тело, описывая и понимая функции, которые его части выполняют для его здоровья и стабильности, мы можем понять общество, описывая и понимая функции, которым его «части» — или, точнее, его социальные институты — служат. для постоянного здоровья и стабильности общества.Таким образом, функционализм подчеркивает важность социальных институтов, таких как семья, религия и образование, для создания стабильного общества. Мы рассмотрим эти институты в следующих главах.

Подобно взглядам консервативных интеллектуалов, из которых он вырос, функционализм скептически относится к быстрым социальным изменениям и другим крупным социальным потрясениям. Аналогия с человеческим телом помогает нам понять этот скептицизм. В нашем организме любые внезапные и быстрые изменения являются признаком опасности для нашего здоровья.Если мы сломаем кость в одной из ног, нам будет трудно ходить; если мы потеряем зрение на оба глаза, мы больше не сможем видеть. Медленные изменения, такие как рост наших волос и ногтей, — это нормально и даже нормально, но внезапные изменения, подобные только что описанным, явно доставляют беспокойство. По аналогии, внезапные и быстрые изменения в обществе и его социальных институтах доставляют беспокойство с точки зрения функционализма. Если человеческое тело развилось до своей нынешней формы и функций, потому что они имели смысл с эволюционной точки зрения, так и общество развилось до своей нынешней формы и функций, потому что они имели смысл.Таким образом, любые внезапные изменения в обществе угрожают его стабильности и будущему. Используя скептический подход к социальным изменениям, функционализм поддерживает статус-кво и поэтому часто рассматривается как консервативная точка зрения.

Теория конфликтов

Во многих отношениях теория конфликта противоположна функционализму, но, по иронии судьбы, она также выросла из промышленной революции, во многом благодаря Карлу Марксу (1818–1883) и его сотруднику Фридриху Энгельсу (1820–1895). В то время как консервативные интеллектуалы опасались массового насилия в результате индустриализации, Маркс и Энгельс сожалели об условиях, которые, по их мнению, были ответственными за массовое насилие, и капиталистическое общество, которое, по их мнению, несет ответственность за эти условия.Вместо того чтобы бояться разрушения общественного порядка, который представляло массовое насилие, они чувствовали, что революционное насилие необходимо для устранения капитализма и бедности и страданий, которые они считали его неизбежным результатом (Маркс, 1867/1906; Маркс и Энгельс, 1848/1962).

Карл Маркс и его соратник Фридрих Энгельс были яростными критиками капитализма. Их работа вдохновила более позднее развитие теории конфликта в социологии.

Согласно Марксу и Энгельсу, каждое общество делится на два класса в зависимости от собственности на средства производства (орудия труда, фабрики и т. Д.).В капиталистическом обществе буржуазия, или правящий класс, владеет средствами производства, в то время как пролетариат или рабочий класс не владеет средствами производства, а вместо этого подвергается угнетению и эксплуатации буржуазией. Это различие создает автоматический конфликт интересов между двумя группами. Проще говоря, буржуазия заинтересована в сохранении своего положения на вершине общества, в то время как интерес пролетариата состоит в том, чтобы подняться снизу и свергнуть буржуазию для создания эгалитарного общества.

В капиталистическом обществе, писали Маркс и Энгельс, революция неизбежна из-за структурных противоречий, проистекающих из самой природы капитализма. Поскольку прибыль является основной целью капитализма, буржуазия заинтересована в максимальном увеличении прибыли. Для этого капиталисты стараются поддерживать как можно более низкую заработную плату и тратить как можно меньше денег на условия труда. Этот центральный факт капитализма, как говорили Маркс и Энгельс, в конечном итоге вызывает у рабочих рост классового сознания или осознания причин их угнетения.Их классовое сознание, в свою очередь, приводит их к восстанию против буржуазии, чтобы устранить угнетение и эксплуатацию, от которых они страдают.

На протяжении многих лет взгляды Маркса и Энгельса на природу капитализма и классовых отношений сильно повлияли на социальную, политическую и экономическую теории, а также вдохновили революционеров в странах по всему миру. Однако история не подтвердила их предсказания о том, что капитализм неизбежно приведет к революции пролетариата. Например, такой революции не было в Соединенных Штатах, где рабочие никогда не развили степень классового сознания, предусмотренную Марксом и Энгельсом.Поскольку Соединенные Штаты считаются свободным обществом, в котором каждый имеет возможность добиться успеха, даже бедные американцы считают, что система в основном справедлива. Таким образом, различные аспекты американского общества и идеологии помогли минимизировать развитие классового сознания и предотвратить революцию, которую предвидели Маркс и Энгельс.

Несмотря на этот недостаток, их основной взгляд на конфликт, возникающий из-за неравного положения членов общества, лежит в основе современной теории конфликта.Эта теория подчеркивает, что разные группы в обществе имеют разные интересы, обусловленные их разным социальным положением. Эти разные интересы, в свою очередь, приводят к разным взглядам на важные социальные вопросы. Некоторые версии теории коренят конфликт в разделениях, основанных на расовой и этнической принадлежности, поле и других подобных различиях, в то время как другие версии следуют за Марксом и Энгельсом в рассмотрении конфликта, возникающего из-за различных позиций в экономической структуре. В целом, однако, теория конфликта подчеркивает, что различные части общества способствуют продолжающемуся неравенству, тогда как теория функционализма, как мы видели, подчеркивает, что они способствуют продолжающейся стабильности общества.Таким образом, в то время как теория функционализма подчеркивает преимущества различных частей общества для постоянной социальной стабильности, теория конфликтов поддерживает социальные изменения для уменьшения неравенства. В этом отношении теорию конфликта можно рассматривать как прогрессивную перспективу.

Теория феминизма развивалась в социологии и других дисциплинах с 1970-х годов и для наших целей будет рассматриваться как конкретное приложение теории конфликта. В данном случае конфликт касается гендерного неравенства, а не классового неравенства, подчеркнутого Марксом и Энгельсом.Хотя существует множество вариаций феминистской теории, все они подчеркивают, что общество наполнено гендерным неравенством, так что женщины являются второстепенным полом во многих измерениях социальной, политической и экономической жизни (Tong, 2009). Либеральные феминистки рассматривают гендерное неравенство как результат гендерных различий в социализации, в то время как марксистские феминистки говорят, что это неравенство является результатом подъема капитализма, который поставил женщин в зависимость от мужчин в плане экономической поддержки. С другой стороны, радикальные феминистки считают, что гендерное неравенство присутствует во всех обществах, а не только в капиталистических.В главе 11 «Гендер и гендерное неравенство» подробно рассматриваются некоторые аргументы феминистской теории.

Символический интеракционизм

В то время как функционалистская и конфликтная точки зрения являются макро-подходами, символический интеракционизм — это микроподход, который фокусируется на взаимодействии людей и на том, как они интерпретируют свое взаимодействие. Его корни уходят в работы американских социологов, социальных психологов и философов начала 1900-х годов, которые интересовались человеческим сознанием и действием.Герберт Блумер (1969), социолог из Чикагского университета, на основе их работ развил символический интеракционизм — термин, который он ввел в употребление. Эта точка зрения остается популярной сегодня, отчасти потому, что многие социологи возражают против того, что они воспринимают как чрезмерно детерминистский взгляд на человеческие мысли и действия и пассивный взгляд на личность, присущий социологической перспективе, заимствованной у Дюркгейма.

Опираясь на работы Блумера, специалисты по символическому взаимодействию чувствуют, что люди не просто учатся ролям, которые общество определило для них; вместо этого они конструируют эти роли по мере их взаимодействия.Во время взаимодействия они «обсуждают» свои определения ситуаций, в которых они оказываются, и социально конструируют реальность этих ситуаций. При этом они в значительной степени полагаются на такие символы, как слова и жесты, чтобы достичь общего понимания своего взаимодействия.

Примером может служить знакомый символ рукопожатия. В Соединенных Штатах и ​​во многих других странах рукопожатие является символом приветствия и дружбы. Этот простой поступок указывает на то, что вы хороший, вежливый человек, с которым кому-то должно быть комфортно.Чтобы подчеркнуть важность этого символа для понимания небольшого взаимодействия, рассмотрим ситуацию, когда кто-то отказывается от пожать руку. Это действие обычно рассматривается как знак неприязни или оскорбления, и другой человек интерпретирует это как таковое. Их понимание ситуации и последующее взаимодействие будут сильно отличаться от понимания, возникающего при более типичном рукопожатии.

Теперь предположим, что кто-то не пожимает руки, но на этот раз причина в том, что у человека сломана правая рука.Поскольку другой человек это понимает, не следует делать вывод о пренебрежении или оскорблении, и два человека могут начать комфортную встречу. Их определение ситуации зависит не только от того, пожимают ли они руки, но и, если они не пожимают руки, от того, почему они этого не делают. Как подразумевает термин символический интеракционизм , их понимание этой встречи проистекает из того, что они делают, когда они взаимодействуют, и их использования и интерпретации различных символов, включенных в их взаимодействие.Согласно символическим интеракционистам, социальный порядок возможен, потому что люди узнают, что означают различные символы (например, рукопожатие), и применяют эти значения к различным ситуациям. Если вы побывали в обществе, где протягивание правой руки для приветствия воспринималось как угрожающий жест, вы быстро узнали бы ценность общего понимания символов.

Утилитаризм

Утилитаризм — это общий взгляд на человеческое поведение, согласно которому люди действуют, чтобы получить максимальное удовольствие и уменьшить боль.Он возник в трудах таких мыслителей 18 века, как итальянский экономист Чезаре Беккариа (1738–1794) и английский философ Джереми Бентам (1748–1832). Оба мужчины думали, что люди действуют рационально и решают, прежде чем действовать, будет ли их поведение причинять им больше удовольствия или боли. Применяя свои взгляды на преступность, они почувствовали, что система уголовного правосудия в Европе в то время была гораздо более жесткой, чем это необходимо для сдерживания преступного поведения. Еще одним утилитарным мыслителем 18 века был Адам Смит, чья книга Богатство народов (1776/1910) заложила основы современной экономической мысли.В самом деле, в основе экономики лежит точка зрения о том, что продавцы и покупатели товаров и услуг действуют рационально, чтобы снизить свои издержки и этим и другими способами максимизировать свою прибыль.

В социологии утилитаризм обычно называют теорией обмена или теорией рационального выбора (Coleman, 1990; Homans, 1961). Независимо от того, как оно называется, эта точка зрения подчеркивает, что, когда люди взаимодействуют, они стремятся максимизировать выгоды, которые они получают от взаимодействия, и уменьшить недостатки. Если они решат, что преимущества взаимодействия перевешивают его недостатки, они начнут взаимодействие или продолжат его, если оно уже началось.Если вместо этого они решат, что недостатки взаимодействия перевешивают его преимущества, они откажутся от взаимодействия или прекратят взаимодействие, если оно уже началось. Социальный порядок возможен, потому что люди понимают, что в их интересах будет сотрудничать и идти на компромиссы, когда это необходимо.

Знакомое применение теории обмена — отношения свидания. Каждый партнер в отношениях на свиданиях отказывается от некоторой автономии в обмен на любовь и другие преимущества близости с кем-то.Тем не менее, в любых отношениях есть свои хорошие и плохие моменты, и оба партнера часто идут на компромиссы, чтобы гарантировать, что отношения сохранятся. Пока пара чувствует, что хорошие моменты перевешивают плохие, отношения будут продолжаться. Но как только один или оба партнера решат, что верно обратное, отношения прекратятся.

Сравнение макро- и микроперспектив

Это краткое изложение четырех основных теоретических перспектив в социологии обязательно неполно, но должно, по крайней мере, обрисовать их основные положения.У каждой точки зрения есть сторонники и противники. Все четверо содержат много правды, а все четверо упрощают и допускают другие ошибки. Мы вернемся к ним во многих следующих главах, но здесь уместно сделать краткий критический анализ.

Основная проблема функционалистской теории состоит в том, что она имеет тенденцию поддерживать статус-кво и, таким образом, кажется, поддерживает существующее неравенство, основанное на расе, социальном классе и поле. Подчеркивая вклад социальных институтов, таких как семья и образование, в социальную стабильность, функционалистская теория сводит к минимуму способы, которыми эти институты способствуют социальному неравенству.

У теории конфликта тоже есть свои проблемы. Подчеркивая неравенство и разногласия в обществе, теория конфликтов упускает из виду значительную степень консенсуса по многим важным вопросам. И, подчеркивая способы, которыми социальные институты способствуют социальному неравенству, теория конфликтов сводит к минимуму способы, которыми эти институты необходимы для стабильности общества.

Ни одна из этих двух макроэкономических точек зрения ничего не говорит о социальном взаимодействии, одном из важнейших строительных блоков общества.В этом отношении две микроперспективы, символический интеракционизм и утилитаризм, предлагают значительные преимущества по сравнению с их макрокузницами. Тем не менее, их микропредмет заставляет их уделять относительно мало внимания причинам и возможным решениям таких широких и фундаментально важных проблем, как бедность, расизм, сексизм и социальные изменения, которые рассматриваются функционализмом и теорией конфликтов. В этом отношении две макроперспективы предлагают значительные преимущества перед своими микрокузницами.Кроме того, одна из микроперспектив, теория рационального выбора, также подвергалась критике за игнорирование важности эмоций, альтруизма и других ценностей для управления человеческим взаимодействием (Lowenstein, 1996).

Помимо этих критических замечаний, все четыре точки зрения, взятые вместе, предлагают более полное понимание социальных явлений, чем может предложить одна точка зрения по отдельности. Чтобы проиллюстрировать это, вернемся к нашему примеру с вооруженным ограблением. Функционалистский подход может предполагать, что вооруженное ограбление и другие преступления на самом деле выполняют положительные функции для общества.Как одна из функций страх перед преступностью по иронии судьбы укрепляет социальные связи, объединяя законопослушную публику против преступных элементов в обществе. В качестве второй функции вооруженное ограбление и другие преступления создают множество рабочих мест для полицейских, судей, адвокатов, тюремных охранников, строительных компаний, которые строят тюрьмы, и различных предприятий, которые поставляют продукты, покупаемые населением для защиты от преступности.

Чтобы объяснить вооруженное ограбление, символические интеракционисты сосредотачиваются на том, как вооруженные грабители решают, когда и где ограбить жертву, и на том, как их взаимодействие с другими преступниками усиливает их собственные криминальные наклонности.

Теория конфликта использует совершенно другой, но не менее полезный подход к пониманию вооруженного разбоя. Можно отметить, что большинство уличных преступников бедны, и, таким образом, подчеркнуть, что вооруженные ограбления и другие преступления являются результатом отчаяния и разочарования, вызванного жизнью в бедности и отсутствием работы и других возможностей для экономического и социального успеха. Таким образом, с точки зрения теории конфликта корни уличной преступности лежат в обществе, по крайней мере, в той же мере, в какой они лежат в лицах, совершающих такие преступления.

При объяснении вооруженного ограбления символический интеракционизм будет сосредоточен на том, как вооруженные грабители принимают такие решения, как когда и где кого-то ограбить, и на том, как их взаимодействие с другими преступниками усиливает их собственные преступные наклонности. Теория обмена или рационального выбора подчеркивает, что вооруженные грабители и другие преступники являются рациональными субъектами, которые тщательно планируют свои преступления и которых отпугнет серьезная угроза быстрого и сурового наказания.

Теперь, когда у вас есть некоторое представление об основных теоретических перспективах социологии, мы обсудим в главе 2 «Взгляд на общество: проведение социологических исследований», как социологи проводят свои исследования.

Ключевые выводы

  • Социологические теории в общих чертах можно разделить на макроподходы и микроподходы.
  • Функционализм подчеркивает важность социальных институтов для социальной стабильности и подразумевает, что далеко идущие социальные изменения будут социально вредными.
  • Теория конфликта подчеркивает социальное неравенство и предполагает, что для построения справедливого общества необходимы далеко идущие социальные изменения.
  • Символический интеракционизм подчеркивает социальные значения и представления, которые люди извлекают из своего социального взаимодействия.
  • Утилитаризм подчеркивает, что люди действуют в собственных интересах, рассчитывая, будет ли потенциальное поведение более выгодным, чем невыгодным.

Для вашего обзора

  1. Размышляя о том, как вы смотрите на общество и отдельных людей, считаете ли вы себя более макро-мыслителем или микро-мыслителем?
  2. На данном этапе изучения социологии какая из четырех социологических традиций кажется вам наиболее привлекательной? Почему?

Список литературы

Блюмер, Х.(1969). Символический интеракционизм: перспектива и метод . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

Коулман, Дж. С. (1990). Основы социальной теории . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; Хоманс, Г. (1961). Социальное поведение: его элементарные формы . Орландо, Флорида: Харкорт Брейс Йованович.

Коллинз Р. (1994). Четыре социологические традиции . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Дюркгейм, Э. (1952). Самоубийство .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса. (Оригинальная работа опубликована в 1897 г.).

Golding, W. (1954). Повелитель мух . Лондон, Англия: Трус-Макканн.

Левенштейн, Г. (1996). Из-под контроля: внутреннее влияние на поведение. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 65 , 272–292.

Маркс К. 1906. Капитал . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House. (Оригинальная работа опубликована в 1867 г.)

Маркс К. и Энгельс Ф. (1962). Коммунистический манифест.В Маркс и Энгельс: Избранные сочинения (стр. 21–65). Москва, Россия: Издательство иностранных языков. (Оригинальная работа опубликована в 1848 г.).

Смит, А. (1910). Богатство народов . Лондон, Англия: J. M. Dent & Sons; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Э. П. Даттон. (Оригинальная работа опубликована в 1776 г.).

Тонг Р. (2009). Феминистская мысль: более подробное введение . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Три основных перспективы в социологии

Европейские социологи-первопроходцы, однако, также предложили широкую концептуальную концепцию основ общества и его механизмов.Их взгляды составляют основу сегодняшних теоретических перспектив, или парадигм , которые предоставляют социологам ориентир — философскую позицию — для постановки определенных вопросов об обществе и его людях.

Социологи сегодня используют три основных теоретических подхода: символический интеракционистский подход, функционалистский подход и конфликтный подход. Эти точки зрения предлагают социологам теоретические парадигмы для объяснения того, как общество влияет на людей, и наоборот.Каждая точка зрения уникально концептуализирует общество, социальные силы и поведение человека (см. Таблицу 1).

Символический интеракционизм , также известный как символический интеракционизм , побуждает социологов рассматривать символы и детали повседневной жизни, что эти символы означают и как люди взаимодействуют друг с другом. Хотя символический интеракционизм восходит к утверждению Макса Вебера, что люди действуют в соответствии со своей интерпретацией значения своего мира, американский философ Джордж Х.Мид (1863–1931) представил эту точку зрения американской социологии в 1920-х годах.

Согласно концепции символического интеракционизма, люди придают значение символам, а затем действуют в соответствии со своей субъективной интерпретацией этих символов. Устные разговоры, в которых произнесенные слова служат преобладающими символами, делают эту субъективную интерпретацию особенно очевидной. Эти слова имеют определенное значение для «отправителя» и, как мы надеемся, во время эффективного общения имеют такое же значение для «получателя».Другими словами, слова не являются статичными «вещами»; они требуют намерения и интерпретации. Разговор — это взаимодействие символов между людьми, которые постоянно интерпретируют окружающий мир. Конечно, что угодно может служить символом, если оно относится к чему-то помимо него самого. Письменная музыка служит примером. Черные точки и линии становятся больше, чем просто отметками на странице; они относятся к нотам, организованным таким образом, чтобы иметь музыкальный смысл. Таким образом, специалисты по символическому взаимодействию серьезно думают о том, как люди действуют, а затем стремятся определить, какое значение люди придают своим действиям и символам, а также другим.

Подумайте о применении символического интеракционизма к американскому институту брака. Символы могут включать обручальные кольца, клятвы пожизненной приверженности, белое свадебное платье, свадебный торт, церковную церемонию, а также цветы и музыку. Американское общество придает этим символам общее значение, но люди также поддерживают свое собственное восприятие того, что означают эти и другие символы. Например, один из супругов может рассматривать свои круглые обручальные кольца как символ «бесконечной любви», а другой может рассматривать их как простые финансовые расходы.Ошибки в общении могут возникать из-за различий в восприятии одних и тех же событий и символов.

Критики утверждают, что символический интеракционизм игнорирует макроуровень социальной интерпретации — «большую картину». Другими словами, сторонники символического взаимодействия могут упускать из виду более крупные проблемы общества, слишком внимательно сосредотачиваясь на «деревьях» (например, размере бриллианта в обручальном кольце), а не на «лесу» (например, качестве брак). Перспектива также подвергается критике за пренебрежение влиянием социальных сил и институтов на индивидуальные взаимодействия.

Согласно функционалистской перспективе , также называемой функционализмом , каждый аспект общества взаимозависим и способствует его функционированию в целом. Правительство или штат обеспечивает образование для детей семьи, которая, в свою очередь, платит налоги, от которых государство зависит, чтобы поддерживать себя в рабочем состоянии. То есть семья зависит от школы, чтобы помочь детям вырасти и получить хорошую работу, чтобы они могли вырастить и содержать свои собственные семьи.В процессе дети становятся законопослушными, платящими налоги гражданами, которые, в свою очередь, поддерживают государство. Если все идет хорошо, части общества обеспечивают порядок, стабильность и продуктивность. Если все пойдет не так, части общества должны адаптироваться, чтобы восстановить новый порядок, стабильность и производительность. Например, во время финансового кризиса с высокими уровнями безработицы и инфляции социальные программы сокращаются или сокращаются. Школы предлагают меньше программ. Семьи сокращают свои бюджеты. И наступает новый социальный порядок, стабильность и продуктивность.

Функционалисты верят, что общество держится вместе социальным консенсусом , или сплоченностью, при которой члены общества соглашаются и работают вместе для достижения того, что лучше для общества в целом. Эмиль Дюркгейм предположил, что социальный консенсус принимает одну из двух форм:

  • Механическая солидарность — это форма социальной сплоченности, которая возникает, когда люди в обществе придерживаются схожих ценностей и убеждений и выполняют схожие виды работы. Механическая солидарность чаще всего встречается в традиционных простых обществах, таких как те, в которых все пасут скот или фермы.Общество амишей является примером механической солидарности.
  • Напротив, органическая солидарность — это форма социальной сплоченности, которая возникает, когда люди в обществе взаимозависимы, но придерживаются разных ценностей и убеждений и занимаются разными видами работы. Органическая солидарность чаще всего встречается в промышленно развитых, сложных обществах, например, в крупных американских городах, таких как Нью-Йорк в 2000-х годах.

Функционалистская точка зрения достигла наибольшей популярности среди американских социологов в 1940-х и 1950-х годах.В то время как европейские функционалисты первоначально сосредоточились на объяснении внутренней работы социального порядка, американские функционалисты сосредоточились на открытии функций человеческого поведения. Среди этих американских социологов-функционалистов — Роберт Мертон (р. 1910), который делит человеческие функции на два типа: явных функций являются преднамеренными и очевидными, в то время как скрытых функций являются непреднамеренными и неочевидными. Очевидная функция посещения церкви или синагоги, например, заключается в богослужении как части религиозного сообщества, но его скрытая функция может заключаться в том, чтобы помочь членам научиться отличать личные ценности от институциональных.Обладая здравым смыслом, очевидные функции становятся очевидными. Однако это не обязательно относится к латентным функциям, которые часто требуют выявления социологического подхода. Социологический подход в функционализме — это рассмотрение взаимосвязи между функциями меньших частей и функциями целого.

Функционализм подвергся критике за пренебрежение негативными функциями такого события, как развод. Критики также утверждают, что такая точка зрения оправдывает статус-кво и самоуспокоенность членов общества.Функционализм не побуждает людей играть активную роль в изменении своего социального окружения, даже если такое изменение может принести им пользу. Напротив, функционализм считает активные социальные изменения нежелательными, поскольку различные части общества естественным образом компенсируют любые проблемы, которые могут возникнуть.

Перспектива конфликта, которая возникла в основном из работ Карла Маркса о классовой борьбе, представляет общество в ином свете, чем функционалистская и символическая интеракционистская точки зрения.В то время как эти последние точки зрения сосредотачиваются на положительных аспектах общества, которые способствуют его стабильности, перспектива конфликта фокусируется на негативной, противоречивой и постоянно меняющейся природе общества. В отличие от функционалистов, которые отстаивают статус-кво, избегают социальных изменений и верят, что люди сотрудничают, чтобы установить социальный порядок, теоретики конфликта бросают вызов статус-кво, поощряют социальные изменения (даже когда это означает социальную революцию) и верят, что богатые и влиятельные люди навязывают общественный порядок. бедные и слабые.Теоретики конфликта, например, могут интерпретировать «элитный» совет регентов, повышающий плату за обучение для оплаты новых эзотерических программ, которые поднимают престиж местного колледжа, как корыстные, а не как полезные для студентов.

В то время как американские социологи в 1940-х и 1950-х годах обычно игнорировали конфликтную перспективу в пользу функционализма, в бурные 1960-е американские социологи проявили значительный интерес к теории конфликта. Они также расширили идею Маркса о том, что ключевой конфликт в обществе был исключительно экономическим.Сегодня теоретики конфликта обнаруживают социальный конфликт между любыми группами, в которых существует потенциал неравенства: расовыми, гендерными, религиозными, политическими, экономическими и т. Д. Теоретики конфликта отмечают, что неравные группы обычно имеют противоречивые ценности и планы, заставляя их конкурировать друг с другом. Эта постоянная конкуренция между группами составляет основу постоянно меняющейся природы общества.

Критики конфликтной точки зрения указывают на ее чрезмерно негативное отношение к обществу. Теория в конечном итоге приписывает гуманитарные усилия, альтруизм, демократию, гражданские права и другие положительные аспекты общества капиталистическим планам контроля масс, а не внутренним интересам в сохранении общества и социального порядка.

Теоретическая перспектива — определение и примеры в социологии

Теоретическая перспектива — это набор предположений о реальности, которые определяют вопросы, которые мы задаем, и виды ответов, к которым мы приходим в результате. В этом смысле теоретическая перспектива может пониматься как линза, через которую мы смотрим, служащая для фокусировки или искажения того, что мы видим. Его также можно рассматривать как рамку, которая служит как для включения, так и для исключения определенных вещей из нашего поля зрения. Сама область социологии представляет собой теоретическую перспективу, основанную на предположении, что социальные системы, такие как общество и семья, действительно существуют, что культура, социальная структура, статусы и роли реальны.

Теоретическая перспектива важна для исследования, потому что она помогает систематизировать наши мысли и идеи и сделать их понятными для других. Часто социологи используют несколько теоретических точек зрения одновременно, когда формулируют вопросы исследования, разрабатывают и проводят исследования и анализируют их результаты.

Мы рассмотрим некоторые из основных теоретических перспектив в социологии, но читатели должны помнить, что существует множество других.

Макро против Микро

В области социологии существует одно важное теоретическое и практическое разделение — это разделение на макро- и микроподходы к изучению общества.Хотя их часто рассматривают как конкурирующие точки зрения — с макроуровнем, сфокусированным на общей картине социальной структуры, паттернов и тенденций, и микро-фокусировкой на мелочах индивидуального опыта и повседневной жизни — на самом деле они дополняют друг друга и взаимозависимы.

Функционалистская перспектива

Функционалистская перспектива, также называемая функционализмом, берет свое начало в работах французского социолога Эмиля Дюркгейма, одного из основоположников социологии. Дюркгейма интересовало, как может быть возможен социальный порядок и как общество поддерживает стабильность.Его работы по этой теме стали рассматриваться как сущность функционалистской перспективы, но другие внесли свой вклад в ее развитие и усовершенствовали, в том числе Герберт Спенсер, Талкотт Парсонс и Роберт К. Мертон. Функционалистская перспектива действует на макротеоретическом уровне.

Интерактивная перспектива

Интерактивная перспектива была разработана американским социологом Джорджем Гербертом Мидом. Это микротеоретический подход, который фокусируется на понимании того, как смысл создается в процессах социального взаимодействия.Эта точка зрения предполагает, что значение происходит из повседневного социального взаимодействия и, следовательно, является социальной конструкцией. Другой выдающийся теоретический взгляд на символическое взаимодействие был разработан другим американцем, Гербертом Блумером, исходя из парадигмы интеракционизма. Эта теория, о которой вы можете подробнее прочитать здесь, фокусируется на том, как мы используем символы, например одежду, для общения друг с другом; как мы создаем, поддерживаем и представляем связное «я» для окружающих, и как посредством социального взаимодействия мы создаем и поддерживаем определенное понимание общества и того, что в нем происходит.

Перспектива конфликта

Перспектива конфликта основана на работах Карла Маркса и предполагает, что конфликты возникают, когда ресурсы, статус и власть неравномерно распределяются между группами в обществе. Согласно этой теории, конфликты, возникающие из-за неравенства, способствуют социальным изменениям. С точки зрения конфликта, власть может принимать форму контроля над материальными ресурсами и богатством, политикой и институтами, составляющими общество, и может быть измерена как функция социального статуса человека по отношению к другим (как в случае расы, класса и пол, среди прочего).К другим социологам и ученым, связанным с этой точкой зрения, относятся Антонио Грамши, К. Райт Миллс и члены Франкфуртской школы, разработавшие критическую теорию.

Понимание и изменение социального мира

Цели обучения

  1. Отличить макроподходы в социологии от микроподходов.
  2. Обобщите наиболее важные убеждения и предположения функционализма и определите некоторых ключевых основателей.
  3. Обобщите наиболее важные убеждения и предположения теории конфликтов и определите некоторых ключевых основателей.
  4. Обобщите наиболее важные убеждения и предположения символического интеракционизма и определите некоторых ключевых основателей.
  5. Обобщите наиболее важные верования и предположения утилитаризма.

Мы неоднократно говорили о «а» социологической перспективе, как будто все социологи разделяют одни и те же взгляды на то, как устроено общество. Этот вывод вводит в заблуждение. Хотя все социологи, вероятно, согласятся с основной предпосылкой, что социальное происхождение влияет на отношения, поведение и жизненные шансы людей, их взгляды как социологов различаются во многих других отношениях.

Макро- и микроподходы

Хотя это может быть слишком упрощенным, взгляды социологов в основном делятся на два лагеря: макросоциология и микросоциология . Макросоциологи сосредотачиваются на общей картине, которая обычно означает такие вещи, как социальная структура, социальные институты, а также социальные, политические и экономические изменения. Они смотрят на крупномасштабные социальные силы, которые изменяют ход человеческого общества и жизни людей.С другой стороны, микросоциологи изучают социальное взаимодействие. Они смотрят на то, как взаимодействуют семьи, коллеги и другие небольшие группы людей; почему они взаимодействуют именно так; и как они интерпретируют значения своих собственных взаимодействий и социальных условий, в которых они находятся. Часто макро- и микросоциологи смотрят на одни и те же явления, но по-разному. Взятые вместе их взгляды предлагают более полное понимание явления, чем может предложить любой подход по отдельности.

Микросоциологи исследуют взаимодействие небольших групп людей, таких как две беседующие здесь женщины. Эти социологи исследуют, как и почему люди взаимодействуют, и интерпретируют значения своего взаимодействия.

Различный, но взаимодополняющий характер этих двух подходов можно увидеть в случае вооруженного ограбления. Макросоциологи обсуждали бы такие вещи, как то, почему уровень грабежей выше в более бедных сообществах и изменяются ли эти показатели с изменениями в национальной экономике.Вместо этого микросоциологи сосредоточились бы на таких вещах, как почему отдельные грабители решают совершить ограбление и как они выбирают свои цели. Оба типа подходов дают нам ценное представление о грабеже, но вместе они предлагают еще более глубокое понимание.

В широком макро-лагере доминируют две точки зрения: функционализм и теория конфликта. Внутри микролагеря существуют две другие точки зрения: символический интеракционизм и утилитаризм (также называемый теорией рационального выбора или теорией обмена) (Collins, 1994).Теперь мы обратимся к этим четырем теоретическим перспективам, которые кратко изложены в Таблице 1.1 «Теоретический снимок».

Таблица 1.1 Теоретический снимок

Теоретическая перспектива Основные допущения
Функционализм Социальная стабильность необходима для сильного общества, а адекватная социализация и социальная интеграция необходимы для достижения социальной стабильности. Социальные институты общества выполняют важные функции по обеспечению социальной стабильности.Медленные социальные изменения желательны, но быстрые социальные изменения угрожают общественному порядку. Функционализм — это макротеория.
Теория конфликта Общество характеризуется повсеместным неравенством по признаку социального класса, пола и других факторов. Необходимы далеко идущие социальные изменения, чтобы уменьшить или устранить социальное неравенство и создать эгалитарное общество. Теория конфликта — это макро-теория.
Символический интеракционизм Люди конструируют свои роли по мере взаимодействия; они не просто изучают роли, которые общество определило для них.По мере того, как происходит это взаимодействие, люди согласовывают свои определения ситуаций, в которых они оказываются, и социально конструируют реальность этих ситуаций. При этом они в значительной степени полагаются на такие символы, как слова и жесты, чтобы достичь общего понимания своего взаимодействия. Символический интеракционизм — это микротеория.
Утилитаризм (теория рационального выбора или теория обмена) Люди действуют, чтобы максимизировать свои преимущества в данной ситуации и уменьшить свои недостатки.Если они решат, что преимущества перевешивают недостатки, они начнут взаимодействие или продолжат его, если оно уже началось. Если вместо этого они решат, что недостатки перевешивают преимущества, они откажутся от взаимодействия или прекратят взаимодействие, если оно уже началось. Социальный порядок возможен, потому что люди понимают, что в их интересах будет сотрудничать и идти на компромиссы, когда это необходимо. Утилитаризм — это микротеория.

Функционализм

Функционализм возник в результате двух великих революций 18 и 19 веков.Первой была Французская революция 1789 года, интенсивное насилие и кровавый террор которой потрясли Европу до глубины души. Аристократия по всей Европе опасалась, что революция распространится на их собственные земли, а интеллектуалы опасались, что социальный порядок рушится. Промышленная революция 19 века усилила эти опасения. Промышленная революция, начавшаяся сначала в Европе, а затем в Соединенных Штатах, привела ко многим изменениям, включая рост и рост городов, когда люди покидали свои фермы, чтобы жить рядом с заводами.По мере роста городов люди жили во все более бедных, многолюдных и ветхих условиях. Одним из результатов этих условий стало массовое насилие, когда толпы бедняков бродили по улицам европейских и американских городов. Они нападали на прохожих, разрушали собственность и в целом устраивали беспорядки. Это было дополнительное свидетельство разрушения общественного порядка, если оно было необходимо европейским интеллектуалам.

Огюст Конт (1798-1857)

Вики Commons

Термин социология был впервые введен в употребление в 1780 году французским эссеистом Эммануэлем-Жозефом Сийесом (1748–1836) в неопубликованной рукописи (Fauré et al., 1999). В 1838 году термин был заново изобретен Огюстом Контом (1798–1857). Конт считал, что общество можно изучать, используя те же научные методы, которые используются в естественных науках. Конт также верил в потенциал социологов для работы над улучшением общества и придумал лозунг «порядок и прогресс», чтобы примирить противостоящие прогрессивные и консервативные фракции, которые разделили охваченное кризисом постреволюционное французское общество. С помощью науки каждый социальный слой будет согласован со своим местом в иерархическом социальном порядке.Свидетельством его влияния в XIX веке является то, что фраза «порядок и прогресс» украшает бразильский герб (Collins and Makowsky, 1989).

Конт назвал научное исследование социальных моделей позитивизм . Он описал свою философию в хорошо посещаемой и популярной серии лекций, которые он опубликовал как Курс позитивной философии (1830–1842) и Общий взгляд на позитивизм (1848/1977). Он считал, что использование научных методов для выявления законов, по которым взаимодействуют общества и индивиды, откроет новый «позитивистский» век истории.В принципе, позитивизм, или то, что Конт называл «социальной физикой», предполагал, что изучение общества может проводиться так же, как естественные науки подходят к миру природы. Хотя Конт на самом деле никогда не проводил никаких социальных исследований, его представление о социологии как о позитивистской науке, которая могла бы эффективно социально спроектировать лучшее общество, оказало огромное влияние и помогло породить функционалистскую перспективу в социологии.

Харриет Мартино (1802–1876)

Гарриет Мартино.(Фото любезно предоставлено Wikimedia Commons)

Гарриет Мартино (1802–1876) была одной из первых женщин-социологов XIX века. Есть ряд других женщин, которые могли бы посоревноваться с ней за звание социолога первой женщины , например Кэтрин Маколей, Мэри Уоллстонкрафт, Флора Тристан и Беатрис Уэбб, но специфически социологические полномочия Мартино сильны. Долгое время она была известна главным образом своим английским переводом «Курса позитивной философии » Конта. Посредством этого популярного перевода она представила англоязычной аудитории концепцию социологии как методологически строгой дисциплины. Но она также создала корпус своих собственных работ в традициях великого движения за социальную реформу XIX века и внесла в дискурс об обществе крайне упущенную точку зрения женщины.

Доказательством ее способностей было то, что после того, как в возрасте 24 лет она обнищала со смертью отца, брата и жениха, она смогла зарабатывать собственный доход как первая женщина-журналист в Великобритании, которая писала самостоятельно. имя.С 12 лет она страдала от тяжелой потери слуха и была вынуждена использовать большую трубку для разговора. Она произвела впечатление на широкую аудиторию серией статей по политической экономии в 1832 году. В 1834 году она покинула Англию, чтобы в течение двух лет изучать новую республику Соединенных Штатов и ее новые институты: тюрьмы, психиатрические дома, фабрики, фермы и т. Д. Южные плантации, университеты, больницы и церкви. На основе обширных исследований, интервью и наблюдений она опубликовала Society in America и работала с аболиционистами над социальной реформой рабства (Zeitlin, 1997).Она также работала над социальной реформой в отношении женщин: право голосовать, иметь образование, заниматься профессией и пользоваться теми же юридическими правами, что и мужчины. Вместе с Флоренс Найтингейл она работала над развитием общественного здравоохранения, что привело к ранним формулировкам системы социального обеспечения в Великобритании (McDonald, 1998).

Эмиль Дюркгейм (1858–1917)

В ответ на насилие и социальные разрушения революций 18 и 19 веков интеллектуалы начали писать, что сильное общество, примером которого являются прочные социальные связи и правила, а также эффективная социализация, необходимо для предотвращения распада общественного порядка ( Коллинз, 1994).Они предупреждали, что без сильного общества и эффективной социализации социальный порядок нарушается, что приводит к насилию и другим признакам социального беспорядка. Эта общая структура воплотилась в трудах Эмиля Дюркгейма (1858–1917), французского ученого, в значительной степени ответственного за социологическую перспективу в том виде, в каком мы ее теперь знаем. Принимая точку зрения консервативных интеллектуалов о необходимости сильного общества, Дюркгейм чувствовал, что у людей есть желания, которые приводят к хаосу, если общество не ограничивает их. Он писал: «Чтобы достичь любого другого результата, сначала нужно ограничить страсти.… Но поскольку у индивида нет возможности ограничить их, это должно быть сделано какой-то внешней по отношению к нему силой »(Durkheim, 1897/1952, p. 274). Эта сила, продолжал Дюркгейм, является моральным авторитетом общества.

Эмиль Дюркгейм был основателем социологии и во многом отвечал за социологическую перспективу в том виде, в каком мы ее знаем сейчас.

Как общество ограничивает индивидуальные устремления? Дюркгейм подчеркивал два связанных социальных механизма: социализацию и социальную интеграцию. Социализация помогает нам узнать правила общества и необходимость сотрудничества, поскольку люди в конечном итоге соглашаются с важными нормами и ценностями, а социальная интеграция или наши связи с другими людьми и социальными институтами, такими как религия и т. Д. семья, помогает социализировать нас и интегрировать в общество, а также укрепляет наше уважение к его правилам. В целом, добавил Дюркгейм, общество включает в себя множество типов социальных фактов или сил, внешних по отношению к человеку, которые влияют и ограничивают индивидуальные отношения и поведение.В результате социализация и социальная интеграция помогают установить прочный набор социальных правил — или, как назвал его Дюркгейм, сильное коллективное сознание, — которые необходимы для стабильного общества. Поступая таким образом, общество «создает своего рода кокон вокруг человека, делая его или ее менее индивидуалистичным, более членом группы» (Collins, 1994, стр. 181). Слабые правила или социальные связи ослабляют этот «моральный кокон» и приводят к социальным беспорядкам. Во всех этих отношениях, говорит Рэндалл Коллинз (1994, с. 181), точка зрения Дюркгейма представляет собой «основную традицию» социологии, которая лежит в основе социологической перспективы.

Дюркгейм использовал самоубийство, чтобы проиллюстрировать, как социальный беспорядок может быть результатом ослабления морального кокона общества. Сосредоточившись на групповых показателях самоубийств, он почувствовал, что они не могут быть объяснены просто с точки зрения индивидуального несчастья и являются результатом внешних сил. Одной из таких сил является аномия , или отсутствие норм, которое возникает в результате ситуаций, таких как периоды быстрых социальных изменений, когда социальные нормы слабы и неясны или социальные связи слабы. Когда возникает аномия, люди теряют ясность в том, как справляться с проблемами в своей жизни.Их чаяния больше не ограничиваются ограничениями общества и поэтому не могут быть реализованы. Разочарование, вызванное аномией, приводит некоторых людей к самоубийству (Durkheim, 1897/1952).

Чтобы проверить свою теорию, Дюркгейм собрал данные об уровне самоубийств и обнаружил, что у протестантов уровень самоубийств выше, чем у католиков. Чтобы объяснить эту разницу, он отверг идею о том, что протестанты были менее счастливы, чем католики, и вместо этого выдвинул гипотезу о том, что католическая доктрина предусматривает гораздо больше правил поведения и мышления, чем протестантская доктрина.Таким образом, устремления протестантов были менее сдержанными, чем желания католиков. В трудные времена у протестантов меньше норм, на которые можно рассчитывать для утешения и поддержки, чем у католиков. Он также думал, что связи протестантов друг с другом были слабее, чем у католиков, что давало протестантам меньше сетей социальной поддержки, к которым они могли бы обратиться в случае возникновения проблем. Кроме того, протестантская вера неоднозначно относится к самоубийству, в то время как католическая доктрина осуждает его. Все эти свойства принадлежности к религиозной группе в совокупности приводят к более высокому уровню самоубийств среди протестантов, чем среди католиков.

Сегодняшняя перспектива функционализма вытекает из работ Дюркгейма и других консервативных интеллектуалов XIX века. Он использует человеческое тело как метафору для понимания общества. В человеческом теле различные органы и другие части тела выполняют важные функции для постоянного здоровья и стабильности нашего тела. Наши глаза помогают нам видеть, наши уши помогают нам слышать, наше сердце циркулирует кровь и так далее. Точно так же, как мы можем понять тело, описывая и понимая функции, которые его части выполняют для его здоровья и стабильности, мы можем понять общество, описывая и понимая функции, которым его «части» — или, точнее, его социальные институты — служат. для постоянного здоровья и стабильности общества.Таким образом, функционализм подчеркивает важность социальных институтов, таких как семья, религия и образование, для создания стабильного общества. Мы рассмотрим эти институты в следующих главах.

Подобно взглядам консервативных интеллектуалов, из которых он вырос, функционализм скептически относится к быстрым социальным изменениям и другим крупным социальным потрясениям. Аналогия с человеческим телом помогает нам понять этот скептицизм. В нашем организме любые внезапные и быстрые изменения являются признаком опасности для нашего здоровья.Если мы сломаем кость в одной из ног, нам будет трудно ходить; если мы потеряем зрение на оба глаза, мы больше не сможем видеть. Медленные изменения, такие как рост наших волос и ногтей, — это нормально и даже нормально, но внезапные изменения, подобные только что описанным, явно доставляют беспокойство. По аналогии, внезапные и быстрые изменения в обществе и его социальных институтах доставляют беспокойство с точки зрения функционализма. Если человеческое тело развилось до своей нынешней формы и функций, потому что они имели смысл с эволюционной точки зрения, так и общество развилось до своей нынешней формы и функций, потому что они имели смысл.Таким образом, любые внезапные изменения в обществе угрожают его стабильности и будущему. Используя скептический подход к социальным изменениям, функционализм поддерживает статус-кво и поэтому часто рассматривается как консервативная точка зрения.

Теория конфликтов

Во многих отношениях теория конфликта противоположна функционализму, но, по иронии судьбы, она также выросла из промышленной революции, во многом благодаря Карлу Марксу (1818–1883) и его сотруднику Фридриху Энгельсу (1820–1895). В то время как консервативные интеллектуалы опасались массового насилия в результате индустриализации, Маркс и Энгельс сожалели об условиях, которые, по их мнению, были ответственными за массовое насилие, и капиталистическое общество, которое, по их мнению, несет ответственность за эти условия.Вместо того чтобы бояться разрушения общественного порядка, который представляло массовое насилие, они чувствовали, что революционное насилие необходимо для устранения капитализма и бедности и страданий, которые они считали его неизбежным результатом (Маркс, 1867/1906; Маркс и Энгельс, 1848/1962).

Карл Маркс (1818–1883)

Традиция исторического материализма , развившаяся на основе работ Карла Маркса, является одной из центральных рамок критической социологии. Исторический материализм концентрируется на изучении того, как наша повседневная жизнь структурирована связью между властными отношениями и экономическими процессами.В основе этого подхода лежит макроуровневый вопрос о том, как конкретные отношения власти и конкретных экономических формаций складывались исторически. Они формируют контекст, в котором расположены институты, практики, верования и социальные правила (нормы) повседневной жизни. Элементы, составляющие культуру — общие обычаи, ценности, верования и артефакты общества — структурированы экономическим способом производства общества : то, как человеческое общество воздействует на окружающую среду и ее ресурсы, чтобы использовать их для удовлетворения их потребности.Охотничий-собирательский, аграрный, феодальный и капиталистический способы производства были экономической основой самых разных типов общества на протяжении всей мировой истории.

Карл Маркс и его соратник Фридрих Энгельс были яростными критиками капитализма. Их работа вдохновила более позднее развитие теории конфликта в социологии.

Согласно Марксу и Энгельсу, каждое общество делится на два класса в зависимости от собственности на эти средства производства. В капиталистическом обществе буржуазия, или класс капиталистов, владеет средствами производства, в то время как пролетариат или рабочий класс, не владеющие средствами производства, подвергаются угнетению и эксплуатации буржуазией в качестве наемных рабочих.Это различие создает автоматический конфликт интересов между двумя группами. Поскольку прибыль является основной целью капитализма, буржуазия заинтересована в максимальном увеличении прибыли. Для этого капиталисты стараются поддерживать как можно более низкую заработную плату и тратить как можно меньше денег на условия труда. Этот центральный факт капитализма, по мнению Маркса и Энгельса, лежит в основе социальных конфликтов в капиталистических обществах. Повышение среди рабочих классового сознания или осознание причин своего угнетения приводит их к восстанию против буржуазии, чтобы искоренить угнетение и эксплуатацию, от которых они страдают.Проще говоря, буржуазия заинтересована в сохранении своего положения на вершине общества, в то время как интерес пролетариата состоит в том, чтобы подняться снизу и свергнуть буржуазию для создания эгалитарного общества.

На протяжении многих лет взгляды Маркса и Энгельса на природу капитализма и классовых отношений сильно повлияли на социальную, политическую и экономическую теории, а также вдохновили революционеров в странах по всему миру. Однако история не подтвердила их предсказания о том, что капитализм неизбежно приведет к революции пролетариата.Например, такой революции не было в Соединенных Штатах, где рабочие никогда не развили степень классового сознания, предусмотренную Марксом и Энгельсом. Поскольку Соединенные Штаты считаются свободным обществом, в котором каждый имеет возможность добиться успеха, даже бедные американцы считают, что система в основном справедлива. Таким образом, различные аспекты американского общества и идеологии помогли минимизировать развитие классового сознания и предотвратить революцию, которую предвидели Маркс и Энгельс.

Уильям Эдвард Бургхардт «W.Э. Б. » Дюбуа (1868–1963)

Несмотря на недостатки предсказаний Маркса и Энгельса, их основной взгляд на конфликт, возникающий из неравных позиций, занимаемых членами общества, лежит в основе сегодняшней теории конфликта . Эта теория подчеркивает, что разные группы в обществе имеют разные интересы, обусловленные их разным социальным положением. Эти разные интересы, в свою очередь, приводят к разным взглядам на важные социальные вопросы. Некоторые версии теории коренят конфликт в разделениях, основанных на расовой и этнической принадлежности, поле и других подобных различиях, в то время как другие версии следуют за Марксом и Энгельсом в рассмотрении конфликта, возникающего из-за различных позиций в экономической структуре.Часто игнорируемый гигант американской социологии Уильям Эдвард Бургхард (WEB) дю Буа поместил расовое угнетение в центр своего анализа конфликтов в американском обществе в конце 19-го и начале 20-го веков.

Wikimedia Commons — общественное достояние.

Уильям Эдвард Бургхард дю Буа родился в Грейт-Баррингтоне, штат Массачусетс, 23 февраля 1868 года. Он дожил до 95 лет и в течение своей долгой жизни написал несколько книг, которые по-прежнему имеют большое значение для изучения социологии. в частности, как социологи изучают расу и расизм.Дюбуа считается одним из основателей этой дисциплины и первым чернокожим мужчиной, получившим докторскую степень. из Гарвардского университета. Он также был одним из основателей NAACP, членом Социалистической партии Америки и лидером движения за гражданские права чернокожих в США. Позже в своей жизни он был активистом за мир и выступал против ядерного оружия. , что сделало его целью преследований ФБР. Также будучи лидером панафриканского движения, он переехал в Гану и отказался от своего У.Гражданство С. 1961.

Philadelphia Negro , опубликованная в 1896 году, — первая крупная работа Дюбуа. Исследование, которое считается одним из первых примеров научно обоснованной и проведенной социологии, было основано на более чем 2500 личных интервью, которые систематически проводились с семьями афроамериканцев в седьмом отделении Филадельфии с августа 1896 года по декабрь 1897 года. Дюбуа объединил свои исследования с данными переписи, чтобы создать наглядные иллюстрации своих выводов в виде гистограмм.С помощью этой комбинации методов он ясно проиллюстрировал реалии расизма и его влияние на жизнь и возможности этого сообщества, предоставив столь необходимые доказательства в борьбе за опровержение предполагаемой культурной и интеллектуальной неполноценности чернокожих людей.

Души чернокожего народа , опубликованный в 1903 году, представляет собой широко преподаваемый сборник эссе, основанный на собственном опыте Дюбуа, когда чернокожие выросли в белой нации, чтобы ярко проиллюстрировать психосоциальные аффекты расизма.В главе 1 этой книги Дюбуа выдвинул две концепции, которые стали основой социологии и теории рас: «двойное сознание» и «вуаль». Дюбуа использовал метафору вуали, чтобы описать, как черные люди видят мир иначе, чем белые, учитывая то, как раса и расизм влияют на их опыт и взаимодействие с другими. С физической точки зрения вуаль можно понимать как темную кожу, которая в нашем обществе отмечает, что чернокожие люди отличаются от белых. Дюбуа вспоминает, как впервые осознал существование вуали, когда молодая белая девушка отказалась от его поздравительной открытки в начальной школе: «С некоторой внезапностью меня осенило, что я отличаюсь от других … отгорожен от их мира огромной вуалью.Дюбуа утверждал, что вуаль мешает черным людям иметь истинное самосознание, а вместо этого вынуждает их иметь двойное сознание, при котором они понимают себя в своих семьях и сообществе, но также должны смотреть на себя глазами других. которые видят в них разные и неполноценные. Он написал:

«Это своеобразное ощущение, это двойное сознание, это чувство того, что ты всегда смотришь на себя глазами других, измеряешь свою душу лентой мира, который смотрит на нас с удивленным презрением и жалостью.Всегда чувствуешь свою двойственность — американец, негр; две души, две мысли, два непримиримых стремления; два противоборствующих идеала в одном темном теле, чья упорная сила удерживает его от разрыва ».

Опубликован в 1935 году, Black Reconstruction in America, 1860-1880 использует исторические свидетельства, чтобы проиллюстрировать, как раса и расизм служили экономическим интересам капиталистов на юге США эпохи Реконструкции. элита обеспечивала невозможность развития единого класса рабочих, что допускало крайнюю экономическую эксплуатацию как черных, так и белых рабочих.Важно отметить, что эта работа также является иллюстрацией экономической борьбы недавно освобожденных рабов и той роли, которую они сыграли в восстановлении послевоенного юга.

Феминистская теория разрабатывалась в социологии и других дисциплинах с 1970-х годов и для наших целей будет рассматриваться как конкретное приложение теории конфликта. В данном случае конфликт касается гендерного неравенства, а не классового неравенства, подчеркнутого Марксом и Энгельсом, и расового неравенства, подчеркнутого В.Э. Du Bois. Хотя существует множество вариаций феминистской теории, все они подчеркивают, что общество наполнено гендерным неравенством, так что женщины являются второстепенным полом во многих измерениях социальной, политической и экономической жизни (Tong, 2009). Либеральные феминистки рассматривают гендерное неравенство как результат гендерных различий в социализации, в то время как марксистские феминистки говорят, что это неравенство является результатом подъема капитализма, который поставил женщин в зависимость от мужчин в плане экономической поддержки. С другой стороны, радикальные феминистки считают, что гендерное неравенство присутствует во всех обществах, а не только в капиталистических.В главе 11 «Гендер и гендерное неравенство» подробно рассматриваются некоторые аргументы феминистской теории. В целом, однако, теория конфликта в ее различных формах подчеркивает, что различные части общества способствуют продолжающемуся неравенству, тогда как теория функционализма, как мы видели, подчеркивает, что они способствуют продолжающейся стабильности общества. Таким образом, в то время как теория функционализма подчеркивает преимущества различных частей общества для постоянной социальной стабильности, теория конфликтов поддерживает социальные изменения для уменьшения неравенства.В этом отношении теорию конфликта можно рассматривать как прогрессивную перспективу.

Символический интеракционизм

В то время как функционалистская и конфликтная точки зрения являются макро-подходами, символический интеракционизм — это микроподход, который фокусируется на взаимодействии людей и на том, как они интерпретируют свое взаимодействие. Основное внимание в интерпретативной социологии уделяется пониманию или интерпретации человеческой деятельности с точки зрения тех значений, которые ей приписывают люди.Его иногда называют социальным конструктивизмом , чтобы отразить способ, которым люди конструируют мир смысла, который влияет на то, как люди воспринимают мир и ведут себя в нем. Очевидно, что мир имеет реальность за пределами этих значений, но интерпретирующая социология сосредотачивается на анализе процессов коллективного конструирования смысла, которые дают нам доступ к нему.

Макс Вебер (1864–1920)

Wikimedia Commons — общественное достояние.

Verstehende (понимание) социологии Макса Вебера часто упоминается как источник интеракционистской перспективы в социологии из-за его акцента на центральной роли значения и намерения в социальном действии:

Социология … это наука, которая пытается интерпретировать социальное действие, чтобы тем самым прийти к причинному объяснению его хода и последствий.В «действие» включается все человеческое поведение, когда и постольку, поскольку действующий индивид придает ему субъективное значение…. [Социальное действие — это] действие, взаимно ориентированное по отношению друг к другу (Weber, 1922).

Этот акцент на осмысленности социального действия — действия, которому индивиды придают субъективные значения и интерпретируют значения других — позднее был поднят феноменологией, этнометодологией, символическим интеракционизмом и различными современными школами социального конструктивизма.Интерпретативная перспектива связана с развитием знания о социальном взаимодействии с точки зрения значений, которые ему приписывают люди. Социальное взаимодействие — это практика, ориентированная на смысл. В результате своих исследований интерпретативная социология продвигает цель большего взаимопонимания и возможности достижения консенсуса между членами общества.

Джордж Герберт Мид (1863–1931)

Корни социального интеракционизма также лежат в работах начала 1900-х годов американских социологов, социальных психологов и философов, интересовавшихся человеческим сознанием и действием.Джордж Герберт Мид (1863–1931) считается одним из основоположников символического интеракционизма. Его работа в Mind, Self and Society (1934) о «я» и стадиях развития ребенка как последовательности ролевых способностей обеспечивает классический анализ перспективы. Мы обсудим Мид далее в главе 5 (Социализация), но основная идея Мида состоит в том, что личность развивается только через социальное взаимодействие с другими. Мы учимся быть самими собой путем постепенного включения отношения других к нам в наше представление о себе.

Его ученик Герберт Блумер (1900–1987) синтезировал работу Мида и популяризировал теорию. Блумер (1969), социолог из Чикагского университета, опирался на труды Мида, чтобы развить символический интеракционизм — термин, который он ввел в употребление. Эта точка зрения остается популярной сегодня, отчасти потому, что многие социологи возражают против того, что они воспринимают как чрезмерно детерминистский взгляд на человеческие мысли и действия и пассивный взгляд на личность, присущий социологической перспективе, заимствованной у Дюркгейма. Опираясь на работы Блюмера, специалисты по символическому взаимодействию чувствуют, что люди не просто учатся ролям, которые общество определило для них; вместо этого они конструируют эти роли по мере их взаимодействия.Во время взаимодействия они «обсуждают» свои определения ситуаций, в которых они оказываются, и социально конструируют реальность этих ситуаций. При этом они в значительной степени полагаются на такие символы, как слова и жесты, чтобы достичь общего понимания своего взаимодействия.

Примером может служить знакомый символ рукопожатия. В Соединенных Штатах и ​​во многих других странах рукопожатие является символом приветствия и дружбы. Этот простой поступок указывает на то, что вы хороший, вежливый человек, с которым кому-то должно быть комфортно.Чтобы подчеркнуть важность этого символа для понимания небольшого взаимодействия, рассмотрим ситуацию, когда кто-то отказывается от пожать руку. Это действие обычно рассматривается как знак неприязни или оскорбления, и другой человек интерпретирует это как таковое. Их понимание ситуации и последующее взаимодействие будут сильно отличаться от понимания, возникающего при более типичном рукопожатии.

Теперь предположим, что кто-то не пожимает руки, но на этот раз причина в том, что у человека сломана правая рука.Поскольку другой человек это понимает, не следует делать вывод о пренебрежении или оскорблении, и два человека могут начать комфортную встречу. Их определение ситуации зависит не только от того, пожимают ли они руки, но и, если они не пожимают руки, от того, почему они этого не делают. Как подразумевает термин символический интеракционизм , их понимание этой встречи проистекает из того, что они делают, когда они взаимодействуют, и их использования и интерпретации различных символов, включенных в их взаимодействие.Согласно символическим интеракционистам, социальный порядок возможен, потому что люди узнают, что означают различные символы (например, рукопожатие), и применяют эти значения к различным ситуациям. Если вы побывали в обществе, где протягивание правой руки для приветствия воспринималось как угрожающий жест, вы быстро узнали бы ценность общего понимания символов.

Георг Зиммель (1858–1918)

Wikimedia Commons — общественное достояние.

Георг Зиммель (1858–1918) был одним из отцов-основателей социологии, хотя его место в этой дисциплине не всегда признается.Частично этот оплошность можно объяснить тем фактом, что Зиммель был еврейским ученым в Германии на рубеже 20-го века, и до 1914 года он не мог достичь должного положения профессора из-за антисемитизма. Социология Зиммеля сосредоточена на ключевом вопросе: «Как возможно общество?» Его ответ привел его к развитию того, что он назвал формальной социологией или социологией социальных форм. В своем эссе «Проблема социологии» Зиммель приходит к странному для социолога выводу: «Нет такой вещи, как общество» как таковое.«Общество» — это просто название, которое мы даем «необычайному множеству и разнообразию взаимодействий, [которые] действуют в любой момент» (Зиммель, 1908/1971). Это основная идея микросоциологии. Как бы ни было полезно говорить о явлениях макроуровня, таких как капитализм, моральный порядок или рационализация, в конце концов, эти явления относятся к множеству текущих, незавершенных процессов взаимодействия между конкретными людьми . Тем не менее, явления социальной жизни действительно имеют узнаваемые формы, и эти формы действительно регулируют поведение людей упорядоченным образом.

Утилитаризм

Утилитаризм — это общий взгляд на человеческое поведение, согласно которому люди действуют, чтобы получить максимальное удовольствие и уменьшить боль. Он возник в трудах таких мыслителей 18 века, как итальянский экономист Чезаре Беккариа (1738–1794) и английский философ Джереми Бентам (1748–1832). Оба мужчины думали, что люди действуют рационально и решают, прежде чем действовать, будет ли их поведение причинять им больше удовольствия или боли. Применяя свои взгляды на преступность, они почувствовали, что система уголовного правосудия в Европе в то время была гораздо более жесткой, чем это необходимо для сдерживания преступного поведения.Еще одним утилитарным мыслителем 18 века был Адам Смит, чья книга Богатство народов (1776/1910) заложила основы современной экономической мысли. В самом деле, в основе экономики лежит точка зрения о том, что продавцы и покупатели товаров и услуг действуют рационально, чтобы снизить свои издержки и этим и другими способами максимизировать свою прибыль.

В социологии утилитаризм обычно называют теорией обмена или теорией рационального выбора (Coleman, 1990; Homans, 1961).Независимо от того, как оно называется, эта точка зрения подчеркивает, что, когда люди взаимодействуют, они стремятся максимизировать выгоды, которые они получают от взаимодействия, и уменьшить недостатки. Если они решат, что преимущества взаимодействия перевешивают его недостатки, они начнут взаимодействие или продолжат его, если оно уже началось. Если вместо этого они решат, что недостатки взаимодействия перевешивают его преимущества, они откажутся от взаимодействия или прекратят взаимодействие, если оно уже началось. Социальный порядок возможен, потому что люди понимают, что в их интересах будет сотрудничать и идти на компромиссы, когда это необходимо.

Знакомое применение теории обмена — отношения свидания. Каждый партнер в отношениях на свиданиях отказывается от некоторой автономии в обмен на любовь и другие преимущества близости с кем-то. Тем не менее, в любых отношениях есть свои хорошие и плохие моменты, и оба партнера часто идут на компромиссы, чтобы гарантировать, что отношения сохранятся. Пока пара чувствует, что хорошие моменты перевешивают плохие, отношения будут продолжаться. Но как только один или оба партнера решат, что верно обратное, отношения прекратятся.

Сравнение макро- и микроперспектив

Это краткое изложение четырех основных теоретических перспектив в социологии обязательно неполно, но должно, по крайней мере, обрисовать их основные положения. У каждой точки зрения есть сторонники и противники. Все четверо содержат много правды, а все четверо упрощают и допускают другие ошибки. Мы вернемся к ним во многих следующих главах, но здесь уместно сделать краткий критический анализ.

Основная проблема функционалистской теории состоит в том, что она имеет тенденцию поддерживать статус-кво и, таким образом, кажется, поддерживает существующее неравенство, основанное на расе, социальном классе и поле.Подчеркивая вклад социальных институтов, таких как семья и образование, в социальную стабильность, функционалистская теория сводит к минимуму способы, которыми эти институты способствуют социальному неравенству.

У теории конфликта тоже есть свои проблемы. Подчеркивая неравенство и разногласия в обществе, теория конфликтов упускает из виду значительную степень консенсуса по многим важным вопросам. И, подчеркивая способы, которыми социальные институты способствуют социальному неравенству, теория конфликтов сводит к минимуму способы, которыми эти институты необходимы для стабильности общества.

Ни одна из этих двух макроэкономических точек зрения ничего не говорит о социальном взаимодействии, одном из важнейших строительных блоков общества. В этом отношении две микроперспективы, символический интеракционизм и утилитаризм, предлагают значительные преимущества по сравнению с их макрокузницами. Тем не менее, их микропредмет заставляет их уделять относительно мало внимания причинам и возможным решениям таких широких и фундаментально важных проблем, как бедность, расизм, сексизм и социальные изменения, которые рассматриваются функционализмом и теорией конфликтов.В этом отношении две макроперспективы предлагают значительные преимущества перед своими микрокузницами. Кроме того, одна из микроперспектив, теория рационального выбора, также подвергалась критике за игнорирование важности эмоций, альтруизма и других ценностей для управления человеческим взаимодействием (Lowenstein, 1996).

Помимо этих критических замечаний, все четыре точки зрения, взятые вместе, предлагают более полное понимание социальных явлений, чем может предложить одна точка зрения по отдельности. Чтобы проиллюстрировать это, вернемся к нашему примеру с вооруженным ограблением.Функционалистский подход может предполагать, что вооруженное ограбление и другие преступления на самом деле выполняют положительные функции для общества. Как одна из функций страх перед преступностью по иронии судьбы укрепляет социальные связи, объединяя законопослушную публику против преступных элементов в обществе. В качестве второй функции вооруженное ограбление и другие преступления создают множество рабочих мест для полицейских, судей, адвокатов, тюремных охранников, строительных компаний, которые строят тюрьмы, и различных предприятий, которые поставляют продукты, покупаемые населением для защиты от преступности.

Чтобы объяснить вооруженное ограбление, символические интеракционисты сосредотачиваются на том, как вооруженные грабители решают, когда и где ограбить жертву, и на том, как их взаимодействие с другими преступниками усиливает их собственные криминальные наклонности.

Теория конфликта использует совершенно другой, но не менее полезный подход к пониманию вооруженного разбоя. Можно отметить, что большинство уличных преступников бедны, и, таким образом, подчеркнуть, что вооруженные ограбления и другие преступления являются результатом отчаяния и разочарования, вызванного жизнью в бедности и отсутствием работы и других возможностей для экономического и социального успеха.Таким образом, с точки зрения теории конфликта корни уличной преступности лежат в обществе, по крайней мере, в той же мере, в какой они лежат в лицах, совершающих такие преступления.

При объяснении вооруженного ограбления символический интеракционизм будет сосредоточен на том, как вооруженные грабители принимают такие решения, как когда и где кого-то ограбить, и на том, как их взаимодействие с другими преступниками усиливает их собственные преступные наклонности. Теория обмена или рационального выбора подчеркивает, что вооруженные грабители и другие преступники являются рациональными субъектами, которые тщательно планируют свои преступления и которых отпугнет серьезная угроза быстрого и сурового наказания.

Теперь, когда у вас есть некоторое представление об основных теоретических перспективах социологии, мы обсудим в главе 2 «Взгляд на общество: проведение социологических исследований», как социологи проводят свои исследования.

Ключевые выводы

  • Социологические теории в общих чертах можно разделить на макроподходы и микроподходы.
  • Функционализм подчеркивает важность социальных институтов для социальной стабильности и подразумевает, что далеко идущие социальные изменения будут социально вредными.
  • Теория конфликта подчеркивает социальное неравенство и предполагает, что для построения справедливого общества необходимы далеко идущие социальные изменения.
  • Символический интеракционизм подчеркивает социальные значения и представления, которые люди извлекают из своего социального взаимодействия.
  • Утилитаризм подчеркивает, что люди действуют в собственных интересах, рассчитывая, будет ли потенциальное поведение более выгодным, чем невыгодным.

Список литературы

Блюмер, Х.(1969). Символический интеракционизм: перспектива и метод . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

Коул, Ники Лиза, Ph.D. «Как W.E.B. Дюбуа оставил свой след в социологии ». ThoughtCo, 9 января 2019 г., thinkco.com/web-dubois-birthday-3026475.

Коулман, Дж. С. (1990). Основы социальной теории . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; Хоманс, Г. (1961). Социальное поведение: его элементарные формы . Орландо, Флорида: Харкорт Брейс Йованович.

Коллинз Р.(1994). Четыре социологические традиции . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Дюркгейм, Э. (1952). Самоубийство . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса. (Оригинальная работа опубликована в 1897 г.).

Golding, W. (1954). Повелитель мух . Лондон, Англия: Трус-Макканн.

Ленгерманн, Патрисия и Нибругге, Джилл. (2007). Женщины-основатели: социология и социальная теория, 1830–1930 гг. . Лонгроув, Иллинойс: Waveland Press. (оригинальная работа опубликована в 1997 г.)

Левенштейн, Г.(1996). Из-под контроля: внутреннее влияние на поведение. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 65 , 272–292.

Маркс К. 1906. Капитал . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House. (Оригинальная работа опубликована в 1867 г.)

Маркс К. и Энгельс Ф. (1962). Коммунистический манифест. В Маркс и Энгельс: Избранные сочинения (стр. 21–65). Москва, Россия: Издательство иностранных языков. (Оригинальная работа опубликована в 1848 г.).

Макдональдс, Линн. (1998). Женщины-теоретики общества и политики. Ватерлоо: Издательство Университета Уилфрида Лорье.

Смит, А. (1910). Богатство народов . Лондон, Англия: J. M. Dent & Sons; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Э. П. Даттон. (Оригинальная работа опубликована в 1776 г.).

Тонг Р. (2009). Феминистская мысль: более подробное введение . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Zeitlin, Ирвинг. (1997). Идеология и развитие социологической теории. Сэдл-Ривер, штат Нью-Джерси: Prentice Hall.

1.3 Теоретические перспективы — Введение в социологию

Рисунок 1.7 Социологи разрабатывают теории для объяснения социальных явлений, таких как митинги протеста. (Фото любезно предоставлено voanews.com/Wikimedia Commons)

Социологи изучают социальные события, взаимодействия и закономерности. Затем они разрабатывают теории, объясняющие, почему это происходит и что в результате может возникнуть. В социологии теория — это способ объяснить различные аспекты социальных взаимодействий и создать проверяемые утверждения об обществе (Allan 2006).

Например, на заре развития социологии Эмиль Дюркгейм интересовался объяснением социального феномена самоубийства. Он собрал данные о больших группах людей в Европе, которые покончили с собой. Когда он проанализировал данные, он обнаружил, что уровень самоубийств различается среди групп с разной религиозной принадлежностью. Например, данные показали, что протестанты более склонны к самоубийству, чем католики.

Чтобы объяснить это, Дюркгейм разработал концепцию социальной солидарности.Социальная солидарность описывает социальные связи, которые объединяют группу людей, такие как родство, общее месторасположение или религия. Дюркгейм объединил эти концепции с данными, которые он проанализировал, чтобы предложить теорию, объясняющую религиозные различия в уровне самоубийств. Он предположил, что различия в социальной солидарности между двумя группами соответствуют разнице в уровне самоубийств.

Хотя некоторые не согласны с его методами и выводами, работа Дюркгейма показывает важность теории в социологии.Предлагаемые теории, подкрепленные данными, дают социологам возможность объяснять социальные модели и устанавливать причинно-следственные связи в социальных ситуациях.

Теории различаются по охвату в зависимости от масштаба проблем, которые они призваны объяснить. Великие теории, также называемые макроуровнем, представляют собой попытки объяснить крупномасштабные отношения и ответить на фундаментальные вопросы, например, почему общества формируются и почему они меняются. Эти теории имеют тенденцию быть абстрактными, и их трудно, если вообще возможно, проверить эмпирически.Теории на микроуровне находятся на другом конце шкалы и охватывают очень специфические отношения между отдельными людьми или небольшими группами. Они зависят от своего контекста и более конкретны. Это означает, что они более поддаются научной проверке.

Примером микротеории может служить теория, объясняющая, почему девочки-подростки из среднего класса пишут для общения, а не звонят по телефону. Социолог может выдвинуть гипотезу о том, что они поступают так потому, что думают, что текстовые сообщения являются беззвучными и, следовательно, более конфиденциальными.Затем социолог может провести интервью или разработать опрос для проверки этой гипотезы. Если имеется достаточно подтверждающих данных, гипотеза может стать теорией.

Социологическая теория постоянно развивается, и ее нельзя считать законченной. Классические социологические теории по-прежнему считаются важными и актуальными, но новые социологические теории основываются на работах своих предшественников и дополняют их (Calhoun 2002).

В социологии несколько теорий предлагают широкие перспективы, которые помогают объяснить многие различные аспекты социальной жизни.Эти теории настолько популярны, что многие считают их парадигмами. Парадигмы — это философские и теоретические основы, используемые в рамках дисциплины для формулирования теорий, обобщений и экспериментов, проводимых в их поддержку. Три из этих парадигм стали доминировать в социологическом мышлении, потому что они предоставляют полезные объяснения: структурный функционализм, теория конфликтов и символический интеракционизм.

Социологическая парадигма Уровень анализа Фокус
Структурный функционализм Макро или середина Как каждая часть общества функционирует вместе, чтобы внести свой вклад в общее
Теория конфликтов Макрос Как неравенство способствует социальным различиям и увековечивает различия во власти
Символический интеракционизм Микро Индивидуальное общение и общение

Таблица 1.2 Социологические теории или перспективы. Различные социологические точки зрения позволяют социологам рассматривать социальные проблемы через множество полезных линз.

Функционализм

Функционализм, также называемый структурно-функциональной теорией, рассматривает общество как структуру с взаимосвязанными частями, предназначенную для удовлетворения биологических и социальных потребностей людей, составляющих это общество. Это старейшая из основных теорий социологии. Фактически, ее истоки начались до того, как социология превратилась в формальную дисциплину.Он вырос из работ английского философа и биолога Герберта Спенсера (1820–1903), который сравнил общество с человеческим телом. Он утверждал, что так же, как различные органы в организме работают вместе, чтобы поддерживать функционирование и регулирование всей системы, различные части общества работают вместе, чтобы поддерживать функционирование и регулирование всего общества (Spencer 1898). Под частями общества Спенсер имел в виду такие социальные институты, как экономика, политические системы, здравоохранение, образование, СМИ и религия.Спенсер продолжил аналогию, указав, что общества развиваются так же, как тела людей и других животных (Марьянски и Тернер, 1992).

Один из основателей социологии Эмиль Дюркгейм применил аналогию Спенсера для объяснения структуры обществ и того, как они меняются и выживают с течением времени. Дюркгейм считал, что раньше более примитивные общества держались вместе, потому что большинство людей выполняли схожие задачи и разделяли ценности, язык и символы. Аналогичным образом они обменивались товарами и услугами.Согласно Дюркгейму, современные общества были более сложными. Люди выполняют множество различных функций в обществе, и их способность выполнять свои функции зависит от способности других выполнять их. Теория Дюркгейма рассматривает общество как сложную систему взаимосвязанных частей, работающих вместе для поддержания стабильности (Durkheim, 1893). Согласно этой социологической точке зрения, части общества взаимозависимы. Это означает, что каждая часть влияет на другие. В здоровом обществе все эти части работают вместе, чтобы создать стабильное состояние, называемое динамическим равновесием (Parsons 1961).

Дюркгейм считал, что люди могут составлять общество, но для изучения общества социологи должны смотреть не только на людей, но и на социальные факты. Социальные факты — это законы, мораль, ценности, религиозные верования, обычаи, мода, ритуалы и все культурные правила, регулирующие социальную жизнь (Durkheim 1895). Каждый из этих социальных фактов выполняет одну или несколько функций в обществе. Например, одна функция законов общества может заключаться в защите общества от насилия, другая — в наказании за преступное поведение, а другая — в сохранении здоровья населения.

Английский социолог Альфред Рэдклифф-Браун (1881–1955) разделял взгляды Конта и Дюркгейма. Он считал, что то, как эти функции работают вместе для поддержания стабильного общества, контролируется законами, которые можно обнаружить путем систематического сравнения (Broce, 1973). Как и Дюркгейм, он утверждал, что объяснения социальных взаимодействий должны быть сделаны на социальном уровне, а не связаны с желаниями и потребностями людей (Goldschmidt 1996). Он определил функцию любой повторяющейся деятельности как ту роль, которую она играет в социальной жизни в целом, и тем самым ее вклад в структурную преемственность (Radcliffe-Brown 1952).

Другой известный структурный функционалист Роберт Мертон (1910–2003) указал, что социальные процессы часто имеют множество функций. Проявленные функции — это следствия социального процесса, которые ожидаются или ожидаются, в то время как скрытые функции — это нежелательные последствия социального процесса. Явная функция образования в колледже, например, включает в себя получение знаний, подготовку к карьере и поиск хорошей работы, в которой используется это образование. Скрытые функции вашего учебы в колледже включают знакомство с новыми людьми, участие во внеклассных мероприятиях или даже поиск супруга или партнера.Еще одна скрытая функция образования — это создание иерархии занятости, основанной на достигнутом уровне образования. Скрытые функции могут быть полезными, нейтральными или вредными. Социальные процессы, которые имеют нежелательные последствия для функционирования общества, называются дисфункциями. В сфере образования примерами дисфункции являются плохие оценки, прогулы, отсев, неуниверситет и отсутствие подходящей работы.

Критика

Структурно-функционализм был социологической парадигмой, преобладавшей между Второй мировой войной и войной во Вьетнаме.Его влияние уменьшилось в 1960-х и 1970-х годах, потому что многие социологи считали, что он не может адекватно объяснить многие быстрые социальные изменения, происходящие в то время. Многие социологи теперь считают, что структурный функционализм больше не может быть полезен как теория макроуровня, но он действительно служит полезной целью во многих анализах среднего уровня.

Big Picture

Глобальная культура?

Рис. 1.8 Некоторые социологи считают, что онлайн-мир вносит вклад в создание зарождающейся глобальной культуры.Вы являетесь частью каких-либо глобальных сообществ? (Фото любезно предоставлено quasireversible / flickr)

Социологи всего мира внимательно ищут признаки беспрецедентного события: возникновения глобальной культуры. В прошлом империи, подобные тем, что существовали в Китае, Европе, Африке, Центральной и Южной Америке, объединяли людей из разных стран, но эти люди редко становились частью общей культуры. Они жили слишком далеко друг от друга, говорили на разных языках, исповедовали разные религии и торговали небольшими товарами.Сегодня рост общения, путешествий и торговли сделал мир намного меньше. Все больше и больше людей могут мгновенно общаться друг с другом — где бы они ни находились — по телефону, видео и тексту. Они делятся фильмами, телешоу, музыкой, играми и информацией через Интернет. Студенты могут учиться с учителями и учениками с другой стороны земного шара. Правительствам труднее скрыть условия внутри своих стран от остального мира.

Социологи исследуют множество различных аспектов этой потенциальной глобальной культуры.Некоторые изучают динамику социальных взаимодействий глобальных онлайн-сообществ, например, когда участники чувствуют более близкое родство с другими членами группы, чем с людьми, проживающими в их собственной стране. Другие социологи изучают влияние этой растущей международной культуры на меньшие, менее влиятельные местные культуры. Однако другие исследователи изучают, как международные рынки и аутсорсинг рабочей силы влияют на социальное неравенство. Социология может сыграть ключевую роль в способности людей понять природу этой формирующейся глобальной культуры и то, как на нее реагировать.

Теория конфликтов

Другая теория с точки зрения макроуровня, называемая теорией конфликта, рассматривает общество как соревнование за ограниченные ресурсы. Теория конфликта рассматривает общество как состоящее из людей, которые должны бороться за социальные, политические и материальные ресурсы, такие как политическая власть, свободное время, деньги, жилье и развлечения. Социальные структуры и организации, такие как религиозные группы, правительства и корпорации, отражают эту конкуренцию в присущем им неравенстве.Некоторые люди и организации могут получить и сохранить больше ресурсов, чем другие. Эти «победители» используют свою власть и влияние, чтобы сохранить свои влиятельные позиции в обществе и подавить продвижение других людей и групп. Из первых основателей социологии Карл Маркс наиболее тесно отождествляется с этой теорией. Он сосредоточился на экономическом конфликте между различными социальными классами. Как он и Фредрик Энгельс классно описали в своем «Коммунистическом манифесте » , «история всего существовавшего до сих пор общества — это история классовой борьбы.Фримен и раб, патриций и плебей, сеньор и крепостной, цеховой мастер и подмастерье, одним словом, угнетатель и угнетенный »(1848).

Развивая эту основу, польско-австрийский социолог Людвиг Гумплович (1838–1909) расширил идеи Маркса и разработал свою версию теории конфликта, добавив свои знания о том, как развиваются цивилизации. В Очерках социологии (1884) он утверждает, что войны и завоевания являются основой, на которой сформировались цивилизации. Он считал, что культурные и этнические конфликты приводят к тому, что государства идентифицируются и определяются доминирующей группой, которая имеет власть над другими группами (Irving 2007).

Немецкий социолог Макс Вебер согласился с Марксом в том, что экономическое неравенство капиталистической системы было источником широко распространенного конфликта. Однако он не согласился с тем, что конфликт должен привести к революции и краху капитализма. Вебер предположил, что существует более чем одна причина конфликта: помимо экономики, может существовать неравенство в отношении политической власти и социального статуса. Уровень неравенства также может быть разным для разных групп в зависимости от образования, расы или пола.Пока эти конфликты оставались отдельными, система в целом не находилась под угрозой.

Вебер также определил несколько факторов, которые сдерживали реакцию людей на неравенство. Если власть людей, находящихся у власти, считалась легитимной теми, над кем они имели власть, то конфликты были менее интенсивными. Другими сдерживающими факторами были высокий уровень социальной мобильности и низкий уровень классовой разницы.

Другой немецкий социолог Георг Зиммель (1858–1918) писал, что конфликт на самом деле может помочь интегрировать и стабилизировать общество.Как и Вебер, Зиммель сказал, что природа социальных конфликтов сильно различается. Интенсивность и жестокость конфликта зависели от эмоциональной вовлеченности различных сторон, степени солидарности между противоборствующими группами и наличия четких и ограниченных целей, которые необходимо было достичь. Зиммель также сказал, что частые более мелкие конфликты будут менее жестокими, чем несколько крупных конфликтов.

Зиммель также изучил, как конфликт меняет вовлеченные стороны. Он показал, что группы работают, чтобы увеличить свою внутреннюю солидарность, централизовать власть, уменьшить инакомыслие и стать менее терпимыми к тем, кто не входит в группу во время конфликта.Урегулирование конфликтов может ослабить напряженность и враждебность и подготовить почву для будущих соглашений.

В последнее время теория конфликта использовалась для объяснения неравенства между группами по признаку пола или расы. Джанет Зальцман Чафец (1941–2006) была лидером в области теории феминистского конфликта. В своих книгах Мужское / Женское или Человеческое (1974), Феминистская социология (1988) и Гендерное равенство (1990) и другие исследования доктор Чафец использует теорию конфликта, чтобы представить набор моделей для объяснения сил, поддерживающих система гендерного неравенства, а также теория того, как такую ​​систему можно изменить.Она утверждает, что систему гендерного неравенства поддерживают два типа сил. Один из видов силы является принудительным и основан на преимуществах, которые люди имеют в поиске, удержании и продвижении по должностям в рабочей силе. Другой зависит от добровольного выбора, который люди делают на основе гендерных ролей, которые передаются через их семьи. Чафец утверждает, что эту систему можно изменить, изменив количество и типы рабочих мест, доступных все большему количеству хорошо образованных женщин, попадающих на рынок труда (Turner 2003).

Критика

Подобно тому, как структурный функционализм подвергался критике за чрезмерное внимание к стабильности обществ, теория конфликта подвергалась критике за то, что она, как правило, сосредотачивается на конфликте, исключая признание стабильности. Многие социальные структуры чрезвычайно стабильны или постепенно развиваются с течением времени, а не резко меняются, как предполагает теория конфликта.

Социология в реальном мире

Фермерство и локаворы: как социологические перспективы могут отражать потребление продуктов питания

Потребление еды — обычное повседневное явление, но оно также может быть связано с важными моментами в нашей жизни.Еда может быть индивидуальной или групповой, а привычки и обычаи в еде находятся под влиянием наших культур. В контексте общества продовольственная система нашей страны находится в центре многочисленных социальных движений, политических проблем и экономических дискуссий. Любой из этих факторов может стать предметом социологического исследования.

Структурно-функциональный подход к теме потребления продуктов питания может заинтересовать роль сельскохозяйственной отрасли в национальной экономике и то, как она изменилась с первых дней ручного земледелия до современного механизированного производства.Другое исследование могло бы изучить различные функции, которые выполняются в производстве продуктов питания: от земледелия и сбора урожая до яркой упаковки и массового потребления.

Теоретика конфликта могут заинтересовать различия во власти, присутствующие в регулировании пищевых продуктов, и изучить, где право людей на информацию пересекается с стремлением корпораций к прибыли и как правительство выступает посредником в этих интересах. Или теоретика конфликта может заинтересовать сила и бессилие, которые испытывают местные фермеры по сравнению с крупными сельскохозяйственными конгломератами, такими как документальный фильм Food Inc. изображен как результат патентования Monsanto технологии семян. Еще одна тема исследования может заключаться в том, как питание различается между разными социальными классами.

Социолога, рассматривающего потребление пищи через призму символического интеракционизма, больше интересовали бы темы на микроуровне, такие как символическое использование еды в религиозных ритуалах или роль, которую она играет в социальном взаимодействии за семейным ужином. С этой точки зрения можно также изучить взаимодействия между членами группы, которые идентифицируют себя на основании того, что они придерживаются определенной диеты, например, вегетарианцы (люди, которые не едят мясо) или locavores (люди, которые стремятся есть продукты местного производства).

Символическое взаимодействие, теория

Символический интеракционизм предлагает теоретическую перспективу, которая помогает ученым исследовать отношения людей в их обществе. Эта точка зрения основана на представлении о том, что общение — или обмен значениями с помощью языка и символов — это то, как люди осмысливают свой социальный мир. Как указали Герман и Рейнольдс (1994), эта точка зрения рассматривает людей как активных в формировании своего мира, а не как сущностей, на которые действует общество (Герман и Рейнольдс, 1994).Этот подход рассматривает общество и людей с точки зрения микроуровня.

Джордж Герберт Мид (1863–1931) считается одним из основателей символического интеракционизма, хотя он никогда не публиковал свою работу по этому поводу (LaRossa & Reitzes 1993). Его ученик Герберт Блумер (1900–1987) должен был интерпретировать работу Мида и популяризировать теорию. Блумер ввел термин «символический интеракционизм» и выделил три его основных предпосылки:

  1. Люди действуют по отношению к вещам на основе значений, которые они приписывают этим вещам.
  2. Значение таких вещей происходит из социального взаимодействия человека с другими и обществом или возникает из него.
  3. Эти значения обрабатываются и модифицируются в процессе интерпретации, используемом человеком при взаимодействии с вещами, с которыми он / она сталкивается (Blumer 1969).

Социологи, применяющие символически-интеракционистское мышление, ищут модели взаимодействия между людьми. Их исследования часто включают наблюдение за общением один на один.Например, в то время как теоретик конфликта, изучающий политический протест, может сосредоточиться на классовых различиях, символического интеракциониста будет больше интересовать, как взаимодействуют люди в протестующей группе, а также знаки и символы, которые протестующие используют для передачи своего сообщения. Акцент на важности символов в построении общества побудил социологов, таких как Эрвинг Гоффман (1922–1982), разработать технику, называемую драматургическим анализом. Гоффман использовал театр как аналогию социального взаимодействия и признал, что взаимодействия людей демонстрируют образцы культурных «сценариев».«Поскольку может быть неясно, какую роль человек может играть в данной ситуации, он или она должны импровизировать свою роль по мере развития ситуации (Goffman 1958).

Исследования, использующие символическую интеракционистскую перспективу, с большей вероятностью будут использовать качественные методы исследования, такие как глубинные интервью или включенное наблюдение, потому что они стремятся понять символические миры, в которых живут испытуемые.

Критика

Исследования, проводимые с этой точки зрения, часто подвергаются тщательной проверке из-за сложности сохранения объективности.Другие критикуют чрезвычайно узкую направленность символического взаимодействия. Сторонники, конечно, считают это одной из самых сильных сторон.

Социальная теория — Социология — Оксфордские библиографии

Введение

Социальная теория относится к идеям, аргументам, гипотезам, мысленным экспериментам и объяснительным рассуждениям о том, как и почему человеческие общества — или элементы или структуры таких обществ — формируются, изменяются и развиваются с течением времени или исчезают. Социальная теория, обычно поддерживаемая исследовательскими институтами в качестве основного компонента дисциплины социологии, обычно включает в себя ряд объяснительных концепций, аналитических инструментов и эвристических устройств, с помощью которых социологи и социологи используют свои усилия для интерпретации статистических или качественных данных о конкретных эмпирические социальные явления.Социальная теория в этом относительно узком смысле обычно рассматривается как более или менее синоним термина «социологическая теория». Но многие общепринятые представления о масштабах данной области также подразумевают более широкий круг ссылок, чем это. Социальная теория может назвать общие источники идей о социальных явлениях, относящиеся к другим дисциплинам социальных и гуманитарных наук, таким как антропология, политология, экономика, история, исследования культуры и СМИ, а также гендерные исследования. И социальную теорию также можно рассматривать как включающую нормативные соображения, касающиеся дебатов о желаемых целях или ценностях социальной жизни — о том, какой в ​​идеале «должна быть» социальная жизнь — способами, которые тесно пересекаются с проблемами в областях морали, политики, и философия права.Поскольку социальная теория в большинстве своих основных проблем называет только практику систематического теоретического мышления, относящуюся к конкретным существенным проблемам или вопросам социологии и других дисциплин социальных наук, некоторые заголовки в этом библиографическом обзоре данной области тематически пересекаются с другими. Oxford Bibliographies статей по социологии. Более подробные обзоры основных областей в списке Oxford Bibliographies с выдающимися теоретическими компонентами см. В частности: Сравнительная историческая социология, Чикагская школа социологии, Мировой системный анализ, марксистская социология, феминистская теория, Макс Вебер, Эмиль Дюркгейм, Постмодернизм, Символическое Интеракционизм и Мишель Фуко.Основное внимание в последующем обзоре уделяется течениям и школам западной социальной теории с 18 века до наших дней. Однако обратите внимание, что в этом обзоре отсутствуют комментарии к текстам, которые в настоящее время недоступны на английском языке.

Учебники

Учебников по социальной теории доступны на английском языке в течение последних четырех или пяти десятилетий. Однако наиболее актуальные в настоящее время учебники и общие руководства по данной области датируются 1990-ми годами и далее. Одним из самых обширных современных учебников, написанных на элементарном уровне и подходящих для новичков в этой области, является Harrington 2005, охватывающий практически все разделы этой области с упором на европейские разработки.Более подробное руководство, написанное на более высоком уровне и с более сосредоточенным вниманием к конкретным школам, — это Joas and Knöbl 2009. Влиятельная работа, особенно посвященная американским техническим достижениям в теоретической социологии, — это Collins 1988.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *